<<
>>

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛЕ К 1323 г.

На Руси внутриполитическая обстановка продолжала обостряться, борьба между московскими и тверскими князьями за великое княжение, за первенствующую роль в федерации русских княжеств все усиливалась, она поддерживалась и разжигалась Золотой Ордой, стремившейся использовать внутрирусскую междоусобицу для укрепления своего политического влияния на Руси.
В борьбу была втянута и Новгоузодская земля, обладавшая большой территорией и военными силами; и Москва, и Тверь стремились привлечь Новгородскую землю на свою сторону, чтобы использовать ее для достижения перевеса в ходе затянувшейся борьбы. Наибольшей остроты борьба Москвы и Твери достигла к концу 1310-х гг. и в первой половине 1320-х гг.283 Михаил Ярославич тверской, являвшийся с 1304 г. великим князем всея Руси, вызвал своей политикой недовольство новгородцев, перешедших с 1311 г. на сторону Москвы. С 1311 по 1317 г. Михаил Ярославич тверской боролся с поддерживаемыми Москвой новгородцами, упорно стараясь подчинить их своей власти. В 1317 г. Юрий Данилович московский добился в Золотой Орде у хана Узбека ярлыка на великое княжение и вернулся на Русь вместе с татарским вспомогательным войском, но потерпел тяжелое поражение в битве с Михаилом тверским у Бортенева; с остатками войска Юрий Данилович нашел убежище у оставшихся на его стороне новгородцев. А затем в 1318 г. он вновь отправился в Орду с жалобой, что Михаил тверской не подчинился ему — назначенному ханом великому князю. Разгневанный хан вызвал Михаила в Орду, где в 1319 г. тверской князь был казнен за неповиновение ханской воле. Ярлык на великое княжение вновь был дан Юрию Даниловичу. С 1319 г. перевес в борьбе временно склонился на сторону Москвы, но сын Михаила Дмитрий тверской продолжал различными средствами борьбу с соперником. В 1322 г. Дмитрий Михайлович ездил в Орду и добился там того, что хан отобрал великое княжение у Юрия и отдал Дмитрию.
В том же 1322 г. Юрий потерпел тяжелое поражение от тверского войска в битве на Урдоме (притоке Волги) и должен был искать пристанища в Пскове; оттуда он был вновь призван новгородцами и приехал в Новгород. В 1324 г. князья-соперники встретились в Орде, и Дмитрий Михайлович вопреки воле хана убил своего врага Юрия. За это самоуправство Дмитрий Михайлович в 1325 г. был казнен ханом. Великое княжение получил брат Дмитрия Александр Михайлович тверской. В 1327 г. в Твери вспыхнуло восстание против татарского баскака Чолхана, пришедшего с татарским отрядом для поддержки власти Александра Михайловича и устроившего грабежи и бесчинства в городе; восставшее население перебило татар вместе с их предводителем. Этим восстанием воспользовался брат и преемник Юрия Иван Данилович Калита, отправившийся в Орду, где у допустившего антитатарское восстание Александра тверского было отнято великое княжение и передано Ивану Даниловичу московскому (1327 г.). С татарским войском Иван пришел в 1328 г. на Русь, двинулся на Тверь и жестоко покарал город, осмелившийся выступить против хана; Александр тверской бежал во Псков. Тогда Иван Калита пошел в 1329 г. в Новгород и с большим московско-новгородским войском двинулся на Псков, принудив Александра, не дожидаясь боя, бежать в Литву.284 В ходе этих событий Новгородская земля принимала самое активное участие на стороне московских князей, новгородские войска много раз ходили в походы против тверичей. Конечный успех московских князей в борьбе с тверскими князьями за главенство на Руси в значительной мере был вызван постоянной поддержкой со стороны Новгорода. Но для собственных интересов Новгородского государства столь значительная втянутость во внутреннюю междоусобную войну на Руси сыграла отрицательную роль: занятый внутрирусскими делами, Новгород был не в состоянии одновременно вести активную политику на западных рубежах и отстаивать свои государственные интересы на берегах Балтики. В частности, в решающие годы для борьбы Новгорода со Швецией — в 1322—1323 гг.
— одновременно происходили особенно йайряженные события борьбы московских и тве^ к ах князей, и борьба эта с продоля^аюгцейся напряженностью длилась затехИ еще шесть лет, до 1329 г. Следовательно, в 1323 г. и новгородские бояре, и искренне желавший помочь Новгороду в решении коренных задач внешней политики Юрий Данилович действительно имели только одну возможность: прекратить войну со Швецией и заключить мир на компромиссных условиях. Невозможно было предугадать, когда кончится жесточайшая внутренняя борьба, раздирающая русские земли, победит ли сочувствующая Новгороду Москва, смоя^ет ли Новгород в обозримом будущем получить существенную военную помощь от внутренних русских земель, помощь, без которой он в одиночку не сможет добиться решающего перевеса сил, необходимого для победы над Швецией. Такова была политическая обстановка на Руси ко времени начала мирных переговоров Новгорода со шведами. Достаточно сложной была в 1322—1323 гг. и внешнеполитическая обстановка на юго-западных и северо-западных окраинах Новгородской республики. На юго-западе Новгородское государство, еще включавшее тогда в свой состав Псковскую землю, граничило с владениями немецкой Лив опии. Установившаяся после Ледового побоища 1242 г. граница с Ливонией сохранялась с тех пор без изменений, но она была опасной: на ней часто возникали пограничные конфликты, в течение прошедших с 1242 г. 80 лет немецкие рыцари из Ливонии неоднократно совершали нападения на русские пограничные местности. Ситуация на ливонской границе особенно осложнилась в связи с тем, что в начале 1320-х гг. обострились отношения Новгорода со Псковом. Правящий класс Пскова, псковское боярство, давно боролся за свою автономию и стремился к полной независимости от Новгорода; в своей борьбе против более сильного противника псковское боярство стало еще во второй половине XIII в. искать поддержку в Литве. В начале 1320-х гг., когда основные силы Новгорода участвовали во внутренней борьбе на Руси и в борьбе со Швецией, в Пскове, по-видимому, значительно усилились стремления к отделению от Новгорода и заметно укрепились связи с Литвой, возникла прямая угроза возникновения псковсколитовского союза, направленного против Новгорода.285 Опасаясь подобного союза, новгородское правительство на рубеже 1323 г.
вступило в сношения си своим давним противником — Ливонским орденом и заключило в конце января 1323 г. союзный договор с ним, направленный против Пскова и Литвы.4 В договоре предусматривалось, что в случае нападения псковичей и литовцев на новгородские или ливонские владения Новгород и Ливония будут оказывать взаимную поддержку своими военными силами; орден даже обязался при нападении псковичей на Новгород помочь новгородцам добиться полного подчинения Пскова новгородской власти.5 Необходимость новгородцев вступить в союз со своим давним врагом — Ливонским орденом — показывает, какой остроты достигли к 1323 г. отношения Новгорода со Псковом. Правда, напряженность отношений не переросла в прямой конфликт и официально Псковская земля считалась еще составной частью Новгородской республики. Ливонские власти, внимательно следившие за политической обстановкой в соседних русских землях, вероятно, знали и о неудачах новгородской внешней политики (провал похода на Выборг в 1322 г.), и об обострении борьбы Москвы с Тверью (поражение Юрия Даниловича на Урдоме, ослабившее и Юрия, и союзный с ним Новгород), и осенью 1322 и весной 1323 г., когда политическая ситуация на северо-западе Руси стала особенно напряженной, начали развертывать открытые агрессивные действия против соседних русских земель — псковских владений, явно рассчитывая, что при сложившихся отношениях Новгород не станет помогать Пскову. Осенью 1322 г. (судя по Псковской летописи, вскоре после поражения Юрия на Урдоме) немецкие рыцари совершили нападение на русские пограничные местности на р. Нарове и на восточном побережье Чудского озера, в том числе на Гдов. Тогда псковичи вызвали из Литвы служилого князя Давыда Городенского (Гродненского), собрали войска для ответного удара и двинулись за Нарову в немецкие владения, дойдя до окрестностей Ревеля (Таллина). Спустя несколько месяцев, в марте 1323 г., ливонские немцы «со всею силою» подошли к Пскову и три дня осаждали его, но псковичи отбили нападение. Спустя еще восемь недель, в мае, более крупные немецкие военные силы «в кораблях, и в лодьях, и на конех», т. е.
и с Псковского озера, и по суше, вновь подступили к Пскову, намереваясь осадить его и взять штурмом. Были привезены камнеметные орудия (пороки) и «города» (подвижные деревянные укрепления, защищающие осаждающих от обстрела со стен осажденной крепости), изготовлены осадные лестницы. Немецкие рыцари стали штурмовать Псков. Пороки каменными ядрами обстреливали псковские укрепления, к стенам были 4 Грамоты Великого Новгорода п Пскова / Под ред. С. II. Валка. М.; Л., 1949, № 37. 5 Там же; см. также: Пашуто В. Т, Образование Литовского государства. м., 1959, с. 393. подвинуты «города», под защитой которых немцы подобрались к подножью стен и по осадным лестницам пытались взобраться на них. Ожесточенное сражение длилось 18 дней, Псков переживал один из самых опасных моментов в своей истории. Только после прихода ополчения из Изборска, а затем князя Давыда из Литвы с отрядом литовских воинов создавалась возможность разгромить осаждавшее войско и изгнать его за рубеж. Ливонии пришлось отказаться от захватнических планов и вновь официально заключить мирный договор с Псковом.286 Во время последней осады оказавшиеся в исключительно опасном положении псковичи много раз отправляли гонцов с просьбой о помощи к новгородским властям и к находившемуся в Новгороде великому князю Юрию Даниловичу; но помощь оказана не была.287 Заключив в январе 1323 г. союзный договор с Ливонией против Пскова, новгородские власти не стали помогать псковичам, а князь Юрий, после поражения на Урдоме пришедший в Новгород без войска, не мог сам оказать помощь и не счел удобным принуждать новгородские власти к отправке военной помощи Пскову.288 Тем не менее, хотя Новгород не принял участия в военных действиях Пскова с Ливонией, и нападения Ливонского ордена на Псков и Псковскую землю, и обострение отношений Пскова с Новгородом создавали весьма напряженную обстановку на западных окраинах Новгородского государства. Видимо, зная об этом и об обострении борьбы со Швецией, в том же 1323 г. на южные пределы Новгородской земли совершили нападение литовцы.289 Правда, судя по данным летописи, нападение это не имело значительных размеров, было совершено не основными силами Литовского великого княжества, это был скорее пограничный набег на прилегавшую к литовской границе местность вдоль р.
Ловать и на г. Луки (Великие Луки). Новгородцы без большого труда отбили нападение и изгнали врагов за рубеж. Но важен сам факт происшедшего в самом напряженном для Новгорода 1323 г. нападения и с юга, со стороны литовских владений. Сложилась к тому времени трудная ситуация и на крайнем северо-западе, где соприкасались государственные интересы Новгорода и Норвегии. Важной задачей внешней политики Новгородского государства было достижение господствующего положения в западной половине саамской тундры, в находившейся под норвежским влиянием области Финмаркен.290 С 70-х гг. XIII в. подвластные Новгороду карелы развернули активную деятельность в Финмаркене, стремясь установить в этой области господство Новгородского государства. В первые два десятилетия XIV в. карелы и поддерживавшие их новгородцы стали вооруженным путем препятствовать деятельности норвежских чиновников в Финмаркене, лишив их возможности собирать дань с саамов. В 1320 и 1323 гг. новгородские ушкуйники ходили в морские походы на норвежцев, причем в 1323 г. нападению подверглась соседняя с Финмаркеном северонорвежская область Халогаланд. Норвежское правительство, чувствуя, что оно не обладает достаточными силами, чтобы противостоять новгородско-карельскому натиску, обратилось в 1325 г. за помощью к папскому престолу, стало готовить «крестовый поход» против русских и карел.291 В источниках не указывается, откуда, с какой территории производились морские походы новгородцев на Норвегию. Скорее всего базой для походов было уже заселенное к тому времени новгородцами Подвинье; невозможно предположить, чтобы походы эти производились из Новгорода — через Волок до Двины и от устья Двины по Белому морю и Ледовитому океану, на расстояние в несколько тысяч километров. Но во всяком случае это были активные действия внешней политики Новгородского государства, известные в Новгороде 292 и в общем плане направляемые и поддерживаемые им. Борьба с Норвегией за Финмаркен достигла наибольшей остроты как раз в те же самые годы — в 1320—1323 гг., — что и борьба со Швецией. Разумеется, конфликт на далеком Севере имел для Новгорода значительно меньшее значение, чем борьба со Швецией на ближних подступах к Неве, но все же столкновения с Норвегией в какой-то мере отвлекали внимание и силы от главного направления. Трудная ситуация сложилась для Новгорода в начале 1320-х гг. и на далеком северо-востоке, в Заволочье, в верховьях Северной Двины, в районе Устюга. Об этих событиях мы имеем совсем мало сведений, есть лишь глухие указания летописи о каком-то конфликте, происшедшем в 1323 г., когда устюжане напали на новгородцев, ходивших в Югру, и ограбили их.293 Видимо, речь идет о новгородских данщи- ках, которые возвращались из Югорской земли — из Северного Урала и Зауралья, из земель остяков и вогулов (хантов и манси), с XII в. находившихся в зависимости от Новгорода. Устюг и его район — верховья Северной Двины, область крестьянской колонизации из Ростово-Суздальской земли, — с начала XIII в. находились под властью суздальских князей.294 К XIV в. здесь возникло какое-то вассальное по отношению к Владимиро-Суздальскому княжеству автономное политическое образование, ибо в дальнейшем тексте Новгородской первой летописи упоминаются «князья устюжские» («князи устыожскыи», единственный раз встречающиеся в источниках), руководившие (судя по тексту летописи) Устюжской землей в ее конфликте с новгородцами. Отмеченное летописью ограбление новгородцев, по-видимому, состояло в том, что у новгородских данщиков в Устюге была отобрана дань (пушнина), собранная с населения Югорской земли. Весьма вероятно, что этот конфликт был прямо связан с происшедшим в предшествующем 1322 г. обострением обстановки на западных рубежах Новгородского государства и внутри Руси — возможно, на Устюге узнали о неудаче новгородского похода на Выборг и о поражении Юрия Даниловича на Урдоме (Юрий был не только московским, но и новгородским князем, и понесенное им поражение ослабляло политическую силу новгородского правительства). Скорее всего, узнав об обоих поражениях* устюжане сочли 1323 г. удобным, чтобы выступить против новгородцев. Поскольку Югорская земля была особенно богата пушным зверем и являлась важным источником поступления пушнины в Новгород, а путь в Югру шел по Двине мимо Устюга, конфликт с устюжанами серьезно нарушал новгородские интересы. Этот конфликт, возникший в 1323 г., был еще одним фактором, обострившим политическую ситуацию для Новгорода.295 Таким образом, в 1322—1323 гг. для Новгорода сложилась исключительно сложная и опасная международная обстановка. Продолжалась борьба со Швецией; неудачно закончился в 1322 г. большой поход на Выборг; возникла трудная ситуация на ливонском рубеже, ливонцы трижды в 1322—1323 гг. нападали на Псков н его землю, и Псков фактически вышел из повиновения новгородских властей; происходила борьба на крайнем северо-западе с Норвегией, в том же 1323 г. был проведен самый крупный морской поход в норвежские владения; на крайнем северо-востоке Устюжская земля выступила против новгородцев; наконец, продолжалась острая борьба московского и тверского князей, в ходе которой Новгород был одним из главных участников, целиком поддерживающим Москву. В такой небывало обострившейся обстановке для Новгорода уже не оставалось возможностей, чтобы предпринять новую крупномасштабную наступательную операцию против самого сильного врага — Швеции. Неудача выборгского похода 1322 г. показала, что шведы очень прочно укрепились на Карельском перешейке и в Выборге и что добиться победы и возвращения западной части Корельской земли можно только, собрав все силы Новгородской республики и получив значительную военную помощь из внутренних русских земель. Но внутри Руси бушевала междоусобная война, помощи оттуда ждать в это время не приходилось, да и сам Новгород в обострившейся со всех сторон военно-политической ситуации не мог бросить все свои силы только против шведов.
<< | >>
Источник: Игорь Павлович Шаскольский. РУСИ ЗА СОХРАНЕНИЕ ВЫХОДА К БАЛТИЙСКОхМУ МОРЮ В XIV в. 1987

Еще по теме ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛЕ К 1323 г.:

  1. Флорентийская уния
  2. БОРЬБА РУСИ С ШВЕДСКОЙ ЭКСПАНСИЕЙ В ПЕРВЫЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ XIV в.
  3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛЕ К 1323 г.
  4. „КРЕСТОВЫЙ ПОХОД* КОРОЛЯ МАГНУСА НА РУСЬ В 1348 г.