<<
>>

СПЕЦИФИКА И ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ СИТУАЦИИ В РОССИЙСКИХ СМИ

Сказанное можно отнести к ситуации на информационном поле большинства стран мира. Однако в России общие тенденции обретают специфику. История взаимоотношений в треугольнике «власть — бизнес — СМИ» в России драматична и распадается на два этапа, граница между которыми проходит примерно в 1999—2000 гг.

1990-е годы были периодом резкого падения авторитета и реальных полномочий центральной власти в нашей стране, что совпало с молниеносным взлетом могущества и финансовых возможностей частного бизнеса в результате приватизации.

К началу этого периода государство уже не имело монополии на информационном пространстве. Центральная власть утратила эту монополию в конце 1980-х годов впервые за 70 лет в результате политики гласности, а события 1991—1993 гг. продемонстрировали гигантскую роль СМИ в политически нестабильном обществе.

Приход частного бизнеса на медиарынок произошел вскоре после того, как этот бизнес получил доступ к промышленным и сырьевым ресурсам страны. Произошло акционирование и фактическая приватизация большинства старых СМИ, а новые создавались исключительно частным бизнесом. Под прямым управлением государства остались лишь второй канал телевидения (РТР — ВГТРК) и официозная «Российская газета».

В 1990-х годах вопиющая слабость государства на информационном поле проявилась в полном провале информационного обеспечения конфликта в Чеченской Республике (1994—1996). Противоречивость и фальшь официальных сообщений приводила к тому, что основным источником информации для граждан страны стали антиправитель

ственные силы. Большинство комментариев в СМИ основывалось на сведениях от сторонников Д. Дудаева, а не представителей российской федеральной власти или военных. Официальные СМИ в Москве демонстрировали либо неосведомленность о реальных событиях на местах, либо полное неумение представлять их в объективном виде и с акцентами на интересы безопасности государства.

Ключевые позиции в информационном пространстве страны заняли СМИ, подконтрольные частному капиталу. Наиболее ярко выраженные формы господство «новостных олигархов» приобрело на телевидении. Самый популярный в те годы телеканал НТВ вскоре после своего создания оказался под полным контролем В. А. Гусинского, владельца группы «Медиа-Мост». Первый телеканал, формально наполовину государственный благодаря сложной структуре акционерных пакетов компании ОРТ, а также личным связям и закулисному влиянию, фактически контролировался Б. А. Березовским. Ему же принадлежали такие влиятельные газеты, как «Коммерсантъ» и «Независимая газета».

Все это не могло не сказаться на «информационном фоне» того времени. Многочисленные «споры хозяйствующих субъектов» выплескивались на экраны телевизоров и страницы газет в виде потоков «компромата» и огромного количества «разоблачающих» материалов, в которых сложно было отделить правду от сознательной дезинформации. На это время пришелся пик карьеры таких «медиакиллеров», как С. Л. Доренко, А. Е. Хинштейн, А. В. Минкин. Апогея информационная «война всех против всех» достигла перед парламентскими выборами осенью 1999 г. Политическая элита страны незадолго до этого разделилась на два лагеря, представленных блоками «Единство» (в основном федеральные министры) и «Отечество — Вся Россия» (главным образом региональные лидеры). Предвыборная кампания запомнилась сражениями Первого канала, где как главный рупор Б.

А. Березовского в поддержку «Единства» выступал С. Л. Доренко против подконтрольного Ю. М. Лужкову канала ТВЦ (главный медиаресурс блока «ОВР»), а также против НТВ, которое, как и весь «МедиаМост», столь активно «раскручивал» Г. А. Явлинского, что про этого политика стали говорить, что его голос «скоро будет слышен из утюга». Аналогичные баталии велись в печатных СМИ. О «принципиальности» этих споров свидетельствует тот факт, что уже через год после выборов ранее непримиримые враги, «Единство» и «ОВР», объединились, чтобы впоследствии стать «Единой Россией».

Следует сказать, что в 1990-х годах «информационная слабость»

была свойственна в основном федеральному правительству. Боль-

шинство региональных губернаторов жестко контролировали местные средства массовой информации, и судьба оппозиционных журналистов на местах, как правило, была незавидной.

В Москве в необходимых случаях правящий клан («семья») действовал подобно «олигархам» и не брезговал «войной компроматов» для устранения своих противников. Достаточно вспомнить, какую роль сыграл единственный видеосюжет в отставке генерального прокурора Ю. И. Скуратова в 1999 г., после того как он попытался провести расследование финансовых махинаций, участие в которых молва приписывала родственникам и близким людям президента Б. Н. Ельцина.

Ситуация начала меняться с избранием президентом В. В. Путина в 2000 г. Новый лидер почти официально провозгласил политику «равно- удаленности» государства от крупнейших финансово-промышленных группировок. Речь шла о восстановлении первенства государства по отношению к частному капиталу. Такая политика вызвала недовольство части бизнес-кругов и имела шансы на успех только при условии сокращения «олигархического» контроля над крупнейшими СМИ.

Но «наступление на свободу слова» началось не с этого. Информационное обеспечение антитеррористической кампании в Чечне в 1999 г. разительно отличалось от того, о котором говорилось выше применительно к периоду середины 1990-х годов. На этот раз единственным источником информации являлись официальные комментарии председателя совета директоров телеканала «ТВ-Центр» С. В. Ястржембского (ранее — заместителя руководителя Администрации Президента и пресс-секретаря Б. Н. Ельцина), а доступ к российским СМИ представителям сепаратистов был перекрыт. Этот успех, очевидно, вдохновил власти на установление более полного контроля над всем информационным полем страны, в первую очередь над телевизионным эфиром. В результате сложной внутрикорпоративной борьбы на ОРТ Б. А. Березовский в 2001 г. утратил контроль над этой телекомпанией, и тогда же ее покинул С. Л. Доренко. Хотя соотношение частного и государственного капитала в компании осталось прежним — 50/50, контроль над ней с этого времени перешел в руки государства, что не замедлило сказаться на редакционной политике.

Одновременно внимание властей предержащих обратилось к НТВ. Принадлежавший В. А. Гусинскому телеканал не скрывал своей оппозиционности, зачастую направленной лично против В. В. Путина. Даже тон юмористической программы «Куклы», который при Б. Н. Ельцине был добродушно-насмешливым, с приходом нового президента стал резким и временами озлобленным. Информационные и аналитические передачи приобрели выраженную антипрезидентскую

направленность. «Вдохновителем и организатором» такой политики был руководитель телеканала Е. А. Киселев. Его прямой руководитель, владелец НТВ В. А. Гусинский, не принял новых «правил игры» и рассчитывал через медиаимперию играть в жизни страны такую же «информационно направляющую» роль, как и в девяностые годы.

Для атаки на НТВ государство использовало запутанную историю отношений «Медиа-Моста» с «Газпромом», которому принадлежало 30% акций телекомпании НТВ. С конца 1999 г. началась длинная череда судебных процессов по урегулированию задолженности «МедиаМоста» перед компанией «Газпром-Медиа». В июне 2000 г. В. А. Гусинский был даже арестован и на короткое время помещен в Бутырскую тюрьму, где подписал устраивавшее «Газпром» соглашение, которое затем отказался выполнять.

Журналисты НТВ не замедлили преподнести этот факт как политические преследования. В конце 2000 г. контроль над телеканалом окончательно перешел к «Газпрому», причем журналисты из «команды Киселева» открыто протестовали в эфире против «захвата НТВ» и призывали своих сторонников к митингу у стен телецентра «Останкино». После смены владельца большинство журналистов покинуло НТВ.

Спасая Е. А. Киселева, Б. А.Березовский предоставил в его распоряжение свой канал ТВ-6, бесцеремонно уволив его прежний коллектив. Некоторое время «новый ТВ-6» был копией «старого НТВ», но затем власти нашли предлог лишить его лицензии на частоту вещания. Частота была выставлена на конкурс, в котором победила вновь созданная телекомпания ТВС во главе с тем же Киселевым (плод коллективных усилий ряда крупных бизнесменов во главе с О. В. Дерипаской). Этот канал несколько месяцев вещал на «шестой кнопке» как последнее напоминание о независимом (от государства) телеэфире. В июне 2002 г. вещание было все-таки прекращено под тем предлогом, что ТВС незаконно использовал помещения и аппаратуру своего предшественника ТВ-6. «Команда Киселева» после этого распалась. Фактически влияние В. А. Гусинского в новостной сфере было устранено.

По-видимому, власть понимала, что содержательная монополизация вещания вызовет неизбежное отвращение зрителей от телевидения и лишит власть важного рычага влияния на общество. Поэтому были приняты меры к сохранению в эфире одного-двух каналов «разрешенной оппозиционности». Для этого была проделана целая организационно сложная операция. В 2000 г. контрольный пакет акций канала Ren-TV (75%) был продан «Лукойлом» одной из дочерних структур РАО «ЕЭС России». Во главе последней в тот момент стоял А. Б. Чубайс — человек, имевший в обществе репутацию убежденного либе

рала и обладавший талантом находить общий язык с журналистской корпорацией, за исключением ситуаций — как в случае конфликта А. Б. Чубайса с Б. А. Березовским в конце 1990-х, — когда он подвергался целенаправленной травле ангажированных бойцов новостного фронта (в частности, С. Л. Доренко). С того времени канал Ren-TV стал рупором официальной российской оппозиционности — интеллектуальной и политической.

Параллельно, но с некоторым запозданием, происходили аналогичные процессы в наиболее влиятельных печатных СМИ. «Коммерсант» в 2006 г. перешел от Б. А. Березовского к «Газпрому». Впоследствии владельцем издания стал бизнесмен А. Б. Усманов, не претендующий на политическое влияние. В 2005 г. Б. А. Березовский был вынужден отказаться и от прав на «Независимую газету», собственником которой стал К. В. Ремчуков, не обнаруживавший особых политических амбиций. Но в целом государство не стремилось установить над прессой столь же жесткий контроль, как над телевидением.

В результате действий властей в 2000-х годах медиапространство коренным образом изменилось по сравнению с 1990-ми годами. Большинство телеканалов, имеющих в сетке своего вещания новостные и аналитические передачи, прямо или косвенно стали контролироваться государством. Критика в адрес не только президента, но и действующих министров государства почти исчезла. В некоторых авторских программах сохранился острый полемический стиль 1990-х годов, но в содержательном отношении они занимают позиции лояльности к линии руководства страны. Примером такого жанра долгое время являлась программа ежедневных комментариев М. В. Леонтьева «Однако». В таких условиях частный бизнес не сможет, даже если он пожелает, мобилизовать общественное мнение себе в поддержку при помощи телевидения. Современный телезритель хорошо знает в лицо таких предпринимателей, как Р. А. Абрамович, О. В. Дерипаска, В. О. Потанин, но практически не слышит их голоса.

Вместо этого телезрителю регулярно показывают споры между действующими министрами, поскольку заседания правительства обычно частично проходят при телекамерах. При этом откровенно критические материалы допускаются почти исключительно в адрес бывших членов правительства в случае их нелояльного поведения. Так, в 2005 г. в эфире появилась история о чрезмерно дорогой загородной даче М. М. Касьянова. Эфирное время, предоставляемое деловым кругам, регламентируется. Из рупора конкурирующих политических сил телевидение превратилось в объект исследования политологов как индикатор настроения властей и распределения влияния между отдельными политиками.

Некоторое исключение из общих правил представляет компания Ren-TV, в выпусках которой регулярно встречаются острые темы. Там существуют свои самоограничения, но изначально характерное для этого канала «фрондирование» сохранилось. Роль его носителя выполняет М. А. Максимовская, ведущая еженедельную новостную передачу.

В целом телевидение во многом утратило направляющую роль, которую оно играло в 1980-х и в 1990-х годах. В содержании программ резко выросла развлекательная составляющая. Отчасти с этим было связано изменение отношения общества к телевидению: оно помогает провести время, но дает минимальную пищу для формирования политических позиций. В 2000-х годах за получением «нефильтрованной» информации люди стали обращаться к Интернету и отчасти — снова к печатным СМИ, многие из которых успели завести интернет-сайты.

Отчасти альтернативным источником новостей может быть радио. Большинство российских радиостанций в наиболее популярном FM-диапазоне являются музыкально-развлекательными. Почти все станции предпочитают передавать в основном деловые новости и воздерживаться от политических комментариев. О роли радио в общественно-политическом пространстве можно было бы не говорить вовсе, если бы не феномен станции «Эхо Москвы». Она получила известность во время попытки путча 1991 г. и с тех пор занимала подчеркнуто независимую от властей позицию.

При этом ранее владевший станцией В. А. Гусинский давно утратил над ней контроль. Но руководству «Эха Москвы» во многом благодаря умело выстроенным личным отношениям с властью удалось сохранить в основных чертах критическую линию своей редакционной политики. Тон этой радиостанции часто бывает резким и наступательным по отношению к властям. Несмотря на это, в 2007 г. президент В. В. Путин лично поздравил коллектив радиостанции с ее 20-летним юбилеем. Фактически этот канал выполняет в радиоэфире роль, сходную с той, которая отведена в телеэфире каналу Ren-TV. За политику привлечения изгнанных из других СМИ журналистов «Эхо Москвы» получило прозвище «Радио сбитых летчиков».

Как сказано, печатные СМИ пользуются несравненно большей свободой, чем телевидение. При их анализе, однако, необходимо учитывать принципиально разный формат печатных изданий. Еженедельник «Аргументы и факты», бывший в конце 1980-х годов авангардом гласности, хоть и удерживает небывало высокие тиражи (более 2 млн экз.), по содержанию во многом приблизился к стандартам развлекательного чтения. Политико-экономический еженедельник «Век», ставший в конце 1990-х — начале 2000-х годов при поддержке руководства атом

ной промышленности одним из наиболее содержательных аналитических изданий, был целенаправленно разорен и закрыт.

Сохранили влияние газеты «Коммерсант», «Независимая газета», «РБК Дейли». Газета «Ведомости» официально заявляет о себе как об издании российских деловых кругов, поскольку издается совместно с «Financial Times» и «Wall Street Journal». К серьезным газетам примыкают еженедельные иллюстрированные журналы — «Итоги», «Профиль», «Эксперт», «Русский Ньюсуик».

В отличие от телеканалов, в печатных изданиях легче заметить некоторые различия в политической ориентации. Журнал «Профиль» лоялен к властям и находит слова для обоснования любых поворотов внутренней и внешней политики правительства. «Русский Ньюсуик» и «Независимая газета» склонны к умеренной оппозиционности, что проявляется в достаточно подробном освещении деятельности коалиции «Другая Россия» и «Маршей несогласных».

Откровенно оппозиционную по отношению к властям позицию занимает, пожалуй, журнал «Новое время», который возглавляет фактическая основательница телекомпании Ren-TV Ирена Лесневская. Однако в большинстве этих изданий не бывает материалов откровенно обличительного плана в адрес федеральных чиновников высокого уровня или явно заказных материалов, которые публиковались бы с целью защитить интересы той или иной компании в столкновении с государством. После «дела Ходорковского» конфликтные ситуации освещаются в прессе в довольно нейтральном стиле.

<< | >>
Источник: А. Д. Богатуров. Экономическая политология: Отношения бизнеса с государством и обществом. 2012

Еще по теме СПЕЦИФИКА И ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ СИТУАЦИИ В РОССИЙСКИХ СМИ:

  1. Древний Восток: специфика регионов и динамика исторического процесса
  2. ЭТИКА - «ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ»: СПЕЦИФИКА ИСТОРИЧЕСКОЙ ДИНАМИКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Жукова С.П.
  3. ПРАКТИКА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ТВ КНР И ОТРАЖЕНИЕ «КИТАЙСКОЙ ТЕМЫ» РОССИЙСКИМИ СМИ В КОНТЕКСТЕ МЕЖКУЛЬТУРНОГО ДИАЛОГА В РОССИЙСКО-КИТАЙСКОМ ПРИГРАНИЧЬЕ (НА ПРИМЕРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЖУРНАЛИСТОВ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ)
  4. СПЕЦИФИКА РОССИЙСКОЙ ИНТЕРНЕТ-ЖУРНАЛИСТИКИ
  5. СПЕЦИФИКА РОССИЙСКОЙ МОДЕЛИ
  6. ПУТИ РАЗВИТИЯ МОТИВАЦИИ: ОТ СИТУАЦИИ К ЛИЧНОСТИ ИЛИ ОТ ЛИЧНОСТИ К СИТУАЦИИ?
  7. Малахов ТРУД, СОЦИАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ И МИГРАЦИЯ: РОССИЙСКАЯ СПЕЦИФИКА
  8. Пинчук Ольга Васильевна. Специфика детского интернет-радио как СМИ с точки зрения его аудитории, структурно-содержательных компонентов, типологических характеристик, 2015
  9. ГЛАВА I РОССИЙСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ И АНАЛИЗ СПЕЦИФИКИ
  10. СПЕЦИФИКА РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ. ИСТОРИЧЕСКАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ МОДЕРНИЗАЦИИ
  11. Динамика ценностных ориентаций молодежи в российском обществе
  12. Проблемы популяризации научного знания в российских СМИ
  13. Динамика развития внутренней мотивации
  14. Глава V Специфика национального развития Великобритании
  15. ИННОВАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ДИНАМИКЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ Русанду И.К.
  16. История развития СМК и СМИ
  17. Г Л А В А 4 РАЗВИТИЕ СИТУАЦИИ В ИРАКЕ ПОСЛЕ 2003 г.
  18. 5.4. Развитие социологических исследований аудитории СМИ
  19. Специфика региональных активов, местные системы власти и экономическое развитие