<<
>>

§ IV. Причины распада неограниченных монархий

Многие люди считают монархию формой правления, имеющей существенные преимущества перед всеми остальными. Чем проще система управления, тем легче обеспечить ее деятельность. Действительно, при монархии все силы нации, доверенные самодержавно правящему главе государства, легко сосредоточить и направить на осуществление поставленных им целей.
Ио, с другой стороны, когда один человек располагает слишком большим могуществом, это позволяет ему подчинить себе все общество; общество же в состоянии противопоставить своему государю лишь разрозненные силы и несогласованные стремления. Поэтому монархия почти всегда перерождается в деспотизм и тиранию. История всех эпох дает нам возможность убедиться в том, какие ужасные последствия вызывают злоупотребления властью, когда все силы государства приносятся в жертву фантазиям деспота.

Даже когда монархия и не перерождается в такой постыдно злоупотребляющий властью деспотизм, неравенство природных данных и различия способностей, характеров и страстей у наследующих друг друга монархов неизбежно приводят к беспрестанным изменениям в системе управления. Когда же воля главы государства является единственным законом, которым руководствуется нация, это должно неизбежно вести к частым коренным изменениям в законодательстве страны, в ее институтах и системе управления, во взглядах и представлениях граждан. Нет ничего постоянного там, где все может быть в любой день изменено в угоду капризу; если даже один п тот же человек в различные периоды своей жизни не всегда согласен с самим собой, что станет с государством, которое постоянно переходит от старых монархов или министров к новым, не имеющим ничего общего со своими предшественниками?

Отсюда ясно, что абсолютное монархическое государство по самой своей природе крайне неустойчиво и что повелитель, который единолично властвует над всеми гражданами страны, легко может каким-нибудь непродуманным поступком привести к гибели всю нацию.

Бразды правления империй почти всегда находятся в руках людей, недостаточно способных к делу управления. Таким образом, при абсолютной монархии судьба всех граждан зависит почти исключительно от личных качеств и достоинств одного человека; если государь случайно и обладает необходимыми для управления страной талантами, способностями и добродетелями, то на смену ему чаще всего приходит наследник, лень, бездарность, безумие или злонамеренность которого в одно мгновение разрушают все, что было сделано для народа заботами его предшественников.

Если законы не ограничивают власть монарха, если нация не представлена каким-либо органом, который сдерживал бы верховную власть, то вся тяжесть управления страной падает, можно сказать, на одного человека, и, если этот человек случайно оказывается непригодным, над государством нависает опасность. Неспра-ведливость, глупость, безрассудство чаще свойственны одному человеку, чем большой группе людей; нация сразу же испытывает на себе последствия неудачных распоряжений своего руководителя; когда он развра-щен, его пороки, заимствованные окружающими его вельможами, распространяются с особой быстротой среди нижестоящих сословий; разложившийся коро-левский двор разлагает вскоре и всю нацию; прави-тельство, не обладающее твердыми устоями, не воспитывает порядочности и в своих подданных. Тщеславные и любящие пышность властители распространяют вкус к роскоши и легкомыслию во всем народе.

Когда государь равнодушен к делам государства, ведет рассеянный образ жизни и не способен сам управлять страной, верховная власть попадает в руки какого-нибудь из его фаворитов, приближенных к нему женщин, небольшого числа возвысившихся с помощью клеветы и интриг людей, которые, находясь постоянно в состоянии войны друг с другом, гораздо более озабочены тем, как удержать свое место, сохранить благосклонность государя и уничтожить своих соперников, нежели тем, как справиться с тяжким трудом упра- влення государством. Может ли при государях подобного склада власть, ослабленная раздорами, столк-новениями низких интересов, лишенная целеустрем-ленности, занятая лишь злободневными вопросами, быть последовательной в своих мероприятиях? Может ли она быть направленной на благо общества? Если монарх охвачен беспокойной жаждой перемен, взоры всех его подданных обращены к войне; кровь народов течет, чтобы рассеять его скуку; он превращает в жестокую игру несчастья, которые постигают его государство; ему доставляет удовольствие горе, которое он приносит своим слабым соседям.

Таким образом, силы и богатства подданных оказываются безумно растраченными и нередко многочисленные победы их государя приносят им лишь тяжелое истощение, от которого они долго не могут оправиться. Несчастья народов, вызванные неистовством воинственных королей, записаны в летописи мира, и каждое мгновение история человеческой кровью вписывает в них все новые стра-ницы, свидетельствующие об этих несчастьях. В боль-шинстве случаев монархи считают себя могуществен-ными лишь постольку, поскольку они способны при-носить людям зло.

Не имея правильного понятия об истинной славе и истинном величии, короли считают, будто эти качества проявляются в помпезности и роскоши, с которыми в их представлениях нераздельно связана монархическая власть. Ничто не встречается так редко, как монарх — приверженец простоты и бережливости. При монархе, любящем пышность и роскошь, средства, пред-назначенные для поддержания жизни народа, беспре-станно поглощаются дорогостоящими празднествами, легкомысленными развлечениями, бесполезными затратами, строительством великолепных зданий, олицетворяющих в глазах нации надменность и гордость ее властелина. Народ же принужден обеспечить средства для всего этого. Нацию заставляет страдать вид памятников, воздвигнутых ценой еще большего обеднения и без того ввергнутого в нищету народа. Бессовестный же царский двор на глазах у всех утопает в богатствах, роскошествуя за счет нации. Богатств, растрачиваемых на удовлетворение тщеславия некоторых монархов, часто могло бы хватить для того, чтобы сделать счастливым целый народ.

Занимая слшиком высокое положение, монарх не может поближе приглядеться к жизни народа и составить себе ясное представление о его потребностях. Все приближенные государя ведут расточительный образ жизни и утопают в изобилии; те, к чьим советам он прислушивается, являются виновниками общественных бедствий и потому всегда заинтересованы скрыть эти бедствия от монарха и способствовать тому, чтобы они продолжались как можно дольше.

Жалкие прислужники преувеличивают перед монархом благополучие, которое доставляют подданным введенные им законы. Разве придворные льстецы и министры согласятся омрачить его душу картиной нищеты народа? Конечно, нет. Личное пристрастие заставляет их скрывать от государя бедствия, порожденные бездарностью или коррупцией. Требовать от придворного правдивости значило бы требовать, чтобы он сам себя разоблачил. Монарх никогда не может узнать правду; он может только догадываться о ней; но даже и в этом случае догадка, заглушённая шумной суматохой его двора, скоро стирается из его памяти.

Управлять государством — занятие серьезное и трудное; короли же либо не имеют никакого представления о степени его важности, либо испытывают страх запутаться в сложных деталях управления. Отупевшие от лени, приученные воспитанием к удовольствиям и забавам, убаюканные лестью монархи обыкновенно представляют собой физически крепких, но непоследовательных и неспособных со вниманием сосредоточиться на чем-либо недорослей, которым кажутся ненавистными труд и размышление. Для того чтобы руководить государством, нужны доблестные мужи, обладающие опытом, силой, гением; но, к сожалению, империями слишком часто управляют самые слабые из смертных. Так постепенно без ведома монарха бедствия нации пускают глубокие корни, и об их глубине монарх узнает только в связи со своим собственным падением.

То огромное, почти непреодолимое расстояние, которое отделяет трон государя от народа, всегда лишает монарха возможности обнаружить и использовать в интересах общества достоинства и добродетели обездоленных, скромных людей, которые обыкновенно держатся в тени. При монархе, который вынужден на все смотреть глазами других, подлинпо талантливые люди отстраняются завистливыми придворными, в то время как всегда наглая бездарность захватывает милости и награды. Нацию охватывает отчаяние; никто не утруждает себя приобретением знаний, бесполезных в государстве, где должности являются наградой лишь за хитрость, низость и бессовестную дерзость.

Несправедливое предпочтение, постоянно оказываемое людям, обладающим знатным происхождением или богатства-ми, фаворитам и интриганам, мешает талантам про-биться сквозь толпу придворных, всегда считающих, что милости монарха принадлежат только им одним.

Так как при монархии честолюбие свойственно стоящим у власти людям в значительно большей степени, чем при любой другой форме правления, так как отличительным признаком монархии является бессмысленный показной лоск, которому вначале подражают придворные, а затем и различные сословия нации, стремясь уподобиться государю или его приближенным, то все это порождает соперничество в пышности и расточительности; во всех сердцах разгорается неистовая страсть к богатству, известная иод названием роскоши, которая, как мы вскоре увидим, подобно червю подтачивает и разрушает государство. Роскошь является злом, можно сказать неотделимо связанным с монархией, в которой благосклонность государя, знатное происхождение и богатство создают слишком большую диспропорцию в положении граждап. Каждый хочет придать себе хотя бы видимость величия, потому что величие сопутствует власти. Под властью королей тщеславие более заразительно, чем при республиканском правлении, при котором равенство, установленное сво-бодой и законами, делает внешние атрибуты власти гораздо менее необходимыми.

<< | >>
Источник: ПОЛЬ Анри ГОЛЬБАХ. ИЗБРАННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ Том 1. ИЗДАТЕЛЬСТВО СОЦИАЛЬНО - ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА —1963. 1963

Еще по теме § IV. Причины распада неограниченных монархий:

  1. § IV. Причины распада неограниченных монархий
  2. § V, Причины распада ограниченных монархий
  3. Лекция 1 Государство как политико-правовая форма существования общественных отношений
  4. Руссо и русская культура XVIII — начала XIX века
  5. Формирование образа врага
  6. Глава IV СУДЬБЫ КОРОЛЕВСКОЙ ВЛАСТИ НА ЗАПАДЕ В СРЕДНИЕ ВЕКА
  7. Глава V ВОЗВЫШЕНИЕ МОНАРХИИ В КОНЦЕ СРЕДНИХ ВЕКОВ
  8. 7.3.2. Территориально-политическое устройство государств
  9. ТЕМА 3. НРАВЫ ИМПЕРАТОРСКОЙ РОССИИ КАК ПРЕДПОСЫЛКА РЕВОЛЮЦИИ