<<
>>

Подготовка похода

Источники позволяют в какой-то мере установить, как велась подготовка похода. Видимо, подготовка этой крупной военной операции началась достаточно заблаговременно. В связи с одним указанием источников можно предполагать, что шведское правительство имело перед началом похода какие-то сношения с папским престолом.
Новгородская первая летопись сообщает, что шведские завоеватели, прибыв на Неву, «из великого Рима от папы мастер приведоша нарочит». Сведениям этим, вероятно, полученным в результате допроса новгородцами захваченных в плен шведов, можно верить. Видимо, шведское правительство вступило заблаговременно в сношения с папской курией и попросило прислать опытнрго мастера-фортификатора из Италии — самой передовой страны того времени, славившейся, в частности, искусством строительства крепостей.93 Весьма возможно (как полагает Б. Бекман), что эти сношения осуществлялись не непосредственно с Римом, а через папского нунция, как раз накануне рассматриваемых событий, в 1299 г., посетившего соседнюю со Швецией Данию.94 Поскольку папский нунций уехал из Дании в конце лета 1299 г.,95 сношения по этому вопросу должны были быть предприняты шведской стороной не позже начала лета того же года. Если же они велись непосредственно с папским престолом, то начало контактов должно было произойти тоже не позже лета 1299 г. (надо учесть дальность поездки из Швеции в Рим и обратно). Следовательно, можно предполагать, что вопрос о проведении крупной военной операции по захвату берегов Невы был решен правительством еще в первой половине или середине 1299 г. и тогда же начали предприниматься меры по подготовке этой операции. Весьма вероятно также, что сношения шведского правительства с папским престолом не ограничивались чисто техническим вопросом о присылке архитектора-фортификатора. Поскольку речь шла о подготовке похода для завоевания «языческих» земель, шведскому правительству в те времена просто неудобно и невозможно было бы в обращении к папскому престолу говорить только об архитекторе и не испрашивать папского благословения для предстоящего похода.
И весьма вероятно, что такое благословение было дано (самим папой или через нунция). Однако этим предположением и ограничивается все, что мы можем сказать об идеологической стороне данной операции. В наших источниках, в том числе в богатейшем по содержанию тексте хроники Эрика, нет ни одного указания или намека на какое-либо участие в по- ходе католической церкви и ее служителей.96 В отличие от предшествующих больших шведских завоевательных походов на восточное побережье Балтики, официально считавшихся «крестовыми походами», проходивших в сопровождении видных деятелей шведской церкви и официально ставивших своей целью обращение «язычников» в католическую веру, поход 1300 г. на Неву изображается источниками как чисто светское предприятие, ставившее целыо грубый захват чужих земель без какого-либо оправдания этой акции религиозными побуждениями.97 Для проведения столь крупной военно-морской операции должны были тщательно готовиться и войско, и флот. Стих 1461 хроники Эрика отражает представление современников о том, что выставленный в 1300 г. флот был самым большим, какой когда- либо собирался в истории Шведского государства.98 Исследователями неоднократно делались попытки на основе текста хроники определить реальные размеры этого флота и перевозимого им войска. При этом было обращено внимание на стих 1464 хроники, где говорится, что в походе участвовало XI hund- raclha fora men. В одном из сохранившихся списков хроники (в списке А) вместо ffora men стоит styre men,99 производимое от styre — «руль» и могущее обозначать «кормчий», «штурман», «судоводитель».100 Отсюда стали заключать, что в данном стихе подразумевается наличие в составе шведского флота 11 сотен кормчих, из чего должно следовать, что числу кормчих соответствовало и число кораблей, т. е. при наличии 1100 кормчих флот должен был состоять из 1100 судов; 101 эта цифра приводится не сколькими авторами, описывавшими данные события.102 Однако подобные размеры флота (даже если предполагать крайнее напряжение всех сил Шведского государства) в то время были невозможны.103 Ведь в таком случае этот флот должен был вмещать столь огромное многотысячное войско, которое в те времена было практически невозможно перебрасывать через море и снабжать продовольствием; да и набрать такое значительное войско в стране с немногочисленным тогда населением было немыслимо.104 Поэтому более правы те ученые (их большинство), которые предпочитают чтение fore men105 в смысле «способные [к бою] люди»106 и полагают, что цифра «XI hundradha» (11 сотен) отражает реальные размеры шведского войска, отправленного из Швеции в поход на Неву.107 Поскольку автор хроники основывался на воспоминаниях нескольких рыцарей — участников похода, а возможно, и сам был участником описываемых им событий, цифра эта достоверна;108 высшему слою рыцарей должна была быть хорошо известна численность войска, в составе которого оли отправились в крупнейший для той эпохи заморский поход.
Зная примерную численность войска, можно приблизительно определить и размеры флота. По весьма вероятным расчетам Ху- рнборга, шведский флот, отправившийся в 1300 г. к Неве, насчитывал от 30 до 50 кораблей.109 Столь крупный вражеский флот никогда ранее не входил в Неву. В отличие от описания выборгского похода 1293 г., руководитель которого не был известен автору хроники, в рассказе о походе на Неву в 1300 г. автор сразу же упоминает имя предводителя шведского войска и флота; это был марскалк (марск, маршал)110 Тюргильс Кнутссон, фактический правитель Шведского государства. Видимо, он еще в предшествующем году принял решение об организации этого крупнейшего завоевательного похода, с помощью римской курии подготовил поход в дипломатическом плане, руководил практической организацией операции, собрав лучшие военные силы Шведского государства. Победоносным походом, захватом жизненно важной водной артерии Новгорода правитель Швеции, видимо, рассчитывал добиться решающего успеха в борьбе с давним противником своей державы. Но, вероятно, здесь преследовались и внутриполитические цели: победоносный завоевательный поход должен был укрепить положение марска как фактического главы государства.111 Правда, тут же следует отметить, что автор хроники упоминает имя правителя Швеции только единственный раз, в самом начале своего пространного рассказа о невском походе. Дальше, весьма подробно описывая ход военных действий, он почему-то ничего не сообщает о деятельности руководителя шведского войска. Видимо, в памяти информировавших автора участников похода не запечатлелось никаких конкретных действий Тюргильса Кнутссона. Возможно, поскольку Тюргильс все время находился в главном лагере, в строящейся крепости, отдавал распоряжения через подчиненных и только руководил, не участвуя лично в военных действиях, его действительная (руководящая и направляющая) роль не была заметна рядовым (хотя и знатным) воинам, спустя 20 лет ставшим информаторами автора хроники. Но возможно и другое — молчание хроники о действиях Тюргильса в ка кой-то мере может отражать, что он не играл решающей роли в событиях и что знатные рыцари и воины не очень его слушали и не очень-то с ним считались.
Во многих исследованиях, касавшихся похода 1300 г., высказывается мнение, что флот и войско, собранные весной 1300 г. в Стокгольме, представляли собой традиционное шведское морское ополчение — ледунг.112 Корабли для ледуига строились и оснащались в приморских областях Швеции, там же набирались и гребцы. Войско, по всей вероятности, было целиком набрано в Швеции. В тексте хроники прямо упомянуты воины из двух областей Швеции — из центральной области страны Упланда (стих 1542) и из Хельсингланда («хельсинги»,113 стих 1550).114 Предположение Я. Якколы об участии в походе отряда, набранного в Финляндии, не основывается на надежных показаниях источников.115 В составе войска была обычная для феодальной эпохи социальная градация: высший слой — рыцари, оруженосцы (тоже от- йосящйеся к высшему социальному слою, но еще не посвященные в рыцарский сан) — и низший слой — рядовые воины-ополченцы, гребцы, слуги знатных рыцарей и т. д. В тексте хроники содержатся прямые указания на наличие двух социальных слоев. В стихе 1519 упоминается adelhar — благородное, дворянское войско — главная часть армии завоевателей, противопоставляемая в тексте передовому отряду во главе с Харальдом, посланному навстречу неприятелю. Дворянское войско не было отправлено вперед для борьбы с противником, очевидно, потому, что командование берегло эту наиболее важную часть войска и оставило ее охранять строительство крепости. Два социальных слоя видны и в составе отряда, оставленного в Ландскроне после завершения ее постройки: там были оставлены и «большие» — воины высшего слоя, и «малые» — люди из низшего слоя, предназначенные для обслуживания основной части гарнизона (стихи 1641 — 1645). В различных местах рассматриваемого нами текста хроники упомянут целый ряд имен знатных воинов, участвовавших в походе. Это — уже упоминавшийся выше предводитель передового отряда Харальд, назначенный комендантом крепости после завершения ее постройки рыцарь Стен, рыцари или знатные воины Карл Хак, Торкиль Андерссон, Хенрик фон Кюрен, Иван, Петер младший Порее и любимый герой автора хроники Маттс Кеттильмундссон.116 Для обеспечения войска на время похода в мае 1300 г.
была произведена на средства казны большая закупка продовольствия; это было поручено дворянину Фольке Юнссону.117 По некоторым указаниям источников МОЖНО рекойструиробать заранее разработанный (Тюргильсом Кнутссоном или его окружением) стратегический план похода. Поскольку на берегах Невы не было ни русских укреплений, ни крупных русских или ижор- ских селений, завоеватели не могли поставить своей целью захват конкретных населенных пунктов; насильственное принуждение небольших ижорских селений к повиновению шведской власти не могло дать прочных результатов. Поэтому для закрепления Ижорской земли под шведской властью решено было соорудить на берегах Невы мощную шведскую крепость, которая сможет взять полностью под свой контроль все сообщения по р. Неве. Для этого (как уже говорилось) заранее был выписан инженер-фортификатор из Италии и были собраны собственные шведские мастера — строители крепостей. Перед началом похода в Швеции готовились для будущей крепости орудия метательной артиллерии — пороки (установку этих орудий в Ландскроне отмечают русские летописи). Весьма возможно, что и наиболее удобное место для строительства крепости на берегу Невы было выбрано заблаговременно — путем сбора сведений у шведских и ганзейских мореходов и воинов, бывавших на Неве ранее. Исследователи справедливо проводят аналогию между стратегическим планом данного похода и происшедшего семь лет тому назад похода в Западную Карелию.118 Действительно, в обоих случаях задачами похода были захват основного стратегического пункта, господствовавшего над выходом важного водного пути к морю, и постройка в этом пункте мощной крепости для закрепления и водного пути, и всего края под шведской властью. Разница была, вероятно, лишь в масштабах подготовки обеих операций. Попытка овладепия Невой задевала столь важные жизненные интересы всего Новгородского государства, что можно было заранее ожидать значительно более мощных и энергичных ответных действий с русской стороны, чем это было в 1293 г., когда удалось захватить периферийную часть русского балтийского побережья. Потому на этот раз вторжение в русские пределы требовало значительно большей концентрации сил и средств Швеции. Таким образом, есть все основания полагать, что шведский поход 1300 г. на Неву являлся тщательно подготовленной военно- морской экспедицией и, видимо, по масштабам подготовки и количеству участников должен был стать самой крупной завоевательной операцией Шведского государства на восточных берегах Балтики.
<< | >>
Источник: Игорь Павлович Шаскольский. РУСИ ЗА СОХРАНЕНИЕ ВЫХОДА К БАЛТИЙСКОхМУ МОРЮ В XIV в. 1987

Еще по теме Подготовка похода:

  1.    Подготовка к поездке за границу самого Петра
  2. ПОДГОТОВКА К ПЕРВОМУ КОНГРЕССУ ГОМИНЬДАНА
  3. ПЕРВЫЙ ВОСТОЧНЫЙ ПОХОД ПЕРЕД ПОХОДОМ
  4. НАЧАЛО ПОХОДА
  5. ВТОРОЙ ВОСТОЧНЫЙ ПОХОД ПЕРЕД ПОХОДОМ
  6. 2. Подготовка Национально-революционной армии к Северному походу
  7. 3. Образование народной армии генерала Фын Юй-сяна и её действия перед началом Северного похода
  8. 1. Первый этап Северного похода НРА (9 июля —8 ноября 1926 г.)2
  9. Поход Ксеркса.
  10. Поход Александра Македонского.
  11. РУССКИЙ ПОХОД И АГОНИЯ ИМПЕРИИ
  12. Подготовка похода
  13. ПОХОД ШВЕДСКИХ РЫЦАРЕЙ НА НЕВУ И ВОЗВЕДЕНИЕ КРЕПОСТИ ЛАНДСКРОНА
  14. „КРЕСТОВЫЙ ПОХОД* КОРОЛЯ МАГНУСА НА РУСЬ В 1348 г.