<<
>>

Глава 8 РАССУЖДЕНИЕ СОКРАТА ОБ ЭРОТЕ И О ПРЕВОСХОДСТВЕ ЛЮБВИ ДУХОВНОЙ 1

Сиракузянин вышел и занялся приготовлениями, а Сократ опять завел новый разговор.

Не следует ли нам, друзья, сказал он, вспомнить о великом боге, пребывающем у нас, который по времени ровесник присносущим богам, а по виду всех моложе, который своим величием объемлет весь мир, а в душе человека помещается,— об Эро- 2

те \ тем более, что все мы — почитатели его? Я с своей стороны не могу указать времени, когда бы я не был в кого-нибудь влюблен; наш Хармид2, как мне известно, имеет много влюбленных в него, а к некоторым он и сам чувствует страсть; Критобул, хоть и любим, уже чувствует страсть к другим. Да и

9 Никерат, как я слышал, влюблен в свою жену, которая сама влюблена в него3. Про Гермогена кому из нас не известно, что ои изнывает от любви к высокой нравственности, в чем бы она ни заключалась? Разве вы не видите, как серьезны у него брови, недвижим взор, умеренны речи, мягок голос, как светло все его существо? И, пользуясь дружбой л высокочтимых богов, он не смотрит свысока па вас, людей! А ты, Антисфен, один ни в кого не влюблен?

Клянусь богами, отвечал Антисфен, очень даже — в тебя!

Сократ шутливо, как бы заигрывая, сказал: Нет, теперь, в такое время, не приставай ко мне: ты видишь, я другим занят. б Антисфен отвечал: Как откровенно ты, сводник

себя самого, всегда поступаешь в таких случаях! То ссылаешься на голос бога \ чтобы не разговаривать со мною, то у тебя есть какое-то другое дело! в Ради богов, Антисфен, сказал Сократ, только не

бей меня5; а твой тяжелый характер во всем остальном я переношу и буду переносить по-дружески. Однако будем скрывать от других твою любовь, тем более что она — любовь не к душе моей, а к красоте. 7

А что ты, Каллий, влюблен в Автолика, весь город это знает, да многие, думаю, и из приезжих. Причина этого та, что оба вы — дети славных отцов 8

и сами — люди видные. Я всегда был в восторге от тебя, а теперь еще гораздо больше, потому что вижу, что предмет твоей любви — не утопающий в неге, не расслабленный ничегонеделаньем, но всем показывающий силу, выносливость, мужество и самообладаниеб. А страсть к таким людям служит показателем натуры влюбленного. Одна ли Афродита

в или две —небесная и всенародная,—не знаю7: ведь и Зевс, по общему признанию один и тот же, имеет много прозваний8; но, что отдельно для той и другой воздвигнуты алтари и храмы и приносятся жертвы — для всенародной менее чистые, для пебес-

ю ной более чистые7 — это знаю. Можно предположить, что и любовь к телу насылает — всенародная, а к душе, к дружбе, к благородным подвигам — не-

11 бесная. Этой любовыо, мне кажется, одержим и ты, Каллий. Так сужу я на основании высоких качеств твоего любимца, а также по тому, что, как вижу, ты приглашаешь отца его на свои свидания с ним: конечно, у нравственно любящего пет никаких таких тайн от отца.

42 Клянусь Герой, заметил Гермоген, многое в тебе,

Сократ, приводит меня в восторг, между прочим и то, что теперь ты, говоря комплименты Каллиго, в то же время учишь его, каким ему следует быть.

Да, клянусь Зевсом, отвечал Сократ; а чтобы доставить ему еще больше радости, я хочу доказать ему, что любовь к душе и выше гораздо любви 13

к телу. В самом деле, что без дружбы никакое общение между людьми не имеет ценности, это мы все знаем. А кто восхищается духовной стороной, у тех дружба называется приятной и добровольной потребностью; напротив, кто чувствует вожделение к телу, из тех многие бранят и ненавидят нрав сво- 14

их любимцев; если же и полюбят и тело и душу, то цвет юности скоро, конечно, отцветает; а когда он исчезнет, необходимо должна с ним увянуть и дружба; напротив, душа все время, пока шествует по пути большей разумности, становится все более 15

достойной любви.

