<<
>>

Профессиональные и нравственнопсихологические требования, предъявляемые к адвокату-защитнику

 

В соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации» статус адвоката в России вправе приобрести лицо, имеющее высшее юридическое образование, стаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо прошедшее стажировку в адвокатском образовании от одного года до двух лет и сдавшее квалификационный экзамен.

Не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката лица: признанные недееспособными или ограниченно дееспособными; имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления.

Требования, которым должны соответствовать адвокаты, вполне понятны и в каких-то дополнительных комментариях не нуждаются.

Наличие высшего юридического образования, как показывает практика, еще не является свидетельством образованности человека. Юридическое образование есть лишь одна из сторон общей правовой культуры. В качестве другой ее части выступает высокий уровень овладения соответствующей правовой деятельностью, умение применять свои правовые знания на практике. Сказанное в полной мере относится и к адвокату-защитнику.

Об уровне правовой культуры адвоката-защитника можно судить исходя из того, насколько он знает и оценивает свои права и обязанности, а также как он сам соблюдает правовые предписания и руководствуется ими при защите прав и законных интересов обвиняемых.

Первый из названных критериев в большей степени связан с правосознанием адвоката-защитника, а второй — с его правомерным поведением. Только в единстве они могут свидетельствовать об уровне правовой культуры адвоката-защитника.

Высокий уровень правовой культуры адвоката-защитника предполагает не только уважение к праву, но и привычку соблюдать предписания правовых норм. Такая привычка во многом представляет собой нравственно-психологическую установку адвоката-защитника, которая способствует формированию у него твердых убеждений в правоте отстаиваемой на следствии или в суде позиции по защите подзащитного.

Высокий профессионализм и правовая культура, глубокая убежденность адвоката-защитника в правоте своей позиции еще недостаточны для оказания подзащитному высококвалифицированной юридической помощи. Со стороны адвоката-защитника требуется еще и социально-правовая активность в поведении, творческая деятельность по реализации правовых предписаний. Это его действия и поступки. Активность в деятельности адвоката-защитника проявляется в том, насколько он эффективно и целеустремленно использует предоставленные ему средства защиты.

Составной частью профессионализма является также наличие у лица практического опыта работы по соответствующей специализации.

Адвокат должен соответствовать требованиям нравственно-психологического характера. Таковыми являются, в частности, Генеральные принципы этики адвокатов Международной ассоциации юристов, одобренные в 1995 г. Правлением МАЮ в г. Эдинбурге (Шотландия)[224]. Согласно им адвокаты должны: постоянно поддерживать высочайшие стандарты доверия и сопричастности по отношению к тем, с кем они вступают в контакт; относиться к интересам своих клиентов как к самому важному делу, при условии выполнения обязанностей перед судом, соблюдения правосудия и профессиональных этических стандартов; уважать любое обязательство, данное при выполнении профессиональных обязанностей, до тех пор, пока это обязательство не выполнено либо не отменено; не принимать поручение, если интересы клиентов находятся в противоречии с интересами самих адвокатов, их партнеров или других их клиентов; всегда соблюдать конфиденциальность в отношении бывших и настоящих клиентов за исключениями, предусмотренными законодательством; уважать право клиента на свободный выбор адвоката; точно учитывать деньги клиентов, которые клиенты дали им на доверительное хранение, и держать эти деньги отдельно от собственных денег; поддерживать высокую степень собственной независимости для того, чтобы иметь возможность дать клиентам беспристрастный совет; высказать своим клиентам беспристрастное мнение о вероятном исходе их дела и не создавать условия для ненужной работы, оплачиваемой клиентом; прилагать все силы для выполнения своей работы компетентно и без задержки и не принимать поручения, если не уверены в его квалифицированном выполнении; вправе назначить разумный гонорар за свою работу (причем требование гонорара не должно быть условием выполнения работы, которая заняла больше времени, чем было необходимо, либо сопровождалось ненужными действиями адвоката); всегда относиться к своим клиентам в духе уважения, сотрудничества и справедливости.

Большинство из этих принципов имеет самое непосредственное отношение к процессу осуществления адвокатами защиты от подозрения и обвинения. В них органически переплетаются правовое и нравственное содержание.

С учетом указанных Генеральных принципов этики адвокатов в России после вступления в действие Уголовно-процессуального кодекса РФ 2001 г. и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации» был разработан и принят на первом Всероссийском съезде адвокатов 31 января 2003 г. Кодекс профессиональной этики адвоката1 (сейчас действует в ред. от 5 апреля 2007 г.).

Рассмотрим закрепленные в этом Кодексе основные нравственные требования, предъявляемые к адвокату и осуществляемой им адвокатской деятельности.

Так, адвокаты должны:

• постоянно поддерживать высочайшие стандарты доверия к себе со стороны клиентов и всех других лиц в ходе делового общения с ними, не злоупотреблять доверием, избегать всего того, что может привести к подрыву доверия, помнить о том, что профессиональная независимость является необходимым условием доверия к адвокату (ст. 5); [225] помнить, что безусловным приоритетом деятельности адвоката является профессиональная тайна, от обязанности хранить которую адвоката может освободить только доверитель (ст. 6); честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и Кодексом профессиональной этики адвоката (ч. 1 ст. 8); уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся за оказанием юридической помощи, соблюдая при этом деловую манеру общения (ч. 2 ст. 8).

