<<
>>

ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИЯ СФЕРЫ АНАЛИЗА ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА

На протяжении последних лет заметны усложнение и профессионализация подхода к проблематике отношений бизнеса и власти. Раньше

признаком квалификации специалиста по контактам с государственными органами в структуре частного бизнеса считалась толстая записная книжка с телефонами чиновников всех уровней и регионов страны.

В 1990-х годах критерием отбора «джиар-профессионала» являлись его связи (родственные, земляческие, дружеские — вплоть до списка одноклассников и сокурсников в институте). Аналитические, коммуникативные и прочие личные профессиональные способности кандидата ценились меньше. Считалось, что подготовить (научить) специалиста по связям с государством невозможно. Повторялся тезис о том, что в реалиях современной России отношения бизнеса и власти носят характер не науки, а ремесла. Поэтому успешным «коммуникатором с властью» можно стать только при наличии богатой жизненной практики и опыта работы в бизнесе или власти. Мало кто верил в способность «человека без связей» найти полезный контакт и выстроить нужные отношения, опираясь главным образом на свои умения, ум, знание человеческой психологии, изобретательность и предприимчивость, талант располагать людей в свою пользу.

Более того, доминировала точка зрения о том, что, прибегая к тому, что на Западе называлось легальным лоббизмом, бизнес в России занимается саморазрушением, поскольку считалось, что лоббизм в условиях несовершенства правовых норм России ведет только к коррупции, ослаблению механизмов демократического государства. В итоге, отмечали критики, эффективность властных структур становится ниже, а от этого интересы предпринимателей страдают больше. Каждая очередная попытка бизнеса отстоять свои интересы через разговор с властью приводит к «движению по спирали»: новый виток безрезультатных переговоров чреват лишь ослаблением взаимодействия между государством и предпринимателями и ухудшает деловой климат.

Так ли это на самом деле?

К началу второго десятилетия XXI в. стало очевидно, что роль государства в регулировании экономических отношений в России остается весьма значимой. Многие российские и иностранные компании стали создавать полноценные департаменты для работы с органами государственной власти. В таких структурах работают как «контактеры-толкачи», так и аналитики, в том числе вполне серьезные.

Целью подобных департаментов является детальная проработка платформ для переговоров с чиновниками по тому или иному вопросу, в решении которого заинтересована компания. Отделы готовят детальную аргументацию, пытаясь заранее предвидеть контраргументы

собеседников и найти доводы в ответ на прогнозируемые возражения. Продумываются и сопровождающие такие переговоры организационные мероприятия — встречи, «звонки», «рекомендации», передача благоприятной для компании информации, предварительная или итоговая подача материалов в СМИ.

Первые из подобных отделов в начале 2000-х годов создавались преимущественно иностранными компаниями, пришедшими на российский рынок. Пальму первенства держали табачные компании, обладающие огромным опытом в сфере джиар-отношений за рубежом. Но в последующем десятилетии специализированными подразделениями, целью которых являются контакты с властью, обзавелись практически все крупные бизнес-структуры в различных сферах деятельности: финансах, добывающей, обрабатывающей, пищевой промышленности, торговле, сельском хозяйстве, фармацевтике, производстве услуг, новостном бизнесе.Этот процесс развивался неравномерно в масштабах российской экономики. В некоторых отраслях развитием взаимоотношений с государственными структурами занимается не один десяток человек, существуют четко прописанные механизмы и модели поведения. В других сферах деятельности «культура лоббизма», норма систематической, продуманной работы с властью не прижилась.

Лидерами диалога остаются производители и продавцы табачных изделий, фармацевтические корпорации, предприятия нефтяной сферы и добывающих отраслей, компании формирующегося сектора высоких технологий и некоторые институты сферы финансовой деятельности.

Опережающая активность компаний этой группы связана прежде всего с наличием среди них большого числа зарубежных компаний, имеющих опыт систематической GR-работы и привыкших планировать расходы с учетом необходимости затрат на поддержание взаимопонимания с властью и обществом. Кроме того, компаниям добывающей сферы (нефтяной и газовой), так же как корпорациям наукоемких производств, проще даются контакты с властью в силу традиционных связей государства с энергетическим сектором и ярко выраженного с конца 2000-х годов интереса власти к внедрению инноваций в рамках политики «модернизации».

В ряде отраслей активность компаний невелика из-за того, что диалогом с властью занимаются профессиональные объединения соответствующего профиля, в известном смысле облегчая задачу корпораций. Такая ситуация характерна для ассоциаций производителей алкоголя, страхового бизнеса и строительных отраслей. Формирование предпринимательских организация в других отраслях в силу разных причин запаздывает, но в целом заметна тенденция в их созданию практически

во всех сферах экономической деятельности. В этом смысле процессы структуризации бизнес-организаций в России и развитых западных странах, а также в Японии принципиально не различаются, а эффективность усилий в налаживании каналов организованного партнер - ства с властью понемногу повышается, хотя уровень организованности этих усилий отстает от потребностей предпринимателей.

Хотя, как правило, инициатором диалога с государством оказывается бизнес, в некоторых случаях российская власть сама поощряет предпринимателей к партнерству. При некоторых министерствах появились «площадки», на которых деловые люди имеют возможность довести свои мнения непосредственно до ответственных чиновников и таким образом в известной степени повлиять на них. Примерами такого рода можно считать общественные советы при Министерстве промышленности и торговли, Министерстве сельского хозяйства, Министерстве регионального развития, Общественно-консультативный совет при Федеральной таможенной службе и ряде других министерств и ведомств (Министерство юстиции, Федеральное дорожное агентство, Федеральное агентство воздушного транспорта). Попасть в подобные советы не просто, но реально. Хотя персональный состав большинства подобных объединений утверждается решением правительства, формируется он на основе предложений общественных объединений, отраслевых союзов, бизнес-ассоциаций и самих министерств.

Став членом рабочей группы, представитель бизнеса получает возможность лоббировать свои интересы. В комиссии Минэкономразвития по защитным мерам во внешней торговле можно повлиять на изменения в таможенных тарифах на продукцию частных предприятий. Члены Общественного совета при Налоговой службе получают возможность воздействовать на формирование фискальной политики в отношении частного бизнеса. 

<< | >>
Источник: А. Д. Богатуров. Экономическая политология: Отношения бизнеса с государством и обществом. 2012

Еще по теме ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИЯ СФЕРЫ АНАЛИЗА ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА:

  1. ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИЯ СФЕРЫ АНАЛИЗА ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА