<<
>>

Содержательная характеристика направленности личности и еѐ типов в отечественной и зарубежной научной литературе

Теоретический анализ научной литературы позволил установить, что направленность является и центральным свойством личности, и высшим звеном еѐ структурной организации (Л.И. Божович, В.Г.

Деев, А.В. Иващенко, В.Г. Крысько, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, В.Н. Мясищев, К.К. Платонов, С.Л. Рубинштейн, Д.И. Фельдштейн, В.А. Ядов).

В настоящее время разработка проблемы направленности ведѐтся в достаточно широком диапазоне: от общепсихологического контекста до социального, а еѐ оформление рассматривают от разрозненных свойств и образований до сложных интегральных систем и подструктур 75, с. 31 .

Единство позиций различных авторов заключается во взгляде на направленность как на системообразующее свойство личности, определяющее целостность всей еѐ структуры 115, с. 311 .

Как интегральная характеристика личности направленность представляет собой универсальную основу любых проявлений личности 74, с. 33 , которые реализуются в контексте отношений к миру, к людям, к самому себе и в отношении к деятельности, что отражается в соответствующей типологии

направленности, имеющей как социально-положительный полюс, так и социально-отрицательный 24, 43, 72, 73, 74,79, 112, 193 . Кроме того, направленность, высшими формами которой являются такие психологические образования, как цели, ценности, убеждения, мировоззрение, личностные смыслы, способствует устойчивости и избирательности деятельности личности, определяет нравственный облик личности, социальную ценность и значимость для общества.

В отечественной научной литературе можно выделить два подхода к анализу категории направленность: структурный и функциональный. В первом случае психологи раскрывают содержание направленности, используя метапсихологические категории: потребности, влечения, желания, интересы, установки, идеалы, цели, ценности, убеждение, мировоззрение, смысл, представляя их в иерархически организованной динамической структуре. Во втором подходе акцент переносится с рассмотрения структуры на исследование свойств направленности и еѐ предназначения в деятельности и личностном развитии. Следует отметить, что данное разграничение на подходы достаточно условно и необходимо лишь для выявления круга задач и проблемных вопросов в каждом из планов анализа.

В структурном подходе одним из таких вопросов, над которым дискутируют исследователи и в котором отсутствует единство взглядов, является вопрос о том, за каким подструктурным компонентом структуры направленности личности, представляющей иерархическую систему, следует закрепить главенствующую роль.

У С.Л. Рубинштейна основной содержательной единицей направленности является идеал, «… воплощающий в себе наиболее ценные и в этом смысле привлекательные человеческие черты, моральные представления о долге, обязанностях» [163, с. 531]. При этом идеал является не только

«предвосхищѐнным воплощением» того, чем может стать человек, но и определѐнной направленностью, воплотившейся в образе – образце [163].

Б.М. Теплов и Н.А. Менчинская особое внимание уделяют в этом вопросе

мировоззрению – подструктуре направленности, отражающей как знания и умения их применить в различных жизненных ситуациях, так и собственно мотивы, оценки, идеалы, определяющие направленность жизненных планов и формирование моральных качеств [124, 189].

В свою очередь А.В. Иващенко главенствующую роль в структуре направленности определял за жизненными целями, поскольку в них представлен «…образ конечного результата деятельности составляющего существо жизни личности» [78, с.23].

Сходная позиция представлена во взглядах на структуру направленности у Е.М. Никиреева, Г. Олпорта [135, 140].

Л.И. Божович пишет, что в основе направленности личности лежит возникающая в процессе жизни и воспитания устойчиво доминирующая система мотивов [24, с.170]. При этом автор основным доминирующим мотивом считает моральные ценности, во имя которых человек способен преодолевать свои непосредственные побуждения [24, с. 192].

О ценностной природе направленности личности говорили А.В. Иващенко, Л.В. Зубова, М.И. Еникеев, Э. Фромм, И.П. Шахова [57, 72, 73, 80, 81, 196, 208].

В частности, А.В. Иващенко и Н.В. Фролова отмечают, что нравственные ценности в контексте направленности «отражают мотивацию и направленность поведения личности» и придают ей «мировоззренческий смысл» [80, с. 20-21].

И.П. Шахова, рассматривая в своѐм исследовании триаду

«мотив – смысл – ценность», описывает последнюю как связующее звено между смыслом и личностью. Ценность в структуре направленности определяет то, ради чего живѐт человек. Она же помогает разрешить внутреннее противоречие в выборе между смыслом и бессмыслицей, между личными и коллективистическими мотивами и, в конечном счете, определяет содержание всей направленности личности, еѐ духовность или бездуховность [208].

Согласно представлениям К.К. Платонова, высшей формой направленности, «в структуру которой входят еѐ низшие формы» (влечения,

желания, стремления, интересы, склонности, идеалы, мировоззрение), являются убеждения, отражающие не только знание действительности, но и признание их субъективной значимости и правильности для деятельности [149, с.124-126]. Также убеждения в качестве ведущей подструктуры направленности личности рассматривал В.Г. Деев [43].

Основополагающая роль установок явно или неявно отмечается всеми исследователями данного вопроса, ведь практически каждый ученый описывает направленность, используя понятия «устойчивость», «избирательность». По мнению ведущих специалистов (А.Г.

Асмолов, Е.П. Ильин, Б.Д. Ломов, Д.И. Фельдштейн, В.А. Ядов), мотивационная установка придаѐт всей системе направленности личности устойчивый характер, а деятельности личности – стабильность [15, 84, 115, 193, 213].

А.Г. Асмолов пишет, что направленность личности, а также устойчивость еѐ деятельности определяется иерархической природой установок как механизмов, представленных смысловым и операциональным уровнями.

«Смысловая установка, представляющая собой выражение личностного смысла в виде готовности к определѐнным образом направленной деятельности, стабилизирует процесс деятельности, придаѐт деятельности устойчивый характер», а операциональная установка «… понимается как готовность к осуществлению определѐнного способа действий, возникает в ситуации решения задачи на основе вероятного прогнозирования и учѐта условий наличной ситуации» [15, с.344].

Е.П. Ильин в книге «Мотивация и мотивы» отмечает следующее:

«Сведение направленности личности просто к потребностям, интересам, мировоззрению, убеждению или идеалам…неправомерно. Только устойчивое доминирование потребности или интереса выступающих в роли долговременных мотивационных установок, может формировать стержневую линию жизни» [84, с. 175]. Автор подчеркивает что, для того чтобы считать установку одним из видов направленности личности, необходимо, чтобы она стала «устойчиво доминирующей», каковыми чаще всего бывают социальные

установки, в которых отражено отношение к другим людям и к труду [84]. На это также указывал В.А. Ядов [213].

Следовательно, ещѐ один системный и при этом ведущий компонент в структуре направленности – это установка, которая проявляется на всех уровнях функционирования личности и играет особую роль на социальном уровне, позволяя ответить на вопрос: как усвоенный социальный опыт преломлѐн личностью и как обнаруживает себя в его деятельности.

Таким образом, мы видим, что в качестве ведущих мотивационных образований исследователи рассматривают такие, как цели, ценности, идеалы, убеждения, установки, мировоззрение.

Данное разнообразие подходов, однако, не просто отражает противоречие во взглядах на проблему, а скорее подчѐркивает тот факт, что в системе, определяющими свойствами которой являются и динамичность, и устойчивость, ведущим становится то мотивационное образование, которое приобретает качества устойчивого доминирования и долговременности.

Другое направление исследований, разрабатываемое в рамках структурного подхода, – это изучение взаимодействия мотивационных образований в структуре направленности, различающихся по степени осознанности и представленности их в сознании, согласованность которых обеспечивает гармоничность личности и еѐ нравственную направленность [24, с. 269].

Следует также отметить, что в данном подходе рассматриваются вопросы, касающиеся исследования взаимодействия направленности личности с другими системными свойствами личности. По мнению М.Н. Григорьевой, направленность как сущностная характеристика категории «личность» входит в структуру «Я – концепции» и их взаимосвязь находит своѐ выражение ценностной природе [74, с. 37].

В.С. Агапов считает, что направленность как диспозиционная структура является подструктурным компонентом Я – аксеологического и Я – рефлексивного в его теоретической модели Я – концепции [5, 74, с. 35, 81].

О.А. Щербинина отмечает, что направленность является характеристикой социальной позиции личности и в то же время как более широкое понятие включает в себя внутреннюю позицию [78, с. 24,].

В.Г. Деев на основе структурного и функционального анализа направленности выделяет три еѐ подструктуры: генерализованную, обуславливающую содержание направленности и включающую такие еѐ формы как влечения, желания, интересы, идеалы, мировоззрение, убеждения, подструктуру отношений и подструктуру жизненных планов, перспектив и целей деятельности [43, 44].

Следовательно, направленность по своим структурным свойствам рассматривается учѐными и как высшая иерархическая подструктура личности, и как структурная единица других психологических образований.

Таким образом, основными задачами в структурном плане анализа являются: 1) выявление системообразующего свойства, имеющего доминирующее значение в структуре и определяющего активность всей системы личности в целом; 2) изучение взаимосвязи направленности с другими психологическими образованиями в структуре личности.

В функциональном подходе основное значение приобретают вопросы исследования роли направленности как в плане развития личности, так и в плане еѐ социальной активности. При этом функциональное назначение становится для исследователей основой для классификации направленности личности.

Итак, направленность характеризует личность с социально- психологической стороны по параметрам отношения к другим людям, к себе самому, к миру, труду и деятельности. Л.И. Божович пишет, что

«…направленность выражается в отношении человека к окружающим людям, проявляется во всѐм его поведении…в стремлении найти своѐ место в коллективе» [24, с. 30].

Другой важной функцией направленности является определение нравственно-психологического облика личности (Д.И. Фельдштейн), еѐ

психологического склада (Б.Ф. Ломов), «психологического профиля» (А.Н. Леонтьев). Как системообразующее свойство направленность характеризует личность со стороны еѐ нравственного сознания (И.П. Шахова),

«ценностного сознания» (Л.В. Зубова), содержания еѐ духовной жизни (С.Л. Рубинштейн) [72, 73, 113, 115, 163, 193, 208].

Следующее функциональное значение, на которое делается акцент, заключается в том, что направленность регулирует развитие личности, ориентирует деятельность. Г.С. Никифоров пишет, что направленность на общепсихологическом уровне определяет умение человека контролировать собственное поведение в соответствии с побуждающими его мотивами [137, с.35]. По А.Г. Ковалѐву направленность как высший уровень регуляции деятельности, определяет нравственность повседневного поведения личности [92].

Как было уже отмечено нами ранее, функциональное значение направленности является основой для построения различных еѐ классификаций. Так, Д.И. Фельдштейном и И.Д. Егорычевой по критерию отношения личности к себе и обществу выделены гуманистическая направленность с альтруистической и индивидуальной акцентуацией, эгоистическая направленность с индивидуалистической и эгоцентрической акцентуацией, депрессивная и суицидальная направленность личности [55; 193, с. 237-239]. Л.И. Божович, М.С. Неймарк, В.Э. Чудновский на основе доминирующих у личности мотивов, предопределяющих характер деятельности и отношений, выделяют коллективистическую, личностную и деловую направленность [24, 134, 204]. Б.И. Додонов, установив определяющую роль эмоций для характеристики направленности личности, различал такие еѐ виды, как альтруистическая, коммуникативная, глорическая, праксическая, пугническая, романтическая, эстетическая, гностическая, гедоническая, акизитивная [48, 49]. И.П. Шахова по критерию развития нравственного сознания человека выделяет духовную (нравственную) и бездуховную направленность личности [208, с.378].

Функциональный анализ данной проблемы позволяет говорить о том, что направленность, являясь «стержневой психологической особенностью, структурирует все другие свойства и проявления личности, детерминирует их содержание и систему отношений человека с миром» [185,с.8]. В числе основных функциональных значений можно выделить регуляцию развития личности и отражение нравственно-психологического облика личности. Таким образом, функциональный спектр действия направленности достаточно широк: от определения вектора и устойчивости той или иной деятельности, до придания смысла всей жизни личности.

Проведѐнный анализ точек зрения на проблему направленности будет неполным, если не рассмотреть представления зарубежных психологов. З.С. Акбиева в своѐм исследовании указывала, что феномен направленности не получил широкого признания у зарубежных психологов: «они чаще ограничиваются инструментальным подходом к отдельным еѐ сторонам» [7, с.23-24].

Отметим, что в зарубежных психологических словарях отсутствует понятие «направленность». Однако, как показывает более детальный обзор зарубежной научной литературы, понятие «направленность» именно в том контексте, в каком оно употребляется отечественными учеными, использовали в своих теориях Ш. Бюллер и Г. Олпорт [140, с. 346-347].

Ш. Бюллер показала один из психологических подходов к этой проблеме на основании исследования жизненных историй. По еѐ мнению, под направленностью может пониматься жизненная цель, которая регулирует поступки человека и которой он руководствуется. По Ш. Бюллер, направленность – это особая жизненная цель и интенция. Направленность личности по Г. Олпорту – это характеристика зрелой личности, сущность которой определяется как развитие в определѐнном направлении, умение стремиться к поставленной цели, достигать еѐ. Направленность есть характеристика активности личности. При этом Г. Олпорт констатирует, что направленность зрелой личности сфокусирована вовне, а у незрелых личностей

она характеризуется простейшей и сиюминутной мотивацией [140, с. 346-347].

Э. Фромм на основе изучения особенностей развития личности выводит понятие общей направленности личности, которая соотносится со структурой личности, характером и определяет основные модели поведения [196].

К.Г. Юнг выделяет два типа эго-направленности, подразумевая под этим жизненную установку, определяющую модель поведения, делающую это поведение предсказуемым [212].

На основе проведѐнного анализа и сопоставления данных, мы пришли к выводу, что категория направленности в зарубежной психологии хотя и не получила распространения, тем не менее в отдельных случаях используется для обозначения развития личности и ориентации еѐ деятельности. В качестве определяющих образований выступают цели, ориентации, которые структурируют всю систему мотивационных образований. Следует также отметить, что в подходе зарубежных психологов акцент при рассмотрении направленности смещается в сторону функционального анализа данной категории, структурная организация свойства практически не исследуется.

Также в данном параграфе мы уделим внимание следующим вопросам: 1) понятию асоциальной направленности личности и рядоположным ей терминам,

2) характеристике содержания асоциальной направленности личности подростка, 3) имеющимся в научной литературе типологиям асоциальной направленности.

В целом, на сегодняшний день в науке сложилась традиция классифицировать личностную направленность на такие виды, как социальная и асоциальная [22, 56, 72, 73, 75, 78, 80, 89, 90, 185]. Основанием для этого являются как внешние критерии, к которым относятся результаты деятельности личности в социальном плане, так и внутренние критерии, опирающиеся на содержание ценностно-мотивационной сферы, а также промежуточные критерии, проявляющиеся и на внешнем деятельностном уровне и на внутреннем уровне функционирования личности в виде системы отношений к себе, окружающим людям и труду.

Положительные характеристики содержания направленности личности отражают социальный еѐ вид. Синонимичными терминами являются просоциальная, гуманистическая, общественно-гуманистическая направленность (Е.Н. Андреева, С.А. Беличева, Л.И Божович, Е.П. Ильин, Д.И. Фельдштейн, И.П. Шахова).

Негативные содержательные характеристики ценностно-мотивационной сферы в связи с наличием асоциальных установок, мотивов, убеждений, системы враждебного отношения к социальным ценностям и т.д., выступающие причиной отклоняющегося, девиантного, делинквентного поведения, отражают асоциальный тип направленности личности.

Так, в исследованиях Л.В. Зубовой, А.В. Иващенко, М.Н. Григорьевой, О.А. Щербининой, Ю.А. Клейберг на основании содержательных характеристик ценностных ориентаций в структуре направленности выделены социальная и асоциальная направленность личности. В частности, ими указывается, что в основе проявлений социальной направленности личности лежит достаточно высокий уровень освоения ценностей и норм общества. Асоциальная направленность связана с их отрицанием и подменой, с доминированием материальных ценностей, что ведѐт к поведению, не соответствующему общественным нормам (бродяжничеству, воровству, наркомании, алкоголизму, токсикомании) [72. с.29, 90,с.127].

Между тем в научном обороте наравне с термином «асоциальная направленность» используются синонимичные (рядоположные) термины, такие как: «антиобщественная, антисоциальная, криминальная, криминогенная, противоправная направленность», «антинаправленность».

Л.И. Божович использовала понятия социальной или общественной направленности и общественно-отрицательной направленности для характеристики отношения личности к окружающим людям в форме активного стремления к обществу и подчинения своих интересов интересам коллектива [24, с. 30-43], а также для обозначения личности и еѐ деятельности, в основе которых лежат приобретѐнные общественно-отрицательные интересы,

потребности, привычки [24, с. 67].

С.А. Беличева, исходя из представлений о характере деятельности, характере отклонений в поведении, наравне с понятием асоциальной направленности использует термины «антиобщественная, криминогенная, противоправная направленность личности», для обозначения результата аккумулирования личности в себе определѐнных негативных влияний, испытываемых ею в процессе социализации. [22, с. 61]. Ещѐ раз подчеркнѐм, что данные термины используются ею как синонимы.

Е.В. Змановская использует термин «антисоциальная направленность личности», чтобы отразить характер доминирующих побуждений, лежащих в основе анормативной активности [67, с. 181]. С этой же целью А.М. Столяренко использует термин «антиобщественная направленность» [153, с. 47, с. 523].

И.П. Башкатов для характеристики личности, которая ради удовлетворения своих потребностей и реализации интересов совершает правонарушения, вводит термин «асоциально-криминальная направленность личности» [19, с.106].

Таким образом, мы видим, что выработанный набор понятий, которыми оперируют ученые, близок как грамматически, так и по смыслу [106, 107]. Но в ряде работ эти понятия отражают определенную степень искажения ценностно- мотивационной сферы и меру опасности личности для общества.

Так, М.И. Еникеев выделяет асоциальную и антисоциальную направленность. В первом случае деформация системы отношений не столь выражена, что приводит к стойким правонарушениям, уже не являющимя случайными для личности. Во втором случае направленность личности обслуживает устойчиво сформировавшееся антиобщественное поведение [56].

Сходную точку зрения мы обнаруживаем в работах И.П. Башкатова, согласно которому, личность, обладающая асоциальной направленностью, проявляет себя посредством паразитического образа жизни, избегания учебы и работы, злоупотребления спиртным. Соответственно, более серьѐзные нарушения, предполагающие большую степень деформации внутренней

системы регуляции, будут соответствовать уже иной – криминальной направленности личности [19, c.106].

В.В. Сорочан вводит градацию направленности асоциальной личности, которая базируется на характере поведения личности и мере социальной опасности. Он выделяет аморальную, асоциальную, антисоциальную, преступную направленность личности. Личность аморальной направленности совершает поступки, нарушающие моральные нормы общества, но не предполагающие уголовной ответственности. Личность асоциальной направленности совершает действия, не совпадающие с интересами общества, такие, как проституция, попрошайничество, мелкая спекуляция. Для лиц с антисоциальной направленностью характерны более серьѐзные проступки, приносящие вред (кражи, хулиганские действия, злоупотребление алкогольными напитками). И наконец, личность с преступной направленностью проявляет себя в деятельности, угрожающей условиям общественного бытия (убийства, членовредительство, государственные и военные преступления) [184, с.41].

Таким образом, в научной литературе термины, употребляемые для описания направленности асоциальной личности (асоциальная, антисоциальная, антиобщественная, криминальная, преступная направленность), могут быть использованы как синонимы, а могут представлять собой отдельные понятия, предполагающие различную степень деформации ценностно-мотивационной сферы и наличие поведенческих отклонений (начиная от лѐгкой степени асоциальности, заканчивая преступными формами). Отметим, что второй подход чаще встречается в криминологической литературе и литературе, посвященной изучению психологии преступной личности.

По этому поводу В.Н. Кудрявцев писал: «Иногда употребляются в грамматическом смысле синонимы (например, антиобщественная направленность и антисоциальная направленность), а немало ученых стремятся найти в них что-то «свое», не проясняющее, а усложняющее их понимание»

[108, с.512].

Учитывая всѐ вышесказанное, мы в данной работе будем опираться на подход Л.В. Зубовой и А.В. Иващенко [72, 73, 79], в котором на основании содержательной характеристики ценностных ориентаций и в целом структуры личности выделены социальная и асоциальная направленность личности. Мы считаем данный подход более удобным как с точки зрения научного анализа, так и с точки зрения практической реализации, который позволяет избежать излишних усложнений в терминологии. Он также позволяет использовать достижения субъектно-личностного, системного и структурно- функционального подходов в отношении изучаемого свойства.

Таким образом, на основании принятых в качестве методологического инструментария подходов и с учетом проанализированной литературы по проблеме, асоциальная направленность нами рассматривается как иерархическая структура личности, имеющая аксиологическую вершину и включающая когнитивный, эмоционально-оценочный, ценностно- мотивационный и поведенческий компоненты, содержание которых определяет антиобщественный характер деятельности и склонность личности к выбору противоправных способов (не соответствующих общественным ценностям) удовлетворения своих потребностей.

Асоциальная направленность личности в работах ученых анализируется как с позиции структуры, так и с позиции содержания доминирующих побуждений.

Изучая структуру направленности асоциальных подростков, многие исследователи пришли к выводу, что доминирующее положение в ней занимают элементарные потребности [10, 14, 19, 20, 23, 28, 42, 43, 87, 105, 106, 147, 148, 153, 193]. Д.И. Фельдштейн в своих трудах представил характеристику потребностей подростков с асоциальной направленностью по трѐм основаниям:

1) по содержанию (примитивность, утилитарность, аномальность потребностей),

2) по направленности (извращенная направленность на самозащиту, товарищество, общение), 3) по степени выраженности и представленности в

поведении (не достаточно представлены в поведении духовные, познавательные потребности и гипертрофированно присутствуют потребности в отдыхе и развлечениях) [193, c. 254].

В.Н. Кудрявцев, ссылаясь на статистический анализ содержательных характеристик компонентов асоциальной направленности, обнаруживает сдвиг от общественно значимых интересов к личностным, от культурных и духовных потребностей к витальным и материальным, от должного поведения к потребительскому, от устойчивого к ситуативному, от перспективных устремлений к сиюминутным [107].

Индикаторами наличия асоциальной направленности у подростка, согласно И.П. Башкатову, В.Н. Кудрявцеву, А.А. Реан, А.М. Столяренко, Д.И. Фельдштейну являются: 1) непостоянство социальных связей и отношений;

2) отрицательное отношение к окружающим людям (начиная от настороженности, заканчивая враждебностью); 3) избегающее и негативное отношение к труду; 4) наличие установок на приемлемость агрессивности, враждебности, физического насилия; 5) отрицание социально полезных интересов, ценностей, норм, установок; 6) демонстративное пренебрежение правилами, нормами и ценностями общества; 7) отсутствие либо неразвитость потребностей, культурных по происхождению и духовных, познавательных, творческих, нравственных, эстетических по содержанию; 8) невысокая степень иерархии побуждений; 9) ситуационная обусловленность доминирующих побуждений; 10) тяготение к потребностям материального характера [19, 20,

104, 105, 106, 107, 153, 160, 193].

Теперь перейдѐм к рассмотрению вопроса классификации типов направленности. В целом можно выделить несколько подходов к классификации:

1) по внутреннему критерию – с точки зрения степени деформации ценностно-мотивационной сферы, проявляющейся в отношениях субъектов к обществу, к другим людям, к труду (выделяются преступная, отрицательная (антиобщественная), неустойчивая, положительная направленность и т.д.);

2) по внешнему критерию – на основе внешне регистрируемых особенностях поведения и типе правонарушений (выделяются корыстная, корыстно-насильственная, насильственная (агрессивная), социально-пассивная и др.).

Первый из обозначенных подходов представлен в работах Д.И. Фельдштейна и Г.М. Миньковского. Авторы на основе содержательной характеристики подструктурных компонентов направленности подростков- правонарушителей и в соответствии со степенью проявления деформации ценностно-мотивационной сферы дали описание типов асоциальной направленности [127, 128, 193].

Г.М. Миньковский выделяет четыре типа направленности подростков, совершивших преступления: преступная, отрицательная (антиобщественная), неустойчивая, положительная направленность [127, 128].

Описывая подростков с преступной направленностью, автор выделяет следующие характерные особенности: наличие преступной установки, доминирование примитивных низменных потребностей, склонность к пустому времяпрепровождению, азартным играм, проявление агрессии и жестокости. Подростков с отрицательной (антиобщественной) направленностью личности отличает привычка к бесцельному времяпрепровождению и склонность к выпивкам. Личность с неустойчивой направленностью обладает как положительными, так и отрицательными свойствами, которые конкурируют друг с другом. И последний тип направленности личности несовершеннолетних правонарушителей назван автором положительным, в связи с соответствующей положительной характеристикой содержания компонентов направленности. Автор подчеркивает, что подростки, обладающие такой направленностью, совершили проступки не в силу искажения содержательной стороны направленности, а из-за наличия некоторых характерологических дефектов [127, 128].

Д.И. Фельдштейн, изучив потребности, интересы, стремления, общественную активность подростков-правонарушителей выделил пять типов

направленности. Поскольку отдельных названий для каждого типа направленности автор не вводит, мы представим содержательную характеристику, используя ту последовательность, которая имеется в работе автора при описании подростков, обладающих представленными типами направленности [193, с.268-270].

Первый тип характеризуется устойчивым комплексом общественно- отрицательных аномальных, аморальных, примитивных потребностей, системой откровенно антиобщественных взглядов (убеждений), доминированием мотивов личного благополучия (эгоизм) при отсутствии интереса к труду, другим людям и их переживаниям, наличием стремления к потребительскому времяпрепровождению, доминированием мотивов иждивенчества и стяжательства [193, с.268-270].

Второй тип направленности характеризуется наличием деформированных потребностей, низменных устремлений, в числе которых стремление подражать лицам, обладающим устойчивым комплексом аморальных потребностей и антиобщественных убеждений. Внешне данный тип направленности проявляется в совершении ситуативных правонарушений в результате спонтанно возникшего мотива [193, с.268-270].

Характеристика третьего типа направленности по своему содержанию противоречива, поскольку здесь присутствует конфликт между деформированными и позитивными потребностями, интересами, взглядами, убеждениями, ценностями. Но при этом выявляется наличие эгоистических устремлений к получению удовольствия. Имеющиеся правильные нравственные взгляды у подростков, обладающих данным типом направленности, так и не стали убеждениями [193, с.268-270].

Четвѐртый тип направленности характеризуется наличием слабо деформированных потребностей, в пятый, с точки зрения содержательных характеристик, является положительно-социальным [193, с.268-270].

Ко второму подходу мы отнесли классификации типов асоциальной направленности, представленные в работах В.В. Лунеева, А.И. Долговой,

С.А. Беличевой, В.Н. Кудрявцева, М.И. Еникеева.

Согласно исследованиям В.В. Лунеева, у асоциальных подростков встречаются такие типы направленности, как корыстная и насильственно- эгоистическая. А в целом, и тех и других подростков характеризует наличие мотивов: мести, стяжательства, праздного проведения времени, демонстрации силы и самоутверждения [108, 117]. В работе М.И. Еникеева выделены антисоциальная корыстная направленность, антисоциальная корыстно- насильственная направленность, антигуманная агрессивная направленность [56].

А.И. Долгова выделила два типа асоциальной направленности: насильственную и корыстную. Ею также дана характеристика подростков, обладающих данными типами направленности. Так, личность подростка с насильственной направленностью отличает сильное стремление к самоутверждению, проявлению себя без всяких к тому ограничений, эгоизм, жестокость, неумение и нежелание понимать страдания другого, признание культа физической силы. Личность подростка с корыстной направленностью отличает дефектность как самих ценностных ориентаций, так и их иерархии, доминирование стремления получать материальную выгоду [50, с.121].

К данному подходу мы также относим классификацию С.А. Беличевой, выделившей типы асоциального отклоняющегося поведения. В основе этой классификации лежит доминирующая ориентация: корыстная, агрессивная, социально-пассивная. При этом само отклоняющееся поведение является внешним проявлением деформации системы внутренней регуляции, которая содержательно представляет личностную направленность. Таким образом, тип отклоняющегося поведения (корыстный, агрессивный, социально-пассивный) соответствует характеру внутренних искажений в структуре направленности. И, следовательно, можно говорить о таких типах асоциальной направленности, как социально-пассивный, корыстный и агрессивный типы [22, с. 112].

У подростков корыстной направленности доминирует стремление получать материальную, денежную и имущественную выгоду. Внешне корыстная направленность может проявляться в таких правонарушениях, как

хищения, кражи, спекуляция. Данные правонарушения могут представлять собой как уголовно наказуемые действия, так и аморальное поведение.

У подростков агрессивной направленности доминирующие стремления ориентированы против личности. Внешне агрессивная направленность может проявляться в таких правонарушениях, как оскорбление, хулиганство, побои, изнасилования и убийства.

Подростки с направленностью социально-пассивного типа уклоняются от работы, учебы, что проявляется в систематических пропусках занятий, бродяжничестве, употреблении алкоголя и наркотиков. Доминирующим стремлением в структуре их направленности является стремление избежать активной общественной жизни, необходимость решать как личные, так и социальные проблемы, стремление уклониться от гражданских обязанностей и долга [22, с. 26-27].

В.Н. Кудрявцев в своих работах описывает личность с асоциальной направленностью (антисоциальной направленностью, антиобщественной ориентацией в терминологии автора) и на основании как внешнего поведенческого критерия, так и внутреннего критерия, отражающего содержание ценностно-мотивационной сферы, выделяет корыстную, корыстно- насильственную и насильственную [107].

Согласно автору, у личности корыстной направленности доминирующее положение занимают мотивы стяжательства (проявляется в стремлении к накоплению денег, приобретению дорогих вещей) и накопительства (проявляется в стремлении накапливать материальные ценности, переводить их в деньги), а в сфере интересов превалируют личные, эгоистические интересы, проявляющиеся в стремлении урвать от общества побольше и дать ему поменьше.

Личность насильственной направленности характеризуется наличием установки на допустимость жестокого обращения с другими людьми, ради реализации эгоистических интересов.

Таблица 4

Классификации типов асоциальной направленности личности

Автор

подхода

Критерий

классификации

Типы асоциальной

направленности

Характеристика подростков
С.А.

Беличева

отклоняющееся

поведение как внешнее проявление направленности личности

корыстная

направленность личности

у подростков доминирует стремление

получать материальную, денежную и имущественную выгоду

агрессивная

направленность личности

у подростков доминирующие стремления

ориентированы против личности

социально-пассивная

направленность

у подростков доминирует стремление

избежать активной общественной жизни, избежать необходимости решать личные и

социальные проблемы, стремление

уклониться от гражданских обязанностей и долга

А.И.

Долгова, В.В

Лунеев.

характер

правонарушаю- щего поведения

корыстная

направленность

подростков отличает дефектность как

самих ценностных ориентаций, так и их иерархии, наличие желания развлечься,

утвердить себя в глазах сверстников, получить материальные блага

насильственная (по

А.И. Долговой), насильственно-

эгоистичная (по

В.В. Лунееву)

подростков отличает сильное стремление к

самоутверждению, проявлению себя без всяких к тому ограничений, эгоизм,

жестокость, неумение и нежелание

понимать страдания другого, признание культа физической силы

В.Н.

Кудрявцев, М.И.

Еникеев

содержание

направленности личности и характер правонарушаю- щего поведения

корыстная

направленность (В.Н. Кудрявцев) / антисоциальная корыстная направленность (М.И. Еникеев)

доминирующее положение занимают

мотивы стяжательства и накопительства, а в сфере интересов превалируют личные, эгоистические, проявляющиеся в стремлении урвать от общества побольше и дать ему поменьше

насильственная

направленность (В.Н. Кудрявцев) / антигуманная агрессивная направленность (М.И. Еникеев)

характеризуется наличием установки на

допустимость жестокого обращения с другими людьми, ради реализации эгоистических интересов, что проявляется в пренебрежительном отношении к жизни, здоровью и личному достоинству других людей

корыстно-

насильственная (В.Н. Кудрявцев) / антисоциальная корыстно- насильственная направленность (М.И. Еникеев)

характеризуется наличием мотивов

стяжательства и накопительства и установки на допустимость жестокого обращения с другими людьми ради реализации эгоистических интересов

Личность корыстно-насильственной направленности соединяет в себе

характеристики, присущие лицам с корыстной и насильственной направленностью. Кроме того, автор отмечает существование трѐх степеней

выраженности и стойкости антисоциальности (ярко выраженная, средне выраженная и низко выраженная: корыстная, корыстно-насильственная и насильственная).

Таким образом, большинство классификаций асоциальной направленности используют два основных критерия внешний – поведенческий и внутренний – содержательный. Ниже дана таблица 4, в которой представлены классификации типов асоциальной направленности личности.

В рамках нашего исследования в качестве основания для классификации типов асоциальной направленности мы будем использовать внешний поведенческий критерий как внешнюю форму проявления внутреннего содержания направленности. При этом нами составлена объединѐнная классификация (включающая типологии С.А. Беличевой, А.И. Долговой, М.И Еникеева, В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунеева), позволяющая охватить более широкий круг внешних проявлений асоциальной направленности.

Поскольку нас интересуют именно подростки, то все поведенческие проявления (асоциальные отклонения) мы объединили в несколько групп: социально-пассивная (уклонение от учебы, бродяжничество, употребление алкоголя и наркотиков, токсических средств), корыстная (хищения, кражи), корыстно-агрессивная (разбои, грабежи), агрессивная (хулиганство, побои). В основе данных поведенческих проявлений лежит направленность личности, специфическое содержание которой способствует или обуславливает определѐнную направленность поведения.

Таким образом, целесообразно выделить следующие типы асоциальной направленности: социально-пассивная, корыстная, корыстно-агрессивная, агрессивная направленность.

Подводя итог, отметим, что в данном исследовании, опираясь на подход Л.В. Зубовой и А.В. Иващенко к асоциальной личности, под асоциальной направленностью мы будем понимать иерархическую структуру личности, имеющую аксиологическую вершину и включающую когнитивный, эмоционально-оценочный, ценностно-мотивационный и поведенческий

компоненты, содержание которых определяет антиобщественный характер деятельности и склонность личности к выбору противоправных способов (не соответствующих общественным ценностям) удовлетворения своих потребностей [72, 73].

В работе будет использована классификация типов асоциальной направленности, выделенная на основе обобщения подходов С.А. Беличевой, А.И. Долговой, В.Н. Кудрявцева, М.И. Еникеева, В.В. Лунеева, в которой представлены социально-пассивная, корыстная, корыстно-агрессивная, агрессивная направленность личности.

<< | >>
Источник: Кириенко Алла Александровна. ИНДИВИДУАЛЬНО-ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ АГРЕССИВНОСТИ ПОДРОСТКОВ РАЗЛИЧНЫХ ТИПОВ НАПРАВЛЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ. 2010

Еще по теме Содержательная характеристика направленности личности и еѐ типов в отечественной и зарубежной научной литературе:

  1. Занятие 11.7 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ
  2. ПОКАЗАТЕЛИ ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРАКТИЧЕСКОГО ПСИХОЛОГА
  3. Взаимосвязь направленности личности и субъективного отношения к риску
  4. НАПРАВЛЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ
  5. ВОЗРАСТНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ НАПРАВЛЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ
  6. Глава 1 Ценностные и адаптивно-ресурсные характеристики развития личности и сохранения здоровья индивида
  7. 2.1.3. СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ ПЕДАГОГА
  8. 2.1.4. ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ          ЛИЧНОСТИ УЧИТЕЛЯ
  9. 2. ИЗУЧЕНИЕ НАПРАВЛЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ ШКОЛЬНИКА
  10. Аналитическая характеристика направленности,состава и требований соревновательной деятельности спортсмена
  11. Глава 5 НАПРАВЛЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИИ ЕЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ
  12. ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ИЗУЧЕНИЯ САМОЭФФЕКТИВНОСТИ ЛИЧНОСТИ И СИТУАТИВНОГО МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ АГРЕССИВНОСТИ И НАПРАВЛЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ
  15. Сущностные признаки агрессивности и характеристика еѐ проявлений у подростков
  16. Содержательная характеристика направленности личности и еѐ типов в отечественной и зарубежной научной литературе
  17. 1.3 Критерии и параметры, характеризующие направленность личности
  18. ГЛАВА 2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ИНДИВИДУАЛЬНО- ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ АГРЕССИВНОСТИ ПОДРОСТКОВ РАЗЛИЧНЫХ ТИПОВ НАПРАВЛЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -