<<
>>

§ 1. СУЩНОСТЬ СОВЕТСКОГО АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА

Среди вопросов, составляющих содержание проблемы советского административно-процессуального права, самостоятельное место занимает вопрос о сущности и содержании административного процесса.

Исследования его в нашей юридической литературе, хотя и начавшиеся сравнительно недавно, тем не менее дают возможность сделать некоторые общие выводы, обнаружить достаточно отчетливые тенденции в размежевании позиций различных авторов.

Прежде чем обратиться к анализу понятия и содержания административного процесса, представляется необходимым установить соотношение таких юридических понятий, как «процесс» и «производство», поскольку в нашей юридической литературе высказываются мнения, расходящиеся с установившимися в теории и законодательстве представлениями об этих понятиях.

Так, Н. Г. Салищева рассматривает производство как понятие более широкое, чем процесс. Она различает административное производство как процесс применения административно-правовых норм, как процесс деятельности исполнительных и распорядительных органов и административный процесс как деятельность по разрешению споров и приме-

140

нению мер принуждения

Аналогичного взгляда придерживается и М. И. Пискотин, полагающий, что административный процесс есть там, где идет спор о праве административном. Если речь идет просто о порядке деятельности административного органа, то имеет место административное производство141.

i4i              См.: Салищева Н. Г. Административный процесс в СССР, стр. 8.

41 См.: «Советское государство и право» 1963 г. № 1, стр. 131; ГальперинЛ. Б., 'оршенев В. М., Рудинский Ф. М. Рецензия на книгу Н. Г. Салищевой «Административный процесс в СССР», «Советское государство и право» 1965 г. № 3, стр. 157.

Другие ученые, напротив, рассматривают процесс как понятие более широкое, чем производство[252]. Мы разделяем эту точку зрения, поскольку она опирается на существующую законодательную практику.

Так, в соответствии с ГПК РСФСР гражданский процесс (судопроизводство в целом) складывается из ряда производств, регулируемых соответствующими статьями гражданско-процессуального закона[253]. Подобным образом обстоит дело и с уголовным процессом[254].

Отсюда следует, что процесс и производство соотносятся как общее и особенное. Производство — часть процесса, процесс есть совокупность производств. Поэтому и в теории административного права процесс должен рассматриваться как общее, а производство как особенное, часть процесса. Такой вывод подтверждается действующим законодательством. Например, Положение об административных комиссиях при исполнительных комитетах районных, городских, сельских и поселковых Советов депутатов трудящихся й о. порядке производства по делам об административных нарушениях содержит процессуальные правила, регулирующие порядок производства, а не процесса. Следовательно, если процесс — понятие более широкое, охватывающее определенные разновидности управленческой деятельности, то производство — это деятельность, связанная с разрешением определенной, сравнительно узкой группы однородных дел.

Среди советских юристов нет единства взглядов по вопросу о понятии административного процесса. Одни из них рассматривают административный процесс как деятельность исполнительно-распорядительных органов в целом. Еще в 1949 г. С. С. Студеникин писал, что «исполнительно-распорядительная деятельность осуществляется на основе определенных процессуальных правил, совокупность которых составляет административный процесс»14 .

Административный процесс в широком смысле, пишет Г. И. Петров, — это процесс исполнительной и распорядительной деятельности органов государственного управления. Административный процесс в узком смысле— это процесс деятельности органов государственного управления по рассмотрению индивидуальных дел, относящихся к их компетенции

По мнению В. М. Манохина, административный процесс — не только деятельность государственных органов по разрешению индивидуальных дел в сфере государственного управления, но это прежде всего порядок реализации административно-правовых норм147.

А. Е. Лунев отмечает, что административный процесс всегда имеет место там, где осуществляется деятельность исполнительных и распо-

148

рядительных органов

Разделяя, в принципе, эту позицию, Ц. А. Ямпольская рассматривает административный процесс как порядок правильного, основанного на нормах права разрешения государственными органами всех индивидуальных дел в области исполнительной и распорядительной деятельности149.

Аналогичную позицию занимает и В. И. Попова150.

По мнению Д. Н. Бахраха, «особенностью административного процесса является то, что он регулирует не только юрисдикционную деятельность, т. е. деятельность по рассмотрению споров и применению принудительных мер, но и деятельность по реализации регулятивных норм, деятельность, так сказать, положительного характера»1 V

«Советский административный процесс, — пишет А. П. Коренев,— есть деятельность, состоящая в реализации правомочий по осуществлению функций государственного управления и применению норм материального административного права, протекающая в порядке и формах, установленных законодательством»152.

146

См.: Петров Г. И. О кодификации советского административного права,

стр. 30.

См.: Манохин В. М. Органы советского государственного управления, стр. 44-

45.

См.: «Советское государство и право» 1963 г. № 1, стр. 130.

iso См,: Там же* стр* 131 •

См.: Попова В. И. Теоретические вопросы систематизации советского административного законодательства, «Теоретические вопросы систематизации советско- Г° зак?У°Дательства», «Юридическая литература», 1962, стр. 297.

Бахрах Д. Н. Советское законодательство об административной ответствен- Н0С1\Пермь, 1969, стр. 276.

Коренев А. П. Кодификация советского административного права, «Юридиче- я литература», 1970, стр. 67-68.

В широком плане решается вопрос об административном процессе и законодательством зарубежных социалистических стран. Характеризуя Закон об общих правилах процессуальных действий административных органов в Венгерской Народной Республике, И. Сабо отмечает, что он распространяется на все производство государственного управления, за исключением арбитражного процесса по административным нарушениям, по трудовым и девизным делам. В нем подробно урегулированы вопросы подведомственности и компетенции. В вводной части Закона говорится, что его целью является поднятие уровня административной деятельности[255].

Административно-процессуальный кодекс Польской Народной Республики регулирует производство по индивидуальным делам в области государственного управления (ст. 1). Конкретизируя 3*о общее положение, ст. 2 АПК указывает, что Кодекс регулирует производство в органах государственного управления и применяется к.производству в органах государственных предприятий и учреждений, а также профессиональных, кооперативных и других общественных организациях, органах самоуправления, если эти органы в силу закона призваны к решению дел, указанных в ст. 1.

Кроме того, Кодекс регулирует производство в органах власти и государственного управления, а также в других государственных органах по делам жалоб и предложений (раздел IV).

Таким образом, АПК Польской Народной Республики исходит из широкого круга дел, имеющих индивидуальный характер, а также из многочисленного состава субъектов административного процесса. Об этом, в частности, свидетельствует ст. 17 АПК, определяющая территориальную подведомственность органа государственного управления в административном производстве1 4.

Принятый в Народной Республике Болгарии Закон об административном производстве (24 икЭня 1970 г.) «регулирует производство по

изданию, обжалованию и исполнению индивидуальных администра- тивных актов» (ст. 1, ч. I)'55.

Чехословацкий административист 3. Червеный подчеркивает, что «рассмотрение проступков является не изолированной деятельностью, самоцелью, а органической частью выполнения остальных задач национальных комитетов и других подведомственных государственных

ч/              156

органов в хозяйственном, культурном и социальном строительстве» Другая группа ученых возражает против признания административным процессом всего порядка деятельности административных органов. В. С. Тадевосян, например, считает, что административным процессом является определенная деятельность по разрешению споров, вытекающих из административно-правовых отношений[256]. По мнению

А.              А. Мельникова, предметом административного процесса являются разрешение административными органами спорных вопросов, относящихся к компетенции этих органов, и применение мер административна

ного воздействия

Е. Старосьцяк отмечает, что термин «административный процесс» используется для обозначения совокупности правовых норм, которые непосредственно регламентируют деятельность административных органов, осуществляемую в связи с подготовкой к принятию решения по делу путем издания административного акта, и которые определяют условия действия этого акта. «Следовательно, — пишет Е. Старосьцяк, — хотя понимаемые таким образом нормы об административном процессе не регулируют всей деятельности административных органов, тем не менее, они регулируют деятельность этих органов, осуществляемую в наиболее острой форме — в форме властного, одностороннего решения дел при возможности применения административ-

159

ного принуждения для исполнения такого решения»

Общее, что объединяет данных авторов, — это признание административного процесса в качестве деятельности, которая имеет своей задачей лишь разрешение споров с применением в случае необходимости средств принуждения. В нашей специальной юридической литературе эту концепцию развивает Н. Г. Салищева.

Поскольку позиция сторонников «юрисдикционной» трактовки понятия административного процесса уже подвергалась критическому анализу в ряде работ[257], мы отметим лишь главный ее методологический изъян, который состоит, по нашему мнению, в стремлении сконструировать понятие административного процесса по образу и подобию гражданского и уголовного процессов и практически свести его к порядку применения мер административного принуждения[258].

В связи с этим В. М. Горшенев совершенно обоснованно подчеркивает, что «сведение назначения (функции) административного процесса и процессуальных норм, его регламентирующих, только лишь к выполнению юрисдикционных задач совсем не сообразуется с общим назначением такой крупнейшей отрасли социалистического права, как административное право в частности и социалистического '^правового регулирования вообще, в которых принудительные и охранительные задачи имеют дополнительный, фрагментарный характер и осуществляются наряду с наиболее существенными — организационными, твор- чески-созидательными. Забвение этого бесспорного факта может привести к выводу о том, что только юрисдикционная деятельность нуждается в строгих процессуальных формах реализации норм материального права и только она должна быть урегулирована определенными процессуальными правилами, а деятельность органов государства по рассмотрению и разрешению многообразных индивидуальных дел положительного характера в такой процедурной регламентации не нужда

ется и процессуальных норм не требует и, следовательно, требования высокой организованности здесь не имеют принципиального значения. Ошибочность такого вывода очевидна»[259].

При наличии столь заметно расходящихся суждений об административном процессе представляется необходимым краткий анализ наиболее существенных свойств процесса как сложного правового явления, объединяющего три разновидности— гражданский, уголовный и административный процессы. То обстоятельство, что названные разновидности объединяются единым понятием «процесс», свидетельствует о том, что у них имеются общие свойства, в равной мере распространяющиеся на каждый из видов процесса. Однако, как известно, диалектика общего с необходимостью предполагает одновременное существование его и в форме особенного. Следовательно, общее для процесса как правового явления проявляется в особенном, свойственном уже для каждого вида процесса и порождающем его специфические качества.

Рассмотрим, какими же общими свойствами обладает процесс как правовое явление. Взятый в целом, процесс есть определенное выражение государственно-властной деятельности. Иначе говоря, процесс — это специфический способ осуществления государственной власти. Неразрывная связь с государством — таково одно из важных свойств процесса. Разумеется, процесс предполагает участие в его осуществлении и общественных организаций, однако основу его составляет деятельность компетентных государственных органов.

Если перейти от общего к особенному, т. е. к отдельным видам процесса, то здесь на первый план выступает теснейшая связь трех видов процесса с такими общепризнанными в советской правовой науке формами деятельности социалистического государства, как правосудие и государственное управление. Связь эта выражается в том, что правосудие как форма деятельности Советского государства реализуется посредством гражданского и уголовного процессов, государственное управление— посредством административного процесса. Формы деятельности государства в данном случае выступают как явления, первичные по отношению к соответствующим разновидностям процесса, и, следовательно, особенности этих форм определяют и особенности тех или иных видов процесса. Процесс— это динамическое понятие, во всех случаях означающее деятельность соответствующих систем государственных органов. Точно так же каждый вид процесса — гражданский, уголовный и административный— представляет собой деятельность определенных систем государственно-властных органов, посредством которой решаются задачи правосудия и государственного управления. Поскольку задачи названных форм государственной деятельности различны, то и способы их осуществления посредством тех или иных видов процесса отличаются определенной спецификой. Основное свойство процесса, однако, заключается в том, что это не любая деятельность, а исключительно юридическая. Следовательно, имеются необходимые основания рассматривать конкретньщ^ид процесса как правовое выражение данной формы деятельности Советского социалистического государства.

Правовая природа процесса вообще, гражданского; уголовного и административного в частности выражается прежде всего в их социальном назначении, а именно в том, чтобы обеспечить реализацию материальных норм различных отраслей советского права. Каждый вид процесса представляет собой порядок последовательно осуществляемых действий, имеющих своей целью практическое претворение в жизнь норм материального права.

Однако одной юридической цели еще недостаточно для полной характеристики правовой природы процесса. Поскольку любой вид процесса предназначен для реализации социальных правил, установленных или санкционированных государством, — материальных правовых норм, постольку он может быть только юридическим порядком, ибо иначе реализовать правовую норму невозможно. Сказанное не относится к ситуациям, когда запретительные нормы материального права реализуются путем соблюдения цх соответствующими субъектами.

