<<
>>

ЗАЩИТА СОКРАТА НА СУДЕ

Заглавие «Защита (или «Защитительная речь») Сократа на суде» (по-гречески «Апология») не соответствует содержанию этого сочинения, так как речь Сократа составляет лишь среднюю часть его: перед речью находится разговор Сократа с Ґермогеном, после речи — описание действий и слов Сократа по окончании суда; при том речь не является даже главпой частью сочинения, так как автор в самом начале заявляет, что цель его выяснить причину горделивого тона речи Сократа па суде: таким тоном, по мнению автора, он желал побудить судей вынести ему смертный приговор, так как считал смерть благом для себя. Поэтому речь приводится автором только как иллюстрация этого горделивого тона.

Что речь, по мысли автора, не имеет в его сочинении доминирующего значения, видно уже из его собственного заявлепин, что он приводит ее не целиком, а только выдержки из нее, доказывающие невиновность Сократа перед богами и людьми.

Это сочинение цитируется несколько раз древними авторами (Афииеем, Дпогеном Лаэртским, Стобеем как Ксенофоптово; в по- вые времена также пе было сомнений в принадлежности его Ксе- нофонту; только в конце XVIII века зпаменитый голландский филолог Валькенар (Valckenaer) высказал мнение (впрочем, без всяких доказательств), что «Апология» совершенно недостойна гения Ксенофонта. Эта вскользь брошенная фраза вызвала целую литературу: одни филологи доказывали припадлежпость «Апологии» Ксенофонту, другие приводили доводы против этого. Так как в «Апологии» очень много общего (иногда почти буквально повторяемого) с последней главой «Воспоминаний о Сокра- те» и с другими местами их, то представители направления 22, отрицательно решающего вопрос об авторстве Ксенофонта, делают такое предположение об авторе «Апологии» и процессе возникновения ее: какой-то софист или грамматик, живший в период между Дионисием Галикариасским и Афинеем, т. е. в I или II столетии н.э., сделал извлечения из «Воспоминаний о Сократе»,главным образом из последней части их, ради упражнения или забавы,— извлечения, которые оп считал пригодными для объяснения горделивого тона речи Сократа. Делая эти извлечения, он переписывал почти буквально те места из «Воспоминаний», где об этом говорилось достаточно кратко; в других случаях он сокращал оригинал. Однако он не мог удержаться от вставки материала, имеющего отношение к его теме, известного ему из других источников. Но неразумию, свойственному софистам I века н.э., оп прибавлял также анекдоты и рассказы, пе имеющие связи с темой, которые казались ему интересными. Главные основания для такого мнения следующие: 1) сходство, иногда почти буквальное, мпогих мест Ксенофонтовой «Апологии» с соответствующими местами «Восио- мипаний» и Платоновой «Апологией» Сократа; 2) противоречие свидетельства Ксенофонтовой «Апологии» в некоторых случаях свидетельствам Платоновой «Апологии»; 3) употребление в Ксенофонтовой «Апологии» некоторых слов н оборотов, не встречающихся в других сочинениях Ксенофонта.

Все эти возражения едва ли имеют большое зпачение.

Что касается возражения Валькенара (что «Апология» недостойна гения Ксенофонта), то оно слишком субъективно. Ему можно противопоставить отзывы других, тоже знаменитых филологов, и тоже голландских,— Хемстерхейза (Hemsterhusius) и Ко- бета, из которых первый назвал «Апологию» «изящнейшей защитой», а второй «приятнейшим сочинением». Но, даже если считать ее очень плохим сочинением, то н это не свидетельствует против признапия автором ее Ксенофонта: у Ксенофонта, как и у всякого писателя, могли быть и слабые сочинепия, черновые наброски, недостаточно отделанные этюды и т.

д. К тому же, как выражается Гомнерц («Греческие мыслители», т. II, с. 93), «прежние столетия чтили его (Ксенофонта) не в меру, а современность склонна относиться к нему с незаслуженной суровостью», и сам Гомперц (там же, с. 94) находит у Ксенофонта (столь же незаслуженно) «скудость ума»: если Ксенофонт не был гением, то нечего удивляться, если его «Апология» — не геииальпое произведение.

Рассмотрим теперь детальные возражения отрицательной критики.

1) Сходство мест «Апологии» и «Воспоминаний» не может свидетельствовать против авторства Ксенофонта, потому что Ксенофонт сам мог делать заимствования из своих сочинений, перенося отдельные места из «Воспоминаний» в «Апологию» (если «Воспоминания» написаны раньше) или, наоборот, из «Апологии» в «Воспоминания» (если «Апология» написана раньше). Сходство с Пла- тоновой «Апологией» также не свидетельствует против авторства Ксенофонта, потому что Ксенофонт мог заимствовать у Платона (если Платонова «Апология» написана раньше) или, что еще проще, оба они взяли эти общие места из подлинной речи Сократа на суде. 2)

Разногласие в некоторых пунктах, касающихся речи Сократа на суде, между Ксепофонтовой и Платоновой «Апологией» также не может служить доказательством против авторства Ксенофонта. Возможны такие, например, объяснения этих разногласий. Ксенофонт не присутствовал на процессе Сократа: он находился в это время в Азии (см. общее введение — «Ксенофонт, его жизнь и сочинения»); вероятно, и после ему не пришлось вернуться па родину (см. там же); поэтому он мог знать о речи Сократа только в передаче других (может быть, даже одного Гермогена, на которого он ссылается в «Апологии»), а потому легко мог изложить ее неточно. Но возможно, что, наоборот, Ксенофонтова версия в этих пунктах вернее, чем Платонова, так как Платонова «Апология» «не есть стенографический протокол судебного заседания, и она не есть точная запись защитительной речи Сократа» (С. Н. Трубецкой, «Рассуждение об «Апологии Сократа» в книге «Творения Платонова», т. II, с. 329) 23. 3)

Что язык «Апологии» Ксенофопта не отличается существенно от языка других его сочинений, это допускает и отрицательная критика, приписывая этот факт сознательному подражанию со стороны предполагаемого компилятора (Шмитц в предисловии Диндорфа к оксфордскому изданию «Воспоминаний», с. XVII). «Подлинность Ксенофонтовой „Апологии" доказывается прежде всего тщательным анализом ее языка: это песомпенный подлинный язык Ксенофонта, с его излюбленными выражениями, его особенными отступлениями от чисто аттической речи, которые еще в древности объяснялись странствованиями и лагерной жизнью автора» (С. Н. Трубецкой в приведенной выше статье, с. 334). «Если бы „Апология" дошла до пас без имени автора, то на основании языка едва ли было бы можно приписать ее кому-нибудь другому, как не тому писателю, имя которого она теперь носит в предании. Эти признаки языка так случайны, так мало бросаются в глаза, что о сознательном подражании не может быть и речи» 24.

Таким образом, нельзя согласиться с Дипдорфом, который находил, что только сумасшедший может защищать «Апологию» (Предисловие к оксфордскому изданию «Воспоминаний», с. XXV). «В наши дни, когда сверхкритика поколебала авторитет показаний Платона, оценка маленькой „Апологии" Ксенофонта значительно повысилась: нашлись даже ценители, которые, отвергнув историческую ценность большой „Апологии14, признали маленькую за подлинное историческое свидетельство о речи Сократа... Другие, наоборот, и притом столь авторитетные судьи, как Целлер или Виламовиц-Меллендорф, считают Ксенофонтову „Апологию'4 безусловно ІІЄІІОДЛннной и не имеющей никакой цены. По-видимому, однако, и то н другое мнения — крайности: „Апология" Ксенофонта несомненно уступает „Апологии" Платона во всех отношениях, и тем пе менее она является и подлинной и ценной, поскольку опа сохраняет отдельные исторические черты, опущенные этой последней, и дает нам важные указания для ее оценки и понимания» (Трубецкой, там же, с. 334). С этим согласен и проф. С. А. Жебелев: «Как литературное произведение „Апология" Ксенофонта не может, конечно, выдержать никакого сравнения с „Апологией" Платона. Некоторые очень видные ученые считали и считают „Апологию" Ксенофонта даже неподлинной и потому не имеющей никакой цены в ряду источников о процессе Сократа. Это — крайность: „Апология" Ксенофонта — подлинное произведение и имеет свое значение, так как в пей сохранились некоторые детали, опущенные Платоном» (там же, с. 151). Гомперц также признает Ксенофонта автором «Апологии» (там же, с. 192).

Вопрос о подлинности «Апологии» часто трактуется в связи с вопросом о подлинности последней главы «Воспоминаний», с которой «Апология» имеет очень много общего (см. выше). Критика перепробовала все возможные комбинации, касающиеся отношения между этими рассказами о последпих днях Сократа. Одни считают главу «Воспоминаний» подлинной, «Апологию» подложпой; другие, наоборот, утверждают, что «Апология» — подлинное сочинение Ксенофонта, а глава «Воспоминаний» — позднейшая вставка; третьи признают и «Апологию» и главу «Воспоминаний» неподлинными. Уже такая диаметральная противоположность в оцепке обоих этих сочинений указывает па шаткость мотивов оценки. Поэтому, кажется, всего вернее возвратиться к традиционному взгляду и считать как «Апологпю», так и главу «Воспоминаний» подлинными сочинениями Ксенофонта 25.

Хронологически «Апология» предшествует как «Воспоминаниям» в целом их составе, так и их последней главе (как убедительно доказывает тот же Шанц, с. 84 и след.). Дело, по-видимому, надо представлять так. Ксенофонт когда-то написал «Апологию» со специальной целью — пополнить пробел, который оп заметил в современной ему литературе о Сократе: все авторы, описывавшие до него процесс Сократа, говорили о горделивом тоне его речи на суде, но не указывали причины такого странного факта; Ксенофонт и написал свою «Апологию» с целью указать эту причину, которую он видит в желании Сократа быть осужден- ным. Позднее, когда он писал «Воспоминания» о Сократе, он воспользовался «Апологией», сделав из нее извлечения.

Вопрос о том, когда именно Ксенофонт написал «Апологию», не может быть решен с достаточной определенностью,— так же, как вопрос о времени написания других его сочинений. Правда, в ней есть упоминание о смерти Анита, одного из обвинителей Сократа (параграф 31). А так как в речи XXII, 8 Лисия сказано, что Анит был одним из хлебных приставов 388/7 года, то Трубецкой (там же, с. 340) вывел заключение, что «Апология» Ксенофонта «не могла быть написана до 387/6 года, когда Анит был еще жив, а следовательно, даже не ранее конца 80-х годов». Однако этот вывод довольно сомнителен. Дело в том, что у нас нет никакого основания отождествлять Анита, упомянутого в речи Лисия, с Апитом, обвинителем Сократа: может быть, оба опи — одно лицо, но столь же возможно, что это разные лица 26. Таким образом, единственным критерием для датирования «Апологии» служит фраза автора (§ 1), что о защите и конце жизни Сократа писали другие: из этого надо заключить, что «Апология» написана спустя довольно значительный промежуток времени после смерти Сократа, но раньше «Воспомппапий», как уже было сказано. 1

Гермоген — тот же самый, который выведен Ксенофонтом в «Пире», бедный брат богатого Каллия. 2

Разумеется известный демопий Сократа. См. примеч. 2 к «Воспоминаниям», I, 1. 3

Мелет — главный из трех обвинителей Сократа. См. введение к «Воспоминаниям». 4

См. примеч. 4 к «Воспоминаниям», I, 1. 5

См. нримеч. 4 к «Воспоминаниям», I, 1. 6 В храме Аполлона в Дельфах предсказания давались так. В одной из скал находилась глубокая трещина, из которой выходили холодные испарения, приводившие всякого, кто приближался к ней, в беспамятство, вследствие чего оп произносил бессвязные слова. Храм был построен так, что трещина приходилась в его «неприступном» месте (самой священной части). Над этой трещиной стоял высокий треножник, на который садилась пророчица, называвшаяся Пифией и избиравшаяся спачала из молодых девиц, а впоследствии из женщип не моложе 50 лет. Придя в экстатическое состояние вследствие поднимавшихся из трещин испарений, она произносила несвязные слова, которые, по верованию древних, исходили из уст Пифии под прямым паитием божества. Вопрос о том, слушали ли сами вопрошавшие изречения Пифии, или «пророки», состоявшие при храме, слагали из них связные от- веты, остается не выясненным. Более вероятно последнее предположение. 7

