<<
>>

Глава III СИНХРОННЫЙ тип КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ВОСПРОИЗВОДСТВА: СТРУКТУРНЫЕ РАЗРЫВЫ И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ

Для построения типологии капиталистического вос- производства прежде всего следует всесторонне проана- лизировать строение экономики, выявить причины воз- никновения в ней и сущность такого феномена, как структурный разрыв.
Итак, что же представляет собой структурный разрыв, разрыв в экономической структу- ре? Для ответа на этот вопрос необходимо внимательно рассмотреть сущность монополии в экономике и меха- низм монопольного ценообразования. Напомним, чем ценообразование в условиях монополии отличается от ценообразования в условиях свободной (совершенной) конкуренции. Экономической наукой уже сравнительно давно уста- новлено, что коренная причина этого отличия заключа- ется в следующем. В условиях совершенной конкурен- ции отдельное предприятие не может путем расширения либо сокращения объема производства влиять на общий уровень рыночных цен на тот или иной вид продукции. Соответственно при совершенной конкуренции пред- приятие может увеличивать объем своего производства и предложения на рынке, не вызывая повышения продаж- ной цены. Поэтому у него есть стимул расширять произ- водство, пока предельные издержки остаются ниже про- дажной цены. При монополии, наоборот, каждый раз, когда предприятие-монополист увеличивает производ- ство, оно предопределяет снижение цены, которое рас- пространяется не только на дополнительное количество товара, вырабатываемого на рынок, но и на общее коли- чество товара. Поэтому монополия стремится расширять 77 производство не до того момента, когда продажная цена достигает величины предельных издержек, а лишь до того, когда предельный доход окажется равным предель- ным издержкам. Наращивание производства прекраща- ется раньше, чем предельные издержки достигнут вели- чины продажной цены. Таким образом, монопольная цена всегда выше цены совершенной конкуренции, а объем производства в на- туре, достигаемый в условиях господства монополии, со- ответственно всегда ниже, чем при свободной Конкурен- ции.
Рыночное равновесие в условиях монополии сохра- няется, но на более высоком уровне цены и на более низком уровне предложения, чем при совершенной кон- куренции. Обычно исследователи ограничиваются изучением монополии лишь с точки зрения ее влияния на рыночное равновесие. Однако воздействие монополии на экономи- ку гораздо глубже. Для рыночного равновесия самого по себе абсолютные размеры цены и предложения не имеют значения, важно лишь их соотношение. Равновесие спроса и предложения в принципе может быть достигну- то при любом уровне производства соответствующим увеличением либо снижением цен. Но с точки зрения внутренней структуры экономики, структуры воспроиз- водства решающее значение имеет не соотношение пла- тежеспособного спроса и предложения, а действительные пропорции производства, объем производства не в денежном выражении, а в натуре. Дело здесь в том, что экономическая структура со- стоит из ряда взаимосвязанных между собой производ- ственных блоков. При этом наивысший уровень эффек- тивности экономики в целом достигается при оптималь- ном уровне производства в натуре в каждом из блоков. Оптимальный уровень производства в натуре в любом из блоков - это уровень, достигаемый при совершенной конкуренции. Это объясняется тем, что оптимальный уровень удовлетворения всех платежеспособных потреб- ностей - производственных и потребительских - дости- гается в том случае, когда предельные издержки произ- 78 водства в каждом экономическом блоке равны продаж- ной цене, т.е. в той точке, где дальнейшее увеличение производства вызывает уменьшение прибыли предпри- ятия. Совершенная конкуренция, таким образом, пред- ставляет собой механизм оптимального распределения производственных ресурсов общества по сферам и отрас- лям производства. Снижение производства предметов и средств труда в натуре в каком-либо из блоков ниже оптимального уровня приводит к нарушению межблоковых пропорций и вызывает реакцию снижения производства в сравнении с оптимальным уровнем в надстраивающемся над дан- ным блоком новом блоке экономической структуры.