Нетрудно заметить, что сам процессуальный порядок деятельности устанавливается и регулируется при помощи специальных юридических правил— процессуальных норм советского права: гражданско- процессуальных, уголовно-процессуальных и административнопроцессуальных.

Для характеристики процесса принципиальное значение имеет и то, что все его разновидности представляют собой юридически результативную деятельность, посредством которой только и может быть достигнут требуемый юридический результат в ходе разрешения индивидуально-конкретных дел.

Значит, юридический результат в сфере правосудия и государственного управления, как того требует реализация соответствующих материальных норм советского права, может быть обеспечен посредством гражданского, уголовного и административного процесса[260].

Исходя из этого, мы полностью разделяем позицию сторонников широкого понимания административного процесса. По нашему мнению, они более близки к объективно существующему положению, поскольку полнее учитывают связи административного процесса с управленческой деятельностью Советского государства и их позиция стимулирует к исследованию вопросов административно-процессуального права в целом.

Таким образом, более правильной представляется оценка административного процесса как порядка разрешения индивидуальноконкретных дел в сфере советского государственного управления исполнительно-распорядительными органами, а в предусмотренных законом случаях и другими субъектами, как деятельности, в ходе осуществления которой возникают общественные отношения, регулируемые нормами административно-процессуального права.

Чтобы определить понятие административного процесса, выявить его характерные черты, необходимо раскрыть связь административного процесса с двумя явлениями, без которых он практически существовать не может. Речь идет о соотношении административного процесса с государственным управлением и советским административным правом — материальным и процессуальным.

Такой подход обусловлен известной формулой К. Маркса о том, что процесс есть форма жизни закона, поскольку материальное право имеет свои необходимые, присущие ему процессуальные формы[261].

Административный процесс одновременно является выражением управленческой деятельности исполнительно-распорядительных органов и формой реализации норм материального административного права. Процесс — это проявление внутренней жизни материального административного права, в свою очередь он осуществляется по правилам, Установленным административно-процессуальным правом.

Общность между административным процессом и государствен/ ным управлением проявляется прежде всего в их единой социалистической сущности, тождестве сферы проявления. И административный процесс, и управленческая деятельность реализуются одной и той же системой органов. Выполняя управленческие функции, исполнительнораспорядительные органы государственной власти реализуют и процессуальную деятельность.

При анализе понятия административного процесса следует иметь в виду, что не все виды управленческой деятельности в равной мере регулируются правом, в частности административным. В полном объеме правом регулируется только издание нормативных актов государственного управления и применение права исполнительно-распорядительными органами государственной власти. Но, как известно, управленческая деятельность находит свое выражение также и в осуществлении организационных и технологических действий, которые в своей основе правовыми нормами не регу лируются и имеют преимущественно неправовой характер. На эту сферу деятельности органов государственного управления и, следовательно, на возникающие здесь общественные отношения социалистическое право, в том числе и административное, воздействует косвенно, преимущественно путем юридического закрепления самих основ управленческой деятельности, ее принципов, задач и т. д. Поскольку административный процесс регулируется правовыми нормами, постольку в его понятие, за небольшим исключением, не может быть включена организационно-техноло- гическая часть управленческой деятельности. Таким образом, решение вопроса о соотношении управленческой деятельности и административного процесса состоит в признании того, что из понятия процесса должна быть исключена неправовая часть деятельности исполнительнораспорядительных органов.

Теперь следует выяснить соотношение между правовыми видами управленческой деятельности и административным процессом. По нашему мнению, административный процесс включает в себя оба правовых вида деятельности — издание нормативных актов государственного управления и применение материального права.

Применение норм материального права, прежде всего административного, весьма многообразная и обширная деятельность. Своим содержанием она имеет разрешение индивидуально-конкретных дел исполнительно-распорядительными органами государственной власти. Несомненно, применение административного права охватывает все ка

тегории индивидуальных дел, которые входят в компетенцию органов государственного управления, независимо от их отраслевой принадлежности. Следовательно, административный процесс осуществляется во всех областях управления— хозяйственной, социально-культурной и административно-политической, т. е. там, где у компетентного органа государственного управления возникает необходимость разрешить индивидуальное дело, урегулировать конкретное общественное отношение управленческого характера, обеспечить достижение юридического результата.

Конструирование понятия советского административного процесса предполагает также установление его соотношения с административным правом — материальным и процессуальным. Решение этой задачи имеет и другую, не менее важную сторону: оно позволяет определить сферу действия административно-процессуальных норм, регулирующих процессуальную деятельность исполнительно-распорядительных органов.

Связь административного процесса с материальным административным правом выражается в том, что процесс выступает как необходимый порядок реализации этих норм. Подобно тому как это имеет место в гражданском и уголовном процессе, реализация норм материального административного права возможна только через определенный процессуальный порядок, который должен охватить весь комплекс норм материального административного права, а также некоторую часть материальных норм других отраслей.

Административный процесс— понятие юридическое еще и потому, что осуществляется по правилам, установленным нормами административно-процессуального права. Соотношение административного процесса с государственным управлением и административным правом находит свое выражение в том, что процесс — это не только урегулированный правом порядок деятельности органов государственного управления по применению правовых норм и разрешению индивидуальноконкретных дел в сфере управления, но это такая деятельность, в ходе осуществления которой возникают различные общественные отношения, регулируемые нормами советского административно- процессуального права и приобретающие в этой связи характер административно-процессуальных правоотношений. В этом плане административный процесс имеет некоторые черты сходства с процессом гражданским и уголовным.

В советской уголовно-процессуальной и гражданско-процессуальной литературе высказаны взгляды, согласно которым каждая разновидность процесса складывается из двух элементов: а) деятельности компетентных органов и б) правоотношения этих органов друг с другом и иными субъектами[262]. Административный процесс также состоит из двух элементов, в равной мере регулируемых нормами административно-процессуального права: а) деятельности органов государственного управления по разрешению индивидуально-конкретных дел и

б)              отношений, возникающих в процессе этой деятельности.

Вместе с тем нельзя не заметить неодинакового соотношения между этими элементами у различных видов процесса. Несмотря на имеющуюся между ними общность элементного состава административный процесс заметно отличается от других видов процесса, поскольку он есть юридическое выражение исполнительно-распорядительной деятельности Советского государства.

На характер административного процесса оказывают решающее воздействие два обстоятельства: широта сферы советского государственного управления и правотворчество как свойство государственной управленческой деятельности. И то и другое определенным образом отражается на понятии административного процесса, его целях и структуре, а также на системе правоотношений, возникающих в связи с этой деятельностью.

Ограниченный, подробно регламентированный законом порядок деятельности субъектов уголовного и гражданского процессов в известной мере предопределяет и круг возникающих отношений. Не случайно некоторые процессуалисты видят особенность уголовно-

                            ч*                                                                      ч*                                          160

процессуальной деятельности именно в ее детальной регламентации Это вполне естественно, так как задача уголовного процесса (уголовного судопроизводства) состоит в том, чтобы обеспечить применение ма-

167

термальных норм только одной отрасли — уголовного права

Круг правоотношений, складывающихся при отправлении правосудия по гражданским делам, более широк и разнообразен, чем в уголовном процессе. Это связано с тем, что гражданский процесс служит средством реализации не одной, а нескольких отраслей материального права. Однако наличие довольно широкого круга гражданско- процессуальных отношений не помешало кодифицировать нормы, регулирующие эти отношения. Конечно, в известной мере проблема кодификации была облегчена сравнительно узким кругом субъектов, применяющих названные нормы права. Как известно, все отнесенные к гражданскому процессу дела практически разрешаются одним органом — судом.

Иная картина возникает при анализе элементного состава советского административного процесса, который, хотя и выражает лишь часть управленческой деятельности исполнительно-распорядительных органов государственной власти, тем не менее, охватывает сферу управления в целом, все ее отрасли и связан с весьма многочисленными и разнообразными общественными отношениями. Кроме того, административный процесс осуществляют различные органы государственного управления. В этом, по-видимому, состоят основные трудности, стоящие на пути кодификации административно-процессуального законодательства. Однако, на наш взгляд, объективные трудности в известной мере предопределены и отставанием науки административного права, отсутствием должной постановки научных исследований[263].

Потребности коммунистического строительства не могут быть реализованы, в частности, без интенсивной разработки всех аспектов совершенствования государственной и общественной управленческой деятельности— социологических, экономических, юридических и др. Как известно, Директивы XXIV съезда КПСС по пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1971-1975 гг. признали необходимым обеспечить дальнейшее развитие общественных наук, проведение комплексных исследований современных процессов развития общества для научного руководства социалистическим хозяйством и Решения задач коммунистического строительства.

Активизация научных исследований в области административного процесса и административно-процессуального права— задача, не вы-/ зывающая возражений. Однако в настоящее время намечается тендер ция в какой-то степени приспособить теоретические исследования цс узким, конкретным потребностям деятельности определенных государственных органов, разработке нормативных административно-правовых актов, затрагивающих лишь небольшую часть нуждающихся в регулировании общественных отношений. В принципе, против такого подхода возражений нет, однако лишь при одном непременном условии: если соответствующие интересам практики теоретические изыскания будут соответствовать и общим потребностям развития данной отрасли общественной науки в целом. В противном случае неизбежно возникает опасность голого практицизма, будет утрачена перспектива, целостная картина научного исследования закономерностей общего развития, которое только и может обеспечить решение проблемы в целом.

Разумеется, и абстрактное теоретизирование, оторванное от потребностей практики, бесплодно. Следовательно, необходимо соблюдать известные пропорции, в равной мере учитывая потребности теории и практики. Г. И. Петров справедливо отметил, что «проведение конкретных социологических исследований, в том числе правовых исследований, не должно отвлекать от разработки крупных “чисто” теоретических проблем»[264].

Нетрудно заметить, что, руководствуясь чисто практическими соображениями, некоторые авторы предлагали административный процесс рассматривать только как порядок применения определенных мер принуждения. С точки зрения кодификации, это весьма удобный вариант, ибо разработать административно-процессуальный закон, который бы охватил лишь небольшую группу норм административнопроцессуального права, значительно проще, нежели кодекс, который регулировал бы все основные стороны советского административного процесса.

Таким образом, различный подход к проблемам административного процесса в теоретическом плане не может не привести к различным результатам и в плане практическом. Однако при любом теоретическом подходе главное остается неизменным. Оно состоит в объективно необ-

чодимом развертывании исследований всех важнейших вопросов дан- НОЙ проблемы.

Нельзя не отметить плодотворных усилий юристов европейских социалистических стран, предпринимаемых в области исследования и кодификации административно-процессуальных норм. Чехословакия в 1955 г. и Югославия в 1956 г. стали первыми из социалистических стран, которые приняли нормативные акты, регулирующие административный процесс170. Особенно всесторонне и обстоятельно проблемы административного процесса ставятся в Польской Народной Республике171.

г 

<< | >>
Источник: В. Д. Сорокин. Избранные труды. 2005

Еще по теме § 1. СУЩНОСТЬ СОВЕТСКОГО АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА:

  1. Г лава II ПОНЯТИЕ И ОСОБЕННОСТИ СОВЕТСКОГО АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА
  2. Глава 11 НОРМЫ, РЕГУЛИРУЮЩИЕ СОВЕТСКИЙ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ПРОЦЕСС
  3. Глава 5 ПОНЯТИЕ И ОСОБЕННОСТИ СОВЕТСКОГО АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА
  4. § 2. ПРИНЦИПЫ СОВЕТСКОГО АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА
  5. § 1. ПОНЯТИЕ СОВЕТСКОГО АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА
  6. § 2. СТРУКТУРА СОВЕТСКОГО АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА
  7. § 3. СТРУКТУРА СОВЕТСКОГО АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА
  8. Глава III НОРМЫ, РЕГУЛИРУЮЩИЕ СОВЕТСКИЙ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ПРОЦЕСС
  9. Глава III НОРМЫ, РЕГУЛИРУЮЩИЕ СОВЕТСКИЙ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ПРОЦЕСС
  10. Часть I ФОРМИРОВАНИЕ КОНЦЕПЦИИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА И АДМИНИСТРАТИВНОПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА ПРОБЛЕМЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА
  11. АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ПРОЦЕСС И АДМИНИСТРАТИВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО