<<
>>

ГЛАВА ДЕСЯТАЯПОГРУЖЕНИЕ В ПОДПОЛЬНЫЕ ТЕЧЕНИЯ

  В этот момент нашего исследования мы снова столкнулись с несомненно особым значением Марии Магдалины для подпольной еретической сети. Именно с этого мы начали, анализируя тонкую символику «леди «М» Леонардо в его полотне «Тайная Вечеря».
За годы, которые прошли с тех пор, мы погрузились в темный мир европейской ереси и проделали огромный путь во всех смыслах этого слова. Настало время итогов: что же мы нашли?

«Леди «М», которую мы сочли Марией Магдалиной, несомненно, имела огромное значение для Леонардо, который, как утверждают, был Великим Магистром Братства Сиона. Наши собственные встречи с членами сегодняшнего Братства подтвердили наше мнение, что она занимает особое положение в пантеоне святых. То же самое справедливо для Иоанна Крестителя — фигуры, которая доминирует в работах Леонардо и которой с особой преданностью поклоняется Братство.

Многочисленные поездки на юг Франции показали, что следует всерьез воспринимать легенду о жизни Марии Магдалины, поскольку она имеет реальную основу, ее связь с Черной Мадонной указывает на язычество. Все, что связано с поклонением Марии Магдалине, несет в себе мощный сексуальный заряд, и совсем очевидным делает это ассоциация Магдалины с эротическими стихами Ветхого Завета.

Но здесь имеется очевидный парадокс. С одной стороны, есть доказательства того, что Магдалина была спутницей Иисуса или по меньшей мере его подругой, но с другой стороны, ее постоянно ассоциируют с языческими богинями. Это представляется совершенно иррациональным — почему жена Сына Бога должна быть в такой манере связана с богиней охоты Дианой или египетской богиней темной страсти и колдовства Исидой? Этот вопрос все время не давал нам покоя.

В процессе исследования отдельные лица и группы, такие как тамплиеры, святой Бернар Клервоский и аббат Соньер, постоянно находились около центральной темы Женского Начала.

Хотя для многих из них это был всего лишь философский идеал, тот факт, что у этого идеала было женское лицо, указывает на особый вид поклонения. Если это не Магдалина, то Исида, древняя богиня неба и супруга умирающего и вновь воскресающего бога Осириса. Нет сомнения, что эта цепь ассоциаций Магдалина/Черная Мадонна/Исида всегда была в центре внимания Братства Сиона. Для них Черная Мадонна представляла Магдалину и Исиду одновременно, что очень странно, поскольку первая является христианской святой, а вторая — языческой богиней: вероятность такой связи ничтожна.

Как мы видели, катары исповедовали неприемлемые и неортодоксальные взгляды в отношении Магдалины: весь город Безье был предан мечу из-за этой ереси. Для них она была двусмысленной спутницей Иисуса, это представление созвучно с тем, что говорится в гностических Евангелиях, в которых она охарактеризована как женщина, которую он любил больше всех. Катары верили в это, хотя и с неохотой, поскольку в их собственной версии гностицизма секс и продолжение рода рассматривались, в лучшем случае, как неизбежное зло. Идея связи Магдалены с Иисусом пришла не от богомилов, но зародилась на юге Франции в культуре, пытавшейся поднять на пьедестал женщину во всем, о чем свидетельствует традиция трубадуров. И, как мы видели, трактат «Сестра Катерина» показывает, что Мария Магдалина в облике, данном в гностических Евангелиях, каким-то образом перекочевала в XIV век.

Парадоксально, но мы установили, что, по всей видимости, самые мужественные мужчины — рыцари-тамплиеры — тоже были глубоко преданы идее возвышения Женского Начала. Истовость их поклонения Черной Мадонне нельзя сравнить ни с чем, и за легендами Святом Граале стоял поиск божественной любви.