Мо- нопольное ценообразование, как показано выше, как раз и приводит к такому сокращению производства в натуре в сравнении с оптимальным уровнем, сохраняя вместе с тем рыночное равновесие между спросом и предложе- нием. Экономическое содержание данного процесса со- стоит в сокращении производства в натуре внутри бло- ков экономической структуры и уменьшении производ- ственных мощностей внутри этих блоков. Сэкономлен- ные таким способом производственные мощности пере- брасываются в другие отрасли для нового производства, выделяясь в новый экономический блок. Описанное выше сокращение производства в натуре в каком-либо отдельно взятом экономическом блоке, про- исходящее вследствие господства в данном блоке моно- полии и монопольного ценообразования и приводящее к снижению производства в новых блоках экономической структуры, и является структурным разрывом. Иными словами, структурный разрыв - это дыра в производ- ственной структуре в том месте, где должно быть произ- водство, необходимое для поддержания оптимального уровня производства в других блоках и, следовательно, в экономике в целом. Таким образом, структурный разрыв необходимо влечет за собой искажение оптимальных пропорций распределения производственных ресурсов общества по сферам и отраслям производства. В каком же направлении осуществляется воздействие 79 подобного рода искажений на воспроизводственный про- цесс? Это воздействие происходит в двух противополож- ных направлениях. С одной стороны, уменьшение про- изводства и соответственно производственных мощностей в сравнении с оптимальным уровнем в ряде блоков эко- номической структуры позволяет сэкономить производ- ственные мощности, средства и предметы труда и пере- бросить их в другое производство и создать новые эконо- мические блоки. При этом невыгодное для монополий производство, приводящее к снижению их прибылей, - на том месте, где образуется структурный разрыв, - за- меняется выгодным производством, сохраняющим моно- польную сверхприбыль. Это ведет к росту прибылей мо- нополий и повышению темпов экономического развития в ближайшем периоде по сравнению с уровнем, харак- терным для совершенной конкуренции.
С другой сторо- ны, структурные разрывы, как мы уже знаем, приводят к нарушению оптимальных межблоковых пропорций и тем самым к прогрессирующему снижению предельной производительности факторов производства. В долго- срочном плане для единицы прироста конечного про- дукта требуется все больший прирост производственных мощностей, средств и предметов труда, сокращается фондоотдача и происходит общее ухудшение структуры экономики. Это объясняется тем, что все большая часть новых капиталовложений омертвляется, проваливается в незакрытые стыки между экономическими блоками и, следовательно, не участвует в производстве конечного продукта. Темпы роста производства конечного общест- венного продукта замедляются, а значит замедляется темп роста уровня жизни людей. Положительный эффект структурных разрывов, вы- ражающийся в повышении темпов экономического роста за счет экономии средств производства, непосредственно проявляется сразу и продолжается в течение длитель- ного периода. Отрицательные же последствия структур- ных разрывов накапливаются постепенно и выявляются лишь на протяжении длительных - в десятки лет - периодов. Следовательно, победа той или другой тенден- 80 ции определяется в первую очередь тем, насколько до- полнительный потенциал экономического роста, высво- бождаемый структурными разрывами, сможет перекрыть в долгосрочном плане отрицательные эффекты этих раз- рывов. Здесь мы опять переходим к проблеме перекачки ра- бочей силы из сельского хозяйства в промышленность и сферу услуг. В каких же случаях экономия средств про- изводства, проистекающая от структурных разрывов, наиболее эффективна? Очевидно, наиболее эффективной она является в тех случаях, когда спрос на средства производства значительно опережает их предложение. А для этого, в свою очередь, требуется, чтобы объем пере- качиваемой из сельского хозяйства рабочей силы значи- тельно превышал возможности промышленности обеспе- чить эту рабочую силу средствами производства. Таким образом, необходимым условием возникнове- ния на основе структурных разрывов долговременной рыночно-монополистической структуры является значи- тельное превышение объемов перекачиваемой из сель- ского хозяйства рабочей силы над абсорбционной спо- собностью промышленности.
Однако при образовании рыночно-монополистической экономической структуры в разных странах поток перекачиваемой рабочей силы из сельского хозяйства в промышленность по своей интен- сивности был не одинаков. Очевидно, он не мог быть до- статочно интенсивным в странах первого эшелона капи- талистического развития. Это объясняется тем, что ко времени образования устойчивых монополий - к по- следнему десятилетию XIX в. - Англия и Франция на- ходились уже на той стадии экономического развития, когда население, занятое в сельском хозяйстве, сокра- щается не только относительно в сравнении с неземле- дельческим, но и абсолютно. Процесс абсолютного со- кращения занятого в сельском хозяйстве населения, как мы уже отмечали, начался в Англии в 1851 г., во Фран- ции - в 1876 г. [50, с. 169]. Наибольшие масштабы пе- рекачки рабочей силы приходятся на тот период, когда сельское население, сокращаясь относительно, все еще 81 растет абсолютно. Это вызвано тем, что растущее абсо- лютно аграрное население в условиях наличия потен- циала роста производства (обеспеченность скотом) и не- изменной обрабатываемой площади приводит к сокраще- нию земельной площади в расчете на одного работника и тем самым является сильнейшим дополнительным фактором вытеснения рабочей силы из сельского хо- зяйства. Англия и Франция преодолели данную стадию эко- номического развития еще в тот период, когда не было монополий, и таким образом благополучно миновали рыночно-монополистическую ловушку. Экономическая структура этих стран сохранила рыночно-конкурентный характер, коего факта ни в малейшей степени невоз- можно оспорить на том основании, что и в Англии, и во Франции возникли и по сей день существуют крупней- шие монополии. Структурные разрывы, генерируемые монополиями в экономике стран первого эшелона капи- талистического развития, носили и носят локальный ха- рактер, не приводя к появлению качественно новой ры- ночно-монополистической структуры. В отличие от этого большинство стран второго эше- лона капиталистического развития вполне удовлетво- ряют выдвинутому выше условию образования рыночно- монополистической структуры.
В названных странах пик перекачки рабочей силы из сельского хозяйства в про- мышленность пришелся как раз на период формирова- ния мощных монополистических групп. Совпадение во времени этих двух процессов обеспечило максимальную эффективность использования структурных разрывов в экономике, лавинообразный их количественный рост привел к появлению качественно новой, рыночно-моно- полистической структуры. Здесь может возникнуть правомерный вопрос: если все дело в особенностях перекачки рабочей силы в стра- нах первого и второго эшелонов, то, наверное, соци- ально-экономические структуры внутри второго эшелона должны быть так же близки друг другу, как сходны между собой экономические структуры стран первого 82 эшелона - Англии и Франции? Между тем структуры, к примеру, Германии, с одной стороны, и Канады или Голландии - с другой, имели на рубеже веков и деся- тилетия спустя весьма мало общего. Очевидно, наряду с главным условием образования рыночно-монополисти- ческой модели развития - огромными масштабами пе- рекачки рабочей силы из сельского хозяйства в период образования монополий - существует еще одно необхо- димое условие. Но прежде чем перейти к нему, рассмот- рим сначала пример с Канадой. В Канаде, как и в других странах переселенческого капитализма - США, Австралии, ЮАР, самого явления перекачки рабочей силы из сельского хозяйства в про- мышленность в период возникновения монополий не на- блюдалось вообще. В период капиталистического разви- тия потребность этих стран в рабочей силе удовлетворя- лась за счет иммигрантов. При этом в тех случаях, ког- да мощность иммиграционного потока превышала воз- можности промышленности по обеспечению добавочной рабочей силы средствами производства, часть этой рабо- чей силы, не поглощаемая промышленностью, использо- валась в сельском хозяйстве на вновь осваиваемых зем- лях. Соответственно, если отсутствовало главное усло- вие - огромные объемы перекачки рабочей силы из сельского хозяйства - не могло в принципе быть и результата - рыночно-монополистической модели. Что же касается таких стран, как Голландия или Швеция, то здесь препятствием на пути формирования рыночно-монополистической структуры явился недоста- точный объем внутреннего рынка, обусловленный ма- лыми размерами данных стран. Чем меньше страна, тем выше, при прочих равных условиях, экспортно-импорт- ный компонент в ее валовом продукте. Это объясняется тем, что для поддержания конкурентоспособности произ- водства в условиях монополистической конкуренции масштаб производства должен быть достаточно большим, нередко превышающим емкость внутреннего рынка того или иного вида продукции в малой стране. Поэтому зна- чительная часть продукции монополий малых стран не- 83 избежно должна идти на экспорт. В свою очередь, экс- портная специализация в ряде отраслей влечет за собой импорт остальной, не производящейся в стране или про- изводящейся в недостаточном количестве номенклатуры изделий. Таким образом, в отличие от стран второго эшелона с большим внутренним рынком, проводивших в период индустриализации политику протекционизма, закрывав- ших свой