<<
>>

ОЦЕНКА ПОЛИТИЧЕСКИХ РИСКОВ КАК НАУКА И БИЗНЕС

  Необходимость профессиональной оценки политических рисков связана с тем, что предприниматель не может повлиять на них доступным ему инструментарием собственно коммерческой активности.
Такие риски могут возникать независимо от результатов деятельности бизнесмена или деловых качеств, но могут быть и результатом допущенных им ошибок (желания сэкономить на соблюдении экологических стандартов, например).

Спрос на профессиональную оценку политических рисков и возникновение соответствующей отрасли бизнес-консалтинга имели место сначала в нефтегазовом секторе. Во-первых, именно в этой сфере обращались огромные средства, и потери вследствие недоучета рисков могли исчисляться миллиардами долларов. Во-вторых, многие не- фте- и газоносные провинции расположены в политически нестабильных регионах. Правительства, пришедшие в этих государствах к вла

сти в процессе деколонизации, смотрели на добывающие отрасли как на основной инструмент утверждения национального политического и экономического суверенитета. Их в принципе не устраивала ситуация сохранения зависимости главной отрасли экономики от иностранного капитала. Ликвидация его контроля при помощи национализации была вопросом времени и конкретных условий (с компенсацией или без). Аналитика в подобных случаях сводилась к попыткам более или менее предсказать время начала натиска на иностранный капитал и выявить возможные варианты компромисса между зарубежными компаниями и местными правительствами, если такие варианты вообще были возможны.

Тем не менее появление термина «политический риск» не было связано с нефтью и газом. Американские корпорации стали употреблять его с 1959 г., после прихода к власти на Кубе Ф. Кастро. В тот же период в свет вышла первая теоретическая работа со словосочетанием «политический риск» в заголовке — монография американского исследователя Ф. Рута «Бизнес США за рубежом и политический риск».

В 1960—1970-х годах интерес к оценке рисков вырос, поскольку увеличилась угроза национализации иностранной собственности в недавно освободившихся государствах. В 1974 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Хартию экономических прав и свобод, в которую голосовавшие за нее страны, в подавляющем большинстве развивающиеся, внесли пункт, содержавший осуждение попыток ТНК развитых стран вмешиваться во внутренние дела молодых государств. В книгах об экономических отношениях с развивающимися странами пассажи об оценке политических рисков с конца 1960-х годов становятся общим местом. Под риском в эти годы прежде всего понимали угрозу национализации. Для выяснения степени ее вероятности в ведущих американских корпорациях были сформированы специальные подразделения. Первыми по этому пути пошли крупные компании — «Форд», «Дженерал Моторс», «Юнилевер».

Для анализа рисков в тот период использовали технику «больших туров». Она заключалась в том, что менеджеры (не профессиональные аналитики) отправлялись в поездки по различным регионам мира, устанавливали контакты с местными лидерами, деловыми сообществами и политическими элитами. Преимуществом данного метода была высокая степень ознакомления таких инсайдеров с политической ситуацией на месте, на целевых рынках. Личные связи позволяли выявить потенциально опасные явления, подлежащие дальнейшему осмыслению с целью выработки мер для их нейтрализации. Если такие меры было невозможно разработать или соответствующие затраты оказыва

лись слишком высокими, то в аналитическом заключении появлялась рекомендация о нежелательности ведения бизнеса с той или другой страной. Недостатками этого метода были высокий субъективизм экспертных оценок и затратность проводимых исследований, в том числе по показателям времени, которого они требовали. Тем не менее такие исследования продолжали проводить, особенно после во многом непредвиденной деловыми кругами «исламской революции» в Иране в 1978—1979 гг., которая резко и внезапно поменяла условия ведения бизнеса в этой стране.

Следующий этап развития отрасли анализа рисков был связан с изменениями в экономической науке конца 1980-х годов. В экономической теории получила распространение доктрина неолиберализма. Наиболее активно ее положения стали воплощаться в жизнь в США и Британии при правлении Р. Рэйгана и М. Тэтчер. Основой роста стали прямые иностранные инвестиции и международная торговля, в которую включался малый и средний бизнес. В США на его долю приходилось до 96% экспортных операций, в странах ЕЭС — до 70%.

В мировой экономической системе господствовала идея дерегуляции. В политике развивающихся стран шли сложные процессы государственного строительства, структурирования политических партий, освоения избирательных процедур и норм. Эти перемены, как правило, влекли за собой снижение уровня внутренней стабильности и повышение степени непредсказуемости ситуации на местах. Во-первых, правительства молодых стран нередко меняли правила игры для бизнеса так быстро и бесцеремонно, что иностранные бизнесмены практически уже не могли обеспечивать прибыльность своих вложений. Во- вторых, в развивающемся мире процветала коррупция, прямые потери от которой доходили до 3% оборота и не считались в то же время страховым случаем. Не давать взятки чиновникам было тоже опасно, так как могли последовать репрессии со стороны местной бюрократии в виде произвольных нововведений в таможенной и налоговой практике страны приложения капитала.

«Демократизация» политики развивающихся стран для бизнеса выливалась в повышение политических рисков. Сопряженные с ней процессы создавали институциональные условия для переноса внутренних сугубо политических баталий на поле иностранной предпринимательской активности. Отношение к иностранным инвесторам часто определяло линии политического раздела между правящей партий и оппозицией. В итоге ТНК попадали в фокус придирчивого и не всегда доброжелательного общественного внимания.

Одновременно стало проявляться несовершенство метода «больших туров».

Он оказался недостаточно эффективным, поскольку менеджерам не хватало профессионального знания стран, в которые они отправлялись. Кроме того, установив личные контакты с местной элитой, они часто оказывались «заложниками старых дружб», которые таким образом возникали, теряя возможность разнообразить свои контакты и улавливать новые тенденции на местах. Возникла потребность в привлечении внешней профессиональной экспертизы, а она увеличивала издержки.

Вместе с тем важность заблаговременного выявления рисков становилась более очевидной. Потенциальным кредиторам, например, было важно понимать, что может повлиять на платежеспособность потенциальных заемщиков в кратко-, средне- и долгосрочной перспективе. Всемирной кризис задолженности в начале 1980-х годов об этом убедительно свидетельствовал. Во второй половине 1980-х годов в развивающихся странах было зарегистрировано 11 случаев крупных потерь иностранных предпринимателей, связанных с внезапным изменением политических и экономических условий на региональных рынках. Речь идет о масштабных экспроприациях иностранной собственности и валютных кризисах в Мексике (1994) и странах Юго-Восточной Азии (1997-1998).

Правда, прогнозирование рисков оставалось сложной задачей, а их точность оставляла желать лучшего. Эти слабости решили компенсировать за счет снижения субъективной составляющей оценок и повышения их «объективности» на основе внедрении ЭВМ и количественных методов исследований. Казалось, математика внесет в прогнозы точность, а применение компьютеров окажется дешевле экспертизы аналитиков.

Это сказалось на популярности логико-интуитивного анализа настолько сильно, что в 1994 г. в США была распущена Ассоциация анализа политических рисков, которая объединяла около 500 профессиональных экспертов.

Однако уже к концу 1990-х годов заказчики поняли, что погорячились. Внедрение экономико-математических методов анализа позволяло улавливать и первично систематизировать огромные объемы информации. Однако компьютерные техники сами по себе при всем их совершенстве не могли должным образом интерпретировать тенденции и события, выявлять их политические смыслы и строить прогнозы, объясняющие бизнесу особенности ситуации на местах, и тем более предлагать ему сценарии поведения, которые могли бы обезопасить интересы предпринимателей.

Участие человеческого интеллекта

осталось решающим элементом оценки рисков и разработки способов их парирования, а математика — важным дополнительным инструментом аналитической работы, средством верификации прогнозов и ограничения роли субъективных оценок эксперта-аналитика.

В 2000-х годах оценка рисков стала осуществляться на основе комбинированных методов, в которых сочетались возможности новых информационных технологий и человека. Усилия профессионалов стали фокусироваться на попытках совместить в прогнозных исследованиях учет как макроэкономических показателей, так и параметров политических изменений. Сложность заключалась в том, что последние плохо поддаются квантификации и их поэтом сложно представить в форме точных математических показателей, подлежащих обсчету на машине.

В результате индексы ведущих центров изучения политических рисков приобрели «композитный» характер. Описание качественных параметров ситуаций соседствует с рядами количественных, в основном макроэкономических, показателей. Отчасти поэтому понятие «политического риска» в прогностической работе  

<< | >>
Источник: А. Д. Богатуров. Экономическая политология: Отношения бизнеса с государством и обществом. 2012

Еще по теме ОЦЕНКА ПОЛИТИЧЕСКИХ РИСКОВ КАК НАУКА И БИЗНЕС:

  1. Четыре аспекта экономической науки
  2. 3.3. Новые моменты в политических отношениях между СССР и МНР во второй половине 1980-х гг.
  3. ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАНИЕ КАК ОСНОВА ИННОВАЦИОННЫХ СТРАТЕГИЙ НАУЧНОЙ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИННОВАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ И СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ: МЕХАНИЗМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Яскевич Я. С.
  4. МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ СТАТУС СОВРЕМЕННЫХ СОЦИАЛЬНОГУМАНИТАРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Я.С. Яскевич
  5. § 4. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ
  6. 9 Там, где ангелы летать страшатся
  7. § 1.2. Исследования политической коммуникации в период развитого индустриального общества
  8. Конфигурация американского общественного мнения в отношении иранской проблемы в 2000-е годы
  9. о ПАСПОРТАХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ НАУЧНЫХ РАБОТНИКОВ
  10. Местный хозяин: в каких сообществах формируется малый бизнес?
  11. 2.1. Креативные ресурсы региональных сообществ
  12. ОЦЕНКА ПОЛИТИЧЕСКИХ РИСКОВ КАК НАУКА И БИЗНЕС
  13. понемногу вытесняется более общим понятием странового риска. ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ ОЦЕНКИ РИСКОВ
  14. ПОЛИТИЧЕСКИЕ РИСКИ ДЛЯ БИЗНЕСА И РОССИЯ
  15. ПРИМЕЧАНИЯ