Херефонт — друг детства Сократа и горячий егб почитатель, слабого здоровья вследствие усиленных научных занятий. 8

Разумеется осада Афин спартанцами в 404 году, окончившаяся капитуляцией Афин; во время осады там был сильный голод. 9

Это — та же мысль, которую высказывает Антисфен в «Пире» (4, 41). 10

В афинском судопроизводстве процессы разделялись на «ценимые» и «нецепимые». Последним именем означались такие, в которых наказание было предусмотрено действующими законами, а первым именем — те, в которых наказание назначал суд. В таком случае после первой подачи голосов, когда решался вопрос, виновен ли подсудимый, следовало второе голосование, если вердикт был обвинительный, относительно меры наказания или штрафа. Наказание предлагал как обвинитель, так и подсудимый, причем последнему было невыгодно назначать себе слишком малое наказание, потому что тогда судьи могли склониться на сторону наказания, предложенного обвинителем. Пример этого мы имеем в процессе Сократа: как сказано в Платоновой «Апологии Сократа», оп гордо говорил, что заслуживает не наказания, а содержания в притапее на государственный счет, н потом уже сказал, что сам он может заплатить только одну мину (около 25 рубЛ штрафа, а с помощью друзей внести полталанта (около 730 руб.); тогда судьи подали голоса за смертную казнь, предложенную обвинителем Мелетом. В нашей «Защите» Сократ даже совсем отказывается назначать себе штраф. 11

См. примеч. 20 к «Воспоминаниям», I, 2. 12

См. примеч. 21 к «Воспоминаниям», I, 2. 13

См. примеч. 21 к «Воспоминаниям», IV, 2. 14

Аполлодор — один из близких учеников Сократа, упоминаемый Ксенофонтом в «Воспоминаниях», III, И, 17 и Платоном в «Пире» и «Федопе»

і5Анит — один из трех обвинителей Сократа, выведенный Платоном в диалоге «Менон».

10 Рабским занятием называет Сократ кожевенное дело потому, что оно принадлежит к числу ремесленных занятий. С каким презрением отзывается Сократ о ремесленных занятиях, видно из «Домостроя», 4, 2.

ПИР

С какой целью написано это изящное сочинение, сам автор говорит в начале его: он желает предать памяти потомства дела добродетельных людей даже во время их забав. Для этого оп описывает пир, устроенный богачом Каллием по случаю победы любимого им мальчика Автолика в гимнастическом состязании. На этом пире присутствовали Сократ и его друзья и знакомые, в том числе и сам Ксенофонт: пришли также незваные гости — шут Филипп и странствующий антрепренер сиракузянин со своей маленькой труппой, забавляющий гостей музыкой, пением, акробатическими представлениями, балетом. Но Сократ нашел, что для гостей полезнее проводить время в беседах, чем в таких низменных развлечениях. И вот каждый из гостей рассказывает, чем он всего более гордится. Наиболее важную часть этого сочипения представляет речь Сократа на тему о превосходстве любви духовной пред любовью плотской.

«Пир», как и «Домострой», хотя и самостоятельное сочипение, тем не менее указывает своими начальными словами на связь его с каким-то другим сочинением: он начинается союзом «но». Единственным сочинепием такого рода могут быть только «Воспоминания о Сократе». Таким образом, «Пир» противополагается «Воспоминаниям» и дополняется в том отношении, что в «Воспоминаниях» Ксенофонт воспроизводит серьезные беседы Сократа, в «Пире» — шутливые.

В каком году написап «Пир», неизвестно. Действие происходит во время праздника Великих Панафиней 422 года до н. э. Но из этого, конечно, не следует, что и написано это сочинение вскоре после этого года. До некоторой степени вопрос этот находится в связи с другим вопросом. Как известно, Платон также написал диалог «Пир». Оба «Пира» находятся в каком-то соотношении друг с другом, но в каком? Который из них написан раньше? Вопрос этот решается различно: одни ученые находят, что раньше написан Платонов «Пир», другие — что Ксенофоптов. Спор об этом идет уже более 100 лет; то одно мнение берет верх, то другое. И за то и за другое мпение высказывались крупные ученые. Уже отсюда видно, что вопрос этот неразрешим, так как никаких указаний на время написания нет ни в том, ни в другом сочипении, а сходные места в них можно с одинаковой вероятностью объяснять заимствованием Платона у Ксенофонта и Ксенофонта у Платона. За последние десятилетия главным защитником мнения о первенстве Ксепофонта является Гуг (Hug) в предисловии к изданию Платонова «Пира», защитником мнения о первенстве Платона — Брунс (Ivo Bruns) в своей статье «AUische Liebestheorien», 1900, перепечатанной в его «Vortrage шні Aufsiitze», 1905, S. 118—153. Но так как дата Платонова «Пира» тоже неизвестна, то и решение этого вопроса не прольет света на вопрос о дате Ксенофонтова «Пира». Некоторую (правда, слабую) опору для этого может доставить только такое соображение: Ксенофонт противополагает беседы в «Пире» вообще серьез- пым беседам. Из этого надо заключить, что «Пир» противополагается не только «Воспоминаниям», но и «Домострою» и что, следовательно, «Пир» написап не только после «Воспоминаний», но и после «Домостроя». А так как вероятным временем написания «Домостроя» можно считать пребывание Ксенофонта в Скиллуп- те, то и для написания «Пира» надо предполагать тот же период жизни Ксепофопта.

Действующие лица в «Пире»: Сократ, Каллий, Никерат, Авто- лик, Ликон, Антисфен, Хармид, Критобул, Гермогеп, Филипп, сиракузянин (и Ксенофонт, хотя оп не выступает активно, как, по-видимому, и другие лица).

Сократу в 422 году было 47 лет.

Каллий, один из члепов знатного афинского рода, после смерти отца наследовал огромпое (по тогдашнему масштабу) состояние, так что считался самым богатым человеком во всей Греции. В описываемое Ксенофонтом время (422 год) ему было более 30 лет (судя по тому, что его мать около 453 года развелась с его отцом Гиппоником и вышла замуж за Перикла). В это время он не имел никаких личных заслуг, а был известен только своим богатством. Сократ упоминает (VIII, 40) лишь о том, что он был жрецом Эрехфеевых богов, но этот сан был наследственным в роде Кериков, к которому он принадлежал. Равным образом от предков унаследовал он почетное положение проксена спартанцев. В дальнейшей жизни своей он также ничем не прославил себя: правда, он был архонтом (406—405 годы), но в этом не было никакой личной заслуги его, так как архонты выбирались из богатых граждан по жребию; позднее, во время Коринфской войны, в 390 году он был стратегом; но его коллега Ификрат отзывался о нем презрительно.