Далее, при пользовании внеш- ностыо бывает и некоторое пресыщение, так что по отношению к любимому мальчику необходимо происходит то же, что по отношению к кушаньям при насыщении; а любовь к душе по своей чистоте не так скоро насыщается, однако по этой причине она не бывает менее приятной; нет, тут явно исполняется молитва, в которой мы просим богиню даро-

м вать нам приятные и слова и дела. И действительно, что восхищается любимцем и любит его душа, цветущая изящной внешностью и правом скромным и благородным, которая способна уже среди сверстников первенствовать и отличается любезностью,— это не нуждается в доказательстве; а что такой любящий естественно должен пользоваться взаимной любовью и со стороны мальчика, я и это дока- 17

жу. Так, прежде всего, кто может ненавидеть человека, который, как ему известно, считает его высоконравственным. Который, как он ВИДИТ, о нравственности мальчика заботится больше, чем о своем собственном удовольствии? Если, сверх того, он верит, что дружба с его стороны не уменьшится, когда его юность пройдет или когда он от болезни поте- 18

ряет красоту? А если люди взаимно любят друг друга, разве не станут они смотреть один на другого с удовольствием, разговаривать с благожелательностью, оказывать доверие друг другу, заботиться друг о друге, вместе радоваться при счастливых обстоятельствах, вместе горевать, если постигнет какая неудача, радостно проводить время, когда они находятся вместе здоровые, а если который заболеет, находиться при нем еще более неотлучно, в отсутствии заботиться друг о друге еще более, чем когда присутствуют? Все это разве не приятно? Благодаря 19

таким поступкам они любят эту дружбу и доживают до старости с нею. А того, кто привязан только к телу, за что станет любить мальчик? За то, что он себе берет, что ему хочется, а мальчику оставляет стыд и срам? Или за то, что, стремясь добиться от мальчика цели своих желаний, он старательно

во удаляет от него близких людей? Да и за то даже, что он действует на него не насилием, а убеждением, даже и за это он заслуживает скорее ненависти: ведь кто действует насилием, выставляет себя в дурном свете, а кто действует убеждением, раз- 21

вращает душу убеждаемого. Но даже и тот, кто за деньги продает свою красоту, за что будет любить покупателя больше, чем торговец на рынке? Конечно, и за то, что он, цветущий, имеет дело с отцветшим, красивый — с уже некрасивым, с влюбленным — пе влюбленный, и за это он не будет любить его. И действительно, мальчик не делит с мужчиной, как женщина, наслаждения любви, а трезво 22

смотрит на опьяненного страстью. Поэтому нисколько не удивительно, что в нем появляется даже презрение к влюбленному. Если присмотреться, то найдешь, что от тех, кого любят за нравственные качества, не исходит никакого зла, а от бесстыдной

29 связи бывает много преступлений. Теперь я покажу, что для человека, любящего тело больше души, эта связь и унизительна. Кто учит говорить и поступать, как должно, имеет право пользоваться уважением, как Хирон и Финик со стороны Лхилла9; а вожделеющий тела, конечно, будет ходить около него, как нищий: да, он всегда следует за пим, просит милостыню, всегда ему нужен еще или поцелуй,

24 или другое какое прикосновение. Не удивляйтесь, что я выражаюсь слишком грубо: випо побуждает меня, и всегдашний мой сожитель Эрот подгоняет меня, чтобы я говорил откровенно против враждеб-

85 ного ему Эрота. И в самом деле, человек, обращающий внимание только на наружность, мне кажется, похож на арендатора земельного участка: оп заботится не о том, чтобы возвысить его ценность, а о том, чтобы самому собрать с него как можпо больший урожай. А кто жаждет дружбы, скорее похож на собственника именья: он отовсюду приносит, что может, и возвышает ценность своего лю- 26

