<<
>>

РЕМЕСЛА

Из числа трех основных потребностей человеческого тела — пищи, одежды и жилья — для жителей Переднего Востока самым важным являлась одежда. Искусство одеваться достигло высшего совершенства, а почти все внутреннее убранство сводилось к бесчисленным цветным занавесям.
Вести роскошный образ жизни означало здесь прежде всего хорошо одеваться, а жить в уюте — иметь на стенах и на полу красивые ковры. В жизнеописании аскета ат-Туси (ум. 344/955) особо отмечается: «У него совсем не было ковров»2897. Таким образом, ковроткацкое производство было распространено повсюду и считалось самым важным ремеслом. Отдельные типы ковров являлись прямо-таки составной частью национального убранства, ибо совершавший путешествие по империи мог по обстановке комнаты определить, в какой провинции он находится. В то время ковры подразделялись на три основных типа: 1) ковры на стену (ситр), 2) ковры для пола (бусат) и дорожки (нахх) и 3) ковры, которые не были предназначены, чтобы по ним ходить (намат) 2898. К этому присоединялись еще и более мелкие разновидности: молитвенные коврики, стеганые одеяла, подушки под спину, под голову и прочие подушки2899. Несмотря на то что в Верхнем Египте уже давно возделывался хлопок2900, в IV/X в. он не выступает как египетский продукт, и создается впечатление, что в теперешней стране лучшего хлопка он в то время не играл никакой роли2901. Текстильной специальностью Египта был лен, произраставший главным образом в Файюме2902 и даже вывозившийся в Персию2903. Мумии запеленывались исключительно в полотно. Техника обработки волокна была настолько направлена на производство тончайшего полотна, что даже немногие шерстяные товары производились аналогичным •способом: Таха в Верхнем Египте славилась своими тонкими шерстяными тканями2904. Центрами производства полотна в Египте были Файюм .и «озеро Тинниса» в устье Нила с населенными пунктами Тиннис, Да- миетта, Шата и Дабик.
Раньше именно последний был главным местомг производства этого полотна, так как самая прославленная ткань называлась по нему «дабикской», но в IV/X в. важнейшими центрами полотняной промышленности стали Тиннис и Дамиетта. Специфически египетской особенностью было производство некрашеного белого полотна. «Египетские ткани белы, как пленка вокруг содержимого яйца, йеменские— как весенние цветы»,— говорили в эпоху Омейядов 2905. Эти ткани ценились на вес серебра 2906. Они были настолько плотно сотканы, что это давало возможность громкий crepitus ventris сравнивать с шумом, возникающим при их разрывании2907; их использовали как материал для географических карт2908. Стоимость куска этого полотна доходила до 100 динаров, но так как в нем часто имелись еще и золотые нити, то иногда он обходился вдвое дороже,13. Роскошные изделия ткачей из Тинниса, так называемые бадана, вырабатывавшиеся для халифа, сразу же ткали в форме облачения, так что их не нужно было ни кроить, ни шить. В них содержалось всего лишь 2 унции льняной нити, все остальное было золото; стоили они 1000 динаров2909. Дорогие завесы из Файю- ма длиной 300 локтей стоили 30 динаров пара 2910. В IV/X в. мода запретила мужчине появляться в крашеной, пестрой одежде, и поэтому дабикокие одежды повсюду упоминаются и а первом месте2911. В одну только Вавилонию Тиннис вывозил вплоть до 360/971 г. тканей на сумму от 20 до 30 тыс. динаров в год'2912. Затем Египет перешел под власть Фатимидов, и вывоз был запрещен2913, но зато в самой стране появилось пристрастие к длинным (сто локтей!) да- бикским тюрбанам, длившееся с 365 по 385 г. (976—995) 2914. Наряду с этими тканями существовала еще и редкая льняная ткань, «ажурная, как сито»2915, называвшаяся касаб. Ее тоже красили, причем весь крашеный касаб поступал из Тинниса, а белый — из Дамиетты2916. Из него изготовляли повязки на голову, но главным образом накидки и покрывала для женщин2917. А в V/XI в. появилось новое модное изделие — абу каламун — переливающаяся разными цветами материя, которая изготовлялась в одном Тиннисе2918.
По своему типу промышленность в дельте Нила была кустарной: женщины пряли, а мужчины ткали полотно. Торговцы тканями вы плачивали им поденную заработную плату, а продавать они имели право только назначенным правительством посредникам. В начале JII/IX в. ткач получал полдирхема в день, так что «ему не хватало на хлеб насущный»,— так, по крайней мере, жаловались местные жители проезжавшему патриарху Дионисию из Телльмахры 2919. Из-за всевозможных поборов товары дико дорожали2920. На Востоке, в Фарсе, также был район производства полотна, главным городом которого был Казерун, называвшийся «Дамиеттой Фарса»2921. Там тоже различали египетские сорта ткани, дабикский, шерб и касаб — признак того, что оба эти производства были взаимно зависимы. А так как ал-Мукаддаси2922 сообщает, что раньше лен ввозился из Египта в персидский прибрежный город Синиз, славившийся своим льняным касабом, в то время как теперь для этого чаще пользуются местным 2923, то это доказывает, что полотняное производство было пересажено туда из Египта и при этом — морским путем. Сначала оно было сконцентрировано на побережье: в Синизе, Дженнабе и Таввадже; лишь позднее, когда производство обрело независимость от египетского сырья, оно проникло в глубь страны. Так, например, лучший сорт персидского полотна еще назывался «тавваджским», в то время как он уже по большей части изготовлялся в Казеруне 2924. Ибн ал-Балхи, составивший ок. 500/1106 г. свое описание Персии, следующим образом излагает процесс изготовления тавваджского полотна в Казеруне: лен мочили в прудах, затем трепали и пряли из него нить. Эту льняную нить отмывали в воде канала Рахбан; несмотря на то что воды в этом канале мало, она имеет свойство отбеливать льняную нить, в то время как в другой воде нить никогда не становится белой. Этот канал Рахбан является собственностью шахской казны, и доход с него принадлежит эмиру, так как казна разрешает пользоваться им только ткачам, которые ткут материал по ее заказу. Инспектор от казначейства осуществляет надзор, а посредники устанавливают настоящую цену ткани, опечатывая кипы, прежде чем их вручат чужеземным купцам.
Последние полагались на маклеров и покупали эти необшитые кипы в том виде, как они перед ними лежали, и в каждом городе, куда эти кипы доставляли, интересовались исключительно лишь сертификатом казерунского маклера и продавали килы, не вскрывая. Таким образом, нередко случалось, что партия казерунских кип свыше десятка раз переходила из рук в руки, причем кипы так и не распечатывались. Но теперь, в эти последние дни , появился обман, люди стали нечестными и пропало- всякое доверие, ибо товары с печатью казны зачастую оказывались низкосортными, и поэтому чужестранные купцы стали избегать казерунских изделий 2925. За этим лишь исключением хлопчатобумажная ткань была для Востока тем же, чем для Запада полотно2926. Даже и касаб Казеруна порой изготовляли из хлопка. Хлопок пришел из Индии прямо на север, еще задолго до того, пока он распространился на запад и на восток. В Китае в XIII в. н. э. он был еще очень мало известен. Путевые записки Чан-чуня (1221 г. н. э.) говорят о нем в долине р. Или: там имеется сорт материи, именуемый тулума. Люди говорят, что соткана она из растительной шерсти. Эта шерсть похожа на пушок нашей ивы — очень чистая, тонкая и мягкая. Из нее делают нити, веревки, материю и стеганые одеяла 2927. Еще в IV/X в. знаменитые хлопчатобумажные ткани (сабаниййат) шли из Кабула в Китай и Хорасан2928. В Вавилонии хлопок не выращивали. Ввозили его туда из Северной Персии — надо сказать, что еще и сегодня одна только Трансоксания ежегодно производит хлопка на 400 млн. марок,— из Месопотамии2929, причем в Месопотамии эта культура распространилась из-за враждебной крестьянам плантаторской политики Хамданидов2930. В IV/X в. хлопок переселился также и в Северную Африку2931 и Испанию2932. Все основные центры производства хлопчатобумажных тканей были расположены на востоке Персии: Мерв, Нишапур и Вам (восточный Керман). Спецификой последнего были покрывала с вытканными гирляндами стоимостью около 30 динаров за штуку, которые расходились вплоть до Египта2933. Напротив, тканью, изготовлявшейся в Мерве, была мягкая фланель2934, слишком толстая для одежды.
