<<
>>

Самые сложные проблемы - внутринаучные!

Экономистов-аналитиков со всех сторон обступают многочисленные хозяйственные и производственные неурядицы, которым в диссертационных исследованиях щедро присваивается статус «актуальных экономических проблем».

Но именно поэтому очень важно каждый раз строго определяться с трактовкой этого, объединяющего экономистов, понятия - «экономическая проблема». Если же мы не будем проверять каждую проблему на предмет ее реальной «экономичности», то возникает опасность под видом анализа «экономических проблем» попусту тратить время на бесполезное обсуждение внепредметных (то есть - околоэкономических) проблем. И тогда многие, ожидающие помощи от экономистов, испытают оправданное разочарование, а эффективность усилий самих экономистов окажется минимальной.

Действительно, в среде экономистов по-прежнему популярна (и, видимо, неистребима) склонность к отождествлению «экономики» - то .с «производством», то - с «хозяйством». В первом случае дискуссии экономистов превращаются в заочные производственные совещания, во втором - в забытые партхозактивы.

Давно замечено - чем больше экономических проблем решается, тем больше обнаруживается новых проблем. Тем не менее, для экономистов крайне малоэффективно заниматься конкретным анализом конкретных территориальноотраслевых проблем производства, поскольку по отношению к ним точно можно сказать только одно - «несть им числа». Однако полагать, что производственная (или хозяйственная) проблема - это уже и есть экономическая проблема, - заблуждение, опасное и малопродуктивное.

Пора, в конце концов, осознать - экономическая наука реализует собственную логику приоритетов, которая очень опосредованно отражает практику. Поэтому не всё, что мучает производственников и хозяйственников, должно быть в центре профессионального внимания экономистов.

Более того, надо очень много предварительно потрудиться, и потрудиться именно теоретически, чтобы производственно-хозяйственная проблема приобрела признаки, а с ними - и статус, предметно-экономической проблемы.

Да, практика ждет помощи от экономистов, но именно как от экономистов, а не как от производственников или хозяйственников.

Не менее важно признать - экономическая наука изучает другой класс проблем, нежели тот, который в центре внимания производственников и хозяйственников. У экономической науки другая, извините, парадигма, другая специализация и другой инструментарий анализа.

При забвении же специфики экономического подхода к производственнохозяйственным проблемам экономисты и сами не решат «свои» проблемы, и производственникам с хозяйственниками помешают.

В чем же существенное отличие производственно-хозяйственного (отраслевого) подхода от экономического?

В том, что производственно-хозяйственный подход находит, предлагает и обосновывает технологические средства достижения технологических целей. Экономический же подход предлагает экономические инструменты достижения тех же технологических целей.

Например, изобретатель нашел дешевый способ обработки нефти. Все неэко- номисты радуются будущему удешевлению цен на бензин. И только экономист портит настроение, предупреждая, - пока не будет демонополизирован рынок нефтепродуктов, пока на нём будут представлены только государственные монополии, цены будут расти, хоть внедряйте все изобретения.

Отсюда следует, что экономические проблемы — это те и только те проблемы, которые вырастают из противоречий экономической организации обще- ствемного производства. Следовательно, обоснование того, что перед нами именно экономическая, а не производственно-хозяйственная проблема, состоит в показе её обусловленности неэффективностью экономической организации производства.

Между прочим, - приведенный пример полностью соответствует критерию экономической проблемы, поскольку она отражает именно неэффективную экономическую организацию современного российского производства. Ведь монополизм действительно душит большинство сфер отечественного производства, и потому превратился сегодня в реальную, универсальную и самую актуальную для нашей экономики экономическую пробпему.

А монополизм, как учили некогда весьма почитаемые экономисты, это - застой, неэффективность, стагнация. Более того, они предупреждали: всякая монополия плоха, но хуже всего — государственная монополия в экономике. Ибо возникает «государственно-монополистическая экономика» - форма удвоено-неэффективного производства, и к тому же непобедимый институт коррупционного расхищения ресурсов. Актуальность демонополизации видят все, кроме Антимонопольного комитета (почему-то самого молчаливого федерального комитета, да и на местах его представители невидны).

Моделирование экономического механизма ускоренной демонополизации на уровне отрасли, региона, сферы, в целом национальной экономики - вот, бесспорно, актуальная экономическая проблема. Тем более что доминирующая экономическая форма обычно порождает соответствующую политическую форму.

Таким образом, вне экономического контекста не существует эффективного решения производственно-хозяйственных пробпем.

Более того, в силу стратегического масштаба экономических инструментов они всегда выходят за рамки конкретного анализа конкретных территориальноотраслевых проблем производства. Вот почему экономисты могут и должны сделать более важное и эффективное дело, чем вымучивать маловразумительные производственно-хозяйственные рекомендации, - они должны разрабатывать модели оптимальной реализации экономической составляющей производственнохозяйственных проблем. Вот выявление, рационализация и оптимизация этой экономической составляющей и есть, по моему мнению, основная форма участия экономистов в производственно-хозяйственной практике.

Однако в любом случае путь экономиста к производственно-хозяйственной практике лежит через экономическую теорию, что уже само по себе - как это ни горько, - представляет для нас иногда большее испытание, чем непосредственный выход на практику.

Самой же сложной, заслуживающей особого и длительного внимания является группа внутринаучных проблем экономической теории, в значительной мере предопределяющих эффективность прикладного анализа экономистов.

Мы не всегда осознаем, что экономические проблемы порождаются не только несовершенством экономической практики, но и несовершенством экономической теории. Между тем несовершенство экономической теории - как единственного инструмента осознания-познания экономики - часто приводит к тому, что из-за слабости экономической теории мы подходим к экономической практике, так сказать, с «голыми руками».

Это только аспирантам может показаться, что нет познавательных препятствий и ограничений для анализа любой практической проблемы. Ветераны же карабкания по каменистым тропам экономической науки здесь более осторожны - интеллектуальный инструмент фиксации и анализа обнаружившейся экономической проблемы также должен быть хорошо «отточен» и апробирован. Прежде всего, следует отметить внушающую тревогу диспропорцию в тематике исследований отечественных экономистов: сегодня прикладные исследования составляют большинство публикаций, тогда как работы по экономической теории становятся все более редкими.

Это вызывает недоумение, - наука может существовать только как теория. Никаких иных форм существования научное знание не имеет, и иметь не может, хотя сегодня, наряду с экономической теорией, нашлось еще много иных (так сказать, «нетеоретических») выражений экономической науки. Этому сильно способствовала «ваковская паспортизация» отдельных отраслей экономического знания, которая возвела их в ранг «отраслевых экономических наук». И поневоле дивишься, видя, как в «стыковом» автореферате причудливо сочетаются различные «отраслевые» науки, а «экономическая теория» исполняет роль пристяжной, находясь на втором (?) месте по перечислению.

Более того, часто приходится слышать - «но позвольте, это же экономическая теория», причем произносят это с таким видом, будто наткнулись на нечто неприличное. Такая недооценка теории со стороны специалистов прикладного экономического анализа ведет, хотя они это и не осознают, к неполноценности, в первую очередь, самих выполняемых ими прикладных исследований.

Неужели тотальная не- востребованность хозяйственниками практических рекомендаций экономистов еще не показала, что все дело - в отсутствии экономических инструментов, которые бы реализовали эти разработки?

Вот почему самой главной внутренней проблемой развития экономической науки является произошедшее за последние годы ослабление позиций экономической теории (о методологических исследованиях, противных своей бесполезностью - как это видится недолюбливающим теорию и методологию прикладникам - для практики, я боюсь даже упоминать). И мы никогда не решим эту проблему, если не признаем безусловный приоритет экономикотеоретического подхода.

Пришла пора массового осознания простой истины: прикладные экономические исследования, не введенные в предметные границы экономической теории, сами становятся сферой схоластики, несмотря на видимость конкретики и прагматизма. Без экономической теории нет и быть экономической науки, равно как невозможен и конкретно-экономический анализ. Не экономить на теоретических исследованиях, не унижать теоретиков требованием справок о внедрении, а тем более требованием зарабатывания денег, а поощрять их интеллектуальные поиски,

- вот что сегодня особенно важно.

Мне жаль, что сегодня предана забвению такая категория, как «производительные силы», поскольку сменившая их категория «факторы производства» скорее ближе к технической, чем к экономической характеристике.

Совсем исчезли работы по динамике общественного разделения труда. Ме- жду тем каждый элемент экономики представляет собой нечто самостоятельное только в той мере, в какой он обособлен в системе общественного разделения труда (производства). Поэтому изучаемое явление должно быть специально рассмотрено в аспекте его перспектив (как элемент уходящей или возникающей системы разделения труда).

В методологическом плане по-прежнему важно проводить различение необходимого и прибавочного продукта. Поэтому обязательное требование к изучению экономического явления - его характеристика как источника (и элемента) необходимой или прибавочной части общественного продукта.

Важная сторона теоретических исследований - доказательное выявление экономической природы объекта их внимания. Ведь только это делает правомерным применение к нему специфического инструментария экономического познания.

Кроме того, все экономические явления - так или иначе - «участвуют» в реализации двух альтернативных тенденций - индивидуализации и социализации. Это вынуждает в качестве обязательного момента включать изучаемое явление в механизм одной из названных тенденций.