Тамплиеры жаждали знаний, и поиск знаний был главной движущей силой их идеологии. Они черпали знания из источников, где могли найти его: от арабов они заимствовали принципы священной геометрии, а контакты с катарами придали гностический оттенок их уже в достаточной степени неортодоксальным религиозным идеям.

С момента образования интересы этого рыцарского ордена были в сущности своей оккультными: если же что-то привлекало внимание к аномалиям, связанным с Орденом, на первый план выдвигалась малоубедительная легенда о происхождении Ордена, возникшего в качестве защитников паломников, отправляющихся на Святую Землю.

Наибольшая концентрация собственности тамплиеров была в Лангедоке, странном районе юго-западной Франции, который как магнитом притягивал к себе многие еретические сообщества. Религия катаров в период своего расцвета практически стала государственной религией в этом районе, и именно там родилось и достигло расцвета движение трубадуров. А недавние исследования показали, что тамплиеры практиковали алхимию. Здания нескольких городов в Лангедоке до сих пор несут на себе сложную алхимическую символику — они тесно связаны с тамплиерами. После злодейского государственного разгрома тамплиеров Орден ушел в подполье и продолжал оказывать влияние на многие другие организации. Как тамплиеры сумели этого добиться и кто унаследовал их знания, в точности было неизвестно вплоть до последних десяти лет. Постепенно было установлено, что тамплиеры продолжали существовать как розенкрейцеры и франкмасоны, их знания перешли к этим обществам.

Мы обнаружили, что тщательный анализ этих групп позволяет вскрыть их постоянные тайные занятия. Одним из видов такого рода занятий является истовое, пожалуй, даже чрезмерное поклонение одному или двум Святым Иоаннам — Иоанну Евангелисту (или «возлюбленному ученику») и Иоанну Крестителю, что в известной мере озадачивает, поскольку те самые группы, которые считают их столь святыми, вряд ли можно назвать ортодоксально христианскими. Кажется даже, что они довольно прохладно относятся к Иисусу.

Одной из таких групп является Братство Сиона, но наиболее поразительным в этой связи является тот факт, что, несмотря на имена Великих Магистров Братства Иоанна, Пьер Плантар де Сен-Клер заявляет, что статус первого Великого Магистра в этой линии — Иоанн — «символически зарезервирован для Христа»1. Интересно, почему Христа чествуют присвоением титула Иоанн?

Возможно, ответ можно найти в той идее, которую разделяют эти общества, заключающейся в том, что Иисус передал свое тайное учение молодому апостолу святому Иоанну, и именно это учение столь тщательно охраняли тамплиеры, розенкрейцеры и масоны.

Похоже, что Иоанна Евангелиста перепутали, причем явно намеренно, с Иоанном Крестителем.

Сама концепция наличия тайного Евангелия от Иоанна была широко распространена среди «еретиков» — от катаров XII века до lt;Левикона». Любопытно, что иоаннит-ская линия, постоянно присутствующая во всех этих группах, остается вместе с тем наименее известной. Возможно, причиной тому является завеса секретности, под которой столь долго эту линию успешно скрывали от глаз общественности.

Другая главная тема, превалирующая в различных обществах «подпольной реки» ереси, заключается в возвышении Женского Начала и, в частности, признании секса как священнодействия. Алхимическая Великая Работа, например, имеет аналог в виде ритуалов тантрического секса — хотя что такое Великая Работа, было понято только недавно. Ирония в том, что только после знакомства нашей культуры с Тантрой стало понятным старое западное учение.

Мудрость Женского Начала искали долго, как в смысле философском, так и магическом или колдовском, через половой акт. Этот поиск женской мудрости — Софии — является связующей нитью для всех групп, которые мы исследовали: например, первых гностиков, герметиков, тамплиеров и их последователей в Исправленном Шотландском Обряде. Гностический текст Pistis Sophia связывает Софию с Марией Магдалиной и ассоциирует Софию с Исидой — возможно, это поможет объяснить тот сплав святой с языческой богиней, с которым мы имеем дело в Братстве Сиона. Это только след, но не ответ.

