<<
>>

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В СФЕРЕ ТЕХНОЛОГИЙ

  Осознавая, что за счет только внутренних ресурсов задачу построения инновационной экономики не решить, российское руководство с середины 2000-х годов заметно активизировало и рычаги международной кооперации в сфере высоких технологий, которые в значительной мере также строились с привлечением специфических механизмов ЧГП — прежде всего между российским государством и госкомпаниями и частным иностранным высокотехнологическим бизнесом.
В качестве основных партнеров в данном отношении рассматривались западные транснациональные корпорации (ТНК). В качестве средств — создание совместных предприятий и альянсов, а цели — повышение уровня инновационности экономики РФ за счет привлечения иностранных технологий, инвестиций и опыта, разработка новых технологий и продуктов и вывод — в партнерстве с ТНК США и ЕС — российской продукции и услуг «хай-тек» на наиболее емкие и прибыльные рынки стран Запада.

Важно отметить, что дрейф российской политики в сторону формирования исследовательских, производственных и сбытовых альянсов полностью соответствовал мировой практике6. К тому же он совпал с усилением встречных тенденций со стороны западных компаний, которые на волне обострения международной конкуренции и укрепления российского инновационного сектора стали проявлять больший интерес к взаимодействию с РФ в тех отраслях, где конкурентные позиции России наиболее сильны.

Прежде всего был четко заявлен и постоянно подтверждался курс на привлечение западных инвестиций в сферу «хай-тек». Этот вопрос периодически поднимался высшим российским руководством в рамках межгосударственных переговоров, диалога с западными деловыми кругами и представителями иностранного инновационного бизнеса и прессой7.

Серьезные усилия по привлечению иностранных инвестиций в российские высокотехнологические проекты были предприняты в связи с реализацией программы создания технопарков и ОЭЗ.

Одно

временно с использованием ресурса государственной экономической дипломатии поощрялась кооперация российских государственных структур и структур со значимой долей государственного капитала с крупным зарубежным высокотехнологичным бизнесом.

Наиболее показательным примером в данном отношении может считаться известный и перспективный проект российского гражданского сектора высоких технологий — среднемагистральный самолет «SSJ-100», который изначально разрабатывался как международный проект, в развитии которого приняли участие ведущие компании из шести стран. Впрочем, примеров стимулировавшейся российскими властями кооперации российского государственного или окологосу- дарственного бизнеса и иностранных ТНК в аэрокосмической сфере немало. Они есть и в области создания некоторых военных и атомных технологий, где Россия успешно создавала совместные предприятия и пыталась сформировать сбытовые альянсы8 .

Наконец, воспроизводя удачную практику «Газпрома», Россия постаралась создать базу для будущего альянса с европейским EADS9 за счет своеобразного «обмена активами». Продав EADS в 2005 г. 10% акций НПО «Иркут» и позднее обещав конвертировать пакет в будущие акции Объединенной авиастроительной корпорации, российские власти в 2006 г. приобрели (в собственность Внешторгбанка) небольшой пакет акций европейского концерна (5,25%).

Однако ЕС негативно прореагировал на подобную стратегию, выразив беспокойство по поводу попытки российского государства проникнуть в «святая святых» европейских технологий и дав понять, что серьезные покупки или «обмены» с Россией в данной сфере одобрены не будут. Беспокойство в ЕС вызвал тот факт, что в роли покупателя выступило именно государство, тогда как российский частный бизнес чувствовал себя в отношении приобретения некоторых инновационных — для своих отраслей — активов более спокойно (в том числе и потому, что на покупку «стратегических» технологий или компаний он не претендовал).

Поощряла Россия в определенных отраслях и экспортный потенциал отечественного околоинновационного и инновационного (обычно государственного) бизнеса. Подобная практика наблюдалась прежде всего в диалоге с развивающимися странами, где приблизительно с 2004—2005 гг. президент и правительство РФ все более активно выступают в качестве «брокера» российских инноваций, инкорпорируя вопрос о продаже высокотехнологических товаров и услуг во все переговоры с коллегами из стран бывшего «третьего мира».

<< | >>
Источник: А. Д. Богатуров. Экономическая политология: Отношения бизнеса с государством и обществом. 2012

Еще по теме МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В СФЕРЕ ТЕХНОЛОГИЙ:

  1. Глава 31. Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства
  2. КОНЦЕПТУАЛЬН^ІЕ ОСНОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРН^ІХ ИССЛЕДОВАНИЙ В СФЕРЕ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА И РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Подкопаев В.В.
  3. Глава VI ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ И ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЙ В СФЕРЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  4. Лекция 68. Международное производственное сотрудничество. Международное научно-техническое сотрудничество
  5. Объекты международного сотрудничества
  6. § 31. Международное сотрудничество в решенииглобальных проблем. Стратегия устойчивого развития
  7. Глава 6. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В СФЕРЕ ТРАНСПОРТА
  8. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО НАУЧНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК В КОНТЕКСТЕ ДИАЛОГА КУЛЬТУР Ильхам Мамед-Заде
  9. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ В СФЕРЕ ПРИМЕНЕНИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР, СВЯЗАННЫХ С ИЗОЛЯЦИЕЙ ОТ ОБЩЕСТВА
  10. 4.3. Рабочая программа курса «Технологии международного социального аудита»
  11. § 1. Общая характеристика учебного сотрудничества Сотрудничество как современная тенденция
  12. Голунов, С. В.. Проблемы безопасности и международного сотрудничества : [монография] / С. В. Голунов ; ВолГУ ; Центр региональных и трансграничных исследований ; науч. ред. Л. Б. Вардомский. — Волгоград : Изд-во ВолГУ. — 422 с., 2005
  13. Лекция 34. Международное географическое разделение труда.Международная экономическая интеграция
  14. Особенности международных операций при международном лизинге.