В общем, он вел жизнь праздную и распутную и промотал состояние, так что умер в бедности. В дни богатства ради тщеславия он любил принимать у себя знаменитых софистов и тратил на них много денег, желая позаимствовать от них мудрости и прослыть ученым (I, 5). Ксенофопт в «Истории Греции» (VI, 3, 3) говорит о нем, что он испытывал не меньше удовольствия, хваля себя, чем когда его хватили другие. Эта нелестная характеристика уясняет роль, которую он играет в «Пире». Несомненно, Ксенофонт и здесь хочет представить его в смешном виде: Каллий сам восхваляет свою мудрость (I, 6); образец этой мудрости дан в его речи (III, 4) о том, что при помощи денег он делает людей справедливее; против этой парадоксальной мысли Антисфен возражает, что в таком случае справедливость находится в кошельке, а не в душе человека.

В словах Сократа, обращенных к Каллию, звучит ирония, которую Каллий по тупости своей не понимает. Даже в той речи (VIII), в которой Сократ хвалит Каллия за его любовь к Автолику, он, «говоря комплимепты Каллию, в то же время учит его, каким ему следует быть» (слова Гермогена в VII, 12). Вероятно, в ироническом смысле надо понимать и замечапие Сократа (VIII, 40) о том, что город доверил бы руководство своими делами Каллию и что он считается из всех своих предков достойнейшим священного сана. Близким к Сократу человеком Каллий во всяком случае не был, как видно из слов Сократа в I, 5.

Благодаря такой тонкой иропии Сократа современникам Ксенофонта, знавшим, что представлял собою Каллий, «Пир» должен был казаться гораздо остроумнее, чем теперешним читателям его, уже не чувствующим этой иронии.

Никерат— сын знамепитого полководца Никия, приятель Каллия, лет 24, также очень богатый человек, любитель Гомера, знавший его поэмы наизусть. В общественной жизни он ппкакой роли не играл. В числе близких к Сократу людей оп также пе был. Он был казпеп в правление Тридцати тирапнов в 404 году.

Автолик — любимец Каллия, сын Ликопа, мальчик, в честь которого Каллий устроил ппр по случаю его победы на гимнастическом состязании. По своему возрасту и скромности оп пе принимает участия в беседе. Он тоже был казнен в правление Тридцати тираниов в 404 году.

Ликон — отец Автолпка, человек бедный (III, 13), но зпатный (VIII, 7), оратор-демагог, впоследствии с Мелетом и Анптом бывший обвинителем Сократа в его процессе.

Аитисфен—ученик и горячий приверженец Сократа, лет 26, человек очень бедный, суровый, более склонный к порицанию, чем к восхвалению, остроумный, впоследствии ставший основателем кинической школы.

Хармид — молодой человек, лет 26—27, аристократ, родственник Крития, одного из Тридцати тираннов. Первоначально он был богат, но в описываемое время (422 год), в результате опустошения Аттики спартанцами в начале Пелопоннесской войны, потерял состояние. Он был близким человеком к Сократу, который уговорил его принимать участие в государственных делах (см. «Воспоминания», III, 7). В правление Тридцати тираннов он был па их стороне и занимал важную должность одного из десяти архонтов Пнрея. Он был убит в сражении с демократами в 403 году. См. примеч. 1 к «Воспоминаниям», III, 7.

Критобул (тот жо самый, который выведен в «Домострое» и в «Воспоминаниях», I, 3, 8 и II, 6, 1 и след.) — сын Критона, Сократова друга, и сам близкий к нему человек, богатый, но небрежно относившийся к своему состоянию. Он гордился своей красотой, предавался любовным наслаждениям; в «Пире» он представлен влюбленным в Клиния, двоюродного брата Алкивиадова.

Гермоген — брат Каллия, но почему-то лишенный отцом наследства или обедневший, хотя получил равную с Каллием долю наследства (если на это намекает Антисфеп в IV, 35). Он был также близок к Сократу и присутствовал при его кончине. Характеристику его дает Сократ в VIII, 3. В «Защите Сократа» и в «Воспоминаниях», IV, 8, Ксенофонт с его слов рассказывает о том, что думал Сократ о защите и о конце жизни, когда его призвали к суду.

Как я уже сказал, неизвестно, чей «Пир» написан раньше. Во всяком случае, именно одному из них, Платону ли или Ксено- фонту, принадлежит заслуга введения в литературу особого жанра, состоящего .в описании застольных разговоров образованных людей, где серьезные темы трактуются в легкой, часто шутливой форме. Самым знаменитым произведением этого жанра является «Пир» Платона, который и затмил сочинение своего соперника. Инициатива эта скоро нашла подражателей. В древности было большое число произведений этого жанра: философы, грамматики, даже один врач охотно пользовались им для тем по своей специальности. Из этой массы сохранилось до нашего времени несколько сочинений: Плутарха «Пир семи мудрецов» и «Застольные вопросы», Лукиана «Пир, пли Лапифы», Юлиана «Пир, или Праздник Кроиоса», Афинея «Учепые сотрапезники», Петрония «Пир Трималхиона», Макробия «Сатурналии», Мофодия «Пир, или О целомудрии».

Оба «Пира» — Кс'енофонтов и Платонов — имеют сходство между собою не только в том, что в них описываются пиры и застольные беседы, по также и в том, что главною темою этих бесед (у Платона даже единственною) служит любовь. Поэтому оба эти сочинения относятся к категории «любовных речей», каких в греческой литературе было немало. Конечно, описапие пира могло содержать речи и па другие темы, точно так же, как и любовные речи не были связаны с жанром пира. Ксенофонт и Платон были первыми известными нам творцами сочинений в жанре пира, но не были ни единственными среди своих современников, ни даже первыми по времени, посвящавшими специальные сочинения теме о любви. Эта тема в те времена часто избиралась разными авторами. В трагедию ввел ее Еврипид, а затем ею стали пользоваться философы и ораторы. Первым нам известным образчиком любовной речи у оратора является речь Лисия, цитируемая Платоном в диалоге «Федр»; из более позднего времени до нас дошли в греческой литературе еще речи подобного жанра под именем Демосфена и Плутарха.

Глава 1 1

Панафипеи — один из важнейших афинских праздников в честь богини Афины. Он совершался первоначально ежегодно; но со времени Писистрата раз в четыре года праздновался с особым блеском и назывался «Великими Папафинеями»; ежегодный праздник с тех пор стал называться «Малыми Папафинеями». Великие Панафинеи продолжались несколько дней; в первые дни происходили разные состязания — гимнастические, конные и музыкальные; к числу первых принадлежал и панкратий — сложное состязание, состоявшее из борьбы с кулачным боем. Участники состязаний делились по возрасту на три группы: детой, «безбородых» (т. е. юношей) и «мужей» (т. е. взрослых). Автолик, конечно, был в группе детей. 2

Стратеги—главные военные начальники, числом десять. Деятельность их была обращена на все, что непосредственно относилось к военному делу или находилось в какой-либо связи с ним. Они были не только главными начальниками военных сил страны, но стояли во главе всего военного и флотского управления. См. о стратегах примеч. 2 к «Воспоминаниям», III, 1. Гип- napzu — главные начальники кавалерии, числом два. Они были подчинены стратегам, по во многих случаях действовали самостоятельно. См. о гиппархах примеч. 1 к «Воспоминаниям», III, 3. 3

Протагор, Горгий, Продик — известные софисты того времени; под многими другими разумеются тоже софисты, как, например, Гипппй, Евен. 4

Хороший тон того времени требовал, чтобы приглашаемое лицо не сразу воспользовалось приглашением (поэтому и прибавлено слово «разумеется»); вежливыми формулами отказа были слова: «(очень) хорошо», «хвалю»; в нашем месте и поставлено последнее выражение: буквально «хвалили приглашение».

6 Из слов подлинника не вполне видно, какие гости разумеются,— те ли, которые были только что упомянуты (в том числе и сам Ксенофонт), или еще какие-нибудь другие. Более вороятпо первое предположение, потому что в дальнейшем рассказе ни о каких других лицах не говорится. В таком случае надо думать что между моментом приглашения указанных лиц и их прибытием на обед прошел некоторый промежуток времени, в течение которого они успели заняться гимнастикой, умаститься маслом и принять ванну.

6 В историческую эпоху греки за столом лежали; дети (как в данном случае Автолик) сидели. В героические времена (у Гомера) и взрослые ели сидя. Когда вошел обычай лежать за столом, неизвестно. 7

Под одержимым богом автор разумеет приверженцев оргиастических культов, например корибантов (жрецов фригийской богини Кибелы), вакханок. 8

Для развлечения гостей за обедом нанимались шуты, фокусники, комедианты, дававшие представления с подвижными куклами (марионетками), танцовщицы, акробаты и т. п. Все это было и в данном случае. 9

Чью шутку разумеет Каллий — Филиппову или свою,— неясно; вероятно, свою, судя по тому, что он интересуется знать, какое впечатление она произвела на Автолика. Шутка Каллия (правда, малоостроумная) состоит в том, что он предлагает угостить Филиппа не обедом, а только кровлей, т. е. пустить его в комнату. 10

В подлиннике последняя фраза представляет собою окончание стиха — дактилического гексаметра. Если это не случайность, то сделано для большего эффекта, чтобы придать этой фразе некоторую торжественность. В моем переводе слова «смех... погиб- пул» также составляют конец гексаметра. 11

Шут разумеет здесь' обеды в складчину, которые устраивались или па общий счет, или же из кушаний, приносимых участниками. Вероятно, это все-таки требовало от хозяина каких-нибудь расходов. Филипп хочет сказать, что в своей квартире он таких пикников не устраивает, а сам ходит но чужим обедам.

Глава 2

Греческий обед (по крайней мере, более или менее торжественный, с гостями) состоял из трех частей: собственно обеда, десерта и попойки («симпосиоп»). Гости ели, полулежа па койках (под левым локтем была довольно высокая подушка), по двое па каждой койке. Около каждой койки ставился столик, на который подавались кушанья. После первой части обеда, во время которой не пили (или очень мало пили) вина, умывали руки (так как вилок и салфеток не было, а ели руками) и выпивали глоток вина в честь «доброго гепия». После этого столики уносились, кости и крошки с пола (на который гости бросали объедки) сметались, и гости совершали возлияние (т. е. выливали на землю немного вина) в честь богов и пели хором пеан (т. е. песнь религиозного содержания). Но в пашем описании пира, вероятно, иод «столами» разумеются на целые столы, а столовые доски, на которых были принесены кушанья. Если бы унесены были столы,, некуда было бы ставить кубки с вином. Кроме того, копки были поставлены в виде круга, как видпо из гл. 2, 27; вероятно, они стояли вокруг одного большого стола: если бы они стояли параллельными рядами, одна позади другой, со столиком при каждой койке, то трудно представить, как гости могли бы вести общую беседу, смотря друг другу в спину. 2

Общий смысл этой речп Сократа такой. Мужчине душиться благовониями нет надобности, потому что для мужчин он не станет этого делать, а женщины, которые сами душатся, желают, чтобы мужчина был сильным от гимнастических упражнений, а не надушенным; надушиться может и раб, а упражняться в гимна- сии может только свободный (рабов в гимпасии не допускали). 3

См. примеч. 7 к «Воспоминаниям», I, 2. 4

Вероятно, здесь в тексте есть пропуск, пли же Сократ не полностью высказывает свою мысль. Общий смысл такой: желая одержать победу в панкратии, Автолик пользовался твоим советом и выбирал хорошего учителя этого искусства; теперь, чтобы достигнуть нравственного совершенства, он тоже подумает с тобою и т. д. Под словом «этого» в следующих фразах разумеется добродетель (нравственное совершенство), только что упомянутая Сократом. 5

См. примеч. 1 к «Воспоминаниям», II, 2. 0

В этих словах намек па самого Антисфена, который представлен довольно неприятным человеком. «Если я переношу сварливость Ксантиппы,— хочет сказать Сократ,— то смогу переносить и твою сварливость». 7

Писапдр — демагог, один пз главных деятелей, устроивших олигархию Четырехсот в 411 году, подвергавшийся насмешкам в комедии за свою трусость. 8

Сократ разумеет такие виды упражнении, как борьба, при которой необходим партнер, тогда как при танце мальчика партнера не нужно. 9

Разумеются обеденные койки (см. примеч. 1 к гл. 2); комната измерялась числом коек, которые можно было поместить в пей. 10

Жестикуляция руками была принадлежностью греческих танцев. 11

Рыпочные смотрители проверяли все хлебы у хлебпых торговцев. По-видимому, хлебы состояли из двух частей, верхней и нижней, равпого веса. 12

Т. е. флейтистка. 13

Наркотическое растение. 14

Горгий был известен вычурностью и искусственностью своей речи. Здось Сократ употребляет слово, переведенное мною «нацеживать по каплям» (буквально «накапывать»), слово вообще редкое, по-видимому, заимствованное у Горгия.

