<<
>>

Глава 2 СИРАКУЗСКАЯ ТРУППА. ЗАМЕЧАНИЯ СОКРАТА. ТАНЦЫ. ПАРОДИЯ ФИЛИППА

Когда столы были унесены, гости совершили возлияние, пропели пеан \ В это время к ним приходит на попойку один сиракузянип с хорошей флейтисткой, с танцовщицей, одной из таких, которые умеют выделывать удивительные штуки, и с мальчиком, очень красивым, превосходно игравшим на кифаре и танцовавшим.
Их искусство он показывал как чудо и брал за это деньги. Когда флейтистка поиграла им на флейте, а мальчик на кифаре и оба, по-видимому, доставили очень много удовольствия гостям, Сократ сказал:

Клянусь Зевсом, Каллий, ты угощаешь нас в совершенстве! Мало того, что обед ты нам предложил безукоризненный: ты еще и зрению и слуху доставляешь величайшие наслаждения!

Каллий отвечал: А что если бы нам припесли еще душистого масла, чтобы нам угощаться благоуханием?

Нет, не надо, отвечал Сократ. Как одно платье идет к женщине, другое к мужчине, так и запах один приличен мужчине, другой женщине. Ведь для мужчины, конечно, ни один мужчина не мажется душистым маслом; а женщинам, особенно новобрачным, как жене нашего Никерата и жене Критобула, на что еще душистое масло? От них самих им пахнет. А запах от масла, которое в гимнасиях, для женщин приятнее, чем от духов, если он есть, и желаннее, если его нет. И от раба и от свободного, если они намажутся душистым маслом,— от всякого сейчас же одинаково пахнет; а для запаха от трудов, достойных свободного человека, нужны предварительно благородные упражнения и много времени для того, чтоб этот запах был приятным и достойным свободного человека 2.

На это Ликон заметил: Так, это, пожалуй, относится к молодым; а от нас, уже не занимающихся

б*

более гимнастическими упражнениями, чем должно пахнуть?

Добродетелю, клянусь Зевсом, отвечал Сократ.

А где же взять эту мазь?

Клянусь Зевсом, не у парфюмерных торговцев, отвечал Сократ.

Но где же?

Феогнид8 сказал:

У благородных добру ты научишься; если ж с дурными

Будешь, то прежний свой ум ты потеряешь тогда,

в Тут Ликон сказал: Слышишь ты это, сынок?

Да, клянусь Зевсом, заметил Сократ, и ои это применяет на деле. Вот, например, ему хотелось быть победителем в панкратии 4... И теперь он тоже подумает с тобою и, кого признает наиболее подходящим для выполнения этого, с тем и будет водить дружбу.

о Тут многие заговорили; один сказал: Так где же

оп найдет учителя этого? Другой заметил, что этому даже и нельзя научить. Третий возразил, что и этому можно научиться ничуть не хуже, чем другому чему. 7

Сократ сказал: Это вопрос спорный; отложим его на другое время. А теперь давайте заниматься тем, что перед нами находится. Вот, я вижу, стоит танцовщица, и ей приносят обручи. 8

После этого другая стала ей играть на флейте, а стоявший возле танцовщицы человек подавал ей обручи один за другим, всего до двенадцати. Она брала их и в то же время танцевала и бросала их вверх так, чтобы они вертелись, рассчитывая при этом, на какую высоту надо бросать их, чтобы схватывать в такт. 9

По поводу этого Сократ сказал: Как многое другое, так и то, что делает эта девушка, друзья мои, показывает, что женская природа нисколько не ниже мужской, только ей не хватает силы и крепости. Поэтому, у кого из нас есть жена, тот пусть учит ее смело тем знаниям, которые он желал бы в ней видеть.

п Тут Антисфен сказал: Если таково твое мнение,

Сократ, то как же ты не воспитываешь Ксантиппу в, а живешь с женщиной, сварливее которой ни одной нет на свете, да, думаю, не было и не будет?

ІІотому что, отвечал Сократ, и люди, желающие стать хорошими наездниками, как я вижу, берут себе лошадей не самых смирных, а горячих: они думают, что если сумеют укрощать таких, то легко справятся со всеми.

Вот и я, желая быть в общении с людьми, взял ее себе в том убеждении, что если буду переносить ее, то мне легко будет иметь дело со всеми людьми.

п И эта фраза сказана была, ио-видимому, не без

цели После этого принесли круг, весь утыканный поставленными стоймя мечами. Между ними танцовщица стала бросаться кувырком и, кувыркаясь над ними, выпрыгивала так, что зрители боялись, как бы с ней чего не случилось. Л она проделывала это смело и без вреда для себя. is Тогда Сократ, обратившись к Лнтисфепу, сказал:

Кто это видит, думаю, не будет уже возражать против того, что и храбрости можпо научить,— коль скоро она хоть и женщина, так смело бросается на мечи.

is На это Антисфен отвечал: В таком случае и это

му сиракузянину не будет ли лучше всего показать свою танцовщицу городу и объявить, что если афиняне станут платить ему, то он всех афиняп сделает такими смелыми, что они пойдут прямо па копья? 14 Клянусь Зевсом, сказал Филипп, мне очень хо

телось бы посмотреть, как наш народный вития, Пи- сандр7, будет учиться кувыркаться между мечами, когда он теперь из-за того, что не может выносить вида копья, не решается даже с другими участвовать в походах.

После этого танцевал мальчик. is Вы видели, сказал Сократ, что мальчик хоть и

красив, но все-таки, выделывая танцевальные фигуры, кажется еще красивее, чем когда он стоит без движения?

Ты, по-видимому, хочешь похвалить учителя танцев, заметил Хармид. їв Да, клянусь Зевсом, отвечал Сократ, ведь я сде

лал еще одно наблюдение, что при этом танце ни одна часть тела не оставалась бездеятельной: одно- временно упражнялись и шея, и поги, и руки; так и надо танцевать тому, кто хочет иметь тело легким. И мне, сиракузянин, прибавил Сократ, очень хотелось бы научиться у тебя этим фигурам.

На что же они тебе нужны? спросил тот.

Я буду танцевать, клянусь Зевсом. м Тут все засмеялись.

Сократ с очень серьезным лицом сказал: Вы смеетесь надо мной. Не над тем ли, что я хочу гимнастическими упражнениями укрепить здоровье? Или что я хочу иметь лучший аппетит, лучший сон? Или что я стремлюсь не к таким упражнениям, от которых ноги толстеют, а плечи худеют, как у бегунов, и не к таким, от которых плечи толстеют, а ноги худеют, как у кулачных бойцов, я желаю работать всем те- 18 лом, чтобы все его привести в равновесие? Или вы над тем смеетесь, что мне не нужно будет искать партнера 8 и на старости лет раздеваться перед толпой, а довольно будет мне комнаты на семь коек чтобы в ней вспотеть, как и теперь этому мальчику было довольно этого помещения, и что зимой я буду упражняться под крышей, а когда будет очень жар- 10 ко, в тепи? Или вы тому смеетесь, что я хочу по- уменыпить себе живот, который у меня не в меру велик? Или вы не зпаете, что недавно утром вот этот самый Хармид застал меня за танцами?

Да, клянусь Зевсом, сказал Хармид: сперва я было пришел в ужас,— испугался, не сошел ли ты с ума; а когда выслушал твои рассуждения вроде теперешних твоих, то и сам по возвращении домой танцевать, правда, не стал, потому что никогда этому не учился, но руками стал жестикулировать 10: это я умел.

so Клянусь Зевсом, заметил Филипп, и в самом деле

ноги у тебя как будто одного веса с плечами, так что, думается мне, если бы стал вешать перед рыночными смотрителями свой низ для сравнения с верхом, как хлебы, то тебя не оштрафовали бы и.