В непрерывности традиции особой важности Магдалины сомнений нет. Останки ее искали и, возможно, и сейчас ищут с беспрецедентной страстью. В XIII веке Карл II Анжуйский вел поиск, который можно назвать фанатическим, хотя и завершился он полным разочарованием. Два века спустя его более знаменитый наследник Рене Анжуйский все еще искал их. Даже в конце XIX века то же самое жгучее желание — найти физические останки обожаемой Магдалины, — видимо, руководило действиями аббата Соньера из Ренн-ле- Шато.

Так или иначе, но Магдалина держит ключ к великой тайне, которую ревностно оберегали веками.

И часть этой тайны тесно связана с Иоанном Крестителем (и/или, может быть, Иоанном Евангелистом).

Как только мы осознали, что есть такая тайна, нам захотелось стряхнуть пыль веков с исторической паутины столь быстро, насколько это возможно, и высветить то, что происходило. Но задачей это оказалось нелегкой: группы и организации, веками хранившие свои секреты, умеют держать посторонних в отдалении. Хотя от некоторых мы добились намеков и следов, но никто не собирался раскрывать перед нами главные секреты. Мы узнали только то, что все доказательства указывают на тайну, построенную на фундаменте, которым является София и Иоанн. Эти две темы всегда центральные — но мы не знаем почему, хотя свидетельством может быть назван тот факт, что каким бы ни был секрет, авторитета Церкви он не прибавит. Разумеется, эта великая неизвестная ересь, видимо, Представляет собой мощную угрозу Церкви, и не только католицизму, но и христианскому учению в целом. Группы, которые хранят секрет, пребывают в убеждении, что они владеют каким-то знанием о реальном происхождении христианства и даже самого Иисуса.

Каков бы ни был характер тайны, это явно что-то имеющее отношение — и серьезное отношение — к XIX и XX векам. В Ренн-ле-Шато Соньер развлекал не только представителей парижского высшего общества, таких как Эмма Кальве, но и политиков и членов императорских семей. В наши дни Пьер Плантар де Сен-Клер и Братство Сиона ассоциируются с такими фигурами, как Шарль де Голль и Алан Поше, крупный французский политический деятель, дважды исполнявший обязанности президента3. Недавние слухи связывают покойного президента Миттерана с Пьером Плантаром де Сен-Клером. Действительно, Миттеран нанес визит в Ренн-ле-Шато в 1981 году, когда он сфотографировался на башне Магдала и рядом со статуей Асмодея в церкви4. Может быть, имеет значение и то, что его похоронили в Ярнаке, устроив скромную церемонию, в то время как мировые лидеры собрались на службу в Нотр Дам де Пари. Согласно уставу Братства Сиона 1950 года, Ярнак определен как один из их центров5.

Широко распространено мнение, что Братство Сиона имеет реальное влияние на европейскую и даже мировую политику. Но почему дела, которые мы исследуем, вне зависимости от того, насколько они интересны с точки зрения философской и исторической перспективы, столь важны для нас? Связано ли это с возможностью «полного переворота христианства», который был обещан союзом Братства Сиона и «Церкви Иоанна», о чем мы уже писали?

Только одно объединяет Марию Магдалину и Иоанна Крестителя: они были святыми и явно реальными историческими личностями, которые указаны в Новом Завете. Единственная логичная дорога связана с исследованием их жизней и ролей в надежде, что это поможет выявить причины их привлекательности для еретического подполья. У нас была надежда понять их особую важность для посвященных, для самых знающих эзотерических групп, и поэтому мы начали внимательно читать Библию.

<< | >>
Источник: Линн Пикнетт, Клайв Принс. Леонардо да Винчи и Братство Сиона. 2006

Еще по теме ГЛАВА ДЕСЯТАЯПОГРУЖЕНИЕ В ПОДПОЛЬНЫЕ ТЕЧЕНИЯ:

  1. ГЛАВА ДЕСЯТАЯПОГРУЖЕНИЕ В ПОДПОЛЬНЫЕ ТЕЧЕНИЯ