<<
>>

Модель общественного богатства - матрица синтеза категорий микро- и макроэкономики

  Действительный исходный пункт исследования - анализ всей совокупности производственных отношений капиталистического способа

производства жизни, анализ единства многообразного конкретного.

Предметом микро- и макроэкономики также является совокупность производственных отношений, но исходным пунктом - отдельные отношения. Метод теории общественного богатства - анализ многообразного конкретного «без скальпеля» путем абстракции, его расчленение на иерархические уровни, выделение исходного отношения и, наконец, синтез, собственно построение модели, в движении от абстрактного отношения (содержащего в потенции весь общественный организм) к многообразному конкретному, к обществу как живому, развивающемуся целому. Микро- и макроэкономика также используют метод движения от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному, но «со скальпелем». Первый шаг - абстракция-отсечение отдельных отношений от живого целого, второй - анализ, общенаучная абстракция внутри выбранного круга отношений, третий - построение модели. Результат - частные, статичные модели. Модель части целого может адекватно отражать экономическую реальность, если в остальном организме не происходит изменений, т.е. при прочих равных и неизменных условиях.

Недостатки микро- и макромоделей хорошо известны экономистам-практикам. Построение частичных моделей в единстве многообразного конкретного, где «все зависит от всего» - бесконечный процесс (пример - множество макроэкономических моделей). К п параметрам модели всегда можно добавить (п + 1) параметр, который раньше исследователь считал «несущественным» и т.д.

«Экономическая действительность слишком многовариантна и скорость ее изменения опережает темп ее изучения. Дело обстоит так, как будто после длительной, кропотливой и изощренной работы над моделью исследователь получает от нее следующее сообщение: "Ответы на Ваши вопросы зависят от не учтенных Вами обстоятельств".

Обнаруженные эмпирические закономерности не накапливаются, а напротив, опровергаются последующими исследованиями»[552].

Но главное, что «сложение» частичных моделей не может дать модели живого экономического организма даже в том случае, если удалось смоделировать все его «части». Механическое расчленение организма на «части» умерщвляет и часть, и весь организм. Воссоздать теоретическую модель живого организма из мертвых частей невозможно. В «Маленьких трагедиях» Пушкина это метод Сальери, который таким образом пытался постичь гармонию музыки Моцарта: «Звуки умертвив, музыку я разъял, как труп. Поверил я алгеброй гармонию». В результате Сальери так и не удалось понять законы гармонии музыки Моцарта.

Метод математического описания отдельных явлений не означает, что микро- и макроэкономика «не является наукой», а микро- и макромодели не отражают экономическую действительность. Напротив, этот метод дает серию фотографий реальных моментов движения общественного организма. Потому категории микро- и макроэкономики, полученные математически описательным методом в ходе непосредственного наблюдения, т.е. категории вальрасианской версии неоклассики включаются (синтезируются) в модель общественного богатства. Категории маршаллианской версии неоклассики как выходящие за рамки научного математически описательного метода не могут быть включены в модель общественного богатства.

История метода. Маржиналистская революция - революция в методе исследования, аналог революции Галилея и Ньютона. Вальрасианская математически описательная революция и маршаллианская гипотетически-экспликативная «контрреволюция». Маркс дал окончательный ответ на вопрос Смита о природе «богатства народов». Природа богатства - стоимость. Непосредственно наблюдаемая форма богатства (носитель стоимости) - потребительная стоимость, благо. Но это открытие природы богатства не было понято современниками.

Если природа явления неизвестна, то ничего не остается, как перейти на математически описательный метод.

Маржиналистская революция - революция в методе, аналогичная революции метода в физике.

Галилей и Ньютон в молодости надеялись открыть природу силы тяготения. Но этим надеждам не суждено было сбыться. Качественное объяснение природы тяготения Аристотелем (камень падает вниз потому, что стремится занять свое естественное место; пламя огня устремляется вверх, потому что там естественное место пламени) не устраивали ученых.

Новаторский подход Галилея состоял в том, чтобы получить количественные описания явлений, независимо от каких бы то ни было «качественных» физических объяснений. Поясним на примере: мяч, выпущенный из руки, падает на землю. Почему он падает? В объяснение этого можно приводить различные гипотезы, Галилей рекомендует поступить иначе. По мере того как время, отсчитываемое от начала падения, увеличивается, растет и расстояние, пройденное мячом от начальной точки. На математическом языке и расстояние, проходимое мячом при свободном падении, и время, отсчитываемое от начала падения, называются переменными, ибо в процессе падения и то и другое изменяется. Галилей попытался найти математическое соотношение между этими переменными. Полученный результат записывается в виде формулы (где g = 9,8м/с2 - ускорение свободного падения вблизи поверхности Земли).

Формула компактна, точна и отличается количественной полнотой. При любом значении одной переменной (в нашем примере - времени) формула позволяет точно вычислить соответствующее значение другой переменной (расстояния).

Следует подчеркнуть важное обстоятельство: эта математическая формула описывает то, что происходит, не объясняя причинной связи, т. е. ничего не говорит о том, почему мяч падает. Она лишь дает нам количественную информацию о том, как происходит падение мяча. Обычно ученый пытается установить математическую зависимость (выражаемую формулой) между переменными, которые (как он надеется), имеют причинно-следственную связь. Для успешного решения этой задачи - установления математической зависимости между переменными - ученому вовсе не обязательно исследовать или понимать причинную зависимость.

И это отчетливо понимал Галилей, отстаивая приоритет количественного математического описания перед менее успешным качественным исследованием и поиском причинных связей в природе.

Галилей настоятельно советовал естествоиспытателям: не рассуждайте о том, почему происходит какое-то явление - описывайте его количественно.

Галилей надеялся исследовать природу силы тяготения. Но поскольку это не представлялось возможным, он выбрал наиболее эффективный математически описательный метод исследования.

Первая реакция на эту идею Галилея была отрицательной. Даже у Декарта решение Галилея заняться поиском описательных формул вызвало протест: «Все, что Гал илей говорит о телах, свободно падающих в пустоте, лишено всякого основания; ему следовало бы сначала определить природу тяготения»1.

В своем «Исследовании...» А. Смит дает, с одной стороны, основы теории природы богатства, а с другой, - описание форм богатства. Отсюда двойственность метода. «С одной стороны, он прослеживает внутреннюю связь экономических категорий, или скрытую структуру буржуазной экономической системы. С другой стороны, он ставит рядом с этим связь, как она дана видимым образом в явлениях конкуренции... Оба эти способа понимания, из которых один проникает во внутреннюю связь буржуазной системы, так сказать, в ее физиологию, а другой только описывает, каталогизирует, рассказывает и подводит под схематизирующие определения понятий то, что внешне проявляется в жизненном процессе, в том виде, в каком оно проявляется и выступает наружу, - оба этих способа понимания у Смита не только преспокойно уживаются один подле другого, но и переплетаются друг с другом и постоянно друг другу противоречат»[553] [554].

Неокпассика приняла описательный метод Смита, отказавшись от его метода выяснения внутренних взаимосвязей. В наиболее полном виде он был применен Вальрасом, который считал, что экономическая наука должна описывать естественные, т.е. не зависящие от воли экономических агентов, факты. Прежде всего - меновую стоимость.

Пример: выведение равновесия обмена из эмпирических кривых спроса без какого-либо упоминания о поведении потребителя и полезности.

В физике Ньютона, среди прочих современников критиковал Лейбниц, утверждавший, что закон всемирного тяготения не имеет права называться законом, а представляет собой лишь вычислительные правила.

Новаторство Вальраса подверглось критике современников. В письме к нему, Менгер указывал, что «математика очень хороша в определенных описательных целях, но она не позволяет проникнуть в сущность явления»[555].

Но главным оппонентом Вальраса стал Маршалл. Он выступил против математически описательного метода. Его не устраивало то, что «факты сами по себе молчат... Наиболее опрометчивым и ненадежным из всех теоретиков является тот, кто претендует на то, чтобы дать фактам и цифрам говорить самим за себя»[556].

Маршаллианская «контрреволюция» заключалась в озвучивании немых фактов голосом исследователя, в выдвижении правдоподобных гипотез-объяснений, не основанных на понимании природы богатства. Эмпирическую кривую спроса Маршалл объяснял «коренным свойством человеческой натуры», которое формулировалось в виде «закона насыщаемых потребностей, или закона убывающей полезности»1.

Маршаллианская версия - нарушение постулата математически описательного метода. Постулат в формулировке Ньютона «гипотез не измышляю»: «До сих пор я изъяснял небесные явления и приливы наших морей на основании силы тяготения, но я не указывал причины самого тяготения... Причину же этих свойств силы тяготения я до сих пор не мог вывести из явлений, гипотез же я не измышляю. Все же, что не выводится из явлений, должно называться гипотезою, гипотезам же метафизическим, физическим, механическим, скрытым свойствам не место в экспериментальной философии»[557] [558].

В формулировке Фридмена: «факты следует описывать, а не объяснять»[559].

Маршаллианская версия выходит за рамки научного математически описательного метода и не включается в модель общественного богатства.

В течение полувека маршаллианская версия безраздельно господствовала в неоклассике. Работу Вальраса перевели на английский спустя 80 лет - в 1954 г. Но к середине прошлого века экономисты-теоретики по преимуществу перешли на математически описательный метод.

«Я склонен думать, - писал Фридмен в 1949 г., - что в действительности дело в том, что медленно и постепенно роль, предназначенная экономической теории, изменялась с течением времени, и теперь мы определяем роль экономической теории совсем не так, как это делал Маршалл. Мы делаем реверанс Маршаллу, но идем вместе с Вальрасом»[560].

Математический метод поддержал Пол Самуэльсон (1952)[561]. В "Методологии позитивной экономической науки» (1953 г.) Фридмен резко критикует маршаллианскую версию. Он приводит «вымышленную гипотезу, аналогичную многим гипотезам в общественных науках». Наблюдение ресположения листьев в кроне деревьев показывает, что они сосредоточиваются скорее на южной, чем на северной, стороне деревьев. Это многократно описанный факт, правдоподобным объяснением которого является утверждение в духе Маршалла, что расположение листьев в кроне связано с поведением листьев, которые максимизируют полезность.

«Гипотеза утверждает не то, что листья совершают такие действия, а лишь то, что листья расположены так, как будто они их совершали. Вопреки очевидной ложности "предпосылок" гипотезы, она обладает большим правдоподобием, поскольку ее следствия "согласуются с наблюдениями"»[562].

<< | >>
Источник: А. В. Бузгалин, д. э. н. М. И. Воейков, д. э. н. О. Ю. Мамедов, д. э. н. В. Т. Рязанов. Политэкономия: социальные приоритеты. Материалы Первого международного политэкономического конгресса. Т. 1: От кризиса к социально ориентированному развитию: реактуализация политической экономии.. 2013

Еще по теме Модель общественного богатства - матрица синтеза категорий микро- и макроэкономики:

  1. Модель общественного богатства - матрица синтеза категорий микро- и макроэкономики