внутренний рынок от иностранной конкурен- ции, протекционизм в чистом виде в малых странах ока- зался невозможным: на внутренних рынках этих стран наряду с продукцией собственных монополий все время обращалось огромное количество иностранных товаров. Тем самым монополизация производства одной либо не- сколькими отечественными корпорациями в большинстве отраслей становилась практически невозможной. Структурные разрывы, генерируемые в экономике малых стран местными монополиями, в большинстве от- раслей производства немедленно заполняются импорти- руемой продукцией и не накапливаются. Незаполненны- ми остаются лишь локальные структурные разрывы в немногих экспортных отраслях, при этом их потенциал явно недостаточен для формирования рыночно-моно- полистической структуры экономики. Экономическая структура малых стран второго эшелона, таким образом, всегда сохраняет рыночно-конкурентный характер. Итак, рыночно-монополистическая структура эконо- мики не может сформироваться в странах первого эше- лона, а из второго эшелона - в малых и переселенчес- ких странах. Из стран второго эшелона остаются боль- шие и непереселенческие - Германия, Италия, Япония. Именно в этих странах одновременно действуют три фактора (мощная перекачка рабочей силы из сельского хозяйства в промышленность, образование монополий и до конца проведенный протекционизм), обусловившие формирование на рубеже XIX и XX столетий рыночно- монополистической модели экономического развития. Каковы же основные характеристики данной модели, отличающие ее от рыночно-конкурентной? 84 Во-первых, в отличие от рыночно-конкурентной структуры, где разрывы носят локальный характер и об- щее их количество с течением времени не растет, в рам- ках рыночно-монополистической структуры рост количе- ства разрывов имеет лавинообразный характер. Во-вто- рых, накопление критической массы структурных разры- вов ведет к необходимости вовлечения в производство все больших объемов людских и материальных ресурсов для обеспечения единицы прироста конечного продукта, что обусловливает более ярко выраженную агрессивность рыночно-монополистических стран в сравнении со стра- нами конкурентного капитализма. И, наконец, действие упомянутых факторов определяет высокую степень неустойчивости рыночно-монополистической модели в сравнении с рыночно-конкурентной: дальнейший рост массы структурных разрывов неизбежно приводит к пре- вращению рыночно-монополистической структуры в го- сударственно-монополистическую. Мы рассмотрели две качественно различные эконо- мические структуры, существовавшие в начале XX в. в странах первого и второго эшелонов капитализма. В ка- ких же направлениях в дальнейшем эволюционировали эти структуры? Проследим сначала эволюцию рыночно-конкурентной экономики. Для нее характерны две главные линии раз- вития: 1) превращение моноотраслевых монополий в ди- версифицированные; 2) государственное регулирование экономики. Развитие в этих направлениях началось еще во время первой мировой войны, но особенно мощный импульс оно получило в результате мирового кризиса 1929 - 1933 гг. В странах первого эшелона и переселенческих поло- жительный экономический эффект от структурных раз- рывов оказался весьма незначительным вследствие недо- статочных масштабов либо практического отсутствия пе- рекачки рабочей силы из сельского хозяйства в промыш- ленность. Отрицательные же последствия структурных разрывов обусловили сравнительно скорое принятие эти- ми странами антимонопольного законодательства. В ре- 85 зультате на пути деятельности моноотраслевых моно- полий появилась серьезная преграда. Ограничив воз- можности монополий извлекать сверхприбыль путем снижения объемов производства и завышения цен в ряде отдельных отраслей, государство тем самым подтолкнуло монополистические группы к диверсификации - сокра- щению контролируемой монополией части рынка в ка- кой-либо одной отрасли и увеличению общего объема контролируемого монополией рынка за счет распро- странения ее деятельности на другие отрасли. Таким об- разом, диверсифицированные монополии стали владеть относительно небольшой частью рынка во многих отрас- лях одновременно, что значительно сузило возможности образования структурных разрывов. Вторым направлением эволюции рыночно-конкурент- ной структуры стало государственное регулирование экономики. Здесь рубежом стал великий кризис 1929 - 1933 гг. Рыночно-конкурентные страны пострадали от него в целом значительно меньше, чем рыночно-монопо- листические, так как в их экономике было гораздо мень- ше структурных разрывов. Несколько особый случай представляют собой лишь США. Здесь, как уже упоминалось, не могла сформи- роваться рыночно-монополистическая структура эконо- мики, так как в период образования монополий отсут- ствовала перекачка рабочей силы из сельского хозяйства в промышленность. Однако наличие огромного внутрен- него рынка и жесткий протекционизм явились услови- ями, способствующими разгулу монополий и нарастанию структурных разрывов. В целом масштабы структурных разрывов в американской экономике были меньшими, чем в странах рыночно-монополистической модели, но гораздо большими, чем в остальных странах с рыночно- конкурентной экономикой. Это не могло не сказаться на глубине кризиса 30-