<<
>>

§ 5. ПРАВОВОЙ МЕТОД И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ФОРМЫ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ

Поскольку метод правового регулирования есть определенный юридический способ воздействия социалистического государства на поведение людей, то, следовательно, само осуществление этого метода, равно как и его составных частей, не может быть не чем иным, как закрепленным в соответствующих нормах юридическим порядком.

Отсюда задача заключается в том, чтобы отыскать зависимость между особенностями составных частей юридического метода — дозволением, запретом и предписанием — и процессуальными формами их осуществления, поскольку юридический порядок реализации названных компонентов представляет собой определенный вид процесса.

Следует оговорить, что проблема связи метода и его составных частей с процессуальными формами их реализации относится к числу неразработанных в теории права, в связи с чем предпринимаемая нами попытка должна рассматриваться лишь в порядке постановки вопроса и не претендует на его окончательное решение. Далее, в социальной области в силу исключительного многообразия и сложности связей между различными явлениями далеко не всегда представляется возможным охарактеризовать те или иные явления с исчерпывающей полнотой, во всех деталях и тонкостях. Поэтому приходится довольствоваться поисками основных принципов, свойственных явлению в целом, его тенденций, главных особенностей, имея при этом в виду способность некоторой части элементов этого явления несколько отклониться от общих принципов, выйти за рамки главных свойств, т. е. составлять определенное исключение из общего правила.

Каждая составная часть метода правового регулирования — дозволение, запрет и предписание— обладает способностью проявляться многозначно. Особенности проявления того или иного компонента метода при неизменном сохранении его общих свойств обусловлены, прежде всего и главным образом, особенностями той группы общественных отношений, о воздействии на которые идет речь.

Мы полагаем, что есть основания говорить о модификациях проявления того или иного компонента под воздействием определенных ситуаций (даже в пределах одной и той же отрасли права) в зависимости от конкретных условий и потребностей. Наличие таких модификаций, с нашей точки зрения, отражает объективно присущее методу качество— его гибкость.

Например, многозначность проявления такой составной части метода правового регулирования, как дозволение, может выражаться в различной степени его определенности (более общие и менее общие правила), в неодинаковом масштабе (дозволение может распространяться на широкую группу субъектов либо касаться лишь определенных их категорий) и т. д 9 Проявления запрета также различны, поскольку он распространяется на неодинаковые по своей социальной

49 Применительно к методу административно-правового регулирования подробнее см.: Пешков А. Б. Проблемы административно-правового метода регулирования советских общественных отношений, автореферат дис. на соискание ученой степени канд. юрид. наук, Л., 1971.

1 Зак. 3710 значимости разновидности отношений. Так, одним из оснований для существования многих видов запретов служит различие в правонарушениях. Наиболее сильные юридические средства запрета социалистическое государство применяет за преступления. При совершении административных проступков государство устанавливает иную разновидность запрета, реализуемую в специфичной административнопроцессуальной форме. Предписание также имеет многообразное внешнее проявление. Например, содержащееся в нормах права предписание гралсданину по своему характеру и последствиям невыполнения, несомненно, отличается от предписания в адрес того или иного должностного лица.

Однако независимо от возможных вариантов внешнесо проявления дозволение, запрет и предписание всегда сохраняют свойственные им особенности, выступая как органически связанные между собой составные части единого метода правового регулирования. />Таким образом, соответствующий тип правового регулирования имеет свою юридическую окраску, которая зависит от данного варианта сочетания составных частей метода — дозволения, запрета и предписания.

Отсюда принципиальная схема взаимосвязи: каждый тип правового регулирования реализуется с помощью определенного, отвечающего его потребностям вида процесса — уголовного, гражданского или административного.

Рассмотрим это общее положение подробнее.

Наиболее отчетливо связь между типом правового регулирования и процессуальной формой его реализации может быть показана на примере взаимосвязи уголовного запрета (уголовного типа регулирования) и уголовного процесса. Эта связь состоит в том, что правовые веления социалистического государства, выраженные в категорическом запрете деяний, рассматриваемых как преступления, реализуются не иначе как в форме уголовно-процессуальной деятельности. Было бы, конечно, неверно трактовать уголовный процесс только как порядок рассмотрения уголовных дел. В нашу задачу не входит анализ сущности этого понятия. Важно лишь подчеркнуть, что в конечном счете уголовный процесс имеет целью обеспечить реализацию велений государства, направленных на борьбу с преступлениями. Пока существуют в нашем обществе этот вид правонарушений и лица, их совершающие, будут существовать и правовые нормы, запрещающие эти деяния, и особая процедура реализации норм материального уголовного права— уголовный процесс. Значит, основная задача уголовного процесса состоит

в обеспечении уголовно-правового типа регулирования, в котором доминирующую роль играет запрет как способ государственно-властного воздействия на поведение людей.

