<<
>>

Проблема толкования событий

Всё, что мы знаем об исторических событиях древности, это мнение более поздних толкователей.

Современные историки основываются на трудах своих недавних предшественников; те - на трудах более ранних историков.

Все они излагают новыми словами старые воззрения, добавляя немного от себя, по-своему проясняя непонятные слова и географические названия. Это продолжается веками, и постепенно ветхая страничка правды рассыпается под тяжестью многопудовых томов, сочиненных толкователями этой правды.

Но и та самая «ветхая страничка правды», первоисточник сведений о событии, тоже не является точным его «слепком», поскольку появляется в результате действия как минимум трех сил: Инициатора события, Исполнителя и Писателя-летописца.

Схема такая: требования политики (или стихийное бедствие) приводят в действие исполнителей или просто участников. Со слов исполнителей, или участников, или даже свидетелей либо лиц, знакомых со свидетелями (а у каждого из них собственное понимание произошедшего), летописец делает письменную запись о событии и одновременно дает первичное письменное толкование его. А последующие историки, сводя вместе много письменных свидетельств и объясняя (толкуя) их по-своему, пишут историю.

Получается, один видел, другой рассказал, третий записал, а историк объяснил. И каждый толковал по-своему, а если чего не знал или не находил внятных причин для конкретного развития событий, сваливал на Божий промысел или так и писал: «Не знаем».

«Не знаем, откуда приходили на нас злые татары Таурмены и куда опять девались? Некоторые толковали, что это, должно быть, те нечистые народы, которых некогда Гедеон загнал в пустыню и которые пред концом мира должны явиться и попленить все страны», - пишет летописец после битвы на Калке (июнь 1224 года).

Этот современник событий в силу того, что занимался летописанием, наверняка специально пытался выяснить: откуда приходили злые люди? Выяснить он не смог ничего, кроме двух прозвищ «пришельцев»: татары и Таурмены.

И вынужден был отметить лишь чужое толкование о «нечистых народах», которое, в свою очередь, определялось степенью образованности и мировоззрением толкователей.

Как мы показали в предыдущей главе, летописцы «пропустили» крестовые войны между Западом и Востоком. И вот перед нами начало пресловутого монголо-татарского нашествия на Русь. Об этом нашествии они написали немало. Так кто же захватил Русь?

Сергей Соловьев начинает главу «Батыево нашествие» с канонического монгольского запева, со смерти Чингисхана и перечисления его династии. В том же абзаце, через строчку, он пишет, что «саксины и половцы прибежали с низовьев Волги к болгарам, гонимые татарами». Чингисхан вроде бы монгол, но во всей главе слова такого не встречается. Речь идет только о татарах.

Как выглядели пришельцы?

«Наружностию своею новые завоеватели нисколько не походили на других людей: большее, чем у других племен, расстояние между глазами и щеками, выдавшиеся скулы, приплюснутый нос, маленькие глаза, небольшой рост, редкие волосы на бороде - вот отличительные черты их наружности», - пишет С. Соловьев, ссылаясь на свидетельства западных путешественников той поры.

Но эти люди совсем не похожи на татар. Мы что, татаров не знаем? Да мы с татарами друзья со времен царя Косаря. По мнению Льва Гумилева, которое он высказывал одному из авторов, казанские, например, татары - один этнос с русскими (и это подтверждается исследованиями генетиков). Разделение произошло, когда казанцы приняли исламскую веру (начало Х1У века) и со временем «отуречились», приводя себе жен из Турции.

И на рисунках той поры у супостатов на удивление европейские лица. Встречаются и короны на головах начальников (которые в Монголии никто сроду не носил.)

Но поверим пока приведенному в книге С. Соловьева свидетельству латинянина- путешественника Плано Карпини и согласимся, что перед нами монгол. Монголы - опытные воины, ничуть не хуже европейских. Цитируем, ради простоты изложения, «Всемирную историю» Энциклопедии для детей (это толкование конца ХХ века):

«На рубеже древности и средневековья мы наблюдаем поразительное сходство как в принципах ведения боя, так и в составе войска и характере вооружения от Британии и Египта до Ирана и Японии».

Монгольские воины XIII века «были облачены в панцири - куртки, состоявшие из пластинок или полос металла с отверстиями для шнуров или лент, соединявших их в сплошную гибкую поверхность, стоячего высокого воротника и длинных широких набедренников, сделанных из пластин или пластинок, нашитых на мягкую основу. Иногда панцирь изготавливался из больших кусков металла, образующих нагрудник и наспинник - своего рода кирасу. Головы воинов покрывали сфероконические шлемы, также собранные из пластин железа, с навершиями, украшенными плюмажами, с приспособлениями из пластинок, чешуек или полос металла для защиты шеи и щек. Из пластинок, соединенных между собой, состоял и конский панцирь, покрывавший животное целиком. Голову коня защищала кованая стальная маска, иногда - налобник... Длинный прямой клинок с одной рукоятью, заточенный с одной стороны (вторая сторона была иногда заточена на г/5 - г/4 длины); длинное копье с флажком или кистью под наконечником; большой, мощный сложносоставный лук со стрелами... Редким дополнением были ножи, кинжалы, топоры и булавы».

Так, по мнению составителей современных энциклопедий, были вооружены монголы. Правда ли это?

В Европе - да, рыцари средневековья так и ездили на коне, от копыт до макушки в железе. И по земле они так ходили: встанет и отмахивается мечом, а стрелы от него отскакивают. Каждый рыцарь имел десять человек челяди, они его в железо одевали, на лошадь сажали, если падал - поднимали. Сам подняться не мог, тяжело.

Как-то не верится, что малорослые монгольские лошадки согласились бы таскать такую тяжесть. Да и свидетельства очевидцев, приведенные тем же Соловьевым в книге «Об истории Древней Руси», показывают, что вооружение пришельцев было все-таки пожиже: «Каждый татарин (опять татарин, а не монгол) должен иметь лук, колчан, наполненный стрелами, топор и веревки, для того чтобы тащить осадные машины. Богатые сверх того имеют кривые сабли, шлемы, брони и лошадей также защищенных; некоторые делают брони для себя и лошадей из кожи, некоторые вооружаются также копьями; щиты у них хворостяные»...

И никаких мечей.

ЩИТЫ у них хворостяные! Представьте картину: закованный в сталь монгол сидит на закованном в сталь коне и держит в руках соломенную плетенку в качестве щита. Представили? Перед вами точный образ школьного предмета, именуемого ныне «историей». Все равно, что изучать жизнь зверей по мультфильму «Бэмби».

Слово брони вовсе не означает современную стальную броню, это одежда для обороны, и делали ее из чего угодно, из кожи, дерева, связок соломы или бамбука.

Производство металлов и металлообработка - довольно сложные отрасли промышленности, требующие от людей прежде всего оседлости и наличия еще некоторых мелочей, вроде месторождений железных руд и угля. Кроме того, работа с металлом - самое выгодное ремесло древности и средневековья. Металл дает великолепный товар для торговли, оружие для защиты от врагов и в итоге обеспечивает высокий уровень жизни и безопасность населения металлообрабатывающих регионов.

Народы, работающие с металлом, никогда не бросают этого занятия. Монголы, если верить традиционной истории и судить по результатам их всемирной экспансии, все-таки бросили. И опять вопрос: как можно бросить то, чего не имел? Ведь нет свидетельств, что монголы лили сталь.

Так кто же и где делал вооружение монгольским воинам, начиная от времен Чингисхана? Традиционная история дает очень любопытный ответ: монголы, говорят, победили китайцев и взяли оружие у них. Своего рода шулерство: а на китайцев с чем ходили? Со щитами соломенными? А кстати, сами-то китайцы откуда брали металл? Ведь им итальянцы привозили, в обмен на чай и шелк.

Как бы то ни было, но походных доменных печей и кузниц даже хитроумные китайцы придумать не смогли. Не было их и у монголов (или татар?). А ведь подобными странностями переполнена история!

Свидетельства современников событий, к сожалению, нельзя принимать на веру без оговорок. Например, изрядное недоумение вызывает пассаж об осадных машинах, для таскания которых каждый татарин должен был иметь при себе топор и веревки.

Топоры и веревки, конечно, нужны, но только для прямого штурма, без всякой «осадной машины» или башни.

Невероятно, чтобы такую башню тащили из Монголии. Любой автомобилист, проехавшийся от Монголии до Рязани на железном автомобиле по асфальтовой дороге, вам это подтвердит. Тащили бы ее не самолично татары (тьфу, монголы), зацепив веревками, а их быки, которых, как вы прочтете в следующей цитате из того же «очевидца», у пришельцев было не считано. Правда, этот факт сам по себе подозрителен: ученые сообщают (а сами монголы подтверждают), что быки в Монголии никогда не водились.

Осадную башню строят, исходя из высоты конкретной стены, которую собираются осаждать, а в Монголии городов не было вплоть до XIX века; как же можно было придумать башню для осады города, никогда его не видев? А предположить, что слово «тащили» свидетели применяют не для описания пути из Монголии на Русь, а для описания штурма крепостей, нельзя: при осаде башню не таскают, а, прячась за нею, толкают перед собой.

Вот что еще говорит свидетель об их войске:

«Жен татарин имеет столько, сколько может содержать, женятся не разбирая родства, не берут за себя только мать, дочь и сестру от одной матери; жен покупают дорогою ценою у родителей последних. Живут они в круглых юртах, сделанных из хворосту и тонких жердей, покрытых войлоком; наверху находится отверстие для освещения и выхода дыма, потому что посреди юрты всегда у них разведен огонь. Некоторые из этих юрт легко разбираются и опять складываются, некоторые же не могут разбираться и возятся на телегах как есть, и куда бы ни пошли татары, на войну или так куда-нибудь, всюду возят их за собою. Главное богатство их состоит в скоте: верблюдах, быках, овцах, козах и лошадях; у них столько скота, сколько нет во всем остальном мире».

Вот и верь после этого современным толкователям истории. Вот вам и «поразительное сходство» в составе войска от Японии до Британских морей! При каждом войске бывали, конечно, девки, но чтобы воин вез в боевой поход нескольких жен в кибитке, с детьми? Со своим «главным богатством», скотом, которого столько, что даже сосчитать нельзя? Нет, это не совсем войско.

Даже, скажем прямо, это СОВСЕМ НЕ ВОЙСКО.

Это, возможно, последний описанный случай переселения народа - монголоидного племени, или, судя по тому, что браки у них эндогамные, рода. Такие переселения, действительно, время от времени происходили. Бывало, согнанные с места стихийным бедствием, выбитые более сильным соседом, ушедшие по религиозным или иным общественным причинам племена, а чаще семьи или отдельные роды, меняли место своего постоянного жительства или кочевания, передвигаясь с чадами и домочадцами, хозяйством и укладом. Конечно, они имели и вождя, и охрану.

Людей на Земле тогда было мало. Государственность установилась еще не везде. Юридически оформленных границ между странами не было почти нигде.

Исторически известным переселенцем стал библейский народ (Hiber - переселенец, отсюда слово еврей). В силу определенных религиозных причин был он не столько народом, сколько общественной (жреческой) кастой, а потому, выйдя в III или V веке н.э. из Италии, расселился по Средиземноморью весьма размыто, от Иберии (НЛейа, Испания) до Иверии (Грузия).

На Аравийские земли и север Африки перебрались из Испании арабы. Неспешно заселили Европу и пошли на восток индоевропейцы. С Малоазийского полуострова и островов Эгейского моря на Пелопоннес и материковую Грецию переселились эллины, ассимилировав коренное население полуострова, славянских греков.

По всему северу Европы, от Финляндии до Якутии, обосновались племена - носители финно-угорских языков. Как утверждает традиция, хунны (уйгуры), пройдя от Китая до Европы, поселились на территории нынешней Венгрии (Хунгарии). (В одной из следующих глав вы увидите основания для вывода, что не уйгуры захватили Венгрию, а наоборот, венгры - «угоры», заселили Азию. О калмыках и их переселении тоже поговорим немного позже.)

Оплошали цыгане. Покинув Индию, они пришли в Центральную Европу, но мест, где можно было бы осесть, не нашли и остались единственным кочевым народом: кибитки, шатры, жены, дети и все хозяйство. Точь-в-точь как исторические «монголы».

Совершенно невероятно, чтобы пришедшие на Русь монголы имели бы здесь военные цели. Даже сейчас, отправляясь на войну через полпланеты, агрессор рискует нарваться на неприятности: вспомните Вьетнам и Афганистан.

Официальная история уверяет, что, придя в Европу, монголы (татары?) сначала попытались завоевать Кавказские горы. Ну, не знаем! Монголам-скотоводам, конечно, виднее, где лучше пасти бесчисленные стада коз, овец, быков, верблюдов и лошадей, в совершенно безлюдных в то время Волжских степях или в горах Кавказа. Так вот, в одном ущелье их окружили ясы и половцы. Они крепко бились, а потом побежденные половцы сбежали к русским.

Татары (монголы?) прислали десять послов к русским и сказали: «Мы на вас не приходили». Они всего-навсего хотели, чтобы им выдали обидевших их половцев, но князья велели убить этих послов.

«Пришли к ним другие татарские послы и сказали: «Пусть нас Бог рассудит». Сперва, впрочем, дела хорошо пошли. Удалой (Мстислав, князь Галицкий) побил передовое татарское войско и взял много скота и добычу», - пишет А. О. Ишимова.

Таково официальное изложение событий. Но разве оно говорит об изначальной агрессивности пришедшего народа? Эти люди действовали в сложившихся обстоятельствах так, как было нужно для максимального выживания их популяции. Мнение, что они пришли ради единственной цели - закабалить русских, убить всех, - это точка зрения пострадавшей стороны.

А главное, описанный в летописях приход этого народа никак не увязывается с так называемым нашествием, игом, ордой, бравшей с Руси дань. 

<< | >>
Источник: Сергей Валянский Дмитрий Калюжный. Проект Хронотрон Другая история Руси От Европы до Монголии. 2001

Еще по теме Проблема толкования событий:

  1. 1.1. Проблема оснований всеобщности субъекта в современной философии
  2. §3. Проблема понимания и перевод О разрывах мыслительных связок и проблеме понимания
  3. § 33 а Предпосылочностъ, беспредпосылосностъ и проблема практического
  4. 3. Философская проблематика «Кысса-и Йусуф» Кул Гали.
  5. § 1. Пограничная безопасность: проблема формирования концептуальных основ
  6. ПРИРОДА СИМВОЛА. ПРОБЛЕМА ГРАДАЦИИ
  7. ГЛАВА 1 Г.Шаймухамбетова О проблемах историографии средневековой арабской философии
  8. Проблемы этической психологии: предмет и методы
  9. Конфигурация американского общественного мнения в отношении иранской проблемы в 2000-е годы
  10. Истоки схоластического мировоззрения: трактовка Августином проблемы веры и разума
  11. Экономика: проблемы, проблемы...
  12. ПРОБЛЕМА НАРРАТИВНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ
  13. Герменевтика и проблема «герменевтического круга»
  14. Некоторые специальные проблемы интерпретации в социально-гуманитарных науках
  15. Систематическая теология П. Тиллиха: эпистемологические и методологические проблемы
  16. Проблема толкования событий