<<
>>

Д.Е. Сорокин Л.И. Абалкин: политическая экономия и экономическая политика

  Правомерность постановки и обсуждения на политико- экономическом конгрессе проблемы сочетания политической экономии и экономической политики, связанной с именем Л.И. Абалкина ни у кого из организаторов конгресса и присутствующих участников - не вызывала сомнения.
Это понятно, ибо именно эта проблема была в центре научного творчества Леонида Ивановича Абалкина. Дело не только в том, что тем самым мы отдаем дань уважения и памяти, ушедшему от нас год назад крупнейшему российскому политэконому, чье имя, безусловно, навсегда останется в истории российской экономической мысли.

Главное, как мне представляется, в том, что невозможно профессионально осмысливать сегодня перспективы творческого развития политической экономии, не используя в полной мере научное наследие, оставленное нам Л.И. Абалкиным

В Институте экономике группой коллег подготовлен небольшой доклад о жизни и творчестве Л.И. Абалкина. Там, в частности сказано, что Л.И. Абалкина всегда отличала глубоко продуманная, очень взвешенная и фундированная позиция по самым сложным и актуальным проблемам экономического развития. Придерживаясь самых прогрессивных взглядов, ему удавалось избегать крайностей и легковесных суждений. И тем не менее, государственные и политические власти что в советский период, что в постсоветский относились к нему с осторожностью и опаской. Иногда его приближали к власти и пытались прислушиваться к его советам, чаще держали на расстоянии, иногда на очень большом.

Л.И. Абалкин первый заговорил о необходимости перехода к новому типу хозяйственного мышления - к экономическому мышлению, что в период перестройки стало символом наступающего в стране нового времени. К сожалению, многое из того, что предлагал Л.И. Абалкин в ходе становления в стране рыночного хозяйства, не было воспринято и понято. Среди его идей наряду с многочисленными практическими предложениями - использование теории социально-экономических альтернатив, необходимость разработки перспективной стратегии развития страны с учетом общемировых глобальных мегатрендов и исторических вызовов, необходимость признания полифоничности современного мира и поиска места и самоопределения России в нем.

Двадцать последних лет жизнь Л.И.Абалкина была связана с Институтом экономики РАН (АН СССР). Это были сложные переходные годы. Под руководством Л.И. Абалкина Институт выстоял, а в последнее время, расширившись, приобретает новые современные качества.

Огромен круг рассматриваемых Л.И. Абалкиным тем и анализируемых проблем - от разработки теоретических вопросов обществоведения, в частности, его глубочайшего интереса к различным аспектам поиска самоопределения

России, ее месту в мировом цивилизационном процессе, от политической экономии, как науки, объясняющей объективные направления экономического развития и определяющей научные основы экономической политики, выявления макро тенденций в экономике, проведения прикладных экономических расчетов и их вариантов, анализа процессов на микро уровне до обращения к историческим событиям и историческим личностям.

Но в центре его деятельности всегда была политическая экономия. В аспекте сегодняшнего выступления я обращаю внимание на список основных работ Л.И., который приведен в конце доклада. Взгляните на него, и вы увидите, что практически все названия работ - я уж не говорю об их содержании - содержат в себе именно эту проблему: политическая экономия и экономическая политика.

В этой связи хочу напомнить, что работа Л.И. Абалкина «Политическая экономия и экономическая политика», изданная в 1970 г., во многом была посвящена идущей в то время дискуссии: относить ли государство к экономическому базису, тем самым включая государство в предмет политической экономии, или «оставлять» за ним место, как исключительно элементу т.н. надстройки, выводя из объектов политико-экономических исследований.

Известен ответ, который дал Л.И. Абалкин в своей книге. В той части, в которой государство выступает, как агент экономических отношений, что выражается, прежде всего, в государственной экономической политике, государство является неотъемлемым элементом системы экономических отношений и потому не может быть исключено из политико-экономических исследований.

Конечно, сегодня, вопрос о том, должна ли политическая экономия исследовать экономическую роль государства, на мой взгляд, не является предметом научных дискуссий. Однако не могу не напомнить, что в то время, такая постановка расходилась с тем, что я бы назвал талмудистским прочтением марксистского учения, которое по известным причинам занимало господствующие позиции в общественной жизни. В условиях, когда в ходу были аргументы о еретических отклонениях от чистоты марксистского учения, изложенные в письмах, отправляемых по адресу: Москва, Старая площадь, для изложения своей позиции от Л.И. требовалась не только научная логика исследователя, но и гражданское мужество, свойство которое Л.И. Абалкин пронес через всю свою жизнь.

Вместе с тем, если ныне дискуссия о том, должно ли государство присутствовать в экономической системе общества ныне находится за пределами науки политической экономии, то иное дело дискуссии о содержании этого присутствия, как в качественном, так и в количественном отношениях. Этим дискуссиям, видимо, суждена долгая жизнь. Важно только, чтобы они не сводились к известным во времена Л.И. Абалкина дискуссиям об основном и исходном отношении, а выводили на практические выводы для экономической политики. Для придания именно такого акцента, как представляется, необходимо исходить из того, что не может быть определена роль и место государства в экономической жизни общества для всех времен и народов.

В этой связи напомню, что Л.И. Абалкин был глубоко убежден, что политическая экономия, будучи, с одной стороны, как и всякая наука, интернациональной в части познания общих закономерностей функционирования и эволюции экономических систем, одновременно всегда носила национальный характер, как только речь заходила о формах проявление и тем более использования этих закономерностей.

Кстати, такой подход Л.И. Абалкин считал одной из специфических черт российской школы экономической мысли. Не случайно он любил в этой связи цитировать первый учебник, написанный русским автором на русском языке, директором Департамента финансов, сенатором, обер-прокурором Сената А.

Бутовским: «Если применить теорию к объяснению различных сторон жизни Англии, то еще мало будет брошено света на те же вопросы относительно Франции или России, и еще менее относительно Египта или Китая. ...Деятельность народная, в каждом из этих государств, находится под влиянием обстоятельств совершенно несходных, климата, местоположения, государственного устройства, обычаев и вообще образованности. Неудивительно, что и в ее проявлениях, при всей одинаковости побуждений и средств, есть большое несходство, особенно в направлении и результатах»1

По сути, здесь независимо и ранее К. Маркса сделан тот же вывод, что и у последнего: «один и тот же экономический базис, один и тот же со стороны основных условий - благодаря бесконечно разнообразным эмпирическим обстоятельствам, естественным условиям.., историческим влияниям и т.д. - может обнаруживать в своем проявлении бесконечные вариации и градации, которые возможно понять лишь при помощи анализа этих эмпирических данных обстоятельств»[4] [5]

Не менее редко в этой же связи Л.И. Абалкин обращался к С.Ю. Витте, считавшего, что формы проявления того же закона спроса и предложения неизбежно видоизменяются «сообразно различным особенностям общественной организации» и потому политическая экономия лишь тогда «реалистична» (научна), когда она признает относительность «организации народного хозяйства, которая должна сообразовываться со временем местом и всеми социальными условиями данного общества».[6]

Свое кредо в этом отношении Л.И. Абалкин выразил в статье «Поиск путей в меняющемся мире»: «Характер собственности, рыночные институты, мотивы поведения не могут - при всей своей общности - не различаться в англосаксонских и романских странах, в Юго-Восточной Азии и мусульманском мире, в Индии, Китае и России».[7] Современная практика и наша, и зарубежная демонстрирует верность этих положений.

Достаточно вспомнить Доклад Главного счетного управления США «Помощь зарубежным странам: международные усилия по оказанию содействия реформам в России принесли смешанные результаты» (ноябрь, 2000), подготовленном для Комитета по банкам и финансам Палаты представителей Конгресса США, где делается вывод, что западная помощь будет эффективна, если она будет концентрироваться на направлениях, отражающих опыт и приоритеты самой России даже, если они отличаются от западных норм.

Нам необходимо политико-экономическое понимание места и роли государства в экономической системе российского общества. Данная постановка тесно смыкается с вопросом о взаимоотношениях политической экономии, как науки, и экономической политики, как государственной функции.

Я очень часто слышу претензии, что, мол, государство нас ученых не слушает. Но если говорить серьезно, то ведь это жалобы не на то, что науку не слушают, а на то, что не слушают исповедуемые той или иной научной школой взгляды. В этой связи я хочу вновь вспомнить о позиции Л.И. Абалкина, что ни одна научная школа не может обладать монополией на истину. Степень сложности объекта политико-экономических исследований такова, что неизбежно одновременное существование различных парадигм, в рамках которых он описывается. Отсюда и различные сценарии, предлагаемые для формирования государственной экономической политики.

Другой вопрос, что для оптимального выбора руководство страны должно иметь весь возможный набор сценариев, отражающих различные научные взгляды, не допуская монополизации какой-либо одной научной школы. Но для этого, как говаривал Л.И. Абалкин, представители научных школ должны не конкурировать за монополизацию доступа к «государеву уху», а в совместных научных дискуссиях вырабатывать приемлемые для практики решения, не монополизируя права выражать абсолютную истину, стремиться к ее научному осмыслению. Но это относится уже не к науке, а к гражданской позиции или, если хотите социальной ответственности, политэкономов, к которой мы часто призывам представителей предпринимательского сообщества. Призывая предпринимателей к социальной ответственности, не надо забывать и о собственной ответственности. Л.И. Абалкин, как представитель классической российской интеллигенции, никогда о ней не забывал.

<< | >>
Источник: А. В. Бузгалин, д. э. н. М. И. Воейков, д. э. н. О. Ю. Мамедов, д. э. н. В. Т. Рязанов. Политэкономия: социальные приоритеты. Материалы Первого международного политэкономического конгресса. Т. 1: От кризиса к социально ориентированному развитию: реактуализация политической экономии.. 2013

Еще по теме Д.Е. Сорокин Л.И. Абалкин: политическая экономия и экономическая политика:

  1. РАЗДЕЛ 4. Новая политическая экономия Джеймса Бьюкенена
  2. Глава 10 Политическая экономия и открытие общества
  3. Об определении предмета политической экономии и о методе исследования, свойственном ей41 Джон Стюарт Милль
  4. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ
  5. Д.Е. Сорокин Л.И. Абалкин: политическая экономия и экономическая политика
  6. О              значении политической экономии
  7. Предмет и метод политической экономии
  8. К постклассической политической экономии
  9. А.Л. Пороховский Политическая экономия: новая роль в экономической теории XXI века
  10. Предмет политической экономии и его эволюция
  11. Метод политической экономии
  12. Политическая экономия и экономическая теория