<<
>>

ПУБЛИЧНЫЕ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ БИБЛИОТЕКИ

  Помимо библиотек, специально открывавшихся для народа, в России существовали платные публичные и общественные библиотеки. По своему назначению и характеру деятельности они делились на три различные группы.
Так, большую группу среди них составляли коммерческие публичные библиотеки и кабинеты для чтения при книжных магазинах. О примерном их числе, ввиду отсутствия офи-

циальных статистических данных, можно судить по списку “Библиотеки всей России”, подготовленному в 1910 г. Д. В. Вальденбергом. Из более чем 2 тыс. библиотек, коммерческих в нем числилось 549, то есть 27,4 процента.

Эти библиотеки вносили свой положительный вклад в библиотечное обслуживание населения, однако их просветительная и социальная роль, ввиду того что большинство их создавалось исключительно в целях получения коммерческой прибыли, была невелика. Их книжные полки наполнялись модными романами, всевозможными приключенческими повестями, детективными и бульварными изданиями. По меткому выражению Н. А. Рубакина, “существуя или, по крайней мере, стараясь существовать доходом от подписчиков, частные библиотеки идут не впереди публики, а позади нее. Они, волей- неволей, должны прежде всего заботиться об угождении этой публике, об удовлетворении ее вкусов, каковы бы те ни были”. Особенно бедны литературой в коммерческих библиотеках были отделы естествознания, техники, сельского хозяйства, социальных и политических наук, представлявшие “пестрейший сброд попавших случайно произведений”.

Только немногие из частных публичных библиотек, например Л. Т. Рубакиной, П. П. Семенникова в Петербурге, “Петровская” в Москве, Л. Идзиковского в Киеве и др., обладали более или менее богатым подбором книг, рассчитанных на различные читательские запросы. Беднейшие слои населения пользоваться коммерческими библиотеками и кабинетами для чтения не могли ввиду высокой платы за чтение и залогов, взимавшихся с читателей.

Основной читательский контингент этих библиотек составляла интеллигенция и другие состоятельные круги населения.

В числе публичных библиотек дореволюционной России довольно значительную группу образовывали библиотеки, устраивавшиеся на средства самих читателей и дотации от учреждений или организаций, при которых они открывались. В упоминавшемся списке Д. В. Вальденберга их числится свыше 490, т. е. 24,6 процента. В их числе прежде всего назовем библиотеки дворянских и купеческих клубов, офицерских собраний, объединений приказчиков, служащих различных учреждений и др. Читателями их могли быть только представители определенных групп населения, например чиновники и члены их семей. Для управления ими подписчики избирали комитет, в который начальники учреждений назначали своих представителей. Этот комитет ежегодно отчитывался о своей работе на общих собраниях членов библиотеки. Плата за чтение в таких библиотеках была обычно ниже, чем в публичных и коммерческих.

О характере деятельности таких библиотек можно судить по библиотеке служащих Николаевской железной дороги, издававшей для читателей “Известия библиотеки служащих Николаевской железной дороги” (1907. № 1—4). В ней имелось около 4 тыс. книг, в том числе 500 на французском, 100 на немецком языках. Кроме платы от подписчиков, она получала ежегодно 500 руб. от управления дороги. Читатели пользовались библиотекой ежедневно, кроме праздников, для них был составлен систематический каталог, изданы устав и правила пользования. Многие из таких библиотек обладали хорошим подбором книжного состава и добротной организацией их обслуживания. Так, три библиотеки различных обществ коммерческих служащих в Москве имели в 1910 г. до 22 тыс. книг и журналов, 2 тыс. подписчиков, которым было выдано до 90 тыс. томов.

Следует подчеркнуть, что число библиотек, организуемых читательскими группами и обществами, было значительно большим, чем указывается в упомянутом списке Д. В. Вальденберга. В нем перечислялись только библиотеки, зарегистрированные Министерством внутренних дел.

Большинство же их открывалось и регистрировалось другими ведомствами и общественными организациями. Так, например, студенческие общественные библиотеки, библиотеки служащих ведомства Министерства народного просвещения регистрировались самим министерством, железнодорожные библиотеки — управлениями железных дорог и т. д.

Самую значительную и наиболее важную группу составляли земские и городские общественные библиотеки, открывавшиеся главным образом в губернских и уездных городах. Приблизительный подсчет эти библиотек впервые был сделан Л. Б. Хавкиной в книге “Библиотеки, их организация и техника”, где перечисляется свыше 500 библиотек. В справочнике Д. В. Вальденберга их число превышает 480.

Публичные и общественные библиотеки открывались преимущественно земскими и городскими управами, выделявшими на их содержание определенные субсидии. Управление библиотекой поручалось совету или комитету, выбиравшемуся, как правило, на общих собраниях членов библиотеки. Советы, в соответствии с официальными предписаниями, организовывали комплектование библиотек и обслуживание читателей, решали хозяйственные и финансовые вопросы. Во всех сферах своей деятельности они были подотчетны земским и городским органам самоуправления.

Бюджет публичных библиотек, не получавших никакой помощи от правительства, был невелик: в большинстве библиотек он не превышал 2—5 тыс. рублей. Только немногие из них расходовали 10—12 тыс. в год, и лишь единицы имели годовой бюджет свыше 20 тыс. рублей. Так,

в 1914 г. бюджет Харьковской общественной библиотеки составил 65 070 рублей, Одесской публичной — 19 400, Пермской общественной — 12 261, Екатеринославской — 9 968, Воронежской — 5 996 рублей. Источниками финансирования, наряду с отчислениями земств и городских дум, для библиотек являлись добровольные пожертвования, плата за чтение, доходы от устройства концертов, спектаклей и т. п.

Большая часть бюджета библиотек расходовалась на содержание помещения, оплату труда библиотекарей и обслуживающего персонала.

Например, из 65 070 рублей в Харьковской библиотеке только 3 599 рублей было израсходовано на покупку книг и 2 443 рублей на выписку периодических изданий, т. е. 9 процентов, в Воронежской — 624 рубля (10,4%), в Одесской — 3 тыс. рублей (15,4%), в Пермской — 3 348 рублей (27,4%). Недостаток денежных средств, таким образом, существенно отражался на интересах читателей общественных библиотек, не получавших своевременно и в достаточном количестве новой литературы, газет и журналов.

Об общих масштабах деятельности публичных и общественных библиотек некоторое представление дает таблица 6.

Таблица 6

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПУБЛИЧНЫХ БИБЛИОТЕК

Библиотека

Число томов

Число

подписчиков

Число

посетителей

читального

зала

Выдано книг и журналов (в экз.)

Одесская

180 407

8 582

106 682

171 598

Харьковская

172 861

5 788

16 371

243 634

Херсонская

86 763

8 887

43 198

157 107

Воронежская

64 381

2 088

Нет свед.

42 495

Пермская

53 525

884

31 044

54 470

Кишиневская

62 894

5613

Нет свед.

93 709

Ростовская-на-Дону

45 191

2 750

218 865

23 518

Екатеринославская

35 192

1 174

74 235

101 205

Казанская

25 990

Нет свед.

39 152

67 357

Как видим, общее число подписчиков или абонентов библиотек было невелико. Если сопоставить его с количеством жителей городов, то, например, в Ростове-на-Дону подписчиками состояло всего 1,3 процента населения, в Перми — 1,5, в Харькове — 3,5 и в Кишиневе — 4,5 процента.

Основной причиной этого следует считать взимаемую плату за чтение книг, выдаваемых на дом, хотя в большинстве библиотек она не превышала 1 рубля в год. Подписчики вносили также залог за вы-

данные книги. Для удобства читателей вводились разряды. Так, в Воронежской, Пермской и других библиотеках их было установлено пять, в Харьковской — три и т. д. Например, в Пермской городской общественной библиотеке по первому разряду выдавалась всего одна книга за плату 10 копеек в месяц или 1 рубль 20 копеек в год. Кроме того, вносился 1 рубль залога. По второму разряду выдавались две книги, и соответственно удваивалась плата за чтение и залог. Подписчики пятого разряда получали пять книг, внося 5 рублей залога и 6 рублей в год за пользование абонементом.

Таким образом, большинство публичных и общественных библиотек было доступно только имущим слоям населения. В целях обеспечения неимущим слоям населения доступа в библиотеки многие из них вводили дешевые абонементы, открывали филиалы на окраинах города, освобождали подписчиков от платы за чтение.

Большую часть читателей публичных и общественных библиотек составляли учащиеся средних и высших учебных заведений, чиновники и служащие, представители интеллигенции. Рабочие, мастеровые и прислуга составляли всего 1—2 процента читателей. Сословный и классовый характер этих библиотек полностью подтверждается приводимой ниже таблицей.

Таблица 7

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СОСТАВ ЧИТАТЕЛЕЙ БИБЛИОТЕК

Библиотека

Всего

подписчи

ков

Из них:

учащиеся

служащие

торговцы

ремесленники

рабочие и мастеровые

прислуга

духовенство

домохозяйки

военные

лица свободных профессий

нет сведений

Харьковская*

4 744

3 661

254

350

227

32

43

58

35

84

Николаевская

2 939

1 223

402

118

45

36

3

5

467

37

489

114

Воронежская

2 088

1 086

245

43

149

20

30

170

345

Всего

9 771

5 970

901

511

421

68

46

25

525

102

659

543

‘Число подписчиков только по 111 абонементу; по I и II —сведений нет.


Как видно из таблицы 7, самой многочисленной группой подписчиков библиотек являлись учащиеся — 61,1 процента. Следующие за ними места занимали служащие — 9,2 процента, лица свободных профессий: художники, артисты, врачи, инженеры и т. п. — 6,7 процента, торговцы — 5,2 процента. Всего же эти слои общества составляли в публичных и общественных библиотеках 82,7 процента их подписчиков. Таким образом, неимущие слои населения в этих

библиотеках в основном пользовались читальным залом, вход в который в подавляющем большинстве был бесплатным.

В практику деятельности публичных и общественных библиотек в начале XX в. прочно вошло периодическое проведение чтений, спектаклей, концертов и других художественных представлений. В ряде их вводился открытый доступ читателей к библиотечным фондам, устраивались музеи, отделы краеведческой литературы и др. В Харьковской общественной библиотеке был образован отдел библиотековедения. Многие библиотеки для читателей издавали правила, уставы, ежегодные отчеты, каталоги книжного фонда и др.

Общественные публичные библиотеки, хотя и управлялись созданными земствами и городскими думами выбранными комитетами и советами, находились под надзором местных властей, не допускавших никаких отклонений от существующего законодательства в библиотечном деле. Многие губернаторы и царские чиновники старались еще более ужесточить эти законы и правила, вводить дополнительные ограничения и рогатки на пути развития общественно-народного библиотечного дела. Сенат разъяснял земским и городским управам, что этим органам не предоставлены права “политического и общественного воспитания населения”, тем более путем “распространения через местных библиотекарей книг и брошюр социально-политического содержания”.

Демократические круги российской общественности и передовые библиотечные деятели остро понимали необходимость коренного изменения положения библиотечного дела в стране, ликвидации всех административных ограничений и недостатков в области организации общественного использования книжных богатств. Эти недостатки прежде всего выражались в отсутствии планомерности и организованности в области библиотечного обслуживания населения. Так, например, если библиотеки открывались в губернском или уездном городе, то они в подавляющем большинстве не отвечали своему назначению центральных для этих регионов, т. е. оказывающих помощь другим библиотекам губернии или уезда, организующих межбиблиотечный абонемент и др. Они даже не именовались губернскими или уездными, а были просто городскими публичными или общественными библиотеками. Только две библиотеки — Вятская и Тульская — именовали себя губернскими публичными библиотеками.

С начала XX в. по инициативе земских и городских учреждений в России стали разрабатываться проекты библиотечной сети городов, уездов и губерний. Проекты городских библиотечных сетей, например, были разработаны в Петрограде и Москве. В них предполагалось иметь центральную городскую библиотеку и районные биб-

лиотеки в каждом городском районе. В дополнение к стационарной сети планировалось устройство филиалов, отделений или подрайонных библиотек, передвижек, пунктов выдачи, устраиваемых как центральной, так и всеми другими библиотеками.

Большой разнобой был в проектах организации сети библиотек, обслуживающих сельское население. Земства, по аналогии со школьными, внешкольными районами, образовывали библиотечные районы во главе с районной библиотекой. За основу построения библиотечного района брались самые различные признаки: количество квадратных верст или количество населения на библиотеку, радиус в несколько верст и др. Например, в Костромской губернии библиотечным районом называлось пространство в 100 квадратных верст, в Уфимской — 15 тыс. населения. В Олонецкой губернии библиотечный район определялся радиусом в 10 верст, в Вологодской на одну районную библиотеку должно было приходиться около 1 450 человек. В зависимости от выбранных условий в каждой губернии планировалось в течение 10—15 лет открыть 500—1000 районных библиотек, заводивших в других населенных пунктах библиотечного района передвижки, 5-, 10- или 15-рублевые библиотечки, как основы для развертывания будущих стационарных библиотек.

В некоторых городах планировалось открытие детских отделений или самостоятельных детских библиотек. Такие библиотеки с конца XIX в. уже имелись в Петербурге, Москве, Киеве, Перми, Нижнем Новгороде и некоторых других городах. К началу 1914 г. их в России было не более 20.

Организация библиотечных сетей осуществлялась в губерниях в уездах под руководством земских органов местного самоуправления, создававших в этих целях при отделах народного образование внешкольные отделы (отделения) с библиотечными секциями.

Следует подчеркнуть, что строительство губернских и уездныг библиотечных сетей не поддерживалось царским правительством г его административными органами на местах, многие из которых со средоточивали свои усилия на ограничении деятельности земских г городских управ в области библиотечного обслуживания населения Остро сказывался и недостаток денежных средств, выделявших^ на эти мероприятия думами и земствами. 

<< | >>
Источник: Абрамов К. И.. История библиотечного дела в России: Учебно-методическое пособие для студентов и преподавателей библиотечных факультетов вузов культуры и библиотекарей-практиков. 2000

Еще по теме ПУБЛИЧНЫЕ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ БИБЛИОТЕКИ:

  1. 2.3. ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПРИНЦИПОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БИБЛИОТЕК И ИХ ВЗАИМОСВЯЗЬ
  2. СУЩНОСТЬ КЛАССИФИКАЦИИ И ТИПОЛОГИЗАЦИИ БИБЛИОТЕК
  3. Специальные библиотеки
  4. Личные библиотеки
  5. БИБЛИОТЕКА И ДРУГИЕ ИНФОРМАЦИОННОДОКУМЕНТНЫЕ И СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ИНСТИТУТЫ
  6. Многообразие и единство представлений о социальных функциях библиотеки
  7. Сущность и критерии типологии библиотек
  8. Виды универсальных библиотек
  9. Характеристика видов специальных библиотек 3.4.2.1. Отраслевая дифференциация библиотек
  10. Дифференциация специальных библиотек по характеру деятельности организаций
  11. Вопрос 4. Виды библиотек. Библиотечная сеть Российской Федерации. Важнейшие библиотеки России
  12. НАУЧНАЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ С. Л. РУБИНШТЕЙНА В ОДЕССЕ А. Я. Чебыкин, И. М. Пивоварчик (Одесса, Украина)
  13. ПУБЛИЧНЫЕ БИБЛИОТЕКИ И КАБИНЕТЫ ДЛЯ ЧТЕНИЯ