Следует отметить, что, определяя, например, связь уголовного запрета с процессуальной формой его реализации, мы имеем в виду формулирование общей принципиальной схемы этого соотношения. Практически оно выглядит более сложным, приобретая различные оттенки, как выражение многообразных и разносторонних связей, возникающих в процессе реализации этого способа воздействия на поведение людей. Взятые в совокупности, эти связи образуют внешнее выражение данного типа правового регулирования, его необходимые атрибуты. Вот как, например, характеризует метод уголовно-процессуального регулирования П.

С. Элькинд. Она рассматривает его как совокупность органически единых и взаимосвязанных элементов, определяемых спецификой уголовно-процессуальных отношений и задачами уголовного судопроизводства. По мнению автора, в состав элементов этого метода «входят и определенные средства воздействия на поведение людей в сфере данных общественных отношений, и юридическое положение субъектов процессуальных прав и обязанностей, и специфика юридических фактов, вызывающих к жизни соответствующие правоотношения, их изменение и прекращение, и порядок защиты правомочий, и характер применяемого государством принуждения и воспитания и некоторые другие моменты»[195].

Все названные здесь элементы суть атрибуты, необходимые для точного соблюдения установленных государством правил реализации запрета как составной части юридического метода в целом. Естественно, что конкретная характеристика каждого из этих атрибутов и всех их в совокупности определяется особенностями предмета и соответствующей составной части юридического метода, которая в данном случае выступает в качестве доминирующего способа воздействия на определенную группу общественных отношений. Подтверждением сказанного может служить хотя бы тот факт, что реализация такой разновидности запрета, которая касается, например, административных Деликтов, не требует атрибутов уголовно-процессуальной формы, ибо здесь применяется уже другая процедура, входящая составной частью в советский административный процесс. Следовательно, специфика уго-

ловного процесса в максимальной степени приспособлена к потребностям реализации уголовно-правового запрета, хотя, конечно, сам уголовный процесс не может быть сведен исключительно к процедуре применения уголовных санкций[196].

Другой тип правового регулирования, в котором преобладает дозволение, теснейшим образом связан с гражданским процессом. В отличие от запрета дозволение — такой способ воздействия на поведение людей, при котором те или иные субъекты получают возможность действовать в соответствии со своей собственной волей и потребностями, но в рамках установленных государством правил.

Дозволение, а следовательно, и соответствующий ему тип правового регулирования применяются к несравненно более широкому кругу общественных отношений, нежели запрет, распространяясь на группы общественных отношений различной предметной принадлежности, входящих в сферу действия ряда отраслей советского социалистического права— гражданского, семейного, трудового и др.

Реализация этого типа правового регулирования требует установления четкого юридического порядка, который практически выступает как советский гражданский процесс. Поскольку данный тип правового регулирования охватывает различные по своему предмету группы общественных отношений, постольку и гражданский процесс «обслуживает» соответствующие этим группам отношений материальные отрасли советского социалистического права.

Третий тип правового регулирования, в основе которого лежит предписание, не составляет исключения и также предполагает определенную юридическую процедуру для своего осуществления.

Как известно, сущность предписания состоит в государственновластном установлении должного активного поведения субъектов права. В силу этой особенности предписание широко применяется в сфере советского государственного управления. Вместе с тем необходимо учитывать, что, во-первых, предписание как способ воздействия на поведение людей применяется не только в сфере советского государственного управления. При помощи предписания Советское государство воздействует на многие другие группы общественных отношений, складывающихся за пределами сферы государственного управления. Во-вторых, если рассматривать только государственное управление как сферу действия административного права, то в ней, разумеется, наряду с предписанием используется также дозволение и запрет.

Порядок реализации предписаний как определенного способа воздействия на поведение людей и как определенного типа правового регулирования есть административный процесс, представляющий собой самостоятельный вид процессуальной деятельности.

Подобно дозволению, предписание также используется весьма широко.

Оно применяется к различным группам общественных отношений, составляющих предмет ряда отраслей советского права: административного, финансового, земельного и др. Соответственно и административный процесс не замыкается только в рамках материального административного права, а помимо него «обслуживает» нужды и ряда других отраслей права — гражданского, финансового, земельного и т. д.

Таким образом, каждому из названных типов правового регулирования соответствуют три вида процесса — уголовный, гражданский и административный. Однако констатация связи типов правового регулирования с процессуальным порядком их реализации еще не дает полной картины этого взаимодействия. Необходимо в связи с этим отметить еще один важный фактор.