Тут Каллий сказал: Когда ты вздумаешь учиться танцам, Сократ, приглашай одного меня: я буду твоим партнером и буду учиться вместе с тобою. si Ну-ка, сказал Филипп, пускай она12 и мне по

играет; потанцую и я. Оп встал, прошелся на манер того, как танцовал м мальчик и девушка. Так как мальчика хвалили, что он, выделывая фигуры, кажется еще красивее, то Филипп прежде всего показал все части тела, которыми двигал, в еще более смешном виде, чем они были в естественном виде; а так как девушка, перегибаясь назад, изображала из себя колеса, то и он, наклоняясь вперед, пробовал изображать колеса. Наконец, так как мальчика хвалили, что оп при танце доставляет упражнение всему телу, то и ои велел флейтистке играть более быстрым темпом и двигал зараз всеми частями тела — и ногами, и руками, и головой.

2$ Когда наконец он утомился, то ложась сказал:

Вот доказательство, друзья, что и мои танцы доставляют прекрасное упражнение: мне, по крайней мере, хочется пить; мальчик, налей-ка мне большую чарку.

Клянусь Зевсом, сказал Каллий, и нам тоже: и нам захотелось пить от смеха над тобой. 24 А Сократ заметил: Что касается питья, друзья,

то и я вполне разделяю это мнение: ведь в самом деле випо, орошая душу, печали усыпляет, как м мандрагора 13 людей, а веселость будит, как масло огонь. Однако, мне кажется, с пирушками людей бывает то же, что с растениями на земле; когда бог поит их сразу слишком обильно, то и они не могут стоять прямо, и ветерок не может продувать их; а когда они пьют, сколько им хочется, то они растут м прямо, цветут и приносят плоды. Так и мы, если нальем в себя сразу много питья, то скоро у нас и тело и ум откажутся служить; мы не в силах будем и вздохнуть, не то что говорить; а если эти молодцы будут нам почаще нацеживать по каплям маленькими бокальчиками,— скажу и я на манер Горгия 4\— тогда вино не заставит нас силой быть пьяными, а убедит прийти в более веселое настроение. 27 С этим все согласились; а Филипп прибавил, что

виночерпии должны брать пример с хороших возниц,— чтобы бокалы у них побыстрее проезжали круг. Виночерпии так и делали.

<< | >>
Источник: Ксенофонт. Воспоминания о Сократе / Авторский сборник / Издательство: Наука / Серия: Памятники философской мысли. 1993

Еще по теме Глава 2 СИРАКУЗСКАЯ ТРУППА. ЗАМЕЧАНИЯ СОКРАТА. ТАНЦЫ. ПАРОДИЯ ФИЛИППА:

  1. Филиппов А.В.. Новейшая история России, 1945—2006 гг. : кн. для учителя / А.В. Филиппов. — М. : Просвещение. — 494 с., 2007
  2. Глава 6 РАЗГОВОР СОКРАТА С ГЕРМОГЕНОМ И СИРАКУЗЯНИНА С СОКРАТОМ
  3. МОНИМ СИРАКУЗСКИИ
  4. Глава VIII. Тертий Филиппов
  5. Верования, обряды, игрьь танцы, устное народное творчество
  6. Глава 1 ПИР У КАЛЛИЯ В ЧЕСТЬ АВТОЛИКА. ВПЕЧАТЛЕНИЕ, ПРОИЗВЕДЕННОЕ АВТОЛИКОМ НА ГОСТЕЙ. ШУТ ФИЛИПП
  7. Глава 5 СОКРАТ ВНУШАЛ УЧЕНИКАМ ВОЗДЕРЖАНИЕ
  8. Глава 13 МНЕНИЯ СОКРАТА ПО ПОВОДУ РАЗНЫХ ВОПРОСОВ
  9. Глава 6 РАЗГОВОР СОКРАТА С СОФИСТОМ АНТИФОНТОМ
  10. Глава 5 СПОР О КРАСОТЕ МЕЖДУ КРИТОБУЛОМ И СОКРАТОМ
  11. Глава 7 ПРОДОЛЖЕНИЕ ПИРА И ПРЕДЛОЖЕНИЕ СОКРАТА СИРАКУЗЯНИНУ