<<
>>

§ XXXII. Народы никогда не могут искренне примириться с деспотизмом

Отбросим поэтому предположение, будто разумные существа могут когда-либо примириться с неограниченной властью; не будем верить тому, что они добровольно дали заковать себя в цепи, и предполагать, что большинство обитателей нашей планеты пожелало жить, трудиться, поливать землю своим потом лишь ради счастья нескольких людей, не предоставивших им в обмен за их труды ни одного из тех преимуществ, на которые они имеют право.

Можем ли мы чистосердечно поверить, что народы когда-либо могли сказать тем, кого они избрали монархами: «Управляйте нами так, как вы найдете это нужным; располагайте, следуя вашим прихотям, нами, нашими женами и детьми, нашей собственностью и свободой; мы согласны работать только на вас и на тех, кого вы отметите своей благосклонностью; каковы бы ни были те излишества, к которым приведет растленность ваших сердец или безумие ваших умов, мы заранее подписываемся под всем этим и навеки от-рекаемся от права выражать недовольство вами и сдерживать вашу ярость».

Народы должны были сказать: «Мы доверяем вам так же, как наши предки доверяли вашим; вы царствуете потому, что мы хотим этого; мы вручили вам власть, которая может стать источником злоупотреблений; вы будете пользоваться ею на благо нам; но мы никогда не согласимся со злом, которое вы пожелали бы нам причинить.

Если вы превратитесь в угнетателей, мы станем вашими врагами».

Если нас убеждают в том, что могущество королей ниспослано самим небом, то у кого хватит дерзости утверждать, будто доброе и справедливое божество, каким мы должны представлять его себе, могло бы заявить всем обитателям земли: «Народы! Я создаю вас лишь для того, чтобы вы стали игрушкой привилегированного человека; я объединяю вас в общество только затем, чтобы вы стали рабами, более несчастными, чем дикари, живущие в пустыне. Ваша жизнь, ваша земля, ваш труд, ваша свобода безраздельно принадлежат одному из вас, и вы никогда не будете иметь права сопротивляться творимому им злу».

Как дерзко оскорбляют бога, когда приписывают ему создание, защиту и поддержку тиранов, опустошающих землю!

Как бы ни были высоки и недосягаемы основы, на которых зиждется абсолютная власть; каковы бы ни были так называемые божественные права, относительно которых высказывается лживое утверждение, будто они ниспосланы самим небом; каковы бы ни были те несправедливые боги, которые, как полагают, являются творцами тиранов, — ни сила, ни ложь, ни время никогда не могут совершенно заглушить голос природы.

Это она каждое мгновение пробуждает протест в душе несчастного раба; это она твердит детям земли, что самый могущественный монарх является таким же слабым смертным, как и они. Это она показывает каждому разумному человеку, что власть досталась монарху лишь с согласия народа; что власть, доверенную правителям ради счастья общества, нельзя использовать для разрушения этого общества, не совершая преступления; что, подчиняясь королям, общество не превратилось в их пленника; что всякий человек, отрекаясь от бесполезной ему независимости, не мог отречься от необходимой для его благополучия свободы; что нации не могли стать игрушкой в руках людей, власть которых предоставлена им самими нациями.

<< | >>
Источник: ПОЛЬ Анри ГОЛЬБАХ. ИЗБРАННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ Том 1. ИЗДАТЕЛЬСТВО СОЦИАЛЬНО - ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА —1963. 1963

Еще по теме § XXXII. Народы никогда не могут искренне примириться с деспотизмом:

  1. § XXXII. Народы никогда не могут искренне примириться с деспотизмом