<<
>>

§2 Изменение роли государства

При наличии известной степени воображения ХХ век можно рассматривать в качестве лаборатории, в которой проходил эксперимент по определению оптимального объема участия государства в экономике.
В западных странах роль государства в экономике стала усиливаться в 30-е годы. Во многом это было обусловлено тем, что тогда перед правительствами ряда стран возникла задача противодействия безработице и нищете, которую они решали, в числе прочего, путем организации общественных работ и выплат социальные пособия. Важную роль в расширении государственного участия в экономике сыграла Вторая мировая война. Она увеличила государственную потребность в ресурсах и эта тенденция не скоро пошла на спад. Кроме того, во многих европейских странах произошла национализация важнейших отраслей, что также усилило роль государственного сектора в экономике. Октябрьская революция 1917 года положила начало радикальному огосударствлению экономики и централизованному планированию как методу управления экономикой в СССР, а после Второй мировой войны в странах Восточной Европы и немного позднее в Китае. За более чем 70 лет своего существования централизованное планирование обнаружило как сильные, так и слабые стороны. В СССР и Китае, вступивших на путь преобразований в качестве аграрных стран с преимущественно неграмотным населением, с помощью централизованного планирования в течении периода, равному жизни одного поколения, удалось построить высокоиндустриальные и образованные сообщества. Но, по мере развития экономик этих стран, когда усложнилась задача распределения ресурсов, централизованное планирование не смогло обеспечить ускорения технологического прогресса, продемонстрировало отсутствие гибкости в поиске ответов на вопросы, которые постоянно ставила действительность. При этом необходимо заметить, что централизованное планирование, возможно, могло бы полнее раскрыть свой потенциал, если бы историческая судьба стран, в которых оно применялось, была иной.
В СССР, например, на протяжении всего периода существования практически не имелось возможности для совершенствования подходов управления экономикой – ликвидация послереволюционной разрухи, жесткая экономическая блокада, наличие постоянной военной угрозы и подготовка к неминуемой войне, Великая Отечественная война, восстановление народного хозяйства, холодная война и связанная с ней гонка вооружений – необходимость решения этих задач, связанных с выживанием страны, требовала конкретных экономических результатов и не оставляла времени на модернизацию экономики вообще и централизованного планирования в частности. Именно названные трудности заставляли действовать вопреки объективным экономическим законам. В настоящий период едва ли не все страны мира признали преимущества конкурентных рынков и обращаются к ним при решении задач обеспечения экономического роста. Однако для успешного функционирования рыночной экономики необходимо наличие ряда условий, в формировании которых важнейшая роль принадлежит государству. К числу этих условий относится прозрачные права собственности, обеспечение «диктатуры справедливого закона» для всех граждан, что предполагает наличие независимой судебной системы и поддерживающей ее сильной системы защиты. Вместе с тем, даже в странах с социальной структурой, отвечающей названным требованиям, свободные рынки не всегда могут обеспечивать ожидаемую эффективность. Возрастающая озабоченность провалами рынка была одной из причин усиления государственного вмешательства в экономику на протяжении большей части ХХ века. При этом важно отметить, что, как свидетельствует исторический опыт, наряду с провалами рынка возможны и провалы государства. Данное обстоятельство, по мнению МВФ, должно определять как характер, так и масштаб корректирующих действий правительства [103]. В целом, усиление роли государства в экономике в ХХ веке было вызвано тем, что оно возложило на себя решение задач, которые ранее не входили в сферу его влияния. В их числе, прежде всего, необходимо назвать различные формы социального обеспечения (страхования), требующие перераспределения доходов.
Значительно выросла роль правительств в организации образования, регулировании в сфере занятости, защиты потребителей и охраны окружающей среды. Необходимость решения этих и некоторых других задач привела к тому, что в ХХ веке государственные расходы постоянно возрастали. Например, если в 1913 году в США (в % от ВВП) они составили 7,5, то в 1998 году – 32,9; в Великобритании соответственно 12,7 и 40,2; во Франции – 17,0 и 54,3. Несмотря на то, что в течение ХХ века определился круг экономических интересов государства, значительный период этого столетия характеризовался безусловной зависимостью экономики от интересов государства. Иными словами, государство было полновластным хозяином экономических процессов на своей территории и имело возможность в любой момент скорректировать их в соответствии со своими представлениями о целесообразности. С наступлением этапа глобального капитализма ситуация стала не столь однозначной. В глобальной экономике крепнут процессы транснационализации производства, усиливается взаимозависимость между странами, что, по мнению многих исследователей, приводит к разрушению самостоятельности государства. Поскольку главной действующей силой процесса экономической глобализации выступают транснациональные корпорации (ТНК), рассмотрение некоторых аспектов их взаимоотношений с государством не может не способствовать дальнейшему изучению данной темы. В современном мире на долю ТНК приходится примерно половина мирового промышленного производства, 63% внешней торговли. Под их контролем находится до 80% патентов и лицензий на новую технику и технологии, а также 90% мирового рынка пшеницы, кофе, кукурузы, лесоматериалов, табака, джута и железной руды, 85% — рынка меди и бокситов, 80% — рынка чая и олова, 75% — сырой нефти, натурального каучука и бананов. Крупнейшие ТНК расположены в развитых странах. Наибольшее их количество находится в США. Доходы пяти крупнейших ТНК (в млрд. долларов) в 1999 году составили: Дженерал Моторс (США) – 177, Вол-Март (США) – 167, Эксон Мобил (США) – 164, Форд (США) – 163, Даймлер Крайслер (ФРГ) – 160. По экономической мощи крупнейшие ТНК вполне могут соперничать с национальными государствами. Так, по объему производимой продукции японская корпорация «Мицубиси» уступает только двадцати одной стране в мире, а в число сорока крупнейших производителей наряду с тридцатью государствами входят 10 ТНК. Отличительными признаками ТНК является владение огромной собственностью, высокая степень транснационализации капитала и производственной деятельности, превращение подавляющего большинства ТНК в многоотраслевые концерны. Значение ТНК во всех сферах глобальной экономики постоянно увеличивается. И сегодня можно говорить о том, что они стали ядром мировой хозяйственной системы. Фундаментом власти и влияния ТНК является контроль за такими стратегически важными сферами, как финансы, рабочая сила, технологии, поставки сырья, сбыт, услуги. ТНК имеют большие возможности для привлечения высококвалифицированных специалистов, проведения научно – исследовательских работ. У них имеется опыт организации управления на глобальном (международном) уровне, который позволяет оптимально размещать источники материально-технического снабжения, производства и сбыта. Действуя в различных странах, они имеют возможность извлекать прибыль из международных различий в деловом цикле, производительности, уровнях заработной платы и др. ТНК стали фактором в такой важнейшей, находящейся на стыке экономической и социальной жизни сфере, как занятость. В соответствии с оценками ООН в начале 90-х годов ТНК прямо или косвенно обеспечили работой (создали рабочие места) 150 млн. человек, причем непосредственно – 73 млн., что эквивалентно 10% общего числа занятых в современном несельскохозяйственном производстве. Из них почти 60% являются сотрудниками материнских компаний, 40% – их различных зарубежных образований. Более половины работников ТНК, занятых за границей, трудилось в промышленно развитых странах и 47% – в развивающихся. В транснациональных корпорациях, если не считать США, число работающих за границей возрастало быстрее, чем на родине материнской компании. В развивающихся странах 1/3 занятых в ТНК трудилась в зонах свободной торговли, производящих экспортную продукцию. Более 2/3 иностранных сотрудников аффилированных компаний было задействовано в промышленном производстве, около 30% – в сфере услуг, остальные – в добывающих отраслях. Помимо непосредственного влияния ТНК на уровень занятости, необходимо учитывать косвенные эффекты, связанные с закупками и субподрядными контрактами. В силу этого, по расчетам М. Шимаи, показатель данного влияния может быть увеличен примерно вдвое [175]. Особое место в мире глобального капитализма ТНК обеспечивает их роль в научно – исследовательской деятельности, и такой ключевой сфере, как разработка новых технологий. ТНК имеют большие финансовые возможности для активного поиска специалистов по всему миру, организации НИОКР. Кроме того, постоянно находясь в условиях конкурентной борьбы, в своей деятельности они активно используют научные достижения. Учитывая, что проведение НИОКР требует больших затрат, ТНК, с целью минимизации расходов, заключают между собой союзы, в рамках которых эти работы проводятся. Знаменитые слияния крупных корпораций (их иногда называют «слоновьи свадьбы») также одной из целей имеют снижение затрат на НИОКР. В 1992 –93 гг. 400 крупнейших ТНК потратили на НИОКР 173 млрд. долларов (23% суммы мировых затрат). Отношения между государствами, а, точнее, правительствами государств и ТНК существуют с момента появления последних, как феномена общественно – экономической жизни, так как развитие страны в значительной степени зависит от успехов функционирующих на ее территории ТНК, а для последней большую роль играет проводимая государством экономическая политика. Это и стало основой своего рода взаимозависимости между ТНК, с одной стороны, и государственными институтами и организациями, с другой [176]. За период взаимодействия государств и ТНК выявился круг вопросов, которые оказывают влияние на характер этого процесса. Одни из них служат источниками конфликтов и даже способны воздействовать на межгосударственные отношения, в решении других государство и ТНК находят общие точки соприкосновения и извлекают взаимную выгоду. По мере развития глобальной экономики многие аспекты взаимоотношений государств и ТНК уйдут в прошлое. Этому будет способствовать процесс либерализации торговли и иностранных инвестиций, установление одинакового режима для национальных и международных корпораций и др. Тему взаимоотношений между государством и ТНК целесообразно рассматривать в двух аспектах: отношения между ТНК и родиной; отношения между корпорацией и принимающей страной. Исследователи первого аспекта отмечают, что в настоящее время «на международном уровне невозможно найти общей формулы, которая характеризовала бы отношения между ТНК и их родиной. В тех странах, где исторически существовало тесное взаимодействие правительства и предпринимательства, оно обычно имеет продолжение и тогда, когда корпорация расширяет свою деятельность за национальные границы» [176]. Сегодня, укреплению положений ТНК и расширению масштабов их деятельность, в значительной мере способствует заключение правительствами двухсторонних соглашений, обеспечивающих защиту зарубежных вложений ТНК, исключающих их двойное налогообложение, экспроприацию и национализацию. В частности, авторы NAFTA включили в текст соглашения специальную главу за номером 11, защищающую инвестиции иностранных корпораций на территориях государств-участников. Статья 1110 соглашения защищает инвестиции от экспроприации. При этом термин «экспроприация» трактуется достаточно широко и включает в себя практически любые действия государства или местных властей, наносящие прямой или косвенный ущерб инвестору [58]. В определённом смысле, соглашение узаконивает даже некоторый перекос в противоположном направлении - иностранные инвесторы оказываются в более выгодном положении, чем местные. К числу других форм помощи, оказываемых «родными» правительствами ТНК, относится финансовая поддержка НИОКР, субсидирование высокотехнологичных областей. Нельзя не сказать и о том, что расширению деятельности корпораций способствует снабжение их информацией, полученной государственными службами, использование дипломатических возможностей государств для решения зарубежных проблем ТНК. Учитывая изложенное, надо принимать во внимание, что наиболее действенной формой помощи, оказываемой ТНК «родными» правительствами, все же является мощная финансовая поддержка. По данным, приведенным Д. Рифкиным, только в 1993 г. транснациональные корпорации получили от федерального правительства в Вашингтоне не менее 104 млрд. долл. субсидий в форме прямых выплат, либо в виде налоговых льгот, которые способствовали укреплению позиций ведущих концернов США на зарубежных рынках [Цит. по 60].   В целом, в условиях глобального капитализма практика обращения ТНК за помощью к государству все более расширяется, а в их отношениях все отчетливее проявляются черты координации действий. Последнее обстоятельство лежит в основе дискуссий по вопросу использования государством ТНК для реализации собственных национальных интересов. Как и во всех вопросах, относящихся к темам глобального капитализма или процесса глобализации, здесь доминируют взаимоисключающие точки зрения. Например, по мнению М.П. Бортовой «транснациональные корпорации укрепляют позиции своего государства на территории других стран, создавая там анклавы своей собственности в виде филиалов и дочерних предприятий. Такая система собственности за рубежом обеспечивает реальное международное влияние государства» [20]. В свою очередь, М. Шимаи полагает, что ранее «история многих корпораций, распространявших свою деятельность на другие страны, характеризовалась простой формулой: купец следует за рынком, флаг следует за купцом, а армия следует за флагом. В настоящее время этой формулой больше не руководствуются. Сегодня нет каких-то ярких примеров, когда ТНК использовались бы правительствами для расширения власти национального государства» [176]. Как это не покажется странным, но доля истины содержится в каждом из приведенных высказываний. В условиях глобального капитализма произнесенная кем-то звонкая фраза: «то, что выгодна корпорации, выгодно и государству» все больше наполняется подлинным смыслом, а степень координации деятельности государства и ТНК возрастает. По крайней мере, на международном уровне цели государства едва ли не полностью совпадают с целями ТНК, единство между ними достигается и в понимании национальных интересов. Деятельность ТНК настолько органично вплетается во внешнеполитическую деятельность государства, что внешне становится практически незаметной. Поэтому так трудно найти те самые «яркие примеры» использования правительствами ТНК для расширения власти национального государства, о которых говорит М. Шимаи. Истоки данного явления сформировались еще до наступления эпохи глобального капитализма, в период, когда экономика стала важным средством достижения внешнеполитических целей. Если говорить о хронологии, то возникновение этого феномена в современном виде приходится на начало «холодной войны». Именно тогда противостоявший социализму капитализм оценил политический аспект экономики в постиндустриальном обществе и начал осуществлять стратегию экономического истощения своего противника. Важно заметить, что ТНК в этом процессе отводилась не первая роль, основным средством достижения поставленных целей являлись действия государств в политической и правовой сферах – санкции, эмбарго и т. д. В принципе, такое положение сковывало деловую активность ТНК, поскольку они не могли действовать в странах, на которые распространялись ограничения. После геополитической подвижки 1991 года ситуация изменилась, ТНК получили большую свободу действий, но зависимость их деловой активности от «родного» государства по-прежнему осталась. Главная цель ТНК заключается в получении максимальной прибыли, что в огромной степени зависит от условий, складывающихся в принимающей стране. В формировании этих условий (в том числе и путем заключения двухсторонних договоров, о чем говорилось выше) роль «родного» государства достаточно велика. Взаимозависимостью государства и ТНК во многом объясняются масштабы влияния ТНК на многие сферы жизнедеятельности государства в условиях глобального капитализма. При этом важно учитывать, что процесс сотрудничества «родного» государства и ТНК, проходит не без противоречий. Наиболее явно они проявляются в налоговой сфере. Стремление корпораций уменьшить налоговое бремя прослеживается, например, в деятельности крупного капитала ФРГ. Самая рентабельная автомобильная компания Германии – «БМВ» еще в 1988 году сообщила налоговым властям о доходах в 545 млн. марок. Четыре года спустя доходы упали до 6% процентов этой суммы и составили 31 млн. марок. На следующий год, несмотря на возросшую общую прибыль и не изменившиеся дивиденды, «БМВ» объявила об убытках от операций внутри страны и получила от налоговой службы компенсацию в 32 миллиона марок. «Мы стараемся закладывать расходы там, где самые высокие налоги, т.е. внутри страны» - пояснил ситуацию финансовый директор «БМВ». Аналитики данного сектора подсчитали, что таким путем корпорация не заплатила государству более миллиарда марок [90, с. 261.]. Электротехнический концерн «Сименс» перевел свою штаб-квартиру за рубеж. В 1994 – 95 годах из общего дохода в 2,1 млрд. марок сумма, заработанная в Германии, не достигла и 100 млн. марок, а в 1996 году концерн вообще не произвел никаких выплат [90, с. 262.]. Подобная практика способствует снижению доходной статьи «родного» государства, что не может не влиять на его внутреннюю и внешнюю политику. В частности, внутри страны сокращаются расходы в социальной сфере. В связи с этим, надо заметить, что в настоящее время центр критики деятельности ТНК переместился из развивающихся в «родные» страны [53, с.60]. Еще одним фактором, способствующим активизации этой критики, выступает имеющаяся у ТНК возможность воздействовать на проблему занятости в «родных» государствах. С целью снижения издержек они могут размещать производство там, где рабочая сила обходится дешевле, способствую тем самым сокращению рабочих мест на родине. Сокращение бюджета не дают возможности государствам полноценно решать не только внутренние проблемы, но и участвовать в решении общечеловеческих, глобальных задач. В Германии, например, бюджет помощи развивающимся странам в 1999 году был вновь урезан, «хотя уже давно существует согласие на тот счет, что в политике помощи развивающимся странам речь идет не об альтруизме, а о регулировании внешнеполитических целеустановок завтрашнего и послезавтрашнего дня: мерах против роста населения, гарантировании сохранения экологических ресурсов, предотвращении миграции, сдерживании эпидемий, представляющих опасность для всего мира (например, СПИДа), словом, о классической защитной функции внешней политики в смысле расширенного и современного понятия безопасности» [38]. В политической жизни материнских государств ТНК также играют важную роль, что часто сопровождается шумными скандалами. В Японии глава одной их компаний продал политикам правящей либерально – демократической партии значительное количество акций по цене ниже рыночной, что стало достоянием общественности. В результате в отставку должен был уйти премьер-министр Н. Такешита. В ФРГ должностные лица корпоративной империи «Флик» учреждали нелегальные фонды в поддержку различных политических партий. В США, несмотря на солидную законодательную базу, регулирующую финансовые поступления в ходе предвыборных мероприятий, каждая значительная компания или отрасль создают специальные фонды для поддержки одной или обеих партий. Для того, чтобы обойти закон, используются различные уловки: выплата чрезмерных гонораров за выступления, предоставление кредитов, займов под низкие проценты и др. [165, с. 64]. Естественно, что, затрачивая значительные материальные средства на свое участие в политике, корпорации ожидают и получают отдачу. Ее спектр может быть весьма широк – от обещаний прислушаться к пожеланиям руководства корпораций при выработке политических и государственных решений до принятия законов, выгодных тем или иным отраслям промышленности. При этом, однако, важно учитывать, что на этапе глобального капитализма тезис об обязательном подчинении политиков или государства капиталу, способствующему их приходу к власти, утратил свою аксиоматичность. В настоящее время политики часто действуют по своему усмотрению, а государство в своих действиях может не всегда ориентироваться на интересы крупного бизнеса. Второй аспект рассматриваемого вопроса – отношения между ТНК и принимающей страной. Без преувеличения будет сказано, что эта тема является одной из самых острых не только в клубке проблем, связанных с темой взаимоотношений между государством и ТНК. Она имеет прямое отношение к обширному кругу вопросов, относящихся к развивающимся странам, используется в политической борьбе и противостоянии мировоззрений. Основой противоречий, возникающих между принимающими государствами и ТНК, является стремление сторон к получению максимальной выгоды от сотрудничества. В том случае, если ТНК в экономическом и финансовом плане сильнее принимающей страны, корпорации могут использовать свое превосходство для давления на правительства с целью формирования благоприятной налоговой ситуации, получения льгот и защиты рынка. Пытаясь решить эти проблемы, ТНК оказывали влияние на политическую жизнь принимающих стран. Об особенностях подобной практики на примере Индии, с обильными ссылками на местные источники, рассказывают материалы Международного фонда избирательных. Согласно этим материалам, в 1960-1970–х годах транснациональные корпорации стали прибегать к ряду методов для оказания политического воздействия на государственных чиновников страны с целью получения возможности обходить правила обмена валюты или влиять на порядок введения этих правил. Они осуществляли денежные пожертвования в поддержку политических партий, включая денежные взносы в избирательные фонды отдельных кандидатов; создавали лоббистские группы как внутри, так и вне законодательного органа страны; использовали местные средства массовой информации в целях оказания необходимого влияния на внутреннюю политику, проводимую правительством; практиковали прямые взятки, незаконные платежи, гонорары, комиссионные и вознаграждения местным политическим деятелям и государственным чиновникам; проявляли «особые» знаки внимания к отдельным государственным чиновникам и политическим деятелям; уклонялись от местного налогообложения и др. В ходе проведения выборов в индийский парламентских в 1975 г., около сорока американских компаний, имевших свои интересы в Индии, прибегли к услугам «связных» для обработки отдельных государственных чиновников, лоббирования своих интересов и оказания финансовой поддержки отдельным кандидатам и политическим партиям. По высказываемым оценкам, противоправные действия транснациональных корпораций особенно возросли в 1970-е гг., когда правительство Индиры Ганди установило запрет на корпоративные взносы в пользу тех или иных политических партий. Поскольку правая оппозиция потеряла возможность законным путем эффективно финансировать свою предвыборную борьбу, это просто взорвало сохранявшийся относительный баланс на политической сцене и полностью разрушило систему корпоративных этических норм и внешних ограничений. В этих условиях «были найдены другие способы привлечения денежных средств... Началась настоящая охота за всякого рода лицензиями и разрешительными санкциями. Создавались сомнительные фонды и организации с целью привлечения необходимых финансовых средств для реализации надуманных проектов. В развернувшейся гонке на выживание некоторые ведущие промышленные компании, известные дотоле своей безупречной репутацией,... в конце концов были вынуждены отказаться от своих высоконравственных позиций и принять новые правила нечистой игры... И хотя запрет на корпоративные взносы и пожертвования с политическим прицелом был снят Радживом Ганди, общий урон, нанесенный системе политических отношений в обществе ... бесконечными обвинениями и контробвинениями в подкупе и взяточничестве… оказался непоправимым» [ Цит. по 95]. Но, возможно, самым скандально известным примером влияния ТНК на суверенные государства, стал случай произошедший в начале 70-х годов, когда компания «ИTT» предложила ЦРУ профинансировать акцию против кандидата в президенты С. Альенде в Чили, желая предотвратить его приход к власти. Данное предложение было отклонено и Альенде пришел к власти демократическим путем. Но «ИТТ» не оставляла попыток давления на правительство США и другие американские корпорации, с целью свержения режима Альенде, используя экономическое влияние, включая отказ в кредитах и поддержку его политических противников [45]. В настоящий период достаточно распространена практика подкупа ТНК местных чиновников с целью получения льгот и послаблений.1 По мнению компетентных специалистов в области деятельности ТНК, «приватизация в некоторых бывших социалистических странах может служить примером широкомасштабного подкупа и коррупции при приобретении местных компаний транснациональными» [176]. Надо заметить, что в отношениях с ТНК правительства государств не ставили себя в положение беззащитных жертв. Они, в свою очередь, прибегали к практике запретов и ограничений, национализировали и экспроприировали собственность ТНК. Однако проблема повышения ответственности ТНК за их действия в принимающих странах по-прежнему остается. Одной из попыток ее решения стала международная инициатива по созданию «Кодекса поведения ТНК». Приведенные выше и масса других примеров, обнажающих негативные стороны сотрудничества ТНК с принимающими странами, не должны создавать впечатление, что оно окрашено исключительно в темные тона. В стране, принимающей ТНК, растет приток капитала и экспорта, новых технологий. Происходит совершенствование методов управления и маркетинга, расширяются поставки на внутренний рынок. Увеличивается доход граждан, работающих в ТНК. Что же касается роли ТНК в развитии стран «третьего мира», то здесь, не смотря на все издержки, трудно не согласиться О.Т. Богомоловым и А.Д. Некипеловым, по мнению которых, «бесспорно, что появление новых индустриальных государств и индустриализация развивающегося мира во многом объясняются деятельностью ТНК, которые способствовали размещению у них современных производств, в первую очередь невысокой или средней технологической сложности» [16, с. 110]. Сегодня ТНК развивающихся стран также играют свою роль в экономике глобального капитализма. Абсолютные и относительные размеры их прямых инвестиций пока невелики – 51,4 млрд. долларов (около 14% из общего объема) в 1996 году. Но в 1980-84 г.г. эта цифра составляла всего 5% В настоящее время конкуренция между странами за прямые иностранные инвестиции обостряется. В этих условиях ТНК, принимая решения о размещении капитала в той или иной стране, учитывает длинный перечень обстоятельств. В их числе: степень политической стабильности и предсказуемость принимающей страны; наличие законодательной базы для деятельности ТНК; отношение к деятельности ТНК со стороны общественности и др. Именно этим, отчасти и объясняется «разборчивость» ТНК в распределение прямых иностранных инвестиций. Например, в 1999 году 420 миллиардов долларов или 49% прямых американских инвестиций пришлось на Европу, а 62% всех европейских прямых инвестиций или 425 миллиардов долларов были вложены в США. При этом на долю африканских стран пришлось лишь 1,2% мирового объема прямых иностранных инвестиций. Огромные возможности ТНК, их значение в мировом хозяйстве и экономике национальных государств, не могут не способствовать постановке вопроса о роли и месте, которые они могли бы занять в решении широкого круга проблем, стоящих перед человечеством. Насколько руководители корпораций осознают, что их деятельность в сфере экономике оказывает весомое воздействие на социальные процессы? Понимают ли они, что в мире глобального капитализма не возможно создать острова благоденствия среди океана бедности и лишений? Если за ответами на эти вопросы обратиться к А. Печчеи, то они будут неутешительными: «прожив много лет бок о бок с крупными компаниями» - пишет он – «я пришел к выводу, что именно им – в гораздо большей степени, чем всем остальным действующим лицам на современной социальной сцене, - необходимо кардинальным образом пересмотреть и изменить концепцию своей роли, образ жизни и характер деятельности, и это будет соответствовать не только общим, но также и их собственным интересам. Они, за редким исключением, не только еще не осознали, но даже и не желают пока задумываться над глубокими, поистине драматическими изменениями, которые происходят сейчас во всей человеческой системе» [124]. Что касается прогнозов, то, несмотря на свою многочисленность, практически все они предсказывают усиление роли ТНК на мировой арене. Например, Э. Тоффлеру не сложно представить себе Всемирный совет глобальных корпораций, обеспечивающий противовес власти национальных правительств и выступающий от фирм нового типа или требования ведущих ТНК обеспечить их представительство в ООН, Всемирном банке, ВТО. Он также считает вполне возможным, что ООН придется учредить дополнительный вид членства с правом голоса для транснациональных компаний. В противном случае, по его мнению, если число ТНК в мире увеличится и возрастет их сила, могут появиться организации, конкурирующие с ООН. Однако, по нашему мнению, все рассуждения на тему ослабления власти государства и усиления властных функций ТНК несколько опережают события. Сейчас, как и прежде, только государство обладает монополией на законное использование силы в отношении собственных граждан и в международных отношениях, финансовые и материальные возможности развитых государств значительно превышают аналогичные возможности ТНК, государства и только они устанавливают «правила игры» - законы, по которым ТНК должны развиваться и действовать. В осуществлении предприятий мирового значения ТНК по силе и мощи пока что также уступают государствам – решение о создании Европейского Союза принимали заинтересованные субъекты международных отношений, но не ТНК, а евро вводилась в оборот отнюдь не по решению крупных банков. Но важно помнить и то, что в динамичной среде глобального капитализма эти обстоятельства не являются свидетельствами достижения «мира под оливами», и уж тем более, не могут служить поводом для отказа от исследования государством попыток ТНК самостоятельно решать несвойственные им задачи и, особенно, объединяться для решения этих задач. Сегодня, пока еще национальное государство в силе, его первейший долг состоит в том, чтобы не устраниться от определения контуров грядущего мироустройства, а способствовать направлению этот процесс в то русло, которое выгодно всему человечеству, а не узкому кругу людей.
<< | >>
Источник: Филипп Бобков, Евгений Иванов,Александр Свечников, Сергей Чаплинский. Современный глобальный капитализм. 2003

Еще по теме §2 Изменение роли государства:

  1. § 1. Предмет и метод истории государства и права СССР
  2. ГЛАВА / О ВОЗНИКНОВЕНИИ РУССКОГО ФЕОДАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА
  3. § 1. Основные признаки правового государства
  4. § 2. Марксистская доктрина: от государства к человеку
  5. 22.2. Сущность государства
  6. 22.4. Типология государства
  7. 4.5. ОНТОЛОГИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ГОСУДАРСТВА: ИДЕЯ НОВОГО «ОБЩЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА»
  8. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО: ОТДЕЛЕНИЕ ОТ ГОСУДАРСТВА
  9. ФРАНКСКОЕ ГОСУДАРСТВО: МЕРОВИНГИ
  10. Изменение экономической роли государства вследствие первой мировой войны
  11. УСИЛЕНИЕ РОЛИ ГОСУДАРСТВА В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ
  12. 4. Реформы образования — важный аспект социальной политики современных государств
  13. Роль категории «международное разделение труда» в географии.