<<
>>

Нравственная характеристика методов органов правоохраны

 

Сущность деятельности правоохранительных органов непосредственно обнаруживается в их названии: это исполнение важнейшей конституционной обязанности государства — охрана и защита прав и свобод человека и гражданина (ст.

2 Конституции Российской Федерации). Все остальные их функции — охрана общественного порядка, собственности, борьба с преступностью, пресечение антиобщественных проявлений и др. являются элементами этой важнейшей обязанности. И сами правоохранительные органы — одна из главных структур государства, т.е. та властная структура, которая является гарантией права как системы социальных норм и отношений, организующей нормальную жизнедеятельность того или иного общества.

Основными методами, посредством которых правоохранительные органы осуществляют свою деятельность, являются профилактика правонарушений (т.е. воспитательная работа с гражданами) и принудительные санкции, принимающие в крайних случаях форму прямого насилия. Причем, как это видно из вышеприведенного определения, понятие «властная сила» (т.е. действия, опирающиеся на принуждение, на насилие) является основной характеристикой деятельности правоохранительных органов.

Здесь возникает вопрос: может ли быть принуждение, тем более прямое насилие, нравственным? В том, что оно необходимо на данном уровне развития общества, а следовательно, целесообразно и неизбежно, сомнений в принципе не возникает (дискуссии ведутся лишь по поводу сфер применения, степени и форм насилия), но что касается моральности насилия, то позитивное или негативное решение этого вопроса уже длительное время и по сегодняшний день разделяет ученых и практиков на два направления: моралистское и реалистическое.

Моралистическое направление хорошо известно всем еще со школьной скамьи, когда благодаря творчеству Л.Н. Толстого мы

познакомились с концепцией «непротивления злу насилием» (верующие знакомятся с ней даже раньше, поскольку она изложена в Нагорной проповеди Иисуса Христа).

Эта же концепция лежит в основе движения пацифистов и ряда других, основанных на принципах гуманизма. Подобной точки зрения придерживаются и многие современные ученые, такие как, например, выдающийся философ, социолог и историк XX века Макс Вебер, который утверждает: «С моральной точки зрения принуждение всегда оценивается отрицательно, даже в тех случаях, когда оно, пожалуй, единственное средство для политики».

Реалистическое направление исходит из принципиального единства права и морали как отражения и выражения всеобщих интересов или же общих интересов тех или иных социальных групп и классов, которые в этих двух формах приобретают нормативное, регулятивное и императивное значение и, следовательно, отличаются друг от друга не по сути, а по механизмам их реализации. В отечественной мысли получило широкое распространение именно реалистическое направление, которое полагает принуждение и насилие необходимым компонентом любой формы социальной жизнедеятельности. С этой точки зрения говорить о безнравственности насилия — значит оторвать нравственность от социальной практики и переместить ее в сферу пустых абстракций. Предельно четко эта позиция сформулирована современным русским философом В.В. Денисовым: «Свое конкретное выражение социальное насилие находит в применении или угрозе применения определенной группой, классом, государством, общественной системой различных форм, методов и средств прямого или косвенного принуждения и подавления (политических, экономических, военных, юридических и т.д.) в отношении других групп, классов, государств, общественных систем... с целью навязывания кому-либо своей воли. Таким образом социальное насилие практически применяется во всех сферах общественной жизни — экономической, политической и духовной».

Однако приведенное определение требует некоторого уточнения. Вся деятельность правоохранительных органов базируется на противостоянии агрессивному злу.

Это противостояние осуществляется в двух основных формах: в виде насильственного сопротивления и ненасильственного сопротивления, которое рассматривается в практике служебной деятельности как предпочтительное.

Если первая форма представляется более или менее ясной, то вторая требует некоторых пояснений. Суть ненасильственного сопротивления (которое также в определенной степени является принуждением, ибо направлено на навязывание кому-либо своей воли) заключается в переубеждении оппонента, в стремлении заменить его поведенческую установку нравственной и правопослушной. Разумеется, речь в данном случае идет не о свершившемся преступлении, а о преступном намерении, о ликвидации конфликтной ситуации, о переориентации личности на социально полезное поведение. Иными словами, речь идет лишь о таких ситуациях, которые находятся в сфере морали и не перешли еще в сферу права. Для осуществления ненасильственного сопротивления существуют определенные правила и приемы. Назовем основные: следует отказываться от претензии на абсолютную истину и быть готовым к диалогу и компромиссу; самокритично относиться к своим доводам и поведению, стараться обнаружить, что в них могло бы вызвать враждебное отношение оппонента; следует мысленно поставить себя на место оппонента и проанализировать ситуацию его глазами — это даст возможность понять его и помочь ему найти благопристойный выход из ситуации, сохранив свое лицо; ни в коем случае не выказывать оппоненту своей неприязни, но, наоборот, всячески подчеркивать свое дружелюбие; быть предельно искренним, не применять никакой лжи, скрытых намерений, тактических хитростей и т.п.

Конечно, эта форма гораздо сложнее, чем первая. Гораздо проще надеть на человека наручники, чем переубедить его. Тем более, что для этого нужно обладать знанием и логики, и психологии, и культуры речи, да и самому надо являться образцом нравственного поведения и общения. Однако нет, наверное, нужды доказывать, насколько эта форма принуждения, которую и принуждением-то можно назвать только условно, эффективнее формы непосредственного насилия.

О насилии можно сказать, что само по себе оно ни нравственно, ни безнравственно. В абстрактном виде оно внеморально.

Его в такой форме можно уподобить ножу: ножом можно убить человека, но можно и вылечить (если он, например, в руках хирурга). Критерием моральности или аморальности насилия являются цель, во имя которой оно совершается, и средства, при помощи которых оно осуществляется. Цель, направленная на благо, даже если оно достигается насилием, — нравственна при том условии, что и средства будут оптимальны и будут более или менее точно соответствовать характеру этой цели.

Таким образом, понятие нравственного не противоречит насилию, а взаимодействует с ним. Иными словами, насилие, так же как и всякое другое деяние, может носить как нравственный, так и безнравственный характер. Этот подход позволяет нам перейти к рассмотрению нравственного содержания правоохранительной деятельности.

Люди, далекие от подлинного представления о деятельности правоохранительных органов, как правило, не задаются вопросом о нравственном содержании этой работы. С точки зрения обывателя, эти подразделения используют лишь средства устрашения и прямого насилия — правового и физического. И, как они полагают, существующие в этой сфере требования — это требования к умению применять эти средства. Они не знают, что в работе сотрудников правоохранительных органов громадную значимость имеют нравственные качества: честность, любовь к людям, справедливость, самоотверженность, смелость, доброжелательность и многие другие, в том числе и чувство высокой ответственности за свои действия перед обществом. Наличие этих качеств у сотрудника служит обязательным мерилом его профессионализма, и на воспитание этих качеств направлены значительные усилия руководителей, работников воспитательных и кадровых аппаратов, служебных коллективов. Требования к этой стороне службы предъявляются как обществом, так и служебными документами, в частности ст. 58 (п. «л») «Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации», согласно которой работник за совершение проступков, несовместимых с требованиями, предъявляемыми к личным, нравственным качествам сотрудника органов внутренних дел, увольняется со службы.

Поэтому вполне естественно, что сотрудникам правоохранительных органов постоянно приходится задаваться вопросом, насколько справедливы те или иные их поступки и действия. И по- настоящему профессиональным оказывается тот, кто оценивает свои действия не только с точки зрения закона, но и по чести, и по совести, тот, кто, по выражению В.Г. Белинского, «не хочет счастья и даром», если не может быть уверенным в справедливости своих действий (вспомним, что справедливость — одна из основных категорий и нравственности, и права).

Не хлебом единым жив человек, не только материальными благами, но прежде всего правдой и свободой, совестью и честью, нравственностью и гуманизмом. И те свойства человеческого характера, которые традиционно рассматривались как высокоморальные устои личности, являются неотъемлемой стороной служебной деятельности сотрудника правоохранительных органов, показателем совершенства его профессионального мастерства, уровня его нравственного и культурного развития. 

<< | >>
Источник: В.Я. Кикоть и др. Профессиональная этика и служебный этикет: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция», «Правоохранительная деятельность». 2012

Еще по теме Нравственная характеристика методов органов правоохраны:

  1. Введение
  2. Нравственная характеристика методов органов правоохраны