<<
>>

3.1. Современные теории взаимодействия

«Демократия — это процедура»

Процесс реформирования, предполагающий социально-экономические преобразования, требует адекватного изменения общественного сознания — это закономерность.

Она предполагает изменение ценностных ориентаций, новых принципов жизни и взаимодействий, не противоречащих принципам бытия. Рано или поздно, в зависимости от качественных различий между старым и новым, отставание в преобразовании сознания не замедлит сказаться. В последние годы обострился вопрос о национальной идее, которая была бы стержнем для упорядочения изменений сознания, происходящих под влиянием событий окружающего мира. Каждый старается их осознать, понять, сформировать оценочное отношение: принять или не принять. От идеи общности, которая сопровождала нас в предыдущие века, перейти к идее индивидуальности не так-то просто. Упорно и интенсивно формировавшаяся позиция «мы все похожи, как один — одинаковы» подменяется сегодня общественной позицией «единства непохожих». Их психологическое сопоставление можно определить как «отмашка» с большой амплитудой. Переход от одного крайнего положения в другое сопровождается неустойчивостью. Все наши недостатки объясняются как продолжение достоинств. Доведенная до крайности социализации породила чрезмерную ценность общественного в ущерб индивидуальному. Наметившаяся траектория к чрезмерной ценности индивидуального становится угрозой для общности, общественного. Тенденция реализуется и проявляется в неустойчивости семьи, в расслоении профессиональных общностей, во вполне обоснованном беспокойстве по поводу целостности России.

Ситуация в современном социуме требует новых моделей взаимодействия на всех его уровнях. Практика ищет новых правил, обоснований, учений. Их востребованность объясняется и еще одним фактором, не менее существенным. Многие века российское сознание формировалось в авторитарной модели: «Вот приедет барин — барин нас рассудит» — типичная установка для всех уровней взаимодействия.

Незначительная степень субъектности, самостоятельности, ответственности, свойственная психологической позиции «Я — дитя», преобладает и сегодня у взрослого населения. Она передавалась от поколения к поколению и сформировалась на генетическом уровне. Позиция «Я — подчиненный» — это каждодневный тренинг в неумении принимать решения, брать на себя ответственность за результат, за свою жизнь. И когда в одночасье объявили о переходе от авторитарной модели жизни к демократической, с этим не справлялись даже те, кто об этом заявил. Это стало пожеланием, благим намерением, декларацией. И все более актуальным становится научение взрослого населения новым моделям взаимодействия: толерантности, самоорганизации, демократичности, гуманизму.

Наука не может быть абсолютно очищена от субъективизма. Добываемые ею истины объективны для определенного времени и пространства. То, что для какого-то времени считалось объективной истиной, при дальнейшем исследовании считается либо устаревшим, либо преждевременным. То, что признается, считается доказательным в одних сообществах, в других ставится под сомнение, уточняется, опровергается. Да и предмет всеобщего научного знания претерпевает трансформацию. Ранее признанная его эволюция сменилась качественным изменением, «на смену законам рока пришли законы природы», эволюция завершилась выводом об их союзе, дополнении, континууме.

Наука — это поэтическое вопрошание природы в том смысле, что поэт выступает одновременно и как созидатель, активно вмешивающийся в природу и исследуя ее. Современная наука научилась с уважением относиться к изучаемой природе. Из диалога с природой, начатого классической наукой, рассматривавшей природу как некий автомат, родился совершенно другой взгляд на исследование природы, в контексте которого активное вопрошание природы есть неотъемлемая часть ее внутренней активности[76].

В современных основах науки во главу угла ставятся отношения бытия и его становления:

начальные условия, воплощенные в состоянии системы, ассоциируются с бытием, а законы, управляющие темпоральным изменением системы, — со становлением; бытие и становление должны рассматриваться не как противоположности, противоречащие друг другу, а как два соотнесенных аспекта реальности2.

Появились новые для нас теории, пролежавшие весь XX в. без надобности: тектология А.А.Богданова, синергетика И.Пригожина и др. В 90-х годах в вузах появились новые учебные дисциплины («Теория организации», «Организационное поведение» и др.), ориентирующие молодое поколение на принципы самоорганизации, коммуникации, бесконфликтности.

В чем же суть современных теорий взаимодей-

Современные ствий, в чем их особенность? Каждая теория модели имеет основы, что составляет ее методологию, взаимодействия разрабатывающую учение о методах использования теории в практике. Чтобы не быть дек-

ларативной и, стало быть, неубедительной, теория формирует понятийный аппарат и оперирует им в теоремном жанре: что из чего следует. Именно поэтому каждая наука следит за чистотой и точностью своих понятий, за их развитием и уточнением.

Если речь идет о социальном взаимодействии, важно выстроить понятийный ряд на основе объяснения понятий действия, поведения, деятельности. Очевидно, что ключевым понятием является «действие», его суть, содержание, механизм. Понимание «взаимодействия» как двух взаимных действий, каждое из которых уже не является свободным, а в значительной степени зависимым от действия другого субъекта, также учитывающего его. Взаимность становится главным условием, главным критерием организации сознания людей, совершающих действие. Стало быть, новые модели взаимодействия не могут быть навязаны, они могут быть предложены и использованы только той категорией взрослых людей, которые владеют техникой изменения, самоорганизации, саморегуляции своего собственного сознания. Немаловажно доказать необходимость, актуальность самоорганизации взрослому человеку, только тогда можно рассчитывать на принятие новых идей и на желание овладеть ими с учетом индивидуальных способностей. Опытные тренеры-преподаватели, работающие со взрослыми, определяют уровень готовности каждого к овладению техниками самоорганизации, учитывают его. Таким образом, рассчитывать на какой-то усредненный результат овладения ими нельзя: он зависит не только от желаний, но и от уровня готовности: способен — не способен.

К понятийному ряду целесообразно отнести и понятие «воздействие». Человек находится под воздействием убеждений, внушений. Здесь, в отличие от взаимодействия, в котором предполагаются паритетные отношения, роли распределяются иначе, по степени активности. Кто-то находится под воздействием другого и его роль менее активна, он сознательно или бессознательно подвержен действиям другого, ограничивая свои собственные реакцией, реагированием, открываясь (и позволяя воздействовать) или закрываясь (не позволяя воздействовать). Сам процесс воздействия обусловлен его целью. Это может быть давление, продавливание какой-то идеи, могут быть свободные рассуждения, которые воздействуют в зависимости от владения техникой, искусством убеждать (вербально) и внушать (невербально).

Коллектив — особый социум, в нем следует различить несколько типов взаимодействий.

По характеру субъектов взаимодействия:

= межличностные;

= межгрупповые (между отделами, бригадами и т.д.);

= между личностью и группой.

По социальным отношениям:

= вертикальные и горизонтальные;

= формальные и неформальные; = устойчивые и врйменные.

Основа отношений в коллективе — обмен совокупным, интегративным продуктом: интеллектуальным, эмоциональным, материальным — в единстве и целостности. Обмен должен соответствовать равнозначности, на страже которой — мораль с общественным мнением и категорией совести, законы с разнообразными статьями ограничения свободы, религия с определением греха («Не убий», «Не укради»).

Категория свободы, когда ее рассматривают не в масштабах всего человечества, целого государства, а относительно конкретного человека, является психологической характеристикой. Это состояние его Духа, сознания и его составных частей: потребностей, способностей и норм. М.Волошину принадлежат замечательные слова: «Мы рабы всего, что жаль отдать», продолжая эту мысль можно сказать, что мы рабы всего, что мы любим, от чего зависимы, а значит, не свободны.

Ограничение человеком своих потребностей, умение ими управлять, умение отказаться от чего-либо без особых страданий и делает человека более свободным. В этой фразе проявляется еще одна составляющая сознания, от которой зависит состояние внутренней свободы, — это способность быть свободным: «насколько могу», «насколько натренирован», «насколько развиты мои способности». Способности — особая категория. Если потребности — сугубо в идеальном, в наших мыслях: сейчас «хочу», через минуту «не хочу», а через час «не хочу хотеть» и т. п., то способность требует тренировки, упражнений и изменяется медленно. «Если я этого никогда не делал — то ли смогу, то ли не смогу». Это состояние характеризуется предыдущими действиями, насколько они развили способность понимания, способность к волевым усилиям. Как дряблые мускулы тела, так и слабая воля делает человека зависимым, беспомощным, несвободным.

Другое интересное высказывание о свободе принадлежит Вольтеру: «Только образованный человек является свободным». Понятие «образованный» использовано здесь широко, учтены и потребности (круг интересов), и способности (расширение возможностей), и нормы, представляющие собой динамичное сочетание внешних и внутренних. Их соответствие, согласие, принятие — это то состояние, когда действие по определенным нормам не напрягает.

Наиболее крылатым лозунгом в разговорах о свободе является «Свобода слова!». В условиях чрезмерных социальных ограничений, авторитаризма, отсутствия демократических отношений личность поставлена в условия — говорить, что должен, что надо в соответствии с ситуацией, и тогда это зачастую не то, что человек думает, его слова не соответствуют мыслям и делам. В начале перестройки, на волне обещанной свободы наши сатирики любили эксплуатировать тему — «Мы думаем одно, говорим другое, а делаем третье». И вот сейчас, если и есть у нас какие-то достижения в демократизации, так это возможность сказать, что хочешь, что и есть свобода слова.