Особая задача экономико-теоретического анализа вытекает из того, что современная экономика представляет собой сочетание двух сфер - рыночной и нерыночной. Поэтому каждое изучаемое экономическое явление должно быть «помещено» (отнесено) к одной из двух названных сфер.

И, наконец, вершина научного анализа - исследование экономических противоречий. Но именно этот объект как-то выпал из поля зрения отечественных экономистов. А ведь это - критерий научности проведенного исследования.

Таким образом, теоретическая задолженность нарастает, и ее нужно погашать, пока не образовалась непомерная пеня. Второй проблемой, чреватой в будущем большими неприятностями, является, на мой взгляд, искусственное ограничение диапазона экономических исследований тематикой ваковского паспорта экономических специальностей. Выражаясь образно, затравленные председатели советов, прежде всего, сверяются с этим документом, и горе тому, кто осмелится принести диссертацию на не утвержденную в паспорте тему.

Представляю, сколько бы «футболили» достопочтенного сэра Джона Мэйнарда Кейнса, если бы он принес сегодня свою работу, написанную на стыке аж трех специальностей, да к тому же еще - и о макроэкономике.

Это - парадокс, но сегодня все действия молодых исследователей строго регламентированы, и не только по тематике. А оригинальность? А дерзость? А революционность? Мы что, принялись выращивать пробирных, боязливых, послушных экономистов, которые знают - шаг влево или вправо приравнивается к антинауке?

Все это обязательно скажется на развитии экономической теории, но скажется, к сожалению, негативно. Третья проблема, это - нижайший уровень историко-экономического обоснования исследуемой проблемы. Если теоретический уровень - для многих все еще постылая обязанность, то историко-экономический анализ вообще выродился в фикцию.

Сегодня подобный анализ фактически свелся к простому перечислению нескольких именитых фамилий, большинство из которых имеет весьма опосредованное отношение к рассматриваемой в работе проблеме. Сделать такую фикцию историко-экономического обоснования можно за семь-десять минут.

Непревзойденный же образец исторического обоснования проблемы - Марксова постановка проблемы стоимости: великий экономист показывает, кто и как постепенно подбирался к проблеме, раскрывая то один ее фрагмент, то другой.

Показ исследуемой проблемы как итога внутринаучного развития экономической теории — таково требование корректного экономического исследования. При этом ссылка на неэффективность практики является только прикладным обоснованием изучаемой проблемы, которая должна быть еще подкреплена историкотеоретическим обоснованием проблемы, которое и есть условие ее внутринаучной постановки.

Историко-экономические исследования - излюбленное занятие наших западных коллег - превратились у нас в диковинку. Эта «диковинность» говорит о реальном состоянии нашей науки больше, чем число добываемых диссертантами справок о практическом внедрении результатов их исследований.

Переходная экономика соткана из множества производственных, отраслевых и хозяйственных проблем. И в этой ситуации многим экономистам кажется, что заниматься надо именно практикой, а уж внутринаучные проблемы могут-то и подождать, — дескать, не до них. Такая позиция особенно опасна, поскольку ее стратегические последствия могут обернуться непоправимой потерей и теории, и методологии отечественной экономической науки. 

<< | >>
Источник: А. В. Бузгалин, д. э. н. М. И. Воейков, д. э. н. О. Ю. Мамедов, д. э. н. В. Т. Рязанов. Политэкономия: социальные приоритеты. Материалы Первого международного политэкономического конгресса. Т. 1: От кризиса к социально ориентированному развитию: реактуализация политической экономии.. 2013

Еще по теме Самые сложные проблемы - внутринаучные!:

  1. 2. Русская идея: проблема национального величия России
  2. § 1. Проблема как форма научного познания
  3. 2.6.2. Основные понятия и проблемы специальной психологии
  4. Рациональность как философская проблема
  5. Глава 15. Конечная фаза войны. Декабрь 1938 года – март 1939 года
  6. Основные умения общения
  7. ГЛАВА ПЕРВАЯ. 1927 год. Аналогия. Проблемы с крестьянством
  8. КРИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС-АНАЛИЗ - СОВРЕМЕННОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ ИДЕОЛОГИИ В.В. Бурсевич
  9. Предварительные замечания
  10. Акмеологические проблемы использования социально- психологических резервов в профессиональной самореализации работников, занимающихся юридическим трудом А. Ф. Федоров (Ковров)
  11. СПЕЦКОМИТЕТ: БЕРИЯ И ДРУГИЕ
  12. Великие государи
  13. § 3. Вопрос о коллизионной отсылке к иностранным валютным ограничениям
  14. Природа реальности и истины
  15. Философия истории
  16. ВОСПИТАНИЕ ИДЕЙНОСТИ ПУТЕМ СТРЕМЛЕНИЯ К ИДЕАЛУ