<<
>>

В.В. Каширин Судьбы политической экономии и современность

  Начнем с того, что политическая экономия - это наука, служащая той основой, на которой вырастают все прикладные экономические науки, которые, собственно говоря, являются механизмом реализации достижений политической экономии.
К сожалению, в настоящее время ситуация изменилась и к политической экономии некоторые наши оппоненты относятся как к лженауке. Но это утверждение некоторых наших оппонентов по меньшей мере не совсем корректно.

Антуан де Монкретьен (1567-1621), давший имя нашей науке, показал возможность исследования развития управления государственным хозяйством, что не случайно стало одним из важных аспектов нашей науки. Уже само введение термина «политическая экономия» для обозначения экономической науки было значимо, так как вслед за Ксенофонтом и Аристотелем термин «экономика» ранее употребляли в первую очередь в смысле домоводства, управления личным хозяйством. Вслед за Мокретьеном и вплоть до конца 19 века под политической экономией разумелась наука о государственном хозяйстве, об экономике отдельных государств. При этом Монкретьен придавал первостепенное значение «естественному богатству» (хлеб, соль, вино и т.п.), так как не количество золота делает государство богатым, а «наличие предметов, необходимых для жизни».

Начинания Монкретьена продолжил А. Шторх (1766-1835), который создал «Курс политической экономии, или изложения начал обусловливающих народное благоденствие». Эта работа, написанная столетия назад, до сих пор не утратила своего значения. Сошлюсь хотя бы на круглый стоп секции «Политическая экономия» Вольного экономического общества России, где недавно проходило обсуждение данной книги А.К. Шторха, переизданной издательским домом «Экономическая газета». Презентовал книгу научный редактор издания проф. Ю.В. Якутии. Подчеркну: курс политической экономии преподавался А.Шторхом императорскому окружению, а сам Андрей Шторх был избран ординарным академиком по политической экономике и статистике в Российской Академии наук 1 февраля 1804 года.

Но политэкономия - это не только Россия. В Лондоне в некоторых библиотеках, среди книг можно найти труды классиков политической экономии. Они старые, потрепанные, но лежат на попках библиотек, их читают, они заведены в компьютерные системы библиотек.

В образовании не должно быть пробелов, а история - есть история. Если мы уходим от политэкономии - значит, мы теряем то наше наследие, которое остается значимым и сегодня.

Далее. Политическая экономия - это фундаментальная наука, которая может дать и создает действительный фундамент и для остальных экономических наук, и для выработки экономической стратегии, в частности - нашей страны.

Но что же происходит в современной России? У нас библиотеки избавляются от классиков, а в Германии и других странах Европы большими тиражами переизда-

ется «Капитал» Карла Маркса и этот труд раскупается молодежью этих стран. Это что, парадокс? Или свидетельство изменений, происходящих в умах и теоретиков, и практиков, и рядовых граждан?

Вернемся к экономике России. В ней командуют бенифициарии, причем неизвестно где, неизвестно как зарегистрированы предприятия, даже такие как Север- Сталь, Альфа-групп и т.п., вплоть до собственности алюминиевых магнатов. Где находятся их предприятия? Где они зарегистрированы? Что они производят и какую прибыль приносят России? Мало этого, наши бизнесмены требуют еще и денег в долг у государства, вместо того, чтобы строить заводы и фабрики, создавать рабочие места, строить детские сады, школы и научные центры, инкубаторы...

В этих условиях задача политэкономов - делать то, что в наших силах и, в частности, восстановить, политическую экономию как предмет для преподавания во всех ВУЗах.

Почему это важно? А.А. Пороховский справедливо отмечает, что политическая экономия - это наука об общественных отношениях. Но общественных отношений великое множество. Естественно, политэкономия должна найти свою нишу, а нишу она может найти, если вычленен ее предмет. Надо исходить именно из того что наука, называемая политической экономией, должна иметь предмет на все времена, которые она существует, предмет единый, ибо если какой-то другой предмет появляется, а старый исчезает, то появляется какая-то другая наука.

Но я думаю, что политическая экономия относится к тем наукам, которые не исчезают со временем, так же как и не исчезает ее предмет.

Другое дело, что ее предмет развивается, становится богаче, многостороннее и т.д. Но он по сути своей остается един, сохраняется. Как верно утверждает Пороховский, политэкономия возникла тогда, когда возникло национальное хозяйство. Именно его она стала изучать тогда, и его же она изучает до сих пор и это не случайно, ибо даже по самоназванию она по названию должна изучать политико- экономические отношения. Таков ее предмет.

Далее. Естественно, необходимо понять, что такое политико-экономические отношения, чем они отличаются от других общественных отношений. Есть просто экономические отношения, есть социальные отношения, политические отношения. Мне думается, что политико-экономические отношения, и соответственно предмет политической экономии, - это те отношения, в которых синтезированы экономические и политические начала, где экономическое действие в то же время есть действие политическое и, наоборот, политическое действие, оно в то же время и экономическое. Но это не отдельные два компонента; это синтез того и другого. Именно такие отношения и должна изучать политическая экономия, и никакая другая наука изучать эти отношения не может и не должна: у каждой науки есть свои предметы и свои задачи.

Если исходить из этого, то мы должны в предмет политической экономии включать экономическую политику, причем не только в том смысле, в котором экономическая политика отражает объективные начала. Политэкономические отношения - это отношения объективные. В той же мере, в какой это просто действие власти и иных структур, пусть даже направленное на решение экономических вопросов,

это уже, действительно, экономическая политика.

Как таковой предмет политэкономии очень сложен, многосторонен и включает несколько уровней. Это то же надо иметь в виду. Центральным компонентом этого предмета является сущность общественной системы.

Политическая экономия не вообще всю общественную систему, а только главное, только ее суть. Между тем сейчас из научных исследований в нашей стране (да и не только в нашей), ушло как раз изучение этой сути. Стремятся изучать не суть, а формы, функции и т.д. И поэтому, строго говоря, и не развивается на современном этапе политическая экономия как наука сегодняшнего или будущего дня.

Далее. Всякий контур общественной системы - это отношения, которые складываются в этом контуре, и определенным образом дифференцируются. Возникает структура, но не вообще структура общества (хотя она тоже возникает), а те самые основы политико-экономической структуры общества, о которых говорилось выше. Это тоже совершенно объективное явление, и его не может изучать, и не изучает ни одна другая наука, кроме политической экономии. Именно политическая экономия должна изучать политико-экономическую структуру общества: место разных слоев, групп, объективно существующих в общественной системе. Политико-экономическая структура, если начать конкретизировать, перерастает в более широкую социальную структуру со всеми ее ответвлениями. И здесь начинается переход от политической экономии к социальным наукам как к таковым, и этот предмет лежит уже за пределами политической экономии.

Надо только иметь в виду, что в науке, тем более общественной науке и, в частности, в политической экономии, границы, которые отделяют эту науку от других, в значительной мере условны. Это не национальные границы, тут не проведешь четкую грань. Есть переходные ступени, от собственно политической экономии к другим общественным наукам и это крайне важно, потому что, мы тогда понимаем, что политическая экономия действительно является основой, основой для понимания и развития, и состояния общества.

Продолжим. А.А. Пороховский прав в том, что современная национальная система политико-экономических отношений перерастает (или уже в значительной мере переросла) в наднациональную и даже мировую. Мировой кризис, который начался в 2008 году - это кризис, в котором проявились противоречия как национальные, так и наднациональные.

И тогда, когда это все соединилось, возник эффект домино и вся система посыпалась. Так возник кризис капиталистической системы в целом - системы, которая с точки зрения достигнутого уровня развития человечества, уже не соответствуют задачам прогрессивного развития глобальной экономики.

В то же время, эта система еще не трансформировалась в будущую, ее основы сохраняются. И до тех пор, пока будет существовать это противоречие, кризисы неизбежны. Причем каждый последующий кризис может быть глубже предыдущего.

Поэтому мне думается, что для того, чтобы политэкономия заняла положенное ей место и в системе общественных наук, и в общественной жизни страны, необходимо изучение тех трансформационных процессов, которые идут, и тех систем, которые возникают: политэкономы должны видеть то, что происходит в мире. Чтение книг, сколько бы их не читать, не даст желаемого результата - надо видеть, что реально происходит в мире и это обобщать, об этом дискутировать с экономистами (и практиками, и учеными, причем со специалистами в области как фундаментальных, так и прикладных наук), формулируя свои конкретные предложения по этому поводу.

Еще раз подчеркну: крайне важно понимание этих процессов: трансформаций систем, заката старых и возникновения новых систем, которые принципиально отличаются от тех, что были раньше. Поэтому, кстати, возвращение в старую политэкономию невозможно: наш предмет сегодня - это уже другие системы.

И еще один вопрос: что дала нам советская послевоенная политэкономия? Она дала систематизацию разрозненных знаний. Да, эти знания отнюдь не в полной мере соответствовали реалиям, которые толковались скорее как некие желания. Тем не менее, тогда была создана определенная система категорий политэкономии. А сейчас такой системы нет, она не выработана. Но для того, чтобы сейчас ее выработать, нам надо не учебники писать, а прежде всего понять и обобщить то, что происходит в мире и уже на этой базе делать фундаментальные работы в области политической экономии.

Без такого обобщения продвижение вперед невозможно.

И последнее: о разных направлениях в политэкономии. Предмет нашей науки действительно очень сложен, и потому до сих пор ни одно из направлений, которые развиваются в политической экономии, не смогло охватить этот предмет в целом. Возьмем ли мы марксизм, классику, неокпассику, кейнсианство - ни одно из этих направлений предмет политической экономии в целом не освоило досконально. Они осваивали определенные части, определенные зоны этого предмета, его составляющие. Если говорить о марксизме (а это все-таки было мощнейшее учение), то он развивался в период, когда капитализм был на подъеме, когда уже сложилась его суть, его система, целостность. Маркс отобразил самое главное, что тогда было, а это были именно производственные отношения. Он взял этот предмет (определенный временной период и экономическую ситуацию) и только это. Поскольку тогда именно рынок стал господствующей системой Маркс взял за основу рыночные отношения. Но попытка Маркса объяснить все, исходя только из рыночных отношений, не увенчалась успехом. Сегодня очевидно, что многое выходит за рамки экономического развития того времени. Поэтому вообще политико-экономические отношения объяснять и выяснять исходя только из развития рыночных отношений невозможно, этого недостаточно, есть много не рыночных отношений, они всегда были и будут, и это все надо рассматривать в комплексе.

Точно так же маржинализм и другие течения - все они имеют свою нишу в рамках политической экономии. Надо понять какую нишу они занимают, почему они ее занимают. Но в совокупности, если взять все, они дадут более богатое представление о предмете политической экономии и вообще об этой науке.

В свое время А.К. Шторх подверг резкой критике состояние российской экономики, что было весьма неудобно для власти. Представляется, однако, что такая позиция вообще может быть характерная для настоящей науки. Поэтому нам и сегодня необходимо пересмотреть, основываясь на методах политэкономической науки, сквозь призму наших исследований современное состояние российской экономики и сделать прогнозы на будущее - будущее развитие человеческого сообщества в нашем национальном хозяйстве.

<< | >>
Источник: А. В. Бузгалин, д. э. н. М. И. Воейков, д. э. н. О. Ю. Мамедов, д. э. н. В. Т. Рязанов. Политэкономия: социальные приоритеты. Материалы Первого международного политэкономического конгресса. Т. 1: От кризиса к социально ориентированному развитию: реактуализация политической экономии.. 2013

Еще по теме В.В. Каширин Судьбы политической экономии и современность:

  1. РАЗДЕЛ 4. Новая политическая экономия Джеймса Бьюкенена
  2. Глава 10 Политическая экономия и открытие общества
  3. Об определении предмета политической экономии и о методе исследования, свойственном ей41 Джон Стюарт Милль
  4. Р.С. Гринберг Современная политическая экономия: экономическая свобода и социальная справедливость
  5. Д.Е. Сорокин Л.И. Абалкин: политическая экономия и экономическая политика
  6. Economics и политическая экономия: к постановке проблемы
  7. М.И. Войков Политическая экономия: классика и современность
  8. Экономика и политическая экономия
  9. О              границах политической экономии
  10. К постклассической политической экономии
  11. В.Н. Тарасевич О              широком смысле и предметном пространстве современной политической экономии
  12. В.В. Чекмарев Озеро с отбитыми краями (возвращение политической экономии)
  13. В.Н. Черковец Политическая экономия versus экономике: новое прочтение старых дискуссий
  14. М.И. Зверяков Практическая функция политической экономии в современном мире
  15. Р.Т. Зябпюк Востребованность политической экономии для решения современных проблем экономики
  16. В.В. Каширин Судьбы политической экономии и современность
  17. Г.В. Задорожный Политическая экономия: неизменная измененность предметного поля исследований
  18. Ю.К. Зайцев/>К вопросу определения системы институциональных координат предмета и методологии современной политической экономии