<<
>>

Глава III. Русь и Хазария

Противостояние Руси и Хазарии является поныне одной из наиболее остродискуссионных тем в русской исторической науке. Не случайно эта тема стала одной из центральных на международной научной конференции «Славяне и их соседи.
Еврейское население Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы: Средние века начало Нового времени», проходившей в Москве в марте 1993 г. Этой проблематике было посвящено несколько докладов.1 Повышенное внимание к русско-хазарским отношениям во многом связано с религиозной спецификой хазар, воспринявших от еврейских миссионеров иудаизм. Отсюда в настоящее время возникла следующая проблема: было ли противостояние Руси и Хазарии обычным противостоянием земледельцев славян и кочевников тюрок на востоке Европы или же оно и впрямь связано с иудейским вероисповеданием хазар. Ставится вопрос о степени воздействия хазар на Русь, высказывается мнение о «хазарском иге» на Руси, якобы несравненно более тяжком, нежели монгольское, сама сущность коего как «ига» вообще берется под сомнение, а то и отвергается. Наиболее последовательно эти взгляды изложены Л.Н. Гумилевым.2 Что же сообщают источники о русско-хазарских связях? Древнерусская летопись относит первое появление хазар на землях восточных славян к середине IX в., к тому времени, когда в Киеве скончался его основатель со всеми своими родными, незадолго до этого ходивший «к царю» в Царьград и пытавшийся основать свой город на Дунае. Летопись рассказывает, что по смерти Кия княжение его (земля полян) испытала немало бед: «Вослед за тем по смерти братьев этих поляне были притесняемы древлянами и иными окрестными людьми. И нашли их хазары сидящими на горах этих в лесах, и сказали: «Платите нам дань». Думается, смерть всей верхушки княжеского рода, немалые потери понесенные ратью полян в походе на Царьград и, особенно на Дунай, где столкновение с «близживущими» при основании города Киева оказалось для Кия явно неудачным, не могли не ослабить княжение полян.
Потому-то соседи-древляне и прочие и стали 18 «притеснять» полян. И не раз еще предстоит столкнуться киевлянам с древлянами... Но наиболее интересным является рассказ летописца о том, как хазары потребовали дань с полян и что из этого вышло... В ответ на требование хазарами дани «поляне, посоветовавшись, дали от дыма по мечу. И отнесли их хазары к своему князю и к своим старейшинам и сказали им: «Вот, новую дань захватили мы». Те же спросили их: «Откуда?» Они же ответили: «В лесу на горах над рекою Днепром». Опять сказали те: «А что дали?» Они же показали меч. И сказали старцы хазарские: «Не добрая дань эта, княже: мы доискались ее оружием, острым только с одной стороны, то есть саблями, а у этих оружие обоюдоострое, то есть мечи: станут они когда-нибудь собирать дань и с нас, и с иных земель». И сбылось все это, так как не по своей воле говорили они, но по Божьему повелению. Так вот и было при Фараоне египетском, когда привели к нему Моисея и сказали старейшины Фараона: «Этот унизит когда-нибудь Египет». Так и случилось: погибли египтяне от Моисея, а сперва работали на них евреи. Так же и эти: сперва властвовали, а после над ними самими властвуют; так вот и есть: владеют русские князья хазарами и по нынешний день». Рассказ этот приводил в недоумение, а то и в раздражение многих и многих историков от А. Шлецера до Л. Гумилева своей очевидной несообразностью. Действительно, нелепа уплата дани мечами, явно надуманный разговор сборщиков дани со старцами хазарскими, но это лишь тогда, когда на рассказ этот смотрят как на буквально точное сообщение, как на безусловный исторический факт, забывая, что древняя русская летопись это отнюдь не сухая хроника, что она содержит и многочисленные фольклорные образы, аллегории, столь тесно переплетенные с изложением, несомненно, подлинных событий, что порой они и трудно уловимы. Буквальное истолкование рассказа о дани полян хазарам мечами может привести любого историка только в тупик. Здесь очевидная аллегория, смысл которой совершенно ясен: поляне указывают хазарам на неразумность их требований дани, на неразумность, грозящую хазарам гибелью.