Глава В 1

Гомера греки высоко ценили как источник всякой мудрости, между прочим и нравственности: по этой имепно причине отец и заставил Никерата выучить его произведения. 2

Рапсоды ~ певцы, декламировавшие отрывки из эпичоских поэм, главиым образом из «Илиады» и «Одиссеи». Они переходили из города в город и давали такого рода представления в пышных костюмах. Как и современные декламаторы, они заботились не только о внешней форме произнесения поэм, но считали себя и специалистами по толкованию смысла. Как видно из нашего места, они имели репутацию довольно глупых людей и такими же изображены в «Воспоминаниях», IV, 2, 10 и в диалоге Платона «Ион». 3

В те времена был очень распространен обычай объяснять Гомера аллегорически и видеть в его словах сокровенный смысл; например, думали, что боги у Гомера — только аллегорическое название явлений природы. Упомянутые здесь Стесимброт и Лнаксимапдр (о которых нам ничего не известно) были именно такими толкователями Гомера в аллегорическом смысле. Сократ говорит здесь иронически,— по-видимому, не веря таким аллегорическим толкованиям. 4

Обол — мелкая аттическая монета, около 4 копеек. 5

При борьбе посыпали тело мелким песком, чтобы уменьшить скользкость и потение. 6

Трагический актер.

Глава 4 1

Этот стих находится в «Илиаде», III, 179. 2

Разумеется возвышение на гипподроме, устроенпос на повороте от одной половины его к другой, огибать которое надо было с большой осторожностью, чтобы пе удариться об него. 3

Эти стихи находятся в «Илиаде», XXIII, 335 и след. 4

Это часть стиха из «Илиады», XI, 631. 5

По-видимому, Сократ говорит иронически, что есть лук кто- то сочтет за гастрономию.

0 Вероятно, Хармид. 7

Клиний — сын Лксиоха, двоюродпый брат Ллкивиада, упоминаемый также в «Воспоминаниях», I, 3, 8, где он ошибочно назван сыном Ллкивиада. 8

В процессии во время праздника Панафиней.

0 Силен — сын Гермеса или Пана и нимфы, постоянный спут- пик, наставник и воспитатель Вакха. Оп имел вид всегда пьяного, веселого и добродушного старика, с тупым носом, лысого, круглого, как виппый мех. В более позднюю эпоху предполагали существование нескольких Силенов, и они наравне с Сатирами постоянно являются действующими лицами в сатирических драмах, которые давались в театре после трагедий. Сходство между Сократом и Силенами (о котором и сам Сократ говорит пиже в гл. 5, 7) заключалось в том, что и сам Сократ был лысый, с приплюснутым носом (см. гл. 5, 6), с большим животом (см. гл. 2, 19). 10

Ипачо Парис; памек на то, как оп судил трех богинь, споривших о красоте. 11

Т. е. Клиний старше Критобул а. 12

Горгоны (числом три) — мифические существа, при взгляде па которые люди обращались в камень. 13

Начало параграфа 26, заключенное в скобки, считается позднеіішей вставкой. 14

См. примеч. 20 к «Воспомипапиям», I, 2. 15

Сикофанты — доносчики и шантажисты, возбуждавшие судебные процессы (ипогда ложные) против богатых граждап с целью вымогательства денег или по личной злобе. Подробнее о снкофаптах см. примеч. 2 к «Воспоминаниям», II, 9.

10 Разумеются главным образом «литургии», натуральные повинности, которые государство налагало на богатых граждан; к числу таких литургий принадлежали: триерархия, т. е, спаря- жепие военного корабля; хорегия, т. е. покрытие издержек на музыкальные, орхестические и драматические представления; гим- насиархия, т. е. устройство гимнастических игр во время некоторых праздников. См. примеч. 5 к «Воспоминаниям», II, 7 и примеч. 2 к гл. 2 «Домостроя».

17 Т. е. находившихся за пределами Аттики. Лишился оп этих имепий вследствие Пелопоннесской войны. 18

Разумеется плата за участие в суде и в Народном собрании, первоначально 1 обол, потом 3 обола. 19

Богами — отвратптелями несчастий считались Зевс и Аполлон; Геракл также причислялся к таким божествам. 20

См. примеч. 21 к «Воспоминаниям», I, 2. 21

Антисфен говорит иронически. Смысл: у меня очень мало всего, так что я насилу нахожу необходимые вещи. 22

Подразумевается: не дождавшись аппетита. 23

Вино с острова Фасоса высоко ценилось как особенно ароматическое. 24

Никерат здесь с насмешкой противополагает себя Антисфе- ну: Антисфен научился у Сократа довольствоваться столь малым, чтобы ни в чем не нуждаться; Никерат, и без того богатый, напротив, желает быть настолько богатым, чтобы уже пе нуждаться в дальнейшем увеличении богатства. Цитату из Гомера («Илиада, IX, 122 и 264) он приводит тоже с насмешкой в доказательство того, будто и Гомер учит все считать и вешать и тем поощряет умножение богатства. 25

См. примеч. 4 к «Воспоминаниям», I, 1. 26

Гераклея — город в Малой Азии на южном берегу Черного моря. Под приезжим из Гераклеи разумеется живописец Зевксипп, упоминаемый в «Протагоре» Платона, 318 В. Но возможно, что ато сам Зевксид, знаменитейший из греческих живописцев, тоже уроженец Гераклеи, упоминаемый Ксенофонтом в «Домострое», 10, I и в «Воспоминаниях», I, 4, 3. 27

Об Эсхиле из Флиунта, города в северной части Пелопоннеса, ничего пе известно.

Глава 5 1

Наяды — нимфы, богипи материковых вод. 2

См. примеч. 9 к гл. 4. 3

Т. е. судьи, именно мальчик и девушка. Голосование в суде производилось посредством камешков. 4

О Сократовом и Антисфеновом богатстве сказано в гл. 4f 34 и 43. 5

Ленты, как и венки, давались в награду победителям па общественных играх; их привязывали к рукам, к ногам, к голове победителя. Ксенофонт описывает шутки Сократа как подражание настоящему судебному процессу.

Глава 6

4 Т. е. у сиракузянипа. 2

Гермогену, как человеку серьезному и благочестивому, по- видимому, не нравились эти шутки гостей. Судя по словам «и тут молчал», надо думать, что он и раньше молчал, т. е., вероятно, когда остальные кричали «конечно» (в гл. 4). 3

По-гречески — это одно слово «рагоіпіа», которое не имеет такого определенного значения, как выражение, употребленное мною в переводе. Поэтому просьба Сократа определить это понятие имеет больше основания, чем в моем переводе. 4

Сократ нарочно делает вид, что считает себя побежденным. 5

Каллий хочет прекратить спор посредством музыки, во время которой все должны молчать. 6

Но Гермоген принимает слова Каллия в другом смысле и обиженно спрашивает, не хотят ли его заставить говорить под музыку. 7

Известный трагический актер того времени. Как видно из этого места, особенность в его игре была та, ^то оп декламировал тетраметры (т. е. восьмистопные ямбические и трохаические стихи) в диалоге пьесы под музыку, тогда как обычно стихи диалога произносились без музыки. 8

Но Сократ пользуется замечанием Гермогена, чтобы пошутить над его, как вндно, малоприятными речами. 9

В данном случае под флейтисткой надо разуметь танцовщицу, потому что именно танцовщица сопровождала танцы мимикой. Так как эти оба искусства шли рядом, то танцовщица знала и музыку, а флейтистка умела и танцевать; поэтому танцовщицу можно было назвать и флейтисткой. 10

Каллий, все еще не забывший обиды, нанесенной ему Апти- сфеном (гл. 4, 2 и след.), спрашивает Сократа, какая нужна» мелодия для успокоения подобных спорщиков. Но Антисфен очень ловко вывертывается, говоря, что для побежденного в споре подходящей мелодией будет свист. 11

Я употребил в переводе искусственное слово «мыслиль- щик» нотому, что и в оригинале поставлено столь же искусственное слово, выдуманное Аристофаном для обозначения Сократа («Облака», 266). 12

Сиракузянин, как и все вообще необразованные люди того времени, считает преступлением против богов вторгаться в их небесную область. Обвинение это против Сократа было выставлено Аристофаном в комедии «Облака» и оттуда распространилось в народе, как указывает сам Сократ в Платоновой «Апологии» (18 В). Но Ксепофонт в «Воспоминаниях» (I, 1, 11 и след.) свидетельствует, что Сократ подобными вопросами не занимался. 13

Шутка Сократа, действительно, «холодна»: она основана на частичном созвучии слов: anopheles — «неполезный» и anotheq ophelousin — «сверху приносят пользу», т. е. Сократ считает сло^ во anopheles как бы происшедшим из anoopheles. Я передал в переводе эту шутку столь же «холодным» производством слова «неполезный» от «с неба полезный». Можно бы было в упреке сиракузянина поставить слово «бесполезными», а в ответе Сократа «с небес полезный»: созвучие получилось бы еще большее; но у древних греков не было представления о множественности небес. 14

Эта насмешка заимствована также из «Облаков» Аристофана (ст. 144 и след.), где ученик Сократа рассказывает Стрепсиаду, как блоха прыгнула с брови Херефонта па голову Сократа и как Сократ решил вопрос Херефонта, скольким блошиным ногам равняется ее прыжок. 15

Или: если находишь, что все у него лучше, чем у других*

Глава 7

1 В предыдущей главе сказано, что Филипп — мастер делать сравнения: тут имеется в виду одна из забав греческого пира — сравнивать сотрапезников с каким-нибудь предметом ради шутки.

В Илатоновом «Пире» (215 А) Алкивиад сравнивает Сократа с деревянными изображениями Силенов.

2 Хариты (в римской мифологии — Грации) — богини красоты, числом три. Горы — богини порядка в природе, времен года, числом тоже три.

Глава 8 1

Сократ, пазывая Эрота, бога любви, ровесником прпсносу- щих богов, следует древнему представлению о нем, выражеппо- му Гесиодом в «Феогонии» (ст. 120), который относит Эрота к числу древнейших богов. Художники более древнего времени изображали его в виде юпоши. Позднейшие поэты и художники представляют его в виде мальчика с луком и стрелами и считают его самым молодым из богов. Это представление об Эроте (или Амуре) сохранилось и у поэтов нового времени. См. примеч. 7 к «Воспоминаниям», I, 3. 2

Таким же изображен Хармид и в Илатоновом диалоге, озаглавленном его именем: оп приходит в палестру, окруженный толпой поклонпиков, и все в палестре, даже дети, были поражены его красотой.

8 Когда Никерат был казнен Тридцатью тирапнами, жена его, говорят, не пережила этого горя и лишила себя жизни.

4 Разумеется известный «демоний» Сократа, который он считал «голосом бога» и который давал ему указания, что надо делать и чего не надо делать («Воспоминания», IV, 8, 1 и 5; «Защита», 4, 12, 13).

в Может быть, в буквальном, физическом смысле; некоторые комментаторы понимают в смысле «не изводи меня своими ласками».

0 Сократ выводит заключение о присутствии таких похвальных свойств у Автолика из того, что он одержал победу в папкра- тии. Чтобы сделаться таким хорошим борцом и бойцом, очевидно, нужна была долгая п суровая тренировка.

6 Сократ, очевидно, сомневается в существовании двух Афродит; по народ верил в это, как видно из того, что алтари и храмы были для каждой из них отдельные и жертвы приносились разные. Павсаний в Платоновом «Пире» (180 D) считает такое верование общим. Всенародной Афродите приносились в жертву козы как животные сладострастные, а небесной Афродпте — телки, ? возлияния совершались без вина.

8 Таковы прозвания Зевса: «высочайший», «спаситель», «покровитель города», «защитник домашнего очага», «покровитель чужестранцев» и др.

• Хирон, один из кентавров (мифических существ, имевших вид человека с лошадиной нижней частью туловища), и Финик — наставники Ахилла. В «Илиаде» (IX, 442) Финик говорит Ахиллу об отце его Пелее:

С тем он меня и послал, да тебя всему научу я:

Быть и витией в речах, и в делах деловым человеком. 10

Диоскуры — Кастор и Полидевк (Поллукс), близнецы, дети Вввса от Леды, жены спартанского царя Тиндарея. 11

Ганимед — сын троянского царя Троса. В «Илиаде» (XX, ЕЗЗ и след.) о нем сказано: Был он прекраснее всех среди смертных людей, без сомненья.

Боги его унесли на Олимп в виночерпии Зевсу

Ради его красоты, чтобы он пребывал средь бессмертных. 12

Таких выражений буквально у Гомера нет, но отдельные части их есть. 13

Объяснение имени «Ганимед» в смысле «радующий мыслями» неверно уже потому, что глагол ganymai, от которого происходит первая часть имени, значит не «радую», а «радуюсь», как и сам Сократ понимает его. Впрочем языковедение в те времена допускало и еще более произвольные толкования, как видно особенно из Платонова диалога «Кратил». 14

Орест и Пилад, Фесей и Пирифой — две пары мифических друзей. 15

Павсаний, влюбленный в Агафона, трагического поэта, выведен одним из действующих лиц в Платоновых диалогах «Про- тагор» и «Пир». 16

Действительно, по словам Цицерона («Законы», II, И, 28), в Афинах был храм Бесстыдства. Статуи Стыдливости были и в Спарте и в Афинах. 17

С постепенным расширением политических и коммерческих сношений между разными государствами Греции развилась постепенно «проксения», или государственное гостеприимство. Если гражданин одного государства неоднократно оказывал гостеприимство и услуги гражданам другого государства, приезжавшим в его родной город но своим частным или общественным делам (например, послам), и лица, получившие такие услуги или гостеприимство, доводили о них до сведения правительства своего государства, то последнее выражало свою признательность данному лицу посредством назначения его своим «проксеном». Таким образом, это было почетное звание, которое налагало, однако, на получившего его нравственную обязанность продолжать и па будущее время те хлопоты, которым он был обязан этой честью. Вместе с почетною обязанностью и как бы в вознаграждение за нее проксепу давались разные привилегии. У Каллия ироксепия по отношению к спартанцам переходила из рода в род с давних времен (Ксенофонт, «История Греции», VI, 3, 4). 18

Культ Деметры и Персефоны был установлен, но преданию, Эрехфеем, древним царем афинским. Эти две богини были главными в Элевсииских мистериях; кроме пих на этом празднике почитался Иакх, которого считали сыном Зевса и Деметры или отождествляли с Вакхом, затем Плутон, неизвестные по именам бог и богиня и разные местные герои. Важнейшими лицами, исполнявшими служебные обязанности при празднестве, были гиерофант и факелоносец, избиравшийся из аристократического рода Кериков. В V и IV веках в течение нескольких поколений должность эта была наследственна в доме Каллиев. Наш Каллий, но словам Сократа, считался на этом празднике из всех своих предков наиболее достойным священного сана факелоносца. О помощи, оказапиоп элевсинскими богами афинянам во время па- шествия на Аттику Ксеркса, Геродот (VIII, 65) рассказывает так: «Они (персы) увидели идущую от Элевсина пыль, как будто тысяч от тридцати человек, и, когда выражали изумление, какие люди могли бы поднять такую пыль, скоро услышали восклица- ниє, и восклицание это показалось им мистическим иакхом». Афинский изгнанник Дикей, бывший в войске персов, объяснил, что «голос этот — божественный и идет от Элевсина на помощь афинянам и их союзникам... То восклицание афиняне произносят в честь Иакха на Элевсинском празднике».

Глава 9 1

Атлеты должны были всегда соблюдать известный режим, между прочим, прогуливаться. Действительная причина, почему Ксенофонт считает нужным удалить в этот момент Автолика, конечно, та, что он не должен присутствовать при следующей соблазнительной сцене. 2

Как седалище для богов. 3

Ариадна, дочь знаменитого Миноса, мифического царя Крита, помогла Фесею выбраться из лабиринта и бежала вместе с ним. Но Фесей покинул ее на острове Наксосе, а Дионис (Вакх) взял ее себе в супруги. См. примеч. 7 к «Воспоминаниям», III, 5. 4

В параграфе 3 сказано, что все пришли в восторг от искусства балетмейстера. Можно предполагать, что свой восторг гости выражали рукоплесканиями и криками. Поэтому в параграфе 4 сказано, что гости «опять» стали это делать. 5

По-видимому, в тексте есть пропуск, потому что сказуемое «поклялись бы» может относиться только к гостям, а не к Дионису. Вероятно, после слова «Дионис» выпало слово со значением «очень радовался».

<< | >>
Источник: Ксенофонт. Воспоминания о Сократе / Авторский сборник / Издательство: Наука / Серия: Памятники философской мысли. 1993

Еще по теме ЗАЩИТА СОКРАТА НА СУДЕ:

  1. ЗАЩИТА СОКРАТА НА СУДЕ
  2. § 3. Защита прав обвиняемого и потерпевшего в уголовном суде
  3. Глава 6 РАЗГОВОР СОКРАТА С ГЕРМОГЕНОМ И СИРАКУЗЯНИНА С СОКРАТОМ
  4. Процедура защиты диссертации. Поведение соискателя во время защиты
  5. Глава 9 ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В СУДЕ
  6. § 1. Понятие представительства в суде
  7. Глава 22. Производство в суде присяжных
  8. § 2. Виды представительства в суде
  9. § 3. Полномочия представителя в суде
  10. Глава 27 ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ
  11. Раздел II. ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ
  12. § 3. Производство в суде апелляционной инстанции
  13. I. Сократ 1
  14. СОКРАТ
  15. IV. Производство в суде
  16. § 6. Производство в суде апелляционной инстанции
  17. Образ Сократа
  18. 8.4. Производство в суде первой инстанции
  19. § 4. Производство в суде первой инстанции