Поэтому ал-Мутанабби называет ее одеждой для обезьян2935, а Абу-л-Касим издевается по ее адресу — «грубо сотканная, суровая мервская материя домашней работы, как повернешься, так и вылетит ветер»2936. Зато она ценилась как материал для повязок на голову2937. Даже и Туркестанская область хлопководства поставляла ткани в Вавилонию2938, тогда как в Трансоксании самым редким материалом было полотно. Саманид Исма'ил подарил каждому офицеру в качестве драгоценного подарка по платью из полотна 2939. Шелкоткацкая промышленность в противоположность хлопчатобумажной распространялась с запада, из Византии,— на восток. Традиция этого существовала еще и в рассматриваемое нами время2940. Все еще продолжался ввоз греческого атласа, больше того, это был самый важный предмет ввоза, поступавший через Трапезунд2941. В IV/X в. этот атлас все еще считался самым красивым2942. Большинство шелкоткацких предприятий в это время еще было сосредоточено в провинции Хузистан, где Сасаниды насадили это ремесло, заимствованное из Византийской империи. Вырабатывали камку, атлас, плюш и материалы из шелка-сырца. Напротив, шелкомотальное производство было на севере, на бывшем китайском тракте. Там, в Мерве и особенно в Табари- стане, в горной стране южнее Каспийского моря, мотали крепкую аб- ришимовую нить, которую вывозили во все стороны2943 и из которой в расположенной по соседству Армении изготовляли прославленные пояса для штанов, стоившие 1—10 динаров2944. Тяжелые шелковые ткани (сийаб харир), которые вывозил Табаристан, указывают на прямое родство их с Китаем, ибо персидская шелковая промышленность предпочитала более легкие ткани. Что же касается шерстяных ковров, то прежде всего различали персидские, армянские и бухарские. В Фарсе ткали подлинно «художественные ковры» (ал-бусут ас-сани'а), причем самыми лучшими считались ковры, изготовленные с применением техники сусанджирд2945. Однако в ту эпоху выше всего ценили армянские ковры, т. е. малоазиатские, предшественники наших ковров из Смирны2946.
Уже в доме омейядского халифа ал-Валида II пол и стены были покрыты армянскими коврами2947. Супруга ар-Рашида восседала на армянском ковре, а ее женщины — на армянских подушках2948. У одного ювелира, который около 300/912 г. был самым богатым человеком в Багдаде, превозносят лишь одни армянские и табаристанские ковры2949, то же самое и в сокровищнице матери ал-Муктадира2950. Некий вассал подарил халифу ал-Муктадиру, между прочим, семь армянских ковров2951. Из персидских ковров также больше всего ценились те, что не уступали армянской работе2952, хвалили лучшие персидские ковры и из области Исфагана за то, что они более всех остальных приближаются к роскошным армянским; правда, и сами по себе они также вполне удовлетворительны 2953. Еще Марко Поло2954 заметил: «В Армении ткут самые лучшие и самые красивые ковры». Вероятнее всего, причиной этой высокой оценки (была армянская шерсть, которую ас-Са ‘алиби ставит на первое место после египетской 2955, но в первую очередь это был знаменитый армянский красный цвет. «Красный — это цвет женщин, детей и радости. Красный цвет—самый лучший для глаз, так как от него расширяется зрачок, в то. время как от черного он сужается», — поучает ал-Мас'уди в 332/943 г.2956. На складе ковров в Каире чаще всего расхваливали красные ковры2957, а о «малиновых коврах» египетского города' Асьюта сказано: «Они похожи на армянские»2958. Покрывала, называвшиеся танафис, уже одним названием выдают свое греческое происхождение (tapetes). Вероятно, в Вавилонии раньше их ткали главным образом в христианском пограничном городе Хире, потому что позднее изделия ан-Ну 'маниййи все еще называли «хир- ские ковры»2959. Узоры на них продолжали оставаться теми же: чашечки цветов, слоны, лошади, верблюды, львы и птицы2960. По всей мусульманской империи маты плели из альфы (халфа),. причем больше всего славились циновки из 'Аббадана, небольшого острова, расположенного в устье Шатт ал-'Араба2961. Их подделывали в