<<
>>

Понятия natura, essentia и universitas у Эриугены

Эриугена, представления которого о природе как всеобщей тотальности сущего и не сущего являются одними из самых сложных в истории философии, в той или иной степени впитал и переплавил все рассмотренные выше традиции и мотивы.
В его поэтических и прозаических сочинениях природа может быть и мифологической mater generalissima, и первой аристотелевской субстанцией, и порождающим началом, совокупностью только тварного бытия и совокупностью тварного бьггия и бога, наконец, тотальностью всего мыслимого и немыслимого. не подвластной в силу этого никаким определениям. Здесь нас будет интересовать лишь последнее, наиболее общее значение этого vox и методы, которыми Иоанн Скотт пытается ухватить эту тотальность, выразить ее рационально или метафорчески.

Безусловно, среди источников и отправных пунктов его размышлений были работы Цицерона, Мария Викторина, Боэция, греков — Дионисия Ареопагита277 и Максима Исповедника, а с большой степенью вероятности — Лукреция, Вергилия, Калкидия. Нет сомнений, что одной из настольных его книг был и трактат Десять категорий, ставший в каролингских школах учебником по категориям Аристотеля, где также насточиво выражено стремление найти для реальности наиболее общее понятие. В Десяти категориях Эриугена мог найти следующее положение:

охватывая все, что есть, неким мощным и емким до беспредельности именем, он назвал это OYC1A. за пределами каковой ни найти ничего нельзя, ни помыслить278.

Безусловно, это определение было ему хорошо знакомо: он даже перефразировал рассматриваемый пассаж в своих примечаниях к Мар- циану Капелле — Annotationes in Marcianum:

Согласно некоторым, род определяется так: «Наверху находится наиболее общий род, за пределы которого не может подняться ни один ум и который греки называют OYC1A, а мы — essentia. Ибо есть некая охватывающая всякую природу сущность, в причастности к которой состоит все, что есть; поэтому она и называется наиболее общим родом»279.

Акцент на всеобъемлющем характере термина сюа'ш.

соответствовал намерению Эриугены найти наиболее общее определение. В самом деле, уже в первых строках Перифюсеон, так же, как в рассматриваемом пассаже из Десяти категорий, Наставник и Воспитанник ищут общее понятие (vocabulum, nomen) для классов вещей (см. ниже с. 480). Однако оіктіа не подходила Эриугене, ибо не могла обозначить то, что не есть41. У Боэция natura тоже относилась лишь к тотальности вещей так или иначе существующих, но именно в этом плане natura менее связана семантически, чем оіктїл.

Как будет показано, то, что есть, определяется Эриугеной как то, что подвластно уму, поэтому непознаваемые материя и Бог, которых Боэций включал в число сущего, остаются у Эриугены за пределами того, что есть, и однако, внутри всеобщей природы. В отличие от Боэция Иоанн Скотт вводит в пределы природы и доктринальное ничто, понимая под ним Бога в его трансцендентном аспекте. Таким образом, тотальность, которую Боэций понимал как тотальность сущего, у Эриугены становится тотальностью «того, что подвластно уму, и того, что превосходит его силы», тотальностью того, что есть, и того, что не есть.

Что касается определения тотальности, то Иоанн Скотт мог ощущать, что понятие natura этимологически не слишком удачно, ибо к нерожденному и несотворенному Богу плохо приложимо именование natura/Если Бог — природа, то все остальное — не природа: если же то, что не Бог, является природой, то Бог не природа, и даже Он не есть, если другие существа суть280.

Видимо, поэтому, наряду с природой (natura), Иоанн Скотт использует universitas281 (совокупность, вселенная, всецелосгь) или словосочетание universalis natura282. Тем не менее, за природой как понятием стояла мощная, богатая традиция, которой была лишена всецелость (universitas), отвергать которую только по этимологическим соображениям, видимо, не представлялось Эриугене целесообразным.

Как уже говорилось, термин природа используется Иоанном Скоттом в совершенно различных значениях, от самого узкого до наиболее широкого.

Он прилагал его к «невыразимой природе» Бога (I, 463В), к творящей природе (natura creatrix), к области бестелесного (V, 993В), к естественному порядку космической иерархии (III, 663D), к индивидуальным вещам, находящимся в пространстве и времени этого мира, подчиненным необходимости естественного закона (V. 867АВ). Иногда Иоанн Скотт обозначает так universitas rerum — тотальность всех вещей, которые суть и которые не суть. В III, 621А он объясняет, что «натурой» обычно именуется не только тварная вселенная, но и то, что творит ее283.

Термин universitas лишь немногим менее многозначен. Тотальность Бога и творения именуется Эриугеной universalis natura (II, 529А) или то Trav. Он переводит его как universitas, прилагая это определение как к Богу, так и к творению (ПІ, 524В). Впрочем, он не всегда последователен и иногда обозначает как universitas только тварную природу (ПІ, 621 А). Иоанн Скотт сам осознает это и пробует прояснить значение universitas.

Воспитанник: Я хотел бы знать, отчего ты пожелал поставить в качестве первой части самой всецелости ту Природу, что по причине своего превосходства и бесконечности удалена от всецелости всех природ284?

Наставник отвечает — и это принципиально важно, — что невозможно определить universitas каким-либо одним способом, ибо она допускает множество пониманий (non uno sed multiplici rationis intuitu ponendam)285. Всецелостъ (universitas) постигается посредством multiplex theoria (многостороннего созерцания) и включает не только тварную природу, но и Творца тогда как понятия «целое» (totum) и «все» (omnia) обыкновенно относятся лишь к тварному бытию.

Когда термины рассматриваются в узком смысле, автор различает два понятия: в то время, как essentia/oio-ta определяет неизменную структуру бытия, пребывание тварного в своих собственных вечных основаниях, паШга/^мп? отражает движение порождения, возникновение в некоей материи, обусловленное местом и временем286.

Поэтому всякая природа, насколько она пребывает в своих основаниях, есть OYC1A, а насколько пророждается в некоей материи — ФУСЮ287.

На языке Эриугены essentia применяется к примордиальным при-, чинам — вечным идеям. Напротив, природа — это термин, отвечающий состоянию вещей, включенных в процесс возникновения и распада. Соответственно. когда речь идет о Боге. Deus-essentia означает преимущественно неизменность божественного бытия, расположенного за пределами сущего, тогда как Deus-natura выражает динамизм непрестанного проявления запредельной, непознаваемой божественности.

<< | >>
Источник: П. П. Гайденко, В. В. Петров. ФИЛОСОФИЯ ПРИРОДЫ В АНТИЧНОСТИ И В СРЕДНИЕ ВЕКА. М.: Прогресс- Традиция. 608 с.. 2000

Еще по теме Понятия natura, essentia и universitas у Эриугены:

  1. Понятия natura, essentia и universitas у Эриугены
  2. Природа как речь и природа языка