Как известно, каждый вид процесса — уголовный, гражданский и административный— есть определенный юридический порядок деятельности управомоченных на то субъектов права по рассмотрению индивидуально-конкретных дел. Каждый такой порядок деятельности осуществляется на основе специальных правил, установленных государством. Эти правила именуются процессуальными нормами. Значит, уголовный, гражданский и административный процессы соответственно осуществляются на основе уголовно-процессуальных, гражданско- процессуальных и административно-процессуальных норм. При этом учитывается, что названные процессуальные нормы регулируют не только сам процесс как порядок деятельности, но и все те отношения, которые возникают либо по поводу соответствующего процесса, либо в ходе его осуществления, либо, наконец, как его результат.

В своей совокупности каждый вид отношений образует устойчи- ВУЮ группу, общность, отличающуюся качественным своеобразием, обособленностью. Эти группы составляют соответственно предмет пра

вового регулирования уголовно-процессуального, гражданско- процессуального и административно-процессуального права.

Две отрасли— уголовно-процессуальная и гражданско-процес- суальная— не вызывают никакого сомнения в правомочности своего существования. Имеющиеся некоторые разногласия на этот счет, с нашей точки зрения, не связаны с их отрицанием. Иначе обстоит дело с административно-процессуальным правом. В юридической литературе оно не получило такого же признания, хотя, по нашему убеждению, имеет для этого не меньше оснований, чем уголовное и гражданское процессуальное право[197].

Может показаться, что мы пришли к признанию существования административно-процессуального права как самостоятельной отрасли, образно говоря, «не через предмет, а через метод». Однако это не так.

Применительно к любой процессуальной отрасли советского социалистического права необходимо учитывать своеобразие соотношения ее предмета и метода. Это своеобразие заключается в том, что любая процессуальная отрасль есть система норм, регулирующих процессуальную деятельность, т. е. установленную государством процедуру реализации данного типа правового регулирования, выражающегося в осуществлении свойственного этому типу способа воздействия на поведение людей. Поэтому на первый взгляд процессуальная отрасль оказывается непосредственно связанной с методом правового регулирования, а не с его предметом. Но при внимательном рассмотрении этот фактор оказывается чисто внешним, и уж во всяком случае не определяющим, ибо, с одной стороны, метод правового регулирования, как отмечалось ранее, произведен от предмета и определяется его свойствами, а с другой — каждая процессуальная отрасль имеет свой предмет регулирования, свойства и потребности реализации которого определяют необходимое для данной отрасли сочетание дозволения, запрета и предписания, т. е. тип правового регулирования.

Бросающаяся в глаза связь процессуальных отраслей с методом правового регулирования, как нам представляется, обусловлена близостью этих явлений, тем, что и метод регулирования со всеми его модификациями, и процессуальные отрасли советского права имеют вторичный характер в том смысле, что они суть социальные явления, порожденные одним и тем же фактором — объективной необходимостью обеспечить надлежащее регулирование тех общественных отношений, которые составляют предмет регулирования системы права в целом[198].

С учетом сказанного система советского социалистического права представляется такой юридической общностью, которая включает в себя следующие элементы — самостоятельные отрасли двух видов:

а)              материальные— государственное право; административное право; гражданское право; трудовое право; финансовое право; колхозное право; земельное право; семейное право; уголовное право;

б)              процессуальные— гражданско-процессуальное право; административно-процессуальное право; уголовно-процессуальное право.

В общем плане взаимодействие между этими отраслями можно показать на следующей схеме (см. схему на стр. 200).

Гражданское право

<< | >>
Источник: В. Д. Сорокин. Избранные труды. 2005

Еще по теме § 5. ПРАВОВОЙ МЕТОД И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ФОРМЫ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ:

  1. § 5. ПРАВОВОЙ МЕТОД И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ФОРМЫ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ
  2. ПРЕДМЕТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ КАК СРЕДА, НА КОТОРУЮ ВОЗДЕЙСТВУЕТ СОЦИАЛЬНАЯ УПРАВЛЯЮЩАЯ СИСТЕМА
  3. ПОНЯТИЕ МЕТОДА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  4. СИСТЕМНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ МЕТОДА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  5. ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  6. 3.              МЕТОД ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ФОРМЫ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ
  7. § 2. ЕДИНЫЙ ПРЕДМЕТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. ПОСТАНОВКА ВОПРОСА
  8. § 4. ПОНЯТИЕ И СТРУКТУРА МЕТОДА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  9. § 5. ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  10. §6. ЕДИНЫЙ МЕТОД ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ФОРМЫ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ
  11. § 1. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ СРЕДА КАК ЕДИНЫЙ ПРЕДМЕТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. ПОСТАНОВКА ВОПРОСА
  12. Г лава 3 ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ОТРАСЛЕВАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА О МЕТОДЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  13. Глава 4 ЕДИНЫЙ МЕТОД ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПОСТАНОВКА ВОПРОСА
  14. § 1. ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  15. § 2. ТИПЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ФОРМЫ ИХ РЕАЛИЗАЦИИ