<<
>>

Мораль и искусство

  Нравственное сознание и вообще нравственное формирование личности осуществляется на трех уровнях: изучение нравственных норм и принципов; превращение этих «простых норм нравственности» в нравственные убеждения личности; приобретение умения творчески применять эти знания и убеждения на практике, т.е.
формировать нужную модель поведения применительно к конкретной коллизии, возникшей в процессе жизнедеятельности личности, иными словами, воспитание культуры нравственного мышления.

Необходимость изучения нравственных норм и принципов для нравственного формирования личности сотрудника правоохранительных органов всеми признается бесспорной. Это первый уровень формирования нравственного сознания, который обеспечивается изучением этики в учебных заведениях, на занятиях в системе служебной подготовки, а до этого этические знания приобретаются стихийно из окружающей среды: в семье, в школе, в кругу друзей и знакомых и т.д. К сожалению, довольно широко распространено мнение о том, что этих знаний вполне достаточно для приобретения человеком нравственной культуры. На самом деле здесь закладывается только основа, создаются лишь предпосылки для должного нравственного формирования личности.

По-настоящему подлинное формирование нравственности начинается на втором уровне, когда приобретенные знания преобразуются в нравственные убеждения, когда человек поступает нравственно не потому, что он знает, «что такое хорошо и что такое плохо», а потому, что он убежден, что иначе поступать нельзя, когда он просто не может поступить безнравственно. И именно здесь, на втором уровне нравственного воспитания, огромную роль играет искусство.

Искусство — великий воспитатель, в том числе и воспитатель нравственности. Конечно, на всех уровнях главным воспитателем является жизненный опыт: те жизненные ситуации, в которых мы участвуем, тот нравственный пример, который мы наблюдаем, те ошибки, из которых мы извлекаем уроки.

Однако при всем том личный опыт человека узок, ограничен, субъективен. И лишь искусство, в произведениях которого аккумулируется нравственный опыт всех времен и народов, соединенный с высшими духовными идеалами и через них получающий оценку, дает нам всестороннее представление о нравственности. И этот опыт преподносится не умозрительно, не дидактически-наставительно, а проходит через наше сердце, через яркое эмоциональное переживание и именно поэтому остается в нашей душе как свой собственный. Читатель, зритель, слушатель как бы сам становится одним из героев произведения искусства, переживает все ситуации, постигает все краски и звуки так, как будто это приключилось с ним самим, и все пережитое становится навсегда частью его биографии.

Достаточно убедительно показывает связь, существующую между нравственной и эстетической культурой, великий русский критик В.Г. Белинский: «Знание искусства, развитое эстетическое чувство есть условие человеческого достоинства: только при нем возможен ум, только с ним ученый возвышается до мировых идей... только с ним гражданин может сделать из жизни подвиг и не сгибаться под его тяжестью. Без него, без этого чувства нет гения, нет таланта, нет ума — остается один пошлый «здравый смысл», необходимый для домашнего обихода жизни, для мелких расчетов эго

изма... Эстетическое чувство есть основа добра, основа нравственности... Где нет владычества искусства, там люди не добродетельны, а только благоразумны, не нравственны, а только осторожны; они не борются со злом, а избегают его, избегают не по ненависти ко злу, а из расчета»[29].

Искусство является великим учителем жизни, учителем нравственности. Его воздействие на человека несопоставимо ни с чем другим, ибо оно сочетает в себе идеи, право, мораль, религию и политику, умноженные на гигантскую силу эстетического переживания.

Пожалуй, наиболее ярко описал это замечательное свойство искусства великий немецкий поэт, драматург и соф-эстетик Фридрих Шиллер, который так охарактеризовал театр (сказанное можно с полным основанием отнести ко всем видам искусства): «Когда справедливость слепнет, подкупленная золотом, и молчит на службе у порока, когда злодеяния сильных мира сего издеваются над ее бессилием и страх связывает десницу властей, театр берет в свои руки меч и весы и привлекает порок к суровому суду.

Театр карает тысячи пороков, оставшихся безнаказанными; тысячи добродетелей, о которых умалчивает правосудие, прославляются сценой... Какими чудесными впечатлениями, решениями, страстями переполняет она душу, какие божественные идеалы выставляет перед нами для подражания!»[30]

Остается лишь добавить, что в силу вышеперечисленных свойств искусство является одним из наиболее эффективных «противоядий» против профессионально-нравственной деформации сотрудника.

Характернейшим явлением современной эпохи, возникающим в качестве прямого следствия демократизации общества, является постепенное умаление командно-административного принципа в управленческой деятельности и замещение его предприимчивостью и инициативностью каждого работника, ориентацией прежде всего на интересы дела, а отсюда резкое повышение значимости такого профессионального качества, как творческое мышление. Способность к творческому мышлению стала одним из определяющих критериев профессиональной ценности специалиста. И особенное значение

это качество приобретает в тех профессиях, которые по самому своему характеру связаны с возникновением в процессе служебной деятельности нестандартных, нестереотипных, экстремальных ситуаций. Именно такой характер носит практически любая служба в правоохранительных органах, где «нестереотипность» ситуации распространяется и на нравственный компонент.

Наиболее сложным является третий уровень, где вырабатывается умение грамотно осуществлять нравственный выбор в условиях нестандартной, тем более экстремальной ситуации, т.е. в такой ситуации, которая является зачастую типичной в правоохранительной деятельности. Одна из главных трудностей здесь в том, что происходит «конфликт нравственных норм» и «конфликт нравственных приоритетов», как между самими нормами и приоритетами, так и между стереотипными нормами и идеалами и интересами общества, что вынуждает личность самостоятельно, без опоры на известные ему общепринятые нравственные модели поведения, выбирать, какой из нравственных норм отдать предпочтение.

Одним из древнейших кодексов нравственности, нормы которого практически не изменились на протяжении многих веков, являются десять заповедей, содержащихся в Библии. Почти все они сохранили свое значение и до наших дней: не убивай, не кради, не лги, не прелюбодействуй, не будь завистлив и т.д. Но всегда ли им можно следовать в конкретных ситуациях? Еще древние философы- софисты ставили собеседников в тупик, когда те настаивали на аморальности убийства, вынуждая их признать, что убийство чуже- земца-агрессора, стремящегося захватить и поработить Родину, и нравственно и должно. То же и с другими нормами-заповедями. Возьмем кражу — она не только безнравственна, но и преступна. Но разве является безнравственной работа разведчика, вся основанная на краже чужих секретов, если она делается во имя идеалов свободы и прогресса, если она противостоит посягательствам агрессоров на мир и счастье народов? И даже наука этика в иных случаях, как это делает, например, медицинская деонтология — врачебная этика, обязывает переходить к антинормам. Так, в частности, в соответствии с ее канонами, если врач знает, что правда о состоянии больного может навредить ему, врач обязан солгать.

Поэтому в случаях нестандартных ситуаций, когда нет возможности следовать общепринятым нормам, когда при решении нравственной коллизии исключаются стереотипные нравственные модели, человек встает перед необходимостью переходить в систему «других измерений», где ему приходится прибегать к самостоятельному, творческому разрешению данной коллизии. В подобных ситуациях нравственные убеждения, этические знания оказываются недостаточными. И не случайно, когда речь заходит о высокой нравственной культуре, о нравственном воспитании, сразу же вслед за этим встает вопрос о воспитании эстетическом, об искусстве.

Искусство играет огромную, пожалуй, даже исключительную роль в развитии способности творческого мышления. Оно учит не только творчески мыслить, но и вносить элемент творчества в любую человеческую деятельность.

Непременным требованием искусства является отражение и анализ еще непознанных явлений и процессов действительности, их специфическое выражение в произведениях искусства.

Благодаря способности художественного осмысления действительности, приобретаемого знанием искусства, развитой художественной культурой, человек получает возможность (наиболее ярко это качество проявляется, конечно, у художника) интуитивно схватывать сущность явлений и процессов, которые еще не получили логического объяснения, которые не познаны наукой. И в этом смысле всякое художественное произведение можно рассматривать как практическое упражнение в раскрытии новых, доселе непознанных принципов, законов, связей реальной действительности, присущих общественным явлениям и человеческим отношениям.

Выше уже говорилось о сложности применения простых норм нравственности в практической деятельности людей, особенно когда идет речь о нестереотипных или экстремальных ситуациях. Искусство является самым интересным учебником подлинно нравственного применения этих норм. Прежде всего потому, что оно учит соотносить поведение не с формальными правилами, а с нравственным идеалом общества. И кроме того, каждое художественное произведение неизбежно содержит нестандартные ситуации и решение этих ситуаций с позиций истинно нравственных. История искусства изобилует случаями, когда нравственное решение ситуации, содержащееся в произведениях искусства, становилось в дальнейшем общей нравственной нормой (возьмем для примера такое произведение, как «Тимур и его команда» А. Гайдара, которое вызвало к жизни тимуровское движение школьников).

Развитию творческого мышления, умению при его посредстве вырабатывать подлинно нравственное решение той или иной проблемы способствует и еще одна специфическая особенность искусства: оно развивает у человека такое необходимое качество, как эстетический вкус.

Не надо думать, что развитый эстетический вкус позволяет человеку лишь более точно и более тонко определять художественную ценность произведения искусства, извлекать из него более широкую художественную информацию и испытывать более яркое эстетическое переживание (что само по себе, конечно, очень существенно) — его значение гораздо шире.

Благодаря развитию вкуса человек обретает способность определять каждое явление действительности, каждый факт человеческого поведения как красивые или некрасивые, как прекрасные или безобразные. Эстетическая оценка является наиболее общеупотребительной, ибо любой человек в каждом поступке, даже в каждом жесте, в каждом движении, в каждой произнесенной фразе не хочет показаться некрасивым. Именно поэтому, как показано в главе 1, эстетическая оценка и самооценка предшествуют моральной и служат своеобразным барьером, препятствующим личности доводить свои действия до таких форм, когда возникает необходимость в их нравственной оценке. Укажем и на такое свойство развитого вкуса, как возможность интуитивного постижения определенной закономерности, гармоничности, «правильности» или же незаконосообразности, дисгармоничности, «неправильности» любого явления — в нашем случае моральности или аморальности того или иного действия или поступка, когда его невозможно определить, руководствуясь логикой, нормами или правилами. В этих случаях человек обращается к эстетическому идеалу, и, чем более развит его эстетический вкус, тем более точной оказывается его нравственная оценка.

Таким образом, искусство развивает вкус, культуру воображения личности, способность интуитивного постижения сущности явлений, переосмысления устаревших принципов, лежащих в основе взглядов и убеждений личности, — словом, всего того, что составляет необходимые условия формирования способности творческого осмысления специфических сторон профессиональной деятельности и окружающей нас социальной действительности. И это свойство искусства благодаря силе его эмоционального воздействия, ясности и простоте усвоения, массовости аудитории не имеет себе равных в преобразовании формального, стереотипного, неразвитого мышления в творческое, продуктивное мышление, способное противостоять давлению на наше сознание и поведение устоявшихся нравственных воззрений и догм, как ложных, так и утерявших право на существование.

Искусство оказывает громадное влияние на формирование эмоционально-чувственной сферы сотрудников, на развитие у них культуры чувств, т.е. способности реагировать на окружающие их явления не только разумом, но и душой, учит их сочувствию, воспитывает в них способность к состраданию, сопереживанию, содействию. «Как происходит совершенствование знаний, — писал Л.Н. Толстой, — т.е более истинные, нужные знания вытесняют знания ошибочные и ненужные, так точно происходит совершенствование чувств посредством искусства, вытесняя чувства низкие, менее добрые и менее нужные для блага людей высшими, более добрыми, более нужными для этого блага. В этом назначение искусства»[31].

Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать вывод: взаимосвязь искусства и нравственности является одной из основных закономерностей на всех исторических этапах духовной культуры общества. Искусство оказывает мощное влияние на все сферы деятельности человека, но прежде всего на формирование личности, ее нравственных гражданских и профессиональных качеств. И в каждой общественно значимой сфере профессиональной деятельности искусство всегда служило эффективным средством формирования конкретного типа личности, ее определенных нравственных устоев, необходимых для успешного выполнения тех или иных служебных задач. Вот почему для каждого сотрудника правоохранительной сферы важно выработать четкую установку на постоянное освоение того художественного богатства, которое накопило человечество за всю историю своего существования.

<< | >>
Источник: В.Я. Кикоть и др. Профессиональная этика и служебный этикет: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция», «Правоохранительная деятельность». 2012

Еще по теме Мораль и искусство:

  1. Политика как искусство возможного
  2. Глава VIIIО ВЫГОДАХ, ПРОИСТЕКАЮЩИХ ДЛЯ ЛЮДЕЙИЗ ИХ ПОНЯТИЙ О БОЖЕСТВЕ,ИЛИ О ВЛИЯНИИ ЭТИХ ПОНЯТИЙ НА МОРАЛЬ,ПОЛИТИКУ, НАУКУ, СЧАСТЬЕ НАРОДОВII ОТДЕЛЬНЫХ ЛИЦ
  3. Глава IXТЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ НЕ МОГУТ СЛУЖИТЬ ОСНОВОЙ МОРАЛИ; ПАРАЛЛЕЛЬ МЕЖДУ ТЕОЛОГИЧЕСКОЙ МОРАЛЬЮ И МОРАЛЬЮ ЕСТЕСТВЕННОЙ; ТЕОЛОГИЯ ГИБЕЛЬНА ДЛЯ ПРОГРЕССА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  4. § 2. Право и мораль
  5. Ошибочность теории моральной дефективности умственно отсталых детей. Значение правильного формирования потребностей.
  6. Моральные ценности как основание духовности
  7. ЛЕКЦИЯ 6 ДЕСТРУКЦИЯ И ДЕКОНСТРУКЦИЯ (М. Хайдеггер и Ж. Деррида об искусстве)
  8. ЛЕКЦИЯ 8 ИСКУССТВО КАК ЭТИКА ОБЩНОСТИ
  9. МАТЕРИАЛЬНЫЕ И МОРАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО БЫТА
  10. §2.17. Морально-психологическое состояние личного состава подразделения (части)
  11. Политика и мораль. Цели и средства в политике
  12. КАК ВОСПИТЫВАТЬ У ШКОЛЬНИКОВ МОРАЛЬНУЮ ГОТОВНОСТЬ К ВОИНСКОМУ ДОЛГУ
  13. Сравнительный анализ особенностей философии, науки, искусства, морали
  14. ФИЛОСОФИЯ, РЕЛИГИЯ, МОРАЛЬ, ИСКУССТВО: ДИАЛОГ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ
  15. Особенности китайского искусства.
  16. Искусство и другие формы культуры.
  17. Глава 16 ПОЗИТИВИЗМ: ИСКУССТВО КАК ЭСТЕТИЧЕСКИЙ ОПЫТ
  18. Мораль и право
  19. Мораль и искусство
  20. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ХУДОЖНИКА Искусство и мораль 1