<<
>>

§1 Усиление роли международных экономических организаций

В мире глобального капитализма особую роль обретают организации и институты, созданные для решения международных экономических проблем. К ним, прежде всего, относится Международный валютный фонд, Всемирный банк, Всемирная торговая организация.2 Повышение степени их влияния обуславливается рядом факторов.
Главнейшим из них выступает то, что в последний период произошло расширение сферы компетенции названных организаций: сегодня их деятельность способствует решению не только проблем экономического, но и политического характера. Особенно заметно это прослеживается в практике МВФ, исследователи которой подчеркивают, что в настоящее время «МВФ фактически выступает в роли некоего уполномоченного, действующего в интересах утверждения принципов рыночной экономики в общемировых масштабах. Условия предоставления кредитов МВФ становятся тем рычагом, который вынуждает страны-получатели проводить политику по высвобождению и укреплению рыночных сил, независимо от издержек социально-экономического характера, связанных с проведением такой политики» [75]. Старт активного участия МВФ в решении международных экономических и финансовых проблем пришелся на 70-е годы ХХ века. Мировые кризисы 1974 и 1979 гг. в нефтяной отрасли вызвали резкое повышение цены на нефть, что стало причиной возникновения дефицита торгового баланса в ряде развивающихся стран. Для оказания помощи в преодолении этого кризиса МВФ в середине 1974 года был создан «нефтяной фонд». Его задача состояла в том, чтобы направлять резервные средства стран-членов ОПЕК в страны, нуждающиеся в зарубежной помощи. Мировой кризис задолженности начала 80-х годов, затронувший, прежде всего, развивающиеся страны, также способствовал повышению активности МВФ. В тот период МВФ поддерживал программы стабилизации, проводимые в Мексике и ряде других стран, испытывающих трудности с обслуживанием долга. Эти мероприятия предусматривали уменьшение роста денежной массы и дефицитов государственных бюджетов стран - должников.
Дополнительные специальные льготные механизмы финансирования беднейших стран годы были введены в 80-е годы. Определенным результатом деятельности МВФ по урегулированию внешнего долга развивающихся стран стала разработка программы, которая предусматривала принятие странами - должниками комплексных мер по стабилизации экономики. Программа предусматривала проведение ими структурных реформ, при получении доступа к ресурсам МВФ. В 1987 г. МВФ разработал схему расширенного кредитования структурной перестройки на льготных условиях, которая предназначалась для оказания помощи в финансировании платежного баланса тем развивающимся странам с низким уровнем дохода, которые осуществляют трехлетние программы по структурному реформированию своих экономик. В настоящее время эта схема действует примерно в 80 развивающихся странах. Как правило, развивающиеся страны обращаются за помощью в МВФ из-за трудностей с платежным балансом, которые возникают в связи с излишними государственными расходами, обусловленными ошибками экономического курса. Для решения этой проблемы МВФ рекомендует установление контроля над государственными расходами и политикой в отношении валютного курса. При этом МВФ исходит из необходимости поиска оптимального пути достижения устойчивого платежного баланса только в рамках установления либеральной торговой политики и платежной системы. При выработке программ сотрудничества с той или иной страной МВФ учитывает причины, вызвавшие кризисную ситуацию, поэтому рекомендации фонда носят индивидуальный характер. Программы МВФ предполагают снятие ограничений со всех видов экономической деятельности, установление реалистичного уровня цен, ослабление контроля за экономикой страны, и содействие ее открытию. Руководство МВФ полагает, что только такой курс способен увеличить реальные доходы населения, способствовать поддержанию баланса в платежной системе, расширению торговли и др. Важно подчеркнуть, что практика МВФ не предполагает навязывания помощи странам, испытывающим затруднение с платежным балансом.
В конечном счете, решение об обращении к схемам МВФ в целях оздоровления экономики остается за руководством страны - потенциального партнера фонда. Учитывать данное обстоятельство необходимо при непредвзятом анализе причин, влияющих на ситуацию, складывающуюся в развивающихся странах, прибегнувших к помощи МВФ. При таком подходе следует признать, что: - трудности с платежным балансом стран возникают вследствие ошибочной политики правительства или неблагоприятных внешнеэкономических факторов еще до использования рецептов фонда; - нарушение платежного баланса и проблема финансирования промышленности обычно подталкивает правительства продавать золотовалютные резервы и брать кредиты за рубежом. Однако, поскольку запасы валюты и возможности иностранных кредиторов ограничены, то страна рано или поздно будет вынуждена осуществить реформы. МВФ со своей финансовой помощью выступает в роли корректора экономической политики страны; - меры правительства, одобренные МВФ, способствуют устранению неэффективности и потерь, готовят условия для проведения долговременных структурных изменений, достижения стабильного экономического роста; - достаточно распространенным является мнение о том, что программы МВФ ущемляют интересы малообеспеченных слоев население. Это, конечно, так, но необходимо учитывать, что ответственность за мероприятия, проводимые для корректировки бюджетной политики, затрагивающие разные слои населения и различные статьи государственных расходов (в том числе затраты на социальные нужды), МВФ возлагает на правительство, предоставляя ему право на распределение расходов. Однако правительство редко берет на себя ответственность за непопулярные меры необходимых реформ. Обычно «в козлах отпущения» ходит МВФ, что верно лишь от части. [см. 173]. Сторона деятельности МВФ, связанная с оказанием помощи при проведении структурных реформ развивающимся странам является темой многих, порой весьма горячих дискуссий. Это обуславливается тем, что экономические меры, рекомендуемые МВФ для этих стран, не могут осуществляться в отрыве от серьезных, а в отдельных случаях даже коренных политических преобразований. Кроме того, использование рецептов МВФ влечет за собой колоссальные социальные издержки: резко снижается жизненный уровень населения, растет безработица и имущественное расслоение общества, увеличивается государственный долг. Модернизация по МВФ в развивающихся странах проходит с разной степенью успеха. Например, в Чили применение метода МВФ прошло относительно успешно, чего нельзя сказать о Венесуэле, Перу, Боливии. По мнению специалистов, проведение модернизации в Венесуэле по рецептам МВФ окончилось провалом. Реформы в этой стране начались в 1980 году. Тогда внешний долг Венесуэлы составлял 29 млрд. долларов. По прошествии 10 лет суммарный внешний долг страны в абсолютном выражении вырос до 35 млрд. долларов, а выплаты по процентам составили 32 млрд. долларов. Утечка капиталов из страны за десять лет (1980-1990 годы) оценивается в 34,5 млрд. долларов. В 1989-1991 годах реальная заработная плата в Венесуэле упала на 40%, безработица в 1991 году составила 50% от количества работоспособного населения. Рост основных производственных фондов по большим компаниям в 1989-1991 годах зафиксирован в 6%. В средних компаниях объем капиталовложений упал за эти три года на 20%, в небольших и малых - на 36-50%. За чертой бедности оказалось 80% 18-миллионого населения Венесуэлы. Президент страны Карлос Андреас Перес был вынужден под давлением оппозиционных сил создать Консультативный Совет, в который вошли представители венесуэльской элиты. Однако к мнению членов Совета Перес не прислушивался и продолжал ориентироваться в экономической политике на МВФ. Неприятие венесуэльским обществом реформ по методу МВФ дошло до того, что Перес прибегнул к угрозе военной интервенции США в страну. Часть венесуэльской элиты считала, что участие МВФ в модернизации только мешает. Ее представители выражали уверенность, что, если бы немалые доходы от экспорта нефти были эффективно вложены в народное хозяйство и страна не попала бы в кредитную зависимость от МВФ, то Венесуэла до сих пор сохраняла бы самый высокий доход на душу населения среди государств Латинской Америки [см. 3]. В Перу сотрудничество с МВФ началось в 1980 году. В августе 1990 года в должность президента страны вступил А. Фухиоми, который заменил проводившиеся до этого под контролем МВФ эволюционные реформы «шоковой терапией». Резко сократилось государственное финансирование производства продуктов питания, энергоресурсов. Цены на продовольствие, воду, коммунальные услуги немедленно увеличились в 30 раз. Заработная же плата всего лишь была удвоена. До этого «шока» количество перуанцев, живущих в нищете, оценивалось в 35% от 20-миллионного населения. Спустя несколько недель после запуска механизма «шоковой терапии», количество нищенствующих достигло уже 60% населения. Бедняки потребляли пищу лишь один раз в день, при этом ее энергетическая ценность не превышала 800 кал в сутки, что меньше, чем получали заключенные в гитлеровском концлагере Освенцим. Из-за экономии государственных расходов на поддержание водопроводной и канализационной систем (потребность в инвестициях этой инфраструктуры составляла в 80-х 140 млн. долларов в год, но правительство выделяло не более 20% от этой потребности) в городах Перу началась эпидемия холеры. Количество заболевших холерой выросло с 36 на каждую тысячу жителей в 1980 году до 133 - в 1989 году. Шоковая терапия исключала расходы на социальную сферу. Поэтому, несмотря на эпидемию, государственное финансирование здравоохранения в Перу в 1990 году составляло всего четверть от уровня 1980 года. Месячная зарплата врачей в стране была 45, а медицинских сестер – 25 долларов. За три холерных года правительство затратило на борьбу с болезнью в общей сложности 60 млн. долларов, тогда как на погашение долгов международным кредиторам выплаты достигали 80 млн. долларов в месяц [см. 4]. В Боливии модернизация с помощью шоковой терапии проводилась в 1985-1990 годах. За это время внутренние капиталовложения в расчете на душу населения снизились вдвое. Были урезаны расходы бюджета, сократилось число занятых в государственных отраслях промышленности страны: в оловянной на 77%, нефтяной на 45%. Безработица охватила и частный сектор, где занятость упала на 20 тысяч человек. Безработные переместились на плантации и в лаборатории и занялись выращиванием и переработкой листа коки. Скоро в этой «отрасли» была занята уже треть трудоспособного населения страны. Производство кокаина в Боливии стало стремительно увеличиваться. Кокаин, произведенный из боливийского листа, составлял до недавнего времени 37% всех уличных продаж наркотиков в США и оценивался в $50 млрд. в год - это в 10 раз превышает легальный ВНП Боливии. [см. 5]. После распада социалистической системы увеличилось число стран-участниц МВФ, а сам фонд еще более укрепил свои позиции в качестве органа международного экономического регулирования. В 90-е годы МВФ уже активно работал в странах с переходной экономикой Центральной и Восточной Европы. Тогда же Исполнительный совет МВФ утвердил механизм финансирования системных преобразований в странах, осуществляющих переход от плановой к рыночной экономике. Тема взаимоотношений с МВФ является в этих странах весьма актуальной. При ее обсуждении, как правило, политические круги и общественность делится на два лагеря – один образуют противники МВФ, видящие в его деятельности главную причину всех лишений переходного периода, представители другого лагеря считают помощь МВФ едва ли не магическим средством, способным поставить страну на рельсы рыночного развития. Такой же разброс мнений существует и в оценке последствий реформ по рекомендациям МВФ. Однако ни первые, ни вторые не придают значения тому, что деятельность МВФ в странах с переходной экономикой отнюдь не является единственным формирующим ситуацию фактором и упускают из вида воздействие ряда фундаментальных обстоятельств. Прежде всего, необходимо учитывать, что не только МВФ, но и человечество не имело опыта проведения столь масштабного реформирования. Посткоммунистические преобразования в Центральной и Восточной Европе по сравнению с другими значительными трансформациями (например, процессы демократизации в Западной Германии, Италии, Японии по окончанию Второй мировой войны) имели ряд особенностей. По мнению польского специалиста в области либерального реформирования Л. Бальцеровича, их отличает, прежде всего, чрезвычайно широкий диапазон. Они охватывали не только политическую, но и экономическую систему. При этом, перед большинством республик бывшего СССР возникли дополнительные проблемы, связанные с созданием государственных структур, определением границ. В других же случаях радикальных перемен упор делался на политическую систему, в то время как экономическая система оставалась без принципиальных изменений или на экономику при сохранении прежних контуров политической сферы. Еще одной особенностью реформ в странах с переходной экономикой стало одновременное начало политических и экономических преобразований. Но это, по Бальцеровичу, не дает оснований говорить об одновременности преобразований в посткоммунистической Европе. Он поясняет, что приватизация большей части экономики, преимущественно государственной, попросту занимает больше времени, чем организация свободных выборов, «при более или менее одновременном старте в политических и экономических преобразованиях эта асимметрия темпа влечет за собой появление новой исторической реальности: массовая демократия … опережает наступление капитализма» [9, с.156]. В качестве «чрезвычайно характерной» черты экономических и политических преобразований в Центральной и Восточной Европе польский экономист называет их мирный ход. По его мнению, они носили мирный характер потому, что «прежний режим был слаб и его можно было силой не сокрушать. Следовательно, существовал лишь один путь – соглашение между частью уходящей коммунистической элиты и их оппонентами… Но такое соглашение никогда бы не состоялось (да и вряд ли принесло бы желаемые результаты), если бы не постепенное устранение советской угрозы благодаря гласности и перестройке Горбачева. Соглашения, достигнутые путем переговоров, не опирались на какой-либо четко очерченный политический контракт… Однако переговоры могли не привести к соглашению, если бы тем, кто входил в состав прежней элиты, угрожала физическая опасность или если бы они не были убеждены, что им удастся еще найти удобную для себя позицию в новой системе, какой бы она ни была. В этом смысле можно говорить о молчаливом политическом соглашении» [9, с.157-158]. При всей очевидной полноте, выводы Бальцеровича могут претендовать на статус лишь одной из причин, объясняющих мирный характер преобразований в странах Центральной и Восточной Европы. Еще одной, возможно, самой действенной причиной такого исхода революции явился общенародная форма собственности, существовавшая в социалистических странах. В результате реформ никто не лишался принадлежащих ему заводов, фабрик, угольных разрезов, магазинов и др. Следовательно, не было и приверженцев уходящего строя, готовых защищать его вплоть до кровавой черты. А впереди проступали контуры масштабной приватизации, несущей возможность за 3 – 5 лет составить личное состояние мирового уровня или просто поймать удачу при дележе бывшей общенародной собственности. Именно эта возможность тогда во многом, если не в главном, определяла поведение значительного слоя социально активных граждан, а, следовательно, и ход жизни в бывших социалистических странах. Здесь же кроется и общая причина многих негативных явлений, расцветших буйным цветом на развалинах социализма. Реформаторы социалистической экономики, осуществляя преобразования, естественно обратились за содействием к государствам с развитыми рыночными отношениями, а, следовательно, и к МВФ.3 Рецепты МВФ хорошо известны. Важнейшим обстоятельством, способствующим их осуществлению, является то, что власть в странах с переходной экономикой принадлежит сторонникам рыночных реформ. О степени продвижения по пути преобразований дают представления цифры, отражающие экономическую ситуацию в странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ). Специалисты отмечают, что во всех странах ЦВЕ в первые годы системной трансформации наблюдалось резкое падение уровня производства. В целом, по всем странам падение ВВП за 1989-93 годы составило 21%, промышленного производства – 39%. К концу прошлого столетия по совокупному ВВП в странах ЦВЕ практически достигнут уровень 1989 г., по промышленному производству не достигнуты показатели и 1980 г. В расчете на душу населения ВВП региона ЦВЕ намного отстает от уровня западных стран и особенно США. В 1990 г. душевой ВВП стран ЦВЕ составил 26,5% от уровня развитых стран Запада и 22% от уровня США, в 1997 г. эти соотношения оказались равными - 26% и 21%, т.е. ухудшились. Процесс перехода от фиксированных государственных цен к рыночным в разных странах имел свои особенности. Но во всех странах ЦВЕ инфляция нанесла серьезный удар по жизненному уровню населения. Наибольший урон понесла Югославия, затем Хорватия, Словения, Румыния, Болгария и Польша. Менее других из стран ЦВЕ от инфляции пострадали Чехия, Венгрия и Словакия. В связи с падением производства в странах ЦВЕ сократилась численность занятого в народном хозяйстве населения. При населении в 130 млн. человек в странах ЦВЕ численность занятых составила 70 млн. В 1999 г. население региона достигло почти 150 млн. человек, а численность занятых сократилась до 60 млн. Общая численность безработных в регионе в 1999 г. превысила 6 млн. человек, а в 1990 г. она составляла 2,8 млн. [см. 78, с.43-46]. Приведенные цифры свидетельствуют, что процесс трансформации в странах ЦВЕ проходит не без осложнений. В экономике региона появились новые проблемы, уровень жизни населения снизился, а реальность не дает оснований рассчитывать на то, что в ближайшем будущем страны ЦВЕ в своем развитии достигнут показателей западных стран. Представляется, что объяснять ситуацию, сложившуюся в странах с переходной экономикой исключительно издержками, необходимо сопутствующими любой реформе, неверно. Многое зависит от стратегии реформ, методов их осуществления, а эта тема самым непосредственным образом связана с МВФ, его способностью участвовать в проведении системных преобразований. Подвергнуть сомнениям эти способности заставляет и общая картина – в 54 странах, получавших помощь от МВФ в 1986-1997 гг., рост производства ВНП на душу населения за эти 12 лет в среднем составил лишь 4%. За это же время государства, не обращавшиеся за содействием МВФ, обеспечили увеличение производства ВНП на душу населения на 24% [55]. В связи с изложенным, тема реформирования МВФ сегодня весьма актуальна. Например, некоторые специалисты считают, что выделение денежных средств МВФ не должно использоваться в качестве рычага политического давления на правительства, а страны – реципиенты должны находиться в равных условиях при их [23]. Однако, если говорить об отношениях МВФ с развивающимися странами или странами с переходной экономикой, то надо заметить, что в трансформации нуждаются не столько приемы и методы деятельности МВФ, сколько его философия. Конечно, восстановление платежного баланса в этих странах цель весьма благородная, но в полной мере оказаться на высоте своего положения МВФ сможет только тогда, когда будет держать в поле зрения расходную политику правительств, осуществляющих заимствования. Так или иначе, но ведь никуда не уйти от того, что в стране, осуществляющей преобразования по схемам МВФ, по-сути, появляется новая власть, контролирующая деятельность правительства в сфере экономике. Затрагивать эту тему приходится потому, что подход к использованию финансовых средств в странах, получивших кредиты МВФ, зачастую полностью опровергает известное положение о том, что иностранные инвестиции, направляемые в страну, способствуют развитию ее экономики. На практике все может быть совсем наоборот – полученные средства использованы впустую или просто разворованы. Но это еще пол – беды, в случае, если иностранный капитал вкладывается на условиях заимствования, то государство обременяется значительным долгом. Проблемы с его обслуживанием могут мешать проведению независимой политики и способствовать потере самостоятельности страны. Руководство МВФ также проявляет озабоченность совершенствованием деятельности фонда. Одно из последних его предложений состоит в том, чтобы начать практику банкротства государств, в случае их неспособности обслуживать долг. Как пояснила Первый заместитель директора-распорядителя фонда Энн Крюгер, это должно позволить закрыть «зияющую дыру» в мировой финансовой системе [10]. Все большее место в мире глобального капитализма занимает Всемирная торговая организация (ВТО). Это естественно, ибо внешняя торговля по-прежнему остается основной формой мировых хозяйственных связей. По данным ВТО в период с 1950 по 2000 год объем мирового экспорта возрос в 20 раз, в то время как мировое производство увеличилось только в 7 раз. Мировой экспорт промышленных товаров за тот же период увеличился в 35 раз, а мировое производство промышленной продукции - в 10 раз. В 1998 году, в результате азиатского финансового кризиса, распространившегося на другие страны мира, объем мировой торговли товарами сократился на 2%, но в 2000 году мировая торговля уже развивалась наиболее высокими за последние 30 лет темпами – объем мирового товарооборота увеличился на 12,5%. С ростом мировой торговли увеличивается и число проблем, требующих урегулирования на международном уровне. До недавнего времени эта деятельность осуществлялась в рамках Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ). В 1995 году создается ВТО. Цель создания ВТО заключалась в реализации решений, принятых на Уругвайском раунде переговоров (1986 – 1993 г.г.) о либерализации торговли в рамках ГАТТ. По мнению исследователей, создание ВТО стало «возможным только после развала биполярной системы международных отношений. Окончание холодной войны создало условия для замены ранее действовавшего Генерального соглашения о торговле и тарифах более жесткой структурой регулирования мировых торгово-экономических связей. ВТО смогла резко интенсифицировать процесс формирования глобального рынка» [134]. Механизм функционирования ВТО во многом схож с механизмом функционирования ГАТТ. Однако ВТО осуществляет контроль за более обширным спектром торговых соглашений и имеет гораздо более широкие полномочия. Так, ВТО может принимать обязательные решения при арбитраже торговых споров и налагать торговые санкции на членов организации, нарушающих ее установления. На ВТО возложена ответственность за снижение торговых барьеров для телекоммуникаций, в банковском и страховом деле, туризме, на морском транспорте. ВТО уполномочена выступать по таким спорным вопросам, как трудовые соглашения и охрана окружающей среды. Главная задача ВТО заключается в либерализации мировой торговли путем ее регулирования преимущественно тарифными методами при последовательном сокращении уровня импортных пошлин, а также устранении различных нетарифных барьеров, количественных ограничений и других препятствий в международном обмене товарами и услугами. К числу основополагающих принципов деятельности ВТО могут быть отнесены: предоставление режима наибольшего благоприятствования в торговле на недискриминационной основе; предоставление на взаимной основе национального режима товарам и услугам иностранного происхождения; регулирование торговли преимущественно тарифными методами; обеспечение транспарентности торговой политики; разрешение торговых споров путем организации консультаций и переговоров и т. д. Все страны-члены ВТО принимают на себя обязательство по выполнению порядка двадцати основных соглашений и юридических инструментов, называемых «многосторонними торговыми соглашениями» (МТС). Нормами и правилами МТС регулируется свыше 90% всей мировой торговли товарами и услугами. Процедура присоединения к ВТО состоит из ряда этапов и занимает несколько лет. На первом этапе, носящем название информационного, исследуется экономический механизм и торгово-политический режим присоединяющейся страны. Затем оговариваются условия присоединения страны к ВТО. В ходе переговоров, проходящих на двухстороннем уровне со всеми заинтересованными странами – членами ВТО, обсуждаются «коммерчески значимые» уступки, которые страна – претендент предоставит странам – членам ВТО по доступу на ее рынок товаров и услуг, а также сроки принятия обязательств по соглашениям, связанным с членством в ВТО. Одним из главных условий присоединения к ВТО является приведение национального законодательства и практики регулирования внешнеэкономической деятельности стран - кандидатов в соответствии с положениями пакета соглашений Уругвайского раунда. Страна, присоединяющаяся к ВТО, получает права, которыми обладают члены организации. После вступления страны в ВТО прекращается ее дискриминация на внешних рынках. Членство в ВТО дает и другие преимущества. Так, в правительственных кругах одного из самых молодых членов ВТО – республики Кыргызстан считают, что вступление в ВТО будет способствовать предоставлению дополнительных преференций, получению опыта в многосторонней торговле, увеличению объема торговли товарами и услугами и др. [96]. Для КНР, ставшей членом ВТО в ноябре 2001 года, вступление в эту организацию ознаменовалось предоставлением «нормального торгового статуса» со стороны США, которое Президент США Дж. Буш назвал «финальным шагом в нормализации торговых отношений между США и Китаем». Американский президент также объявил об отмене в отношении Китая поправки Джексона-Вэника от 1974 года, которая ограничивала торговлю с коммунистическими странами. США и Китай пришли к соглашению, по которому последний обязуется снизить пошлины на импортируемые американские товары и открыть свой внутренний рынок для американских компаний. Однако, несмотря на создание ВТО, в международной торговле по-прежнему существуют достаточно острые проблемы. Протекционистские меры в развитых западных странах обходятся конкурентам в 300 млрд. долл. В то же время они тратят 1,5% ВВП на субсидии своим производителям. Сокращение протекционистских тарифов не привело к полной отмене таможенных барьеров и квот. Глобальный рынок формируется прежде всего через образование региональных коалиций, которые созданы ведущими торговыми державами. Для стран Европейского союза на долю внутриблоковой торговли приходится 62% экспорта, а для стран НАФТА - 51% [134]. К этому следует добавить, что в рамках ВТО существуют определенные противоречия между развитыми и развивающимися странами. Их корни уходят в период холодной войны, когда преференциальные условия для развивающихся стран мотивировались, прежде всего, политическими соображениями. Доступ в ГАТТ этим странам, если они отказывались от политической ориентации на советский блок, был тогда практически открыт. Сегодня надобность в подобных механизмах отпала, а торговые интересы развитых стран выступили на первый план. Поэтому индустриально развитым странам стало выгоднее пересматривать заключенные ранее многосторонние соглашения, дававшие преимущества слаборазвитым странам, и заключать друг с другом новые двусторонние договоры. Создание ВТО и расширение сфер его деятельности вызвало обеспокоенность у руководства развивающихся стран. Они увидели в этих нововведениях угрозу переключения ВТО с обеспечения исходных принципов на другие, имеющие меньшее значение для слаборазвитых стран [166]. Для стран с переходной экономикой вступление в ВТО означает не только получение дополнительных возможностей развития в рамках глобального капитализма. Жизнь по законам всемирной торговли для них сопряжена с рядом проблем, поскольку соблюдение правил ВТО неминуемо отражается на внутренней ситуации. Считается, что от вступления в ВТО в выигрыше, прежде всего, находится потребитель, получающий возможность пользоваться постоянно расширяющимся ассортиментом товаров. Однако для того, чтобы реализовать эту возможность, в стране должно расти количество санкционированных обществом источников доходов. Представляется, что при вступлении в ВТО в странах с переходной экономикой существует большая вероятность формирования обратной ситуация – местные предприятия, выпускающие товары более низкого качества по сравнению с зарубежными аналогами разоряются, а потенциальные потребители импортных товаров лишаются источников доходов. Неслучайно, в этих странах даже среди сторонников рыночной экономики, рассматривающих вступление в ВТО в качестве безусловно полезного шага, как правило, не бывает единства в отношении времени его совершения – очевидно, существует некая степень готовности страны к вступлению в ВТО, которая различными специалистами оценивается по разному. В принципе, это вполне нормальная ситуация для государств, создавших условия для свободного выражения взглядов. В последний период деятельность ВТО зачастую является объектом острой критики, а тема ее реформирования звучит все сильнее. В связи с обеспокоенностью ростом протекционистских тенденций, звучат предложения укрепить институты ВТО, улучшить его механизмы реализации решений, осуществить другие назревшие реформы. Высказываются пожелания наделить Генеральный совет, Генерального директора или Секретариат ВТО компетенцией выносить предупреждения или применять санкции против тех стран, которые не в должной мере претворяют в жизнь соглашения ВТО, нарушают правила, установленные Всемирной торговой организацией или даже не выполняют решения Арбитражной комиссии. Некоторые эксперты считают, что назрела пора переосмыслить процесс принятия решений, который становится все труднее из-за постоянно растущего количества членов ВТО: с одной стороны, можно проводить переговоры с ограниченным кругом государств-членов ВТО; с другой стороны, необходимо более эффективно интегрировать развивающиеся страны в процессы принятия решений, с тем чтобы они не чувствовали себя обойденными и не блокировали потом принятые решения. В процессе рассмотрения деятельности МВФ и ВТО в эпоху глобального капитализма нельзя обойти вниманием вопрос о роли в этих организациях США, поскольку все без исключения авторы отмечают ее исключительную важность. Специалисты, работавшие над изучением этой темы, в частности, отмечают, что в период с 1962 по 1970 гг. МВФ предпринял усилия по сохранению бреттонвудской системы, в которых была велика роль США. Эти усилия не увенчались успехом. Новые условия и новая расстановка сил в мировой экономике привели к пересмотру международного валютного порядка. Поскольку США всячески сопротивлялись этому пересмотру, он произошел, в конце концов, в форме мирового валютного кризиса. В основе этого кризиса лежало изменение соотношения сил в мировой экономике в результате послевоенного развития. В середине 1972 г. Совет управляющих МВФ принял резолюцию об учреждении Комитета по реформированию международной валютной системы, известного как Комитет 20-ти. США пытались проталкивать через этот комитет выгодные им планы переустройства мировой валютной системы, однако эти планы были перечеркнуты событиями начала 70-х годов, когда произошел радикальный пересмотр цен на энергоносители и сырье, вслед за чем последовал глубокий мировой валютный кризис. Располагая колоссальным запасом прочности своей экономики, США в определенных, выгодных для них ситуациях, подчеркивали приверженность рыночным принципам, а в других ситуациях готовы были от этих принципов отступить, если это требовали интересы их экономики. Так случилось осенью 1987 г., когда соответствующие высказывания Дж. Бейкера торпедировали весеннее Луврское соглашение о поддержании курса доллара в установленных границах. Так было и в Неаполе в 1994 г., когда министр финансов США Л. Бентсен заявил, что он «отказывается пытаться предрекать что-либо, когда речь касается международных финансовых рынков». Существенные сдвиги в деятельности МВФ произошли в начале 80-х годов в связи с мировым кризисом задолженности, в эпицентре, которого оказались развивающиеся страны. США сыграли большую роль в урегулировании этого кризиса. Их влияние заметно сказалось на изменении подходов МВФ к этой проблеме. Кроме того, США выдвигали собственные планы решения этой проблемы, используя свое экономическое и финансовое влияние. В условиях растущей глобализации мировой экономики, интернационализации финансовых рынков и все более тесного переплетения интересов различных групп государств возникла необходимость создания достаточно значительного фонда общих ресурсов для целей инвестирования, экономического роста и социального развития. Эта задача не могла быть решена МВФ самостоятельно. В ее осуществлении важнейшая роль принадлежала США, которые убедили ряд других стран-доноров МВФ пойти на создание такого фонда [75]. При выяснении причин влияния США в МВФ необходимо учитывать, что источники кредитования в этой организации складываются, главным образом, из квот, образуемых взносами, выплачиваемыми странами – членами фонда. Квота определяет финансовые и организационные аспекты взаимоотношения каждой страны с фондом. Величина квоты зависит от величины взноса и определяется исходя из экономических показателей страны относительно других членов МВФ. При этом учитываются размер ВВП, состояние платежного баланса, величина официальных резервов. Как в частном акционерном предприятии, по образцу которого построен фонд, число голосов и степень воздействия на принимаемые решения зависят от величины доли капитала страны в МВФ. В МВФ США имеют наибольшую квоту, а десять крупнейших индустриальных стран имеют общую квоту, соответствующую 55% от общего объема квот. США принадлежит блокирующий пакет голосов в МВФ, поэтому принятие наиболее значимых решений зависит от их позиции. Что касается ВТО, исследователи также подчеркивают, что США играют важную роль и в деятельности этой организации. Они отмечают, что в 22 случаях из 24 Вашингтон, обращаясь за помощью к ВТО, получал поддержку в проведении своей линии. Не стал исключением и шумный скандал относительно генетически измененных продуктов. Соединенные Штаты получили поддержку ВТО и в этом вопросе [134]. В итоге нельзя не видеть, что МВФ и ВТО в их настоящем виде являются важным инструментами распространения принципов глобального капитализма. В процессе осуществления экономической политики они оказывают влияние на политическую ситуацию в мире и конкретных странах. Решающую роль в определении направлений их деятельности сегодня играют ведущие капиталистические державы и, прежде всего, США. Представляется, что эти обстоятельства должны приниматься во внимание каждой страной, вступающей в МВФ и ВТО или взаимодействующей с ними.
<< | >>
Источник: Филипп Бобков, Евгений Иванов,Александр Свечников, Сергей Чаплинский. Современный глобальный капитализм. 2003

Еще по теме §1 Усиление роли международных экономических организаций:

  1. ТЕОРИИ ОПТИМАЛЬНОГО МЕЖДУНАРОДНОГО РАЗДЕЛЕНИЯ ТРУДА
  2. 2. Принципы нового международного экономического порядка
  3. НАЧАЛО ПЕРЕСТРОЙКИ И АКЦЕНТИРОВАНИЕ РОЛИ БАНКОВ В ЭКОНОМИКЕ ГОСУДАРСТВА
  4. ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ГОСУДАРСТВА И ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВЕННОГО БАНКА СССР
  5. 2. Территориальное проявление действия и использования экономических законов — основа регионального народнохозяйственного прогнозирования
  6. Роль и место торгово-экономических отношений в общей дискуссии по китайской политике США в 1971—1978 гг.
  7. 1.1. Основные тенденции направления развития современных международных отношений
  8. 1.2. Новые тенденции развития международной жизни под влиянием глобализации в оценках российских и монгольских исследователей
  9. 2.3. Развитие монгольской экономики и основные направления торгово-экономического сотрудничества СССР и МНР
  10. 4.4. Психология парламентского лоббизма
  11. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И НАЧАЛО БОРЬБЫ ЗА ЕЕ ПОБЕДУ НА УКРАИНЕ
  12. Л.В. Тамилина ИССЛЕДОВАНИЕ РОЛИ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ДЕТЕРМИНАНТОВ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА В СТРАНАХ С ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКОЙ
  13. Лекция 65. Международный рынок услуг.Регулирование международной торговли
  14. Лекция 67. Международный рынок капитала(продолжение)