бимца. То же бывает и с любимцами: мальчик, знающий, что, отдавая свою наружность, он будет властвовать над влюбленным, естественно, будет относиться ко всему остальному без внимания. Напротив, кто понимает, что, не будучи нравственным, он не удержит дружбу, тот должен более заботить- 27

с я о добродетели. Величайшее счастье для того, кто желает из любимого мальчика сделать себе хорошего друга, это то, что ему и самому необходимо

192 ПИР

стремиться к добродетели. И действительно, если он сам поступает дурно, не может он близкого ему человека сделать хорошим, и, если он являет собою пример бесстыдства и неумеренности, не может он своему любимцу внушить умеренность и стыд. 28

Я хочу показать тебе, Каллий, также и па основании примеров из мифологии, что не только люди, но и боги и герои любовь к душе ставят выше, чем 29

наслаждение телом. Зевс, например, влюбляясь в прелести смертных женщин, после сочетания с ними оставлял их смертными; а в ком он восторгался добродетелями души, тех делал бессмертными; к числу их принадлежат Геракл и Диоскуры 10, 30

да и другие, как говорят. Я тоже утверждаю, что и Ганимеда11 Зевс унес па Олимп не ради тела, но ради души. В пользу этого говорит и его имя: у Гомера есть выражение:

ganytai de t'akoyon:

это значит: «радуйся слушая». А где-то в другом месте есть такое выражение:

pykina phresi medea eidos 12:

это имеет смысл: «зная в уме мудрые мысли». Как видно из этих двух мест, Ганимед получил почет среди богов не потому, что был назван «радующий 31

телом», но «радующий мыслями» 13. Затем, Никерат, и Ахилл, как говорит Гомер, с такой славой отмстил за смерть Патрокла, не как предмета любви, а как друга. Равным образом Орест, Пилад, Фесей, Пи- рифоп14 и многие другие доблестнейшие полубоги, по словам поэтов, совершили сообща такие великие и славные подвиги не потому, что спали вместе, а потому, что высоко ценили друг друга. А что? 32

Не окажется ли, что и теперь все славпые деяния совершают ради хвалы люди, готовые трудиться и подвергаться опасностям, более, чем люди, привыкшие предпочитать удовольствие славе? Правда, Павсаний15, влюбленный в поэта Агафона, говорит в защиту погрязших в невоздержании, что и войско 33

из влюбленных и любимых было бы очень сильно, потому что, сказал он, по его мнепию, они больше всех стыдились бы покидать друг друга. Странное мнение, будто люди, привыкшие относиться равнодушно к осуждению и быть бесстыдными друг перед 34

другом, будут больше всех стыдиться какого-либо позорного поступка! В доказательство он приводит то, что также фиванцы п элейцы держатся этого мнения: по крайней мере, хотя любимые мальчики и снят с ними, они ставят их около себя во время сражения. Однако это совершенно не подходящее доказательство. У них это законно, а у нас предосудительно. Мне кажется, люди, ставящие их около себя, как будто пе надеются, что любимцы, находясь отдельно, будут совершать геройские подвиги. Спар- 35

танцы, напротив, убежденные, что человек, хоть только вожделеющий тела, не способен уже ни на какой благородный подвиг, делают нз своих любимцев таких идеальных героев, что если они стоят в строю даже с чужеземцами, не в одном городе с любящим, все-таки стыдятся покидать товарищей:

3G они признают богиней но Бесстыдство, а Стыдли- лость1в. Мне кажется, мы все можем прийти к одному мнению о предмете моей речи, если рассмотрим вопрос так: при какой любви можно скорее доверять мальчику деньги или детей либо оказывать ему благодеяния в надежде на отплату с его стороны? Я с своей стороны думаю, что даже тот самый, кто пользуется наружностью любимца, скорее 87

доверил бы все это достойному любви но душе. Л твой долг, Каллий, думается мне, быть благодарным также и богам за то, что они внушили тебе любовь к Автолнку. Что ои честолюбив, это вполне очевидно, коль скоро оп готов переносить много трудов, много мук для того, чтобы глашатай объявил его 88

