<<
>>

УСИЛЕНИЕ РОЛИ ГОСУДАРСТВА В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ

  К 2006—2007 годам первоначальный энтузиазм в связи с возможностью создания «инновационного климата» для стимулирования российского бизнес-потенциала стал снижаться. Ни одно из начинаний не привело к ожидаемому «инновационному рывку».
Хотя успехи были (программа «СТАРТ», ряд технопарков), они не стали катализатором каскадных инновационных преобразований в российской экономике. В реализации целого ряда инициатив — ОЭЗ и технопарков — наметилось торможение. Развитие ЦПТ и ИТЦ в ряде случаев замерло. В этих условиях наметилось невысказанное четко, но четко ощущаемое разочарование в политике создания «среды инноваций» для формирования высокотехнологического бизнеса. Существенной ревизии подверглись прежние подходы и к инновационной политике в целом, и к ЧГП в частности.
Окрепло убеждение, что в России на данном этапе только государство способно взять на себя роль главного двигателя инноваций. Бизнес же стал во все большей мере рассматриваться либо как важный, но второстепенный партнер, либо как сила, способная подхватить «знамя инноваций» на более поздних этапах. Показательно, что в этот период происходит перемена в терминологии инновационной политики России, где формулировка «частно-государственное партнерство» сменилась выражением «государственно-частное партнерство» (ГЧП).
Основным направлением и символом произошедших изменений стала политика по созданию госкорпораций, активизировавшаяся в 2006—2007 гг. Фактически государство приняло на себя прямую ответственность не только за поощрение, но и за непосредственное развитие инноваций и формирование крупного инновационного бизнеса — в том числе коммерчески ориентированного. Основным и наиболее значимым видом ГК с точки зрения вышеописанных целей стала модель госкорпорации-холдинга, призванная заполнить пустующую в РФ нишу крупного инновационного бизнеса и претендующая на выполнение его функций.
Появились Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК), Объединенная судостроительная корпорация (ОСК), ГК «Ростехнологии», ГК «Атомэнергопром». Заметим, что изначальная логика российских властей была понятна и даже частично оправданна. Концепция, уходившая корнями еще в 1990-е годы, предполагала, что консолидация активов позволит ликвидировать распыление сил и средств и, соединив конкурирующие между собой разрозненные предприятия, соз
дать конкурентоспособных глобальных игроков в сфере высоких технологий.
Симптомом изменений стала возросшая доля госзаказа в инновационной политике, особенно на волне мирового финансового кризиса конца 2000-х годов. Кризис стал катализатором определенных тенденций в ГЧП, когда государство за счет госзаказа, выкупа акций и оплаты долгов различных окологосударственных стратегических компаний (например, НПО «Сатурн») заявило о намерении стимулировать опережающее развитие некоторых отраслей высоких технологий.
Все это, разумеется, не означает, что прежние подходы и инициативы преданы забвению. Сохраняются и даже развиваются существующие механизмы ГЧП, например ОЭЗ и технопарки. По более классическим моделям построена и деятельность «Роснано», действующей к тому же в интригующей сфере нанотехнологий. Будучи аналогом американской Национальной нанотехнологической инициативы, «Роснано» является фондом поддержки разработок и коммерциалиации нанотехнологических продуктов и услуг. Перспективы ГЧП были обозначены и для иных госкорпораций. В перспективе официально предполагается их постепенная трансформация в структуры со смешанным капиталом, где бизнес дополнит государство — но в лучшем случае на уровне равного партнера10. Аналогичным образом, согласно заявлениям российских властей, нынешние антикризисные меры, связанные с приобретением пакетов акций ряда российских предприятий, не приведут к национализации и после нормализации экономической ситуации в мире и стране государство продаст пакеты частным инвесторам.
Обсуждаются и новые формы. Так, в 2007 г. была сформулирована инициатива МЭРТ по формированию инновационных кластеров (на основе особых экономических зон). В 2008 г. было объявлено о новой форме ГЧП: совместном государственно-частном НИИ «Ситроникс» для создания технологий нового поколения. Подобная задача не под силу одному российскому бизнесу с его краткосрочным планированием и нехваткой ресурсов11.
Однако на фоне общего курса государственной политики ни прежние модели, ни ранее акцентировавшиеся цели и инструменты ГЧП не рассматривались как центральные для развития российских инноваций, а лишь как дополнительный, пусть и важный инструмент. 
<< | >>
Источник: А. Д. Богатуров. Экономическая политология: Отношения бизнеса с государством и обществом. 2012

Еще по теме УСИЛЕНИЕ РОЛИ ГОСУДАРСТВА В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ:

  1. ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ
  2. ОСОБЕННОСТИ ДИАЛОГА ВЛАСТИ И БИЗНЕСА В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ
  3. ФОРМЫ ПОДДЕРЖКИ ИННОВАЦИОННОГО БИЗНЕСА ГОСУДАРСТВОМ
  4. НАЧАЛО ПЕРЕСТРОЙКИ И АКЦЕНТИРОВАНИЕ РОЛИ БАНКОВ В ЭКОНОМИКЕ ГОСУДАРСТВА
  5. Изменение экономической роли государства вследствие первой мировой войны
  6. КОНФЛИКТЫ ГОСУДАРСТВА С БИЗНЕСОМ В НЕФТЕГАЗОВОЙ СФЕРЕ
  7. ИНТЕРЕСЫ ГОСУДАРСТВА И ОБЩЕСТВА В СФЕРЕ ЭКОЛОГИИ
  8. И ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ ОБЩЕСТВА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА - АЛЬФА И ОМЕГА ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ Е.М. Бабосов
  9. СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВА В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАНЯТОСТИ НАСЕЛЕНИЯ О.Г. Лукашова
  10. ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАНИЕ КАК ОСНОВА ИННОВАЦИОННЫХ СТРАТЕГИЙ НАУЧНОЙ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИННОВАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ И СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ: МЕХАНИЗМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Яскевич Я. С.
  11. Усиление крепостничества
  12. Усиление «Хасанидов»
  13. УСИЛЕНИЕ ВЛАСТИ КОРОЛЯ