<<
>>

Р.Р. Ишмуратов К вопросу о принципах системности в работах Маркса, Мизеса и Хайека

  Данный вопрос затронул Корнай в своей работе «Системная парадигма»1. Несмотря на противоположность во взглядах таких авторов, как Маркс, Мизес и Хайек, Корнай нашел в них нечто общее, а именно системность в их подходе к процессу исследования объективной реальности.
Корнай выдвинул ряд положений этой системности: взаимосвязь единого целого и его частей, многосторонность подхода, внимание к институциональной структуре, историчность организации общества, влияние социальной ситуации на индивидуальные предпочтения, трансформация общественных систем, способность систем к самовоспроизводству. Несмотря на эклектичность данной совокупности признаков системности, подобная постановка вопроса позволяет увидеть новые аспекты работ Маркса, Мизеса и Хайека. В своей известной работе «Человеческая деятельность» Мизес рассматривает человеческую деятельность, как исходную категорию для дальнейшего анализа[420] [421]. Мизес представляет человеческую деятельность как систему, и на основе этого формулирует основные свои аргументы, характеризующие функционирование экономики и общества в целом. В чем общность и различие взглядов вышеприведенных авторов на человеческую деятельность? Рассмотрим взгляды авторов в свете положений Корнай. С точки зрения институциональной структуры, в работах Мизеса и Хайека основным институтом является методологический индивидуализм. Все остальные институты являются производными от этого института. Маркс (имеется в виду и Энгельс) не отрицает индивидуализм: история делается отдельно взятыми личностями. И наемный работник, и предприниматель у Маркса действуют так же как у Мизеса. Нет противоречия и в том, что прибыль - это искусство предпринимателя. Маркс, в отличие от Смита и Рикардо, не видит противоречия между предпринимателем и наемным работником по поводу заработной платой и прибыли: предприниматель «покупает» рабочего на рынке труда по сложившейся цене.
В этом подходы Маркса и Мизеса совпадают. Отличие начинается тогда, когда Маркс исследует, как последователь Рикардо, распределение доходов. Анализ этого института требует иерархически более высокого уровня системности. Распределение доходов - это уже общественное отношение. Если Мизес и Хайек ограничиваются рассмотрением отношения предпринимателя и наемного работника на уровне отдельных индивидуумов, то Маркс, не отрицая этот подход, идет дальше и рассматривает это отношение на уровне общества, вернее, общественного производства. И только на этом уровне системности рассматривает категории двойственного характера труда, товара «рабочая сила», прибавочной стоимость. И утверждение о том, что присвоение прибавочной стоимости предпринимателем становится возможным лишь в условиях товарного производства. Таким образом, системность Маркса иерархически выше. Аналогичная ситуация возникает при рассмотрении принципа системности, выдвинутого Корнай, о взаимосвязи системы как единого целого и отдельных частей этого целого. Для Мизеса и Хайека общество, экономическая система и любая другая общность - это совокупность индивидуумов. Для Маркса тоже - на исходном уровне системности, но на следующем уровне - это уже производительные силы и производственные отношения, и их взаимодействие. Другим системным положением Корнай является трансформация общественноэкономических систем. Ддя Хайека социальный порядок, как совокупность норм и институтов, не является порождением сознательной воли и не поддается целенаправленному регулированию. Этот порядок возник эволюционным путём. Как у Мен- гера, чьё учение брал за основу Хайек. Общественные институты: «...представляют не продукт положительного законодательства или сознательной воли общества, а суть неосознанные результаты исторического развития»1. По Марксу, историческое развитие осуществляется в результате взаимодействия производительных сил и производственных отношений, которые выступают как элементы системы.

Маркс раскрывает механизм развития: совершенствование производительных сил порождает изменение, как первичных институтов - производственных отношений, так и вторичных - наука, религия, право и т.д.

При этом, высшая производительность общественного труда достигается в период соответствия производительных сил производственным отношениям. Достижение этого соответствия субъективно и реализуется лишь в процессе человеческой деятельности. В своем законе о соответствии производительных сил и производственных отношений Маркс и Энгельс предвосхитили основное положение кибернетики о соответствии разнообразии субъекта разнообразию объекта управления. В этом смысле Гловели приводит ряд аргументов.

Так, в свое время, Богданов, назвал Маркса «великим предшественником организационной науки». Он же дополнял Маркса положением о необходимости: «... одновременного выяснения активного обратного и организующего влияния социальной психологии и «генетически вторичных» идеологических форм (право, религия, наука) на производственные отношения»[422] [423]. Таким образом, Маркс рассматривал человеческую деятельность как систему саморазвития и его историзм нес в себе логику саморазвития. Революционность или эволюционность развития явления вторичные. Главное, это то, что Маркс системно раскрыл сущность трансформации экономических и общественных систем. При этом, процесс развития надо рассматривать с учетом иерархичности уровней системности какого либо явления. Это особенно актуально в практической деятельности высших государственных деятелей. Так, например, Энгельс в вопросе о соответствии производительных сил производ- сгвенным отношениям рассматривал различные виды действия государственной власти, которые могут быть адекватны и не адекватны этому соответствию. В первом случае эти действия способствуют экономическому развитию. Во втором случае: «...политическая власть может причинить экономическому развитию величайший вред и может вызвать растрату сил и материала в массовом количестве»1.

Сточки зрения системности, трансформация общественно-экономических систем по Марксу аналогична саморазвитию систем управления. Для Маркса капитализм и социализм преходящие явления в рамках вышеуказанного закона.

Внимательный анализ этого закона, в особенности анализ взаимодействия производительных сил и производственных отношений позволяет утверждать о том, что положения этого закона аналогичны закономерностям кибернетического подхода, приведенного выше. В последнее время эти тенденции имеют место и в институциональной теории. Интересна в этом смысле работа В. Ефимова «Предмет и метод интерпретативной институциональной экономики»[424] [425]. Рассматривая взгляды Шмоллера (историческая школа) и Коммонса он приходит к выводу о том, что они придерживались основ так называемой интерпретативной институциональной экономики. Сущность этого направления сводится к тому, что институты возникают из прошлого человеческого опыта на основании сложившихся верований, которые предопределяют привычки, обычаи, законы. При этом, целью исследования является не выявление каких-либо универсальных законов, а выработка программы для будущих практических действий. Исследуя положения интерпретативной институциональной экономики, В. Ефимов выделяет в социально-экономической реальности, то есть в потоке экономической деятельности четыре уровня: когнитивный, институциональный, организационный и ресурсно-технологический. Каждому уровню соответствует свой предмет анализа: на когнитивном уровне - верования, на институциональном уровне - правила, на организационном уровне - власть, то есть отношения между акторами (индивидами или организациями), и, наконец, на ресурснотехнологическом - ресурсы и технологии их переработки. Между уровнями имеются как нисходящие, так и восходящие связи. В рамках нисходящих связей верования определяют правила, согласно которым осуществляются отношения власти между акторами, контролирующих ресурсно-технологические потоки. По восходящей от ресурсно-технологического уровня исходят сигналы акторам, которые помогают им скорректировать их решения, проявления их власти. Используя свою власть, акторы пытаются изменить также правила в свою пользу. Наконец, проблемы, которые возникают у акторов при применении правил, могут вызвать изменения в их верования. Как видно из текста, здесь реализуется цикл управления и фактически повторяет закон соответствия производительных сил производственным отношениям. 
<< | >>
Источник: А. В. Бузгалин, д. э. н. М. И. Воейков, д. э. н. О. Ю. Мамедов, д. э. н. В. Т. Рязанов. Политэкономия: социальные приоритеты. Материалы Первого международного политэкономического конгресса. Т. 1: От кризиса к социально ориентированному развитию: реактуализация политической экономии.. 2013

Еще по теме Р.Р. Ишмуратов К вопросу о принципах системности в работах Маркса, Мизеса и Хайека:

  1. § 2. Системность и синергетика — новые парадигмы методологии науки
  2. ЖАНРЫ СОВРЕМЕННОГО РАДИОВЕЩАНИЯ: ПРИНЦИПЫ СИСТЕМНОГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ В.В.Смирнов Ростовский государственный университет
  3. Вопрос 4. Принципы уголовного права
  4. 2.3. ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПРИНЦИПОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БИБЛИОТЕК И ИХ ВЗАИМОСВЯЗЬ
  5. Системность библиотечного дела
  6. Объективный характер системного развития библиотечного дела
  7. Общие принципы функционирования мозга человека
  8. 7.3. СИСТЕМНО-ДИНАМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ДИЗОНТОГЕНЕЗА
  9. Вопрос 82. Нарастание системного кризиса тоталитарного социализма в 1970 - 1980-е гг
  10. § 3. Междисциплинарные принципы в формировании естественнонаучной картины мира (системность и самоорганизация)
  11. Р.Р. Ишмуратов К вопросу о принципах системности в работах Маркса, Мизеса и Хайека