победителем в панкратии. А если оп мечтает не только быть украшением себе и отцу, ио получить возможность благодаря своим высоким нравственным качествам делать добро друзьям, возвеличить отечество, воздвигая трофеи по поводу побед на врагами, и через ото стать известным и славным среди эллинов и варваров, то неужели ты думаешь, что ои тому самому, в ком видит лучшего помощника в этом, но

зо станет оказывать величайшее уважение? Таким образом, если хочешь ему нравиться, надо смотреть, какого рода знания дали Фемпстоклу возможность

7 Ксенофонт

освободить Элладу; смотреть, какого рода сведения доставили Периклу славу лучшего советника отечеству; надо исследовать также, какие философские размышления помогли Солону дать такие превосходные законы нашему городу; надо доискаться, наконец, какие упражнения способствуют спартанцам иметь репутацию лучших военачальников: ты — их проксен17, и у тебя всегда останавливаются лучшие

их представители. Поэтому город скоро доверил бы тебе руководство своими делами, если ты хочешь; будь в том уверен. У тебя имеются очень важные качества для этого: ты — знатного рода, ты — жрец богов эрехфеевых18, которые вместе с Иакхом ополчились на варваров, и теперь на празднике ты считаешься из всех своих предков достойнейшим священного сана; собою ты красивее всех на взгляд

в городе; у тебя достаточно снл переносить труды. Если вам кажется, что я говорю слишком серьезно для беседы за вином, не дивитесь и этому: я наравне с другими горожанами всегда влюблен в людей, одаренных от природы хорошими задатками и считающих для себя честыо стремление к добродетели.

Начались разговоры по поводу этой речи, а Авто- лик не сводил глаз с Каллия. Каллий, искоса поглядывая на него, сказал: Итак, Сократ, ты будешь сводником между мною и городом, чтобы я занимался общественными делами и был всегда в милости у него?

4S Да, клянусь Зевсом, отвечал Сократ, ты будешь

таким, если граждане увидят, что ты не для вида только, а на самом деле стремишься к добродетели. Ложная слава скоро разоблачается опытом, а истинная добродетель, если бог не препятствует, своими деяниями приобретает себе все больший блеск славы! ГЛ. 9. УДАЛЕНИЕ ЛИКОНА С АВТОЛИКОМ <(95

<< | >>
Источник: Ксенофонт. Воспоминания о Сократе / Авторский сборник / Издательство: Наука / Серия: Памятники философской мысли. 1993

Еще по теме Глава 8 РАССУЖДЕНИЕ СОКРАТА ОБ ЭРОТЕ И О ПРЕВОСХОДСТВЕ ЛЮБВИ ДУХОВНОЙ 1:

  1. Глава 6 РАЗГОВОР СОКРАТА С ГЕРМОГЕНОМ И СИРАКУЗЯНИНА С СОКРАТОМ
  2. Глава 7. Безмолвный язык любви
  3. Глава 11 ИНДУКТИВНЫЕ РАССУЖДЕНИЯ
  4. Глава 3 РАЗГОВОР С ХЕРЕКРАТОМ О БРАТСКОЙ ЛЮБВИ 1
  5. Конфликтогены превосходства ?
  6. Глава 5 СОКРАТ ВНУШАЛ УЧЕНИКАМ ВОЗДЕРЖАНИЕ
  7. Глава 13 МНЕНИЯ СОКРАТА ПО ПОВОДУ РАЗНЫХ ВОПРОСОВ
  8. Глава 6 РЕДАКТОРСКАЯ ОЦЕНКА РАССУЖДЕНИЯ, ОБЪЯСНЕНИЯ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ, ИНСТРУКТИРОВАНИЯ
  9. Глава двадцать седьмая ПРОТИВОРЕЧИЕ ВЕРЫ И ЛЮБВИ
  10. Глава 6 РАЗГОВОР СОКРАТА С СОФИСТОМ АНТИФОНТОМ
  11. Глава 5 СПОР О КРАСОТЕ МЕЖДУ КРИТОБУЛОМ И СОКРАТОМ