Эти основные нравственные устои Кодекс профессиональной этики адвоката дополняет указанием на то, что адвокат не вправе делать. Согласно ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката он, в частности: не вправе давать своему клиенту заверения и гарантии в отношении результата выполнения поручения, которые могут прямо или косвенно вызвать у обратившегося необоснованные надежды или представления, что адвокат может повлиять на результат другими средствами, кроме добросовестного выполнения своих обязанностей; не должен принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения; не должен ставить себя в долговую зависимость от доверителя; не должен допускать фамильярных отношений с доверителем.

Адвокат не вправе принимать поручение на осуществление защиты по уголовному делу двух или более лиц, если: интересы одного из них противоречат интересам другого; интересы одного, хотя и не противоречат интересам другого, но эти лица придерживаются различных позиций по одним и тем же эпизодам дела; по одному делу необходимо осуществлять защиту лиц, достигших и не достигших совершеннолетия (ч. 1 ст. 13).

Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты и должен выполнять обязанности защитника до стадии подготовки и подачи кассационной жалобы на приговор суда по делу его подзащитного (ч. 2 ст. 13).

Адвокат свои отношения с другими адвокатами обязан строить на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав. Он должен воздерживаться от употребления выражений, умаляющих честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката, не порочить его, не критиковать правильность действий и консультаций адвоката, ранее оказывающего юридическую помощь этим лицам, не обсуждать со своими подзащитными обоснованность гонорара, взимаемого другими адвокатами (ст. 15).

Что касается гонорара за юридическую помощь, то он определяется соглашением сторон с учетом объема и сложности работы, продолжительности необходимого для ее выполнения времени, опыта и квалификации адвоката, степени срочности выполнения работы и других обстоятельств (ст. 16).

С позиции нравственных начал очень важным является закрепленный ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката запрет на разглашение информации об адвокате и адвокатском образовании относительно: 1) оценочных характеристик адвоката; 2) отзывов других лиц о работе адвоката; 3) сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов; 4) заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей (тех же подзащитных) или вызвать у них необоснованные надежды.

Кодекс профессиональной этики адвоката содержит в себе и нормы о дисциплинарной ответственности адвокатов.

В силу того, что вся деятельность адвоката связана с людьми, она вызывает к жизни самые различные и многообразные взаимоотношения, в которых правовое и нравственное переплетается еще и с психологическим. В психологической структуре деятельности адвоката можно выделить познавательный, коммуникативный, конструктивный, организационный и воспитательный компоненты (свойства).

Так, в процессе защиты адвокату-защитнику приходится познавать множество различных фактов и обстоятельств, относящихся к событиям прошлого и настоящего. Основная трудность этого аспекта деятельности адвоката-защитника заключается в вычленении из окружающей среды информации, которая позволит ему восстановить картину вменяемого подзащитному преступления. При этом адвокат-защитник должен осмыслить все познанное им с точки зрения именно защитительной деятельности для оправдания подзащитного или смягчения его вины.

Успех работы адвоката-защитника во многом определяется его умелым обращением с людьми. Речь идет о создании правильных взаимоотношений с подзащитными, следователями, судьями, любыми иными участниками уголовного процесса, об установлении с ними нормального психологического контакта. Сказанное составляет содержание коммуникативного компонента защиты. Коммуникативность дает возможность глубже проанализировать психологические причины совершения преступления, охарактеризовать личность обвиняемого, наладить процессуальные и общечеловеческие связи, исследовать характер положительных и отрицательных обстоятельств, выяснить причины конфликтных ситуаций, возникающих в ходе расследования или судебного рассмотрения уголовного дела. Этому способствует выработка у адвоката-защитника таких коммуникативных качеств, как вежливость, доброжелательность, стремление выслушать и понять собеседника. Угрюмость, неумение излагать свою мысль, исключительная бедность мимики отрицательно влияют на установление коммуникативных связей. При характеристике коммуникативных качеств не следует упускать из вида и проблему совместимости, ибо на этом принципе основывается выбор обвиняемым защитника, отказ от него, психологический подход защитника к обвиняемому и установление с ним психологического контакта.

В основе встречающихся случаев отказа обвиняемого от того или иного адвоката-защитника часто лежит именно психологическая несовместимость.

В числе факторов, способствующих возникновению этой совместимости в защитительной деятельности, лежат комплекс эмоционально-динамических и индивидуально-психологических качеств адвоката- защитника и обвиняемого, а также профессиональные навыки адвоката, определяемые опытом, знаниями, способностями, общей и профессиональной культурой, правильное понимание им своего процессуального положения. При наличии четко выраженных односторонних обязанностей адвокату-защитнику необходимо очень умело сочетать защиту законных интересов обвиняемого с интересами правосудия, найти ту грань, которая дает возможность установить нормальные взаимоотношения со следователями и судьями и в то же время иметь хороший психологический контакт с обвиняемым (подсудимым).

В защитительной деятельности большую роль играет организаторский компонент. В него входит выработка адвокатом-защитником наиболее совершенной тактики и методики защиты подзащитного. Сюда следует отнести и формирование определенного индивидуального стиля в работе адвоката-защитника. Одним из условий выработки качественного стиля защитительной деятельности является сознательное, творческое отношение к работе, поиски наиболее эффективных приемов и способов, помогающих достигнуть наилучших результатов зашиты, учет собственного характера и темперамента.

Организационный компонент защитительной деятельности заключен, прежде всего, в четком исполнении адвокатом-защитником своих обязанностей. Он ни в коем случае не должен становиться на позиции обвинения. Все материалы уголовного дела и доказательства должны быть проанализированы им всесторонне, полно и объективно, поданы следствию и суду спокойно и аргументировано. Адвокат-защитник должен способствовать выработке у подзащитного позитивных качеств. Этот компонент в деятельности адвоката- защитника включает в себя и способность адвоката сопереживать подзащитному, проникнуть в его внутренний мир, понять его, помнить о том, что «нет такого падшего или преступного человека, в котором безвозвратно был бы затемнен человеческий образ и по отношению к которому не было бы места слову снисхождения»[226].

Рассмотренные компоненты психологической структуры в деятельности адвоката-защитника, как нам представляется, дают полное право относить его профессию к числу тех, что требуют повышенной моральной ответственности, практически постоянного нахождения в своеобразной психологической напряженности, носящей к тому же часто конфликтный характер. Конфликты же обычно повышают экстремальность, «критичность» профессии. Напряженность способна привести адвоката-защитника к стрессовому состоянию, последствием которого является снижение интереса к своей работе, а следовательно, и работоспособности. Иногда это может привести даже к фрустрации, крушению надежд, провалам в работе, неудачам. Последствиями такой фрустрации могут стать впадение адвоката-защитника в депрессивное состояние, безразличие к своей профессии, к выполнению профессиональных обязанностей по защите прав и интересов подзащитного, оказанию ему необходимой юридической помощи. А это есть не что иное, как формирование у адвоката-защитника профессиональной деформации, которая представляет собой психические изменения личности под влиянием определенных специфических условий деятельности.

Фрустрацию могут вызвать как субъективные, так и объективные факторы. Первая группа таких факторов обычно связана с дефицитом времени, перегрузкой в работе. Нередко можно наблюдать, как у того или иного адвоката одновременно находятся десятки адвокатских производств, вынуждающих его изыскивать возможности иногда в течение одного рабочего дня участвовать и в судебном заседании по уголовному делу, и при производстве следственных действий встретиться в следственном изоляторе со своим очередным подзащитным, побеседовать с родственниками, сделать запросы в организацию по месту работы подзащитного и т.д.

Естественно, силы и возможности человека не беспредельны. Погоня за большим количеством дел, а следовательно, и за заработком, чревата ухудшением качества работы адвоката-защитника. Адвокату-стяжателю защиту человека доверять нельзя. Особенно, если это его субъективное свойство дополняется еще и слабой теоретической подготовкой. Такому адвокату не до теории, не до повышения уровня своих теоретических профессиональных качеств. Ему лишь бы «сорвать» деньги, а судьба подзащитного его мало интересует. А это уже свидетельство глубокой профессиональной деформированности адвоката-защитника. От такого «адвоката» для обвиняемого (подсудимого) больше вреда, чем пользы. Сказанное относится и к тем, кто не просто равнодушен к судьбе своего подзащитного, но, более того, высокомерен по отношению к нему. Кстати, практика свидетельствует о том, что подзащитные сравнительно быстро раскрывают наличие у адвоката таких качеств и отказываются от его помощи.

Заметим, что какой-либо формальной предопределенности профессиональной деформации не существует. Степень сопротивляемости деформационным процессам разнообразна и во многом зависит от воли адвоката-защитника. Значение здесь играют и такие факторы, как знание и опыт, возраст и состояние здоровья, семейное положение и многие другие обстоятельства. В комплексе, во взаимодействии и взаимной обусловленности они приводят, как правило, к нежелательным для адвоката-защитника и, прежде всего, для подзащитного поведенческим актам.

Таковы, на наш взгляд, некоторые из профессиональных и нравственно-психологических качеств, которыми должен обладать адвокат-защитник. Все рассмотренные свойства выступают лишь в качестве составных частей предмета адвокатской этики. Вовне его содержание проявляется в поведенческих действиях, в нашем случае — в конкретной деятельности адвоката-защитника по защите прав и интересов подозреваемого, по оказанию ему действенной юридической помощи на всех этапах производства по уголовному делу. 

<< | >>
Источник: В.Я. Кикоть и др. Профессиональная этика и служебный этикет: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция», «Правоохранительная деятельность». 2012

Еще по теме Профессиональные и нравственнопсихологические требования, предъявляемые к адвокату-защитнику:

  1. Профессиональные и нравственнопсихологические требования, предъявляемые к адвокату-защитнику