<<
>>

5. ИЗРЕЧЕНИЯ ФИЛОСОФОВ РАННЕЙ

Нам не следует жить, разделяясь на государства и народы; мы должны верить, что все люди — это наши сограждане и друзья. Существует только одна форма жизни и только один государственный порядок, подобно тому, как стадо, пасущееся совместно, подчинено общему закону (Плутарх.
О мужестве

Не священные дары должны быть украшением государства, но добродетели его жителей (Стобей. Из-

Счастье заключается в соразмерном течении жизни

Характер — это источник жизни, порождающий те или иные поступки (Стобей. Избранное 2.7).

Существуют два типа людей — праведные и подверженные пороку. Праведные в течение всей своей жизни добродетельны, а подверженные пороку — безнравственны.. . Добродетельный человек — благороден, вдумчив, великодушен и обладает волей: благороден, ибо он в состоянии добиться своей цели, вдумчив, ибо он во все вникает, великодушен, поскольку совершает благородные поступки, свойственные высоконравственному и мудрому человеку и, наконец, обладает волей — ведь он наделен подобающим мужеством и его невозможно унизить (Стобей. Избранное 2.7).

Аристон

Наивысшее благо — это безразличие. Стоики трактуют безраличие как бесстрастие (Клемент Александрийский. Покрывала 2.21.129).

Существует лишь одна добродетель, все другие — только ее формы (Плутарх. О разногласиях стоиков 8).

Герилл

Наивысшее благо — это познание и знание (Цицерон. Учение академиков. Лукулл II 42.129).

Клеанф

Добродетель и истина — одни и те же и у Бога и у человека (Тимей 2.27).

Нет ничего среднего между добродетелью и пороком. Все люди имеют естественное стремление к добродетели, и отношение к последней подобно ямбическим полустишиям: зло приравнивается неполноте, а добро — совершенству (Стобей. Избранное 2.65).

Государство по природе добродетельно, ибо оно — убежище, в котором мы ищем справедливости (Стобей.

Избранное 2.210).

Хрисипп

Только то, что нравственно можно почитать за благо, и ничто, кроме безнравственного не может считаться злом (Цицерон. О пределах добра и зла 3.28).

Мир представляет собой огромное государство с единым устройством и общим законом. В нем повелевает естественный разум, указывая, что следует делать и запрещая то, чего делать не следует (Филон Александрийский. Об Иосифе 2.46).

Воля богов правит миром, и, в известном смысле, как у людей, так и у богов существует общее государство и общий государственный порядок. Каждый из нас — частичка этого мира; из этого следует естественный вывод: мы должны предпочитать всеобщее благо нашей личной выгоде (Цицерон. О пределах добра и зла 3.19.64).

Государства, ограниченные по размеру, но по количеству многочисленны и имеют отнюдь не одинаковые, а весьма разнообразные устройства и законы. Ведь в каждом из них сложились свои обычаи и нравы, к которым и приспосабливаются в соответствии с естественным законом. Именно в этом причина того, что не только эллины и варвары не перемешиваются друг с другом, но даже и родственные племена обеих из перечисленных групп... Своебразное государственное устройство скорее служит дополнением к единому закону природы (Филон Александрийский. Труды

Никто из людей не раб природы (Филон Александрийский. О праздниках 283).

Хотя мудрец и испытывает страдание, но его это не удручает, ибо он не позволяет душе расслабляться; и хотя он имеет потребности, он не дает им разгуляться

Люди, душа которых разумна и чей дух высок, в состоянии вершить свои дела и дела других людей; они необходимо должны жить счастливо. Поистине бывают мужи — друзья богов, которые следуют закону природы, и в них живет благой дух (Дион Хрисостом

В то время как толпа называет богатым только того человека, который обладает большим состоянием, следовало бы употребить это слово в отношении не такого человека, а мудреца, чье достояние — добродетель (Александр Афродизийский, О «Топике»

Закон —царь всех деяний: божественных и человеческих.

Он — распорядитель и попечитель всего того, что нравственно и аморально, он же — путеводная нить в вопросах права и бесправия, и в согласии с природой он предписывает, что следует делать, а чего избегать (Марциан. Наставления 1).

Мир одухотворен, а Бог — его руководящий принцип и душа всего (Филодор. О благочестии 32).

О городе рассуждают двояко: это и жилище, и сообщество обитающих в нем людей и граждан; рав- ным образом и Вселенная — это как бы город, объединяющий людей и богов (Порфирий о воздер-

Хрисипп говорит, что учение о добре и зле, которое он сам создал и признал правильным, самым точным образом соответствует жизни и, несомненно, связано с понятием «пролепсио ... Это его учение избавляет людей от всего постороннего: от того, что нас не касается и не способствует нашему счастью (Плутарх. О разногласиях стоиков 13.17).

Порыв человека — это разум, повелевающий ему поступать так, как предписано законом ... Осторожность—это запрещающий разум мудрецов, а не тех, кто посупает неблагочестиво. Ибо отличительное свойство мудрецов — это умение остерегаться. Если же закон — не что иное, как разум мудреца, то он и проявляется, как запрет мудрецам совершать все то, чего они должны остерегаться. Для тех же, кто дурно поступает, не существует ни предостережения от злых поступков, ни долга (Плутарх. Об общих понятиях

Несведущие люди не различают, что есть истина, а не ложь. Ведь одинаково существуют добро и зло, благополучие и несчастье, огорчение и радость. Одно — из другого, как говорил Платон, ибо одна противоположность не существует без другой противоположности. В самом деле, каким образом могло бы существовать чувство справедливости, если бы не было несправедливости? Или, что другое есть справедливость, как не отсутствие несправедливости? Что такое есть умеренность, как не отсутствие невоздержанности? И равно, каким образом существовало бы благоразумие, не будь оно противоположно опрометчивости? (Авл Геллий. Аттические ночи 7.1).

Люди и боги рождены для братства и общества (Авл Геллий.

Аттические ночи 7.1).

Ведь убежден был Хрисипп, что, поскольку боги создали людей ради них самих и друг для друга, а животных для служения людям, то мы и воюем совместно с лошадьми и охотимся совместно с собаками (Порфирий. О воздержании 3).

Благо —это то, что находится в полном согласии с природой. (Цицерон. О пределах добра и зла 3.10,

Ради хорошей репутации, невзирая на пользу, можно и пальцем не шевельнуть (Цицерон. О пределах

Наивысшее благо состоит в осуществлении непреложного принципа, а именно: выбирать то, что соответствует природе и отвергать то, что ей чуждо (Клемент Александрийский. Покрывала 2.21, 129).

Мудрецу достаточно одного государства (Прокл. О поэме Гесиода «Труды и дни» 705). Следует отдавать себе отчет в том, что в нас заключены две личности. Одна — общечеловеческая, которая обладает разумом и тем свойством, посредством которого мы имеем преимущество перед животными. Из нее черпаем мы понятия Блага и нравственности. Она награждает нас способностью определять, что такое наш долг. Другая личность —это индивидуальность каждого отдельно взятого человека. Ведь так же как существуют огромные различия в телесных качествах и мы видим, что одни отличаются скоростью в беге, другие —силой в борьбе, так имеются и различия в духовных качествах и даже еще большие (Цицерон. Об обязанностях 1.30, 107).

Гекатон

Мудрец может заботиться о своем благосостоянии, если при этом он не нарушает закон, обычай и основополагающий принцип. Ведь мы стремимся к обогащению не только ради самих себя, но ради своих детей, родственников, друзей и, прежде всего, для отечества. Ибо благосостояние отдельного человека создает богатство государства (Цицерон. Об обязанностях 3.15, 63). Тот, кто оспаривает мнение о том, что раб может оказать благодеяние своему господину, тот ничего не смыслит в правах человека. Все зависит от обстоятельств: тот, кто понимает, имеет убеждения, тот же, кто не понимает — достаток. Добродетель не заперта, доступ к ней открыт каждому, каждый к ней допускается, каждого она манит: свободного, вольноотпущенника, раба, правителя и изгнанника. Она не спрашивает о жилище и имуществе, но вверяется лишь человеку самому по себе... Раб может быть справедливым, отважным и великодушным. Он может оказать и благодеяние: ведь это также причастно к добродетели (Сенека. О благодеяниях 3.18).

Посидоний

8*

227

Философия, ты — путеводная нить в жизни, направляющая к добродетели и преодолевающая порок. Кем мы были бы без тебя? Чем была бы вся человеческая жизнь? Ты основываешь государства, ты созываешь разъединенных людей к совместной жизни в обществе. Ты связываешь их узами брака, объединяешь законами, языком и письменностью. Ты содействуешь воспитанию и нравственности (Цицерон. Ту- скуланские беседы 5.2.5).

<< | >>
Источник: Абышко О. Л.. Философия древней Стои. 1995

Еще по теме 5. ИЗРЕЧЕНИЯ ФИЛОСОФОВ РАННЕЙ:

  1. 2.3 Философия языка "Трактата": логика языка versus логика мышления
  2. Философия Древней Греции.
  3. КАТАЛОГ ИЗДАНИЙ
  4. ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ КОРНИ ИДЕАЛИЗМА (ФИЛОСОФИЯ НАРОДОВ)181
  5. § 3. Источники. История философии у древних
  6. § 6. Исконные источники греческой философии*
  7. Генезис идей рациональности в философии
  8. Учене и философы - ОБ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ СПОСОБНОСТЯХ ЖЕНЩИН
  9. К КРИТИКЕ "ПОЗИТИВНОЙ ФИЛОСОФИИ"
  10. К КРИТИКЕ ФИЛОСОФИИ ГЕГЕЛЯ
  11. 33. Эзотерика в раннем христианстве
  12. 2. ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  13. 1.4. Философы истории и прогнозирование. Сбывшиеся прогнозы Шпенглера, Тойнби, Соловьева, Бердяева, Ясперса, Ортеги-и-Гассета
  14. Предисловие
  15. 5. ИЗРЕЧЕНИЯ ФИЛОСОФОВ РАННЕЙ