Фарсе2962, а также и в Египте2963. Местности, славившиеся своими товарами, снабжали их вытканной фабричной маркой — «производство ('амал) такой-то местности», причем, естественно, что без мошенничества дело здесь не обходилось. Так, например, совершенно неизвестные местечки проставляли на своих занавесях хорошо себя зарекомендовавшие названия Басинна, а на ткани для одежды из Хузистана ставили штамп Багдада 2964. В персидской провинции Сабур, как во французской Ривьере, процветала особая отрасль промышленности — парфюмерное производство. Там изготовляли десять сортов масел из фиалок, лотоса, нарциссов, карликовой пальмы, лилий, белого жасмина, мирты, майорана и померанцевой корки2965. Пробовали заняться этой прибыльной отраслью также и в Вавилонии: Куфа прибавила еще гвоздичное масло, а в производстве фиалкового масла даже превзошла персов2966. Сходное производство, но резко отличавшееся от первого, имело свой центр в. расположенном на юге городе Джур. Там приготовляли ароматную воду, однако из совершенно других цветов: из розы, цветов пальмы, божьего дерева (кайсум), сафлора и вайды2967. Оттуда розовая вода вывозилась, по всему свету, «в Магриб, Испанию, Йемен, Индию и Китай»2968. Эти важные отрасли промышленности, о которых ничего не сообщают античные источники, возникли, должно быть, в эпоху ислама. В это время среди жителей деревни и города больше уже не слышно о надоедливой повинности тяжкого помола зерна на ручных мельницах: на реках стояли плавучие мельницы2969, на ручьях постукивали водяные мельницы2970. Одна только «чертова река» Джируфта в Кермане приводила в движение 50 мельниц2971,, а в Басре даже взялись за разрешение одной из наиболее современных проблем гидравлржи: в устьях каналов, почти целиком питавшихся водой за счет прилива, были выстроены мельницы, вращаемые отступающей во время отлива водой2972. Только там, где не было воды, зерно, мололи при помощи скота2973. Жители марокканского города Иджли испытывали священную робость перед закабалением воды: «У них еще до- сих пор нет ни на одном ручье мельниц, и когда их спрашивают, что пх от этого удерживает, они отвечают: Как можем мы заставить прес- ную воду вращать мельницы?»2974. Большие плавучие мельницы Вавилонии стояли на Тигре, а не на Евфрате, а именно в Текрите, Хадисе, 'Укбара, Барадане и Багдаде, к этому надо еще добавить прославленные мельницы в Мосуле и Беледе. Последняя работала сезонно, только в те дни, когда в Вавилонию водным путем поступал очередной урожай зерна. Что же касается мельниц Мосула, то о них мы имеем более подробные описания: состояли они только из дерева и железа и были подвешены на железных цепях посредине протока. Каждая мельница (''арба) имела по два жернова, каждый из которых ежедневно перемалывал по 50 верблюжьих вьюков зерна2975. Самая крупная мельница Багдада-—мельница Патрикия — имела 100 жерноставов и, как говорят, ежегодно давала 100 млн. дирхемов дохода2976. О лесопильнях нигде не упоминается. Передают, что еще убийца халифа ‘Омара I, перс родом из Ниха- венда, вызвался построить мельницу, которую будет вращать ветер2977. Однако в IV/X в. еще только Афганистан пользовался для ветряных, мельниц своими сильными и чрезвычайно упорными ветрами, как, например, бад-и сад-у-бист руз, который называется так потому, что дует 120 дней подряд2978. Эти ветры держатся еще и теперь: «Северный ветер начинает дуть около середины июня и держится два месяца. Ветряные мельницы построены исключительно в расчете на него. Они имеют восемь крыльев и стоят позади двух устоев, между которыми ветер- прорывается как клин. Крылья установлены вертикально на отвесно же установленном столбе, нижний конец которого приводит во вращение жернов, расположенный над другим жерновом»2979. Мы видим, таким образом, настоящую ветряную турбину! Сведения, приводимые1' ал-Гузули (ум. 815/1412), говорят о том, что их можно было регулировать подобно нашим водяным турбинам, открывая и прикрывая отверстия. «В Афганистане все мельницы и водочерпальные колеса приводятся в движение северным ветром и поэтому ориентированы только по* нему. Этот ветер дует там постоянно, летом и зимой, однако сильнее и упорнее летом. Иногда он прекращается один или два-три раза на! дню или в ночи, и тогда в этой местности стоят все мельницы и все водочерпальные колеса. Затем он опять дует и они тоже приходят в движение. На мельницах у них устроены люки (манафис), которые открываются и закрываются, чтобы ветра попадало то больше, то меньше. Потому что, когда он дует слишком сильно, мука горит и выходит черной, порой даже жернов раскаляется и разваливается на куски» 2980. В области производства бумаги III и IV века хиджры также произвели великий переворот, освободивший писчее дело от монополии одной страны и существенно его удешевивший. Пока писали на папирусе— существовала зависимость от Египта2981, теперь же «китайская бумага, изготовлявшаяся только в Китае и Самарканде, вытеснила из употребления египетский папирус и пергамент, на которых писали предки»2982. В конце III/IX в. ал-Йа *куби говорит лишь о двух небольших городах Нижнего Египта, еще занятых выработкой папируса2983. Даже сицилийский папирус теперь в очень ничтожном количестве перерабатывался в писчий материал для правительства, большей же частью из него вили корабельные канаты2984, как еще в эпоху Гомера2985. «Можно принять с большой долей вероятности, что приблизительно к середине X в. н. э. переработка в Египте папируса в материал для письма полностью заглохла. С 323/935 г. совершенно прекращаются датированные папирусы, в то время как в 300/912 г. появляются датированные документы на бумаге»2986. В то время лучшей бумагой в империи была заимствованная из Китая бумага кагиз, которая, однако, в руках мусульман подверглась изменению, имевшему всемирно-историческое значение. Они уничтожили зависимость бумаги от тутового дерева и бамбукового тростника, изобретя бумагу из тряпья2987. В III/ IX в. бумагу производили в одном только Мавераннахре 2988, однако в IV/X в. бумажные фабрики имелись в Дамаске, в палестинской Тиве- риаде2989 и в Сирийском Триполи2990. Но Самарканд все еще был основным центром производства бумаги. Ал-Хваризми в шутку извиняет одного друга тем, что тот, мол, не пишет писем, потому что живет очень далеко от Самарканда, и поэтому бумага [кагиз) слишком дорога для него2991. Около этого же времени библиотекарь библиотеки правителя Шираза повсюду собирает самую лучшую бумагу: «самаркандскую и китайскую»2992. Изготовление точных астрономических и математических приборов в Харране, этом последнем пристанище древнего звездного культа, было связано со своеобразным религиозным положением города2993, точность харранских весов вошла в поговорку2994. А в городе паломничества, Иерусалиме, уже тогда вовсю шла процветающая и ныне торговля четками 10°. 22.
<< | >>
Источник: Мец Адам. Мусульманский Ренессанс. 1973

Еще по теме РЕМЕСЛА:

  1. § 3. Развитие ремесла и торговли и возникновение феодальных городов
  2. Глава 4 ЦЕХОВОЕ РЕМЕСЛО, МАНУФАКТУРА И ТРАДИЦИОННЫЙ КРЕДИТ
  3. Глава 4 ЗАНЯТИЕ РЕМЕСЛАМИ, ВОЕННЫМ ДЕЛОМ И ЗЕМЛЕДЕЛИЕМ. ПОСЕЩЕНИЕ КИРА ЛИСАНДРОМ
  4. и. м. дьяконов Лекция 1 ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ, СКОТОВОДСТВА И РЕМЕСЛА. ОБЩИЕ ЧЕРТЫ ПЕРВОГО ПЕРИОДА ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА И ПРОБЛЕМА ПУТЕЙ РАЗВИТИЯ
  5. Т. КАПЕЛЛЕ Славяно-скандинавское художественное ремесло эпохи викингов
  6. От ремесла к мануфактурам
  7. Цеховое движение и свободные ремесла.
  8. РАЗВИТИЕ РЕМЕСЛА И ТОРГОВЛИ
  9. РЕМЕСЛО И ТОРГОВЛЯ. ГОРОДА В VII - XII ВВ.
  10. НАТУРАЛЬНЫЕ ХОЗЯЙСТВА ПЕРИОДА РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ. ПРЕДПОСЫЛКИ К ОТДЕЛЕНИЮ РЕМЕСЛА ОТ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА
  11. СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ГОРОДА КАК ЦЕНТРЫ РЕМЕСЛА И ТОРГОВЛИ
  12. ЦЕХОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ГОРОДСКОГО РЕМЕСЛА
  13. ГОРОДА, РЕМЕСЛО И ТОРГОВЛЯ