Ситуацию, в которой находится субъект, мож-

Ситуация как единица но рассматривать как непосредственное проокружающего мира странство, его окружающее, со всем набором факторов, оказывающих влияние на действия,

поведение, деятельность субъекта.

Являясь частью объективного мира, она субъективна, так как включает факторы, значимые для данного субъекта по его представлениям. Она является частью реального мира, но воспринимается идеальным миром субъекта. Отношения субъекта с объективной ситуацией, его поведение в конкурентной ситуации описываются моделью взаимодействия внутреннего и внешнего. Они нормальны, если находятся во взаимопроникновении. Первое, что должен сделать субъект, — понять ситуацию, оценить ее соответствие своему внутреннему, попытаться это соответствие обеспечить и быть хозяином положения. Столь же важно быстро понять, что собственными средствами ситуацию не изменить (недостаточны свои «могу» и недоступно «помогу»), и тогда, не пробивая стену лбом, направить энергию на изменение своего внутреннего («я и не хотел», «я не должен» и т.д.). Особенно важно это учесть, когда ситуация рассматривается широко — относительно коллективного субъекта: семьи, группы, коллектива, общности, общества. Здесь содержится значительно больший объем факторов, которые в одиночку не преодолеть. Из этой широкомасштабной ситуации важно выделить свою и с ней методологически разобраться. Это самоопределенческая работа, результатом которой является правильно принятое решение «здесь и сейчас».

Стремление к развитию разумности, духовно-

Моделирование сти в образовании взрослых выражается сегодкак способ понимания ня в моделировании. Говорят, понять (а не только запомнить) — значит смоделировать, именно

с этой целью для понимания сложного используют простые модели: не зря же благодарят бога за то, что он «все нужное создал простым, а все сложное ненужным». Именно эта метафора приходит на ум, когда погружаешься в словоблудие научных ловушек.

Синергетическая парадигма отношений духовного и материального лежит в основе отношений теории и практики, о чем пишут современные философы и психологи:

Не практика сама по себе, т.е. безотносительно к научной теории, а единство практики и научной теории становится основой последующего развития научного познания[77].

А потому во всех слоях научного знания содержится схематизированное и идеализированное изображение существенных черт практики, которое вместе с тем (а вернее, в силу этого) служит изображением исследуемой действительности2.

Отношения с миром устанавливаются через действия, из осознания которых складывается мировоззрение как целостность и единство: = субъективных представлений, обусловленных уровнем развития индивида;

= усвоенных личностью объективных определений, принятых в культуре данного социума;

= понятий, обусловленных истинностью, разумностью человека, свободой его мышления, уровнем его духовности.

Популярная сегодня парадигма образовательного пространства позволяет воспользоваться пространственными моделями с тремя осями координат, из которых две образуют плоскость земной поверхности с природой и соцуиумом на ней — «био» — «социо», а третья — та самая вертикаль, которая уходит бесконечно далеко, запредельно в трансцендентное, но между тем тесно связана с двумя другими осями, и все они вместе находятся в единстве и образуют целостность «био» — «социо» — «дух». Предлагаемые трехосные модели следует рассматривать производными от основной: все вертикальные смыслы характеризуют духовное, все горизонтальные — социальное, а третьи — биологическое, природное.

Интересно заметить, как суть изменений отражается в языке, в частности в профессиональном, педагогическом. Совсем недавно господствовала «плоскостная» модель субъекта (а то и объекта) образования — «биосоциальная система». Как только эту модель в своих представлениях профессионалы достроили вертикальной составляющей «дух», так ранее популярное выражение «образовательное поле» уступило место другому метафорическому образу — «образовательное пространство». В языке появилось «образовательное пространство», которое мы вправе называть как минимум трехмерным «био» — «социо» — «дух», можно говорить о его центре как начале координат, можно говорить об ослаблении концентрации (воздействия) по мере удаления от центра и т.п. Использование в качестве наглядного средства осей координат обеспечивает целостность восприятия, а условность трехмерности пространства показывает возможность его разделения, не нарушая единства.

Такие модели — хорошее средство для размышлений, «турничок» для упражнений в систематизации собственных представлений, в преодолении путаницы, приводящей к многочисленным ненужным конфликтам.

Рассмотрим несколько примеров, разложив по осям очень сложные для понимания категории в трех интерпретациях (рис. 3.1, 3.2).

Пример. Любовь:

Рис. 3.1. Структурирование категории «любовь»:

на оси «био» — любовь физиологическая, сексуальные отношения индивидов; на оси «социо» — любовь-уважение, признание в своем партнере личности, его значимости; на оси «дух» — любовь-понимание, озарение, подъем, полет

Что в этих компонентах важнее, первичнее?

