<<
>>

§ XXXIIL О необходимости различать понятия«верховный правитель» и «верховная власть»

Притязаниям государей открывает особенно широкие возможности предрассудок, постоянно смешивающий верховного властелина и верховную власть, короля и народ. Люди поняли, что во всяком обществе должна была существовать абсолютная власть; отсюда заключили, будто общества, руководимые государями, полностью передали в руки последних все свои права, всю власть, которой они обладали, весь авторитет, каким они пользовались.

Таким образом, понятия «государь» и «нация» приобрели одинаковое значение; исполнительный орган воли общества и сама общественная воля, которую этот орган осуществляет, оказались смешанными до такой степени, что стало невозможно их различить; все действия, начи- нания и даже неблагоразумные поступки верховного правителя начали рассматривать как действия всей нации; собственность народа стали считать собственностью государя; и мало-помалу народы вместе с их владениями превратились в родовую вотчину своих монархов.

Государи стали распоряжаться народами по своему усмотрению; они освободили себя от необходимости советоваться с подданными о том, чем они больше всего вправе интересоваться.

Однако достаточно немного внимательнее отнестись к этому вопросу, чтобы разрушить заблуждение, следствия которого во все времена были чрезвычайно пагубны для народов. Каждый гражданин ставит себя под спасительную охрану общества для того, чтобы обеспечить неприкосновенность своей личности и сохранность своего имущества; народ избирает себе защитников именно для того, чтобы вернее обеспечить для себя счастье; эти защитники являются хранителями, а не владельцами богатств народа. Когда государи создают несправедливые законы, которые отвергаются народами и противоречат воле общества, они выступают не как законодатели, а как вероломные лжетолкователи воли наций.

Разве может деспот или тиран являться выразителем общественной воли? Без сомнения, не может.

Он является выразителем лишь собственных страстей и капризов, орудием одних только своих министров. Для того чтобы отождествить себя со своим народом, монарх должен желать того же, чего желает народ и что предписывают законы парода. Только тогда он сможет сказать о себе словами одного из императоров Китая: «Голод моего народа — это и мой голод; недостатки моего народа — и мои недостатки».

§ XXXIV. Королевские прерогативы

Почти во всех обществах властелины были единственными распределителями наград, милостей, званий, почестей, богатств — одним словом, они имели в своем распоряжении все, что составляет предмет желаний людей. Неудивительно, что, располагая такими могу- чими средствами воздействия, им без труда удалось разделить и подчинить своих подданных, чьи взоры были обращены единственно к тем существам, в которых они видели подлинный источник своего счастья. Поэтому злонамеренным королям было легко побудить огромное количество совращенных и ослепленных личной заинтересованностью людей принять участие в их заговорах против народа. Народ, лишенный власти, всегда будет иметь лишь немногих друзей — ведь ему нечего предложить им.

А между тем источником власти и богатств, которыми владеет верховный правитель, является народ. От народа в действительности исходят все благодеяния, почести, награды и милости, которыми в интересах государственного блага верховный правитель осыпает тех, кто ему служит. Но по явному заблуждению люди всегда смешивают распределителя милостей с народом, который является их действительным источником. Вот почему государь стал единственным объектом, к которому обращались все взоры.

Для того чтобы народ сохранял все свои права и его служители были признательны ему за оказываемые им благодеяния, важно, чтобы он оставлял за собой воз-можность вознаграждать или оплачивать услуги, кото-рые ему оказывают: этим он напоминал бы всем граж-данам, что они должны служить родине, а не ее вла-стелину.

<< | >>
Источник: ПОЛЬ Анри ГОЛЬБАХ. ИЗБРАННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ Том 1. ИЗДАТЕЛЬСТВО СОЦИАЛЬНО - ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА —1963. 1963

Еще по теме § XXXIIL О необходимости различать понятия«верховный правитель» и «верховная власть»:

  1. § XXXIIL О необходимости различать понятия«верховный правитель» и «верховная власть»