<<
>>

§ XXXIV. Деспот страшится добродетели

Самое понятие об общественном благе исключено из обихода в странах, где господствует неограниченная власть. Нация перестает что-либо представлять собой, как только монарх становится для нее всем.
Разве могут великие люди выдвинуться при повелителях, которые распределяют свои милости, исходя из личной благосклонности, и не имеют ни малейшего понятия о подлинных достоинствах и заслугах подданных? Разве можно внушить любовь к отечеству придворным, которые стремятся лишь растерзать это отечество ради достижения своих корыстных целей? Что может пробудить в вельможах желание заслужить уважение народа, которым они пренебрегают, или вызвать у них стремление понравиться рабам, которых они могут безнаказанно угнетать? Что побудит министров к добрым делам, если они убеждены, что результаты тех добрых дел, которые они могли бы совершить, не сохранятся после них? В атмосфере подозрительности, свойственной всякой тирании, становится недопустимым, чтобы какой-либо подданный пользовался любовью своих сограждан. Стать популярным здесь большое преступление, говорить от имени родины — посягательство, достойное наказания. Деспот желает, чтобы все взоры были обращены лишь на него одного; он ревнует всех и ко всем; для него нет ничего более ненавистного, чем человек, желающий иметь заслуги перед своим народом. Человек, прославившийся в какой бы то ни было области, должен опасаться, как бы его не наказали за достигнутые им успехи, так как эти успехи пугают властелина, вызывая в нем и в его недостойных фаворитах ревность. Будучи сами лишены добродетелей, они страшатся добродетельного человека и не признают его заслуг. Низость, лесть, доносы, самая подлая угодливость — вот качества, которые по душе порочной и завистливой власти; только давая ей возможность усилить общественные невзгоды, можно убедить ее в своей преданности и верности, в своих способностях.

Чтобы нравиться тиранам, надо самому быть тираном.

При несправедливом монархе любовь к отечеству становится невозможной; сострадание к согражданам является бесполезным чувством, страсть к обществен-ному благу — вредной склонностью, преданность дол-гу — проявлением глупости. Только лгуны могут утверждать, будто любят страну, которой свойственно подобное отношение к вещам; только мошенникам и негодяям выгодно отсутствие в ней моральных устоев.

Итак, не ищите добродетелей в странах, где деспотизм утвердил свое могущество. Государь, лишенный справедливости и добросердечия, предающийся от скуки пороку, окруженный растленными, свыкшимися с преступлением людьми, дает народам пример, подражать которому побуждает восхищение, внушаемое его высоким положением. Гражданин, перенимая пороки и сумасбродства тех, кто стоит выше его на общественной лестнице, мнит себя возвеличенным, почитаемым и имеющим вес. Подданный деспота не может иметь ни малейшего представления о благородстве и величии; он движим только честолюбием. Чванливый и тщеславный двор распространяет любовь к роскоши. Чтобы утвердить собственную власть, каждый тиран считает выгодным для себя развращать своих подданных; он находит более надежным царствовать над предающимися пороку, изнеженности и беспорядочной жизни, чем над сдержанными в своих желаниях людьми. Добро-детель возвышает душу человека, порок принижает и опошляет ее. Добродетель объединяет подданных, порок их разъединяет. Заслуженный человек полон величия, он дорожит общественным уважением; чело-век без заслуг труслив, низок и вынужден сам себя презирать.

Корыстолюбивым придворным свойственны лишь низкие склонности, присущие рабам и паразитам, которые привязываются к кому-либо только ради презренной выгоды. Их души мельчают, им чуждо истинное величие, они становятся малодушными и ведут легкомысленный образ жизни. Государством в целом овладевает тупое безразличие; ничто не способно согреть сердца, застывшие в апатии; их не трогают больше судьбы нации; они не страшатся и не предвидят революций. Если какое-либо внезапное изменение приводит к гибели деспота, деспотизм продолжает суще-, ствовать. Он может изменить свою форму, но он необ-ходим испорченным людям, которые в силу долгой привычки лишены честных и возвышенных чувств.

<< | >>
Источник: ПОЛЬ Анри ГОЛЬБАХ. ИЗБРАННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ Том 1. ИЗДАТЕЛЬСТВО СОЦИАЛЬНО - ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА —1963. 1963

Еще по теме § XXXIV. Деспот страшится добродетели:

  1. § XXXIV. Деспот страшится добродетели