Обратим внимание на стрелки, означающие взаимосвязь и, как было показано ранее, взаимопроникновение. Гармония внутренняя и гармония отношений в любви только тогда присутствуют, пока в равной значимости все три. Долго ли держатся только сексуальные отношения? Они неизменно приводят к конфликтам и трагедиям. Если в семье неработающая женщина не получает уважения, признания своей социальной значимости для семьи, которой она отдает всю энергию своего труда (вместо профессионального), которая для нее — социум, то появляется внутренний конфликт, проявляющийся в раздражении, отрицательных эмоциях. А это весьма неблаготворно влияет на сексуальные отношения: противоречие увеличивается, и семья распадается.

Если в семье полный порядок и с «био», и с «социо», что еще надо (не пьет, не курит, не гуляет — главные критерии российской семьи), хочется немного хаоса: неожиданности, непредсказуемости, веселья и радости, маленьких добрых дел, сюрпризов и подарков, маленьких безумств, вызывающих подъем над обыденным. Как только это уходит, в семье поселяется скука, люди друг другу становятся неинтересны, это не располагает ни к уважению, ни к сексу. Все три сферы во взаимопроникновении, синхронном взаимодействии (тут же немедленно что-то разрушается). Отношения — это всегда труд, а близкие отношения — труд многократно больший.

Пример. Свобода:

на оси «био» — степень свободы в отношениях индивида с природой. Как отношения части и целого способности индивида детерминированы природой, они растут как все в природе в зависимости от условий выращивания, от прилагаемых усилий;

• на оси «социо» — степень свободы личности отличается в разных социальных структурах, имеющих свои ограничения свободы, свои нормы, правила, законы, нарушение которых не одобряется, влечет наказание. Свобода в этих отношениях состоит в принятии норм, в самоограничении;

• на оси «дух» — свобода в мыслях, в творчестве, в озарениях. Она дает ощущение подъема, божественного: она безгранична

Рис. 3.2. Структурирование категории «свобода»

Свободу следует осознавать как степень независимости. Если человек свободен в духе, он управляет своими потребностями (а не они им), он не допускает зависимости, он способен отказаться от любого своего «хочу». Продолжая логический ряд, можно сказать от всего, что любит и, стало быть, ничего не любит, — опасное состояние для обычного человека. Только гуру, ламы, святые могут, не нарушая гармонии, добиваться такого состояния. Пребывая в обычных светских условиях, важно соблюсти чувство меры, не удариться в крайности, приводящие к внутренним конфликтам.

Таким образом, структура демократического взаимодействия может быть представлена аналитически (табл. 3.1).

Т а б л и ц а 3.1

Структура демократического взаимодействия

Компоненты взаимодействия Позиция Цели Содержание Метод Результат
1 2 3 4 5 6
Позиция
Цели

няя, высокая).

Позиция — понимание собственных функций во взаимодействии (кто я в этой ситуации).

Цели — предвосхищение результата, полученного от взаимодействия.

Содержание — информация, которой обмениваются при взаимодействии.

Метод — способ взаимодействия, обусловленный способностями субъектов, а также целями и содержанием.

Результат — позитивное изменение сознания — приращение.

<< | >>
Источник: М.Т. ГРОМКОВА. АНДРАГОГИКА ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБРАЗОВАНИЯ ВЗРОСЛЫХ. 2012

Еще по теме 3.1. Современные теории взаимодействия:

  1. § 3.1.5. СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ СТРОЕНИЯ ОРГАНИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ КАК ФУНДАМЕНТ КУРСА ОРГАНИЧЕСКОЙ ХИМИИ
  2. ТЕОРИЯ ОРГАНИЗАЦИИ В СИСТЕМЕ НАУК (ПРОДОЛЖЕНИЕ).
  3. СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ФЕНОМЕНУ ЛИДЕРСТВА
  4. ДОСТИЖЕНИЕ ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТИ И ТЕОРИЯ
  5. 1.1. ГОСУДАРСТВО, ОБЩЕСТВО, ЦЕРКОВЬ в ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОМ КОНТЕКСТЕ: ИСТОРИЧЕСКИЙ опыт и СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ А. А. Каваленя 1ДЭ1 ХрысЦ1ЯНсКАЙ МАрАЛЬНАсЦІ У ДУХоУНАЙ сПАДЧЫНЕ СТАРАЖЫТНАЙ БЕЛАРУСІ
  6. § 1. Предмет курса: история становления и современность
  7. Введение. Эволюция институциональной теории
  8. 1.2. Объект, предмет и методология теории коммуникации
  9. 2.1. Теоретические основания и основные методологические проблемы клинической психологии
  10. Г лаваХ1У ТЕОРИЯ ИГРЫ
  11. 6.3.2. Современные теории демократии
  12. 8.3.4 Современная теория нутации
  13. Критическая проверка теорий
  14. ЮЛ. Основные положения современной теории
  15. НЕМНОГО О СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ СОЗДАНИЯ ТЕСТОВ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -