<<
>>

§ VII. О неограниченной верховной власти

Некоторые нации предоставили своим государям всю полноту законодательной власти; другие разделили эту власть, оставив за собой или за своими представителями возможность содействовать закону, принимать или отвергать, видоизменять или заменять другим, рассматривать и изучать его — словом, взвешивать и всесторонне оценивать его преимущества и недостатки.
Некоторые народы сосредоточили в руках своих властелинов законодательную власть вместе с правом проведения в жизнь издаваемых ими законов, что составляет всю полноту власти, или, если хотите, абсолютную власть. Другие народы были настолько предусмотрительны, что ввели разделение этих двух видов власти, передали их в руки разных людей, чтобы они могли взаимно уравновешивать свое влияние в интересах народной свободы.

Но независимо от того, ограничили ли народы спе-циальными законами власть своих государей или обстоятельства заставили их пренебречь ограничениями, которые они могли бы сделать обязательными для последних, ни сила, ни время, ни привычка не могут лишить их права возвратиться к исходному положению и в соответствии с новыми обстоятельствами и потребностями исправить результаты допущенных ими в прошлом неосторожных поступков. Общество всегда сохраняет за собой право определять правила поведения тех, на кого оно возлагает осуществление власти. Общество всегда может указать последним форму правления, какую считает подходящей для себя,— это его вечное неотъемлемое право; оно не может утратить это свое право под действием времени, его не в состоянии отнять у него никакая сила. Это право никогда и никакими изуверскими способами не может быть отчуждено у общества.

Если эта истина вызывает сомнения, то пусть скажут нам, почему даже в тех странах, где государи присвоили себе самую неограниченную власть, они при восхождении на трон никогда не освобождают себя от труда обеспечить послушание и согласие подданных посредством каких-либо формальностей и церемоний? Разве пользую-щиеся самой неограниченной властью деспоты в своих распрях с другими претендентами на трон не вынуждены в конце концов прибегать к решению тех самых народов, которым они часто наносили тяжкие обиды и оскорбления, но которых они тем не менее признают подлинными судьями в вопросе о правах иа власть?

Каким бы образом ни была распределена верховная власть, в своей совокупности она всегда неограниченна. Поскольку верховный правитель действует от имени общества, власть которого не знает границ, он должен обладать правом употребить все силы, чтобы заставить членов общества осуществлять свою волю.

Таким образом, полнота верховной власти дает государю право принуждать всех граждан действовать сообразно с законами, одобренными властью. Обязать людей оказывать повиновение законам— значит обязать их быть послушными общественному разуму, мнению народа, который не может пожелать чего-либо несообразного с природой общества, с условиями, в которых оно находится, и обстоятельствами его жизни. Когда монарх управляет в согласии с законом, его приказаниям надлежит быть безусловными; закон должен быть деспотичным, но правителю никогда не следует быть деспотом. Воля справедливого общества не должна встречать сопротивления со стороны кого бы то ни было из его членов.

<< | >>
Источник: ПОЛЬ Анри ГОЛЬБАХ. ИЗБРАННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ Том 1. ИЗДАТЕЛЬСТВО СОЦИАЛЬНО - ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА —1963. 1963

Еще по теме § VII. О неограниченной верховной власти:

  1. Глава VII ОБ ОТЦОВСТВЕ И СОБСТВЕННОСТИ, РАССМАТРИВАЕМЫХ ВМЕСТЕ КАК ИСТОЧНИКИ ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ
  2. § XXI. Неограниченная, произвольная власть противоестественна
  3. Беседа пятаяО ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТЬЮ, О НЕОГРАНИЧЕННОЙ МОНАРХИИ, О ДЕСПОТИЗМЕ И ТИРАНИИ
  4. Глава VII. О Верховном Суде Союза Советских Социалистических Республик
  5. О СУЩЕСТВЕ ВЕРХОВНОЙ САМОДЕРЖАВНОЙ ВЛАСТИ
  6. § XXII. О подлинной верховной власти
  7. § VIII. Естественные границы верховной власти
  8. § XXXIIL О необходимости различать понятия«верховный правитель» и «верховная власть»
  9. § XIX. Общество всегда является хозяином верховной власти
  10. Глава VIII О ПЕРЕДАЧЕ ВЕРХОВНОЙ МОНАРХИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ АДАМА