Старцам хазарским понятно это, но, как подчеркивает летописец, не сами они это поняли, но устами их говорит Божье повеление, потому-то и не спасает хазар прозорливость их старцев. Самой волей Божьей обречены хазары за обиды, 19 нанесенные русским, за само требование дани, быть поверженными. Особое внимание должно обратить на обращение летописца к Ветхому Завету и сопоставление судьбы библейских египтян и враждебных Руси хазар. Торжество русских над хазарами прямо приравнивается к торжеству Богоизбранного народа над своим прежним гонителем. Иудаизм самих хазар, в силу этого могущих причислять себя к народам «богоизбранным», русской летописью не замечается. В истории с аварами Бог уже выступал на стороне славян, теперь он на стороне Руси... У историка невольно может возникнуть соблазн, оттолкнувшись от «богоизбранности» древних славян и Руси, вспомнить «богоизбранную» Москву – Третий Рим и, наконец, народбогоносец Ф.М. Достоевского. Но здесь, однако, такая преемственность едва ли уместна, «Богоизбранность» в эпоху раннего средневековья традиционно приписывали себе многие молодые народы Европы. В ту же эпоху, когда писалась первая русская летопись, сходную убежденность в своей «богоизбранности» высказывали и в Венгерском королевстве, и в Болгарии... И это едва ли случайное совпадение. Очевидно, здесь можно говорить о типологическом сходстве исторического мышления молодых народов, только-только создавших свои государственные образования и принявших новую для себя христианскую веру. Молодые государства – Венгрия, Болгария, Русь – были незаурядно могущественны и отнюдь не чувствовали себя неполноценными в сравнении с той же древней Византией, с «древлехристианскими народами». Ощущение своей силы, способность побеждать любых соседей, нежелание признавать превосходство тех, кто ранее уже исповедовал христианство, – все это оказывало исключительное влияние на формы самоутверждения молодых народов. Отсюда и убежденность в своей богоизбранности приходит примерно в одни и те же века и на Русь, и в Венгрию, несколько ранее в Болгарию.
Теперь обратимся к исторической канве русско-хазарских отношений. Касательно версии о «хазарском иге» на Руси, летописные данные не дают ни малейшего основания предполагать что-либо подобное в русской истории IX-Х вв. После аллегорической повести о дани полян хазарам мечами и жалобе их Аскольду и Диру в 862 г. на 20 обиды от хазар, известий о какой-либо дани полян хазарам не имеется. Возможно, именно с хазарами следует увязывать летописное сообщение об отражении Аскольдом и Диром печенегов, поскольку в указываемое летописью время – 867 г. – печенегов в южнорусских степях не было, впервые на востоке Европы они появятся лишь в 889 г., спустя семь лет после гибели Аскольда и Дира. Вещий Олег, ставший в 882 г. великим князем русским в Киеве, узнает о дани хазарам лишь княжений северян и радимичей, но не полян. В первые же годы своего княжения в Киеве он весьма успешно освобождает северян и радимичей от дани хазарам, подчинив их княжения непосредственно себе, и сам уже взимает ту дань, что до него получали хазары: «по шелягу с рала». Выводы о зависимости Руси от Хазарии делаются порой на основании следующих источников: - письма кагана Хазарии Иосифа визирю Кордовского халифата Хасдай ибн-Шафруту 961 г.; - опубликованной Шехтером в 1912 г. рукописи Кембриджской университетской библиотеки, относящейся к концу ХI—началу XII в., но описывающей события X в. в Восточной Европе; - также обнаруженной в Кембридже в 1962 г. и опубликованной в 1982 г. учеными Голбом и Прицаком рукописи, датируемой не позже, чем 930 г., и связывающей воедино три темы—Киев, евреев и хазар. Обратимся к непосредственному анализу упомянутых документов. Первый источник – письмо кагана Иосифа в Кордову – сообщает ряд сведений о восточных славянах, в частности, о вятичах и северянах, именуемых «в-н-н-тит» и «с-в-р». По утверждению Иосифа, живут они недалеко от реки Итиль (Волги), живут на открытой местности и в укрепленных стенами городах, служат кагану и платят ему дань. Здесь сразу настораживает неточность географическая: если окские жители – вятичи в какой-то степени могут быть отнесены к народам, живущим близ Волги, то северяне, обитавшие в бассейне рек Десна и Сейм, скорее приднепровцы, нежели волжане.
Один из крупнейших специалистов по истории тюркских народов С.А.Плетнева, думается, справедливо писала, характеризуя сведения, сообщаемые Иосифом Хасдай ибн-Шафруту: «В целом они очень запутаны, несомненно хвастливы, и хвастливость эта пресле 21 дует вполне определенные политические цели: Иосифу важно было создать о своем государстве как можно более сильное впечатление».4 К слову, следует добавить, что усилия Иосифа пропали даром каганату оставалось жить лишь пять лет. Важно и следующее: Иосиф не говорит о дани со всех восточных славян, а только с северян и вятичей, так что делать из этого письма вывод о подчиненности Руси Хазарии нельзя. Второй источник-первый из Кембриджских документов содержит подробный рассказ, где прямо говорится о взаимоотношениях Руси, Хазарии и Византии в X в., когда в Константинополе правил гонитель евреев император Роман Лекапин: «Роман же [злодей послал] также большие дары Хальгу, царю Руси и и подстрекнул его на его (собственную) беду. И пришел он ночью к городу Самбараю и взял его воровским способом, потому что не было там начальника, раб Хашманая. И стало это известно Булшици, то есть досточтимому Песаху, и пошел он в гневе на города Романа и избил и мужчин и женщин. И он взял три города [...]. И оттуда он пошел на ( город) Шуршун – ..., и воевал против него [...]. И оттуда он пошел войною на Хальгу и воевал [...] и Бог смирил его перед Песахом. И нашел [...] добычу, которую тот захватил из Самбарая. И говорит он: «Роман подбил меня на это». И сказал ему Песах: «Если так, то иди на Романа и воюй с ним, как ты воевал со мной, и я отступлю от тебя». [...] И пошел тот против воли и воевал против Константинополя на море четыре месяца. И пали богатыри его, потому что македоняне осилили (его) огнем. И бежал он и постыдился вернуться в свою страну, а пошел морем в Персию и пал там и весь стан его. Тогда стали русские подчинены власти хазар».5 Здесь мы видим набор весьма любопытных и во многом узнаваемых исторических сведений. Сожжение византийцами русского флота – это, безусловно, события похода Игоря на Константинополь в 941 г.; гибель предводителя русской рати в Персии вполне отождествляется с походом русских в 943-944 гг.
в Закавказье на город Берда; Хальгу – это, конечно, Олег, а Самбарай издатель документа Шехтер отождествлял с землей северян, которую в 883 г. Вещий Олег действительно подчинил себе, лишив хазар получения с северян прежней дани. В то же время сама последовательность событий вопиюще анах 22 ронична и совершенно противоречит современным X в. византийским и позднейшим русским источникам. Олег, Игорь и предводитель похода на Берда оказываются одним лицом, никаких известий о разорении владений Византии неким Песахом в правление императора Романа в византийских хрониках, современных этому времени, не имеется. Ни русские, ни византийские источники ничего не говорят о подчинении Руси Хазарии после событий первой половины сороковых годов X в. Исторически это правление в Киеве княгини Ольги, когда укреплялось внутреннее единство Руси и очень высоко стоял ее внешний престиж. Какое уж тут подчинение Хазарии? Следует помнить, что сам документ, открытый и изданный в 1912 г. Шехтером, датируется только концом XI и началом XII в. Он на полтора столетия отстоит от времен Игоря и Ольги и на два столетия от правления Вещего Олега. Отсюда, должно быть, и его анахронизмы, и прочие неточности. Доказательством подчиненности Руси Хазарии известия, в нем содержащиеся, быть не могут. Наконец, третий, новейший, открытый и изданный Голбом и Прицаком документ, датируемый не позднее, чем 930 г. Это письмо, написанное на чистом раввинистическом еврейском языке в Киеве. В нем представители еврейско-киевского кагала обращаются к другим «рассеянным» общинам с просьбой о помощи своему соплеменнику и единоверцу, выкупленному из плена. Письмо содержит 30 строк с целым рядом имен еврейского и хазарского происхождения. Казалось бы, что этот источник, не содержащий никаких политических известий, никак не может быть использован в споре о сути русско-хазарских связей. Тем не менее, усилиями О.Прицака, Л. Гумилева и В. Топорова это произошло. Поскольку в документе около 930 г. написание названия Киева совпадает с написанием имени наемного хорезмийского военачальника, возглавлявшего в последние десятилетия хазарское войско, то были сделаны следующие выводы: поскольку имя этого военачальника полностью совпадает с именем легендарного Кия, основателя «матери городов русских», то можно отождествить оба этих персонажа. Так Кий превратился в начальника хазарского гарнизона в Киеве. Следует признать легендарного Кия более, чем любопытной исторической личностью, которую позднейшие историки очень 23 любят отождествлять с иными персонами: академик Марр некогда отождествил его с неким Куаром, героем армянского предания VIII в., академик Рыбаков, без малейших на то оснований, сделал Кия современником Юстиниана и Феодоры, перенеся его уже в VI столетие, Голб и Прицак, наконец, сделали его хорезмийцем на хазарской службе, да еще во главе киевского гарнизона. Все эти гипотезы, разумеется, чрезвычайно любопытны, но все они не более, чем гипотезы. Они построены на догадках, смелых, интересных, но все-таки догадках. Нет ни одного сколь-либо реального исторического факта, который бы подтверждал таковые. Что же касается Кембриджского документа, открытого в 1962 г. и опубликованного в 1982 г., то он сообщает любознательному исследователю только один, пусть и очень существенный факт: в столице Руси Киеве, в правление князя Игоря, около 930 г. существовал иудейский кагал, находившийся в связи с иными, рассеянными иудейскими кагалами этой части Восточной Европы. Само наличие этого кагала, возможно, «еврейского квартала» в Киеве никак не подтверждает мысли о зависимости Руси от Хазарии. Сама Хазария в этом документе вовсе не упоминается, хазарские имена его лишь свидетельствуют о проживании в Киеве в составе иудейского кагала не только евреев, но и хазар иудейского вероисповедания. О связях этого кагала с Хазарским каганатом нам ничего не известно, ибо документ о сих обстоятельствах умалчивает. Наконец, важно помнить, что понятия «хазарин» и «иудей» в русском сознании X в. вовсе не сливались. В предании о крещении Руси, когда Владимир спрашивает проповедников-иудеев: «То где есть земля ваша?», то они, пусть даже будучи из Хазарии, отвечают: «В Ерусалиме... Разгневался Бог на отцы наши и расточины по странам грех ради наших и преданы быть земля наша хрестьянам.» Речь здесь, следовательно, идет о собственно иудеях. В целом, прямые данные источников не позволяют сделать вывода о «хазарском иге» на Руси, а также увязывать русско-хазарские отношения с проблемой иудаизма. Реально прямое столкновение Руси и Хазарии произошло только в середине 60-х гг. X в., когда начинал свою воинскую деятельность сын княгини Ольги Святослав. Первый свой поход Святослав совершил в 964 году в возрасте 24 22 лет. Путь его дружины лежал на Оку и Волгу в земли вятичей, после усмирения уличей и древлян оставшихся, пожалуй, самым непокорным народом на Руси. Вятичи впервые признали зависимость от Киева еще в правление Олега, что явствует из их участия наряду с прочими племенами Руси в походе на Константинополь в 907 году. Были вятичи и в войске Игоря. Теперь же в 964 году, должно быть, сделал и попытку отложиться, что и вызвало поход на их землю дружины Святослава. Прибыв в земли вятичей Святослав прежде всего стал выяснять, кому вятичи платят дань. В Киев, значит, она поступать перестала, иначе бы незачем князю это выяснять. Ответ вятичей был таков: «Хазарам – по шелягу с сохи даем». Сама по себе дань хазарам «по шелягу с сохи» не удивительна – точно такую они брали некогда с северян – стоит удивиться другому: как вятичи, недавно лишь бывшие в войске Игоря, когда он ходил на Дунай и, следовательно, подданные киевского князя, вдруг стали данникам и враждебного Руси Хазарского каганата? На этот вопрос есть два возможных ответа: - либо вятичи, отделившись от Киева, оказались недостаточно сильны, чтобы обеспечить свою независимость, и потому превратились в данников хазар; - либо они сами пошли на это, видя в хазарах возможных защитников от киевской власти. В любом случае дань, взимаемая хазарами с вятичей, дала повод Святославу к войне против хазар. В следующем 965 году русское войско двинулось вниз по Волге. Первыми на пути Святослава оказались волжские болгары. Святослав нанес им жестокое поражение и захватил сам город Булгар – столицу Волжской Болгарии. Разграбив этот богатейший город, войско Святослава двинулось на юг и следующую богатую добычу захватило в земле буртасов народа, жившего на Средней Волге. Наконец, войско Святослава достигло пределов Хазарии. Здесь навстречу русскому воинству вышли хазары во главе с самим каганом, владыкой Хазарии. В жестокой битве Святослав разгромил хазар и овладел их столицей и прочими важнейшими городами некогда могущественного каганата. Сказано в русской летописи: «хазары вышли навстречу во главе со своим князем Каганом и сошлись биться, и в битве одолел 25 Святослав хазар и столицу их и Белую Вежу (один из главнейших городов Хазарии на Дону) взял». Мусульманский историк, арабский путешественник, современник этих событий Ибн-Хаукаль, записал следующее: «Русы разрушили... и разграбили все, что принадлежало людям хазарским, болгарским, буртасским на реке Итиле (восточное название Волги). Русы овладели этой страной». В этом походе Святослав проявил умение находить союзников против своих врагов. В разгроме Хазарии, по свидетельству арабского историка конца Х-начала XI в. Ибн-Мисхавейха, участвовали и кочевые тюркские племена гузов, заключившие союз со Святославом. Позже, в середине XI века, гузы перекочуют в южнорусские степи и получат на Руси известность под именем «торков». 965 год – это роковая година в истории Хазарии. Сбылось летописное пророчество хазарских старцев. Русь не только избавилась от дани хазарской, но и уничтожила самый каганат. От разгрома, учиненного ей ратями Святослава и его союзниками – гузами, Хазария боле не оправилась. Грозный каганат, некогда на равных говоривший с Византийской империей и Арабским Халифатом, требовавший дань со своих соседей, навсегда прекратил свое существование. Покончив с Хазарией, Святослав двинулся на Северный Кавказ, где победил аланов, предков современных осетин и касогов, предков адыгских народов. Тогда же Святослав достиг Тьмутаракани и подчинил Киеву самую дальнюю русскую землю – Тьмутараканское княжество, располагавшееся на землях Кубани и Восточного Крыма. Тьмутараканская Русь заслуживает того, чтобы уделить ей особое внимание. Когда впервые славянское население овладело Керченским полуостровом и Нижней Кубанью, определить нелегко. Можно предположить, что где-то около середины IX века, если связать образование Тьмутараканского княжения с начавшейся активностью русов на Каспии. Впервые русы на Каспийском море появились между 864-884 гг., но по-настоящему большие походы они начали предпринимать с начала X века. В 909 году 16 кораблей русов захватили на Каспийском море остров Абесгун, а в следующем году захватили город Сари. В 1913 году уже большой флот русов, насчитывавший, по сведениям арабского историка пер 26 вой половины X века ал-Масуди, около 500 кораблей, собрался в Керченском проливе. Русы обратились в кагану Хазарии с просьбой разрешить им пройти по Дону в Волгу, а затем спуститься в Каспийское море. Русы обещали Кагану половину предполагаемой добычи, в захвате которой на Каспии они были вполне уверены. На обратном пути, когда русы достигли столицы Хазарии города Итиль близ современной Астрахани, и, согласно уговору, выслали обещанную долю добычи, хазары предательски напали на них и разгромили. Произошло это из-за вмешательства мусульманской гвардии кагана, не простившей русам грабежей их единоверцев-мусульман в прикаспийских странах. Спустя 30 лет, в 943 году русы вновь предприняли большой поход на Каспий. Пройдя тем же путем через Хазарию, они вышли в Каспийское море, проплыли далеко на юг, достигли пределов богатых мусульманских земель Закавказья и, поднявшись вверх по течению реки Куры, захватили город Берду. Здесь они столкнулись с ожесточенным сопротивлением местного населения и даже потеряли в бою своего вождя. Русам пришлось укрыться в крепости Берда и зимовать за ее стенами. Весной 944 года им удалось прорваться к морю, и на своих судах они сумели уйти на родину. Походы эти очень трудно увязать с Киевской Русью. В 913 году Игорь, по смерти Олега, усмирял мятежных древлян и едва ли мог отправить 500 кораблей с воинами в Хазарию. В 943 году общерусское войско в союзе с печенегами готовилось к большому походу на Дунай против Византии, и время это было совсем не подходящим для посылки большого войска на далекий Каспий. Нельзя связать поход русов на Берду и с именем воеводы Игоря Свенельда. Предводитель русов у Берды погиб, Свенельд же благополучно жил еще более трех десятилетий. Скорее все же должно увязывать русов, совершавших походы в мусульманские земли на берегах Каспия, с русами, жившими на Северо-Западном Кавказе и в восточном Крыму. На берегах Керченского пролива стояло два русских города: на кавказском – Тьмутаракань, близ современной Тамани, на крымском – Корчев, современная Керчь. Там-то и могли русы построить свой флот и двинуться далее в Хазарию. Скорее всего именно этих тьмутараканских русов, возможно, имели в виду византийцы, называя их «черными болгарами» в договоре с Русью 944 года. Тьмутараканс 27 кая Русь была, безусловно, не самым приятным соседом для Херсонеса и прочих византийских владений в Крыму. Подчинение Тьмутаракани Киеву значительно усиливало положение Руси в Причерноморье. После же разгрома Хазарии, побед над волжскими болгарами, буртасами, аланами и касогами Киевская Русь становилась могущественнейшей силой в Восточной Европе. Былая хазарская угроза с Востока ушла в небытие. Но в это время новый тюркский народ становится грозой для степных рубежей Руси. 28
<< | >>
Источник: КНЯЗЬКИЙ И.О.. РУСЬ И СТЕПЬ. 1996

Еще по теме Глава III. Русь и Хазария:

  1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУСИ
  2. II. Южная Русь и киевский кагант
  3. Заключение
  4. Тема 2 . Киевская Русь в контексте европейской истории средневековья
  5. влияние «пятикнижия» на философскую и правовую культуру древней руси
  6. Полоцкое княжество
  7. ГЛАВА 16 ДРЕВНИЕ СЛАВЯНЕ И ИХ СОСЕДИ
  8. ГЛАВА 19 ВОЛЖСКАЯ БОЛГАРИЯ
  9. Глава 4. Очерк развития этнологии в России
  10. Г- СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ .И ХАЗАРИЯ В VIII—X ев. В ОСВЕЩЕНИИ ХАЗАРСКИХ, ВИЗАНТИЙСКИХ И ГРУЗИНСКИХ источников
  11. II. КИЕВСКАЯ РУСЬ
  12. Хазары и аланы - гусары и уланы
  13. Глава III. Русь и Хазария
  14. Глава IV. Русь и печенеги
  15. Глава V. Половцы
  16. Владимир Красное Солнышко: крещение Руси
  17. Лекция двенадцатая ОТКУДА ЕСТЬ ПОШЛА РУССКАЯ ЗЕМЛЯ?
  18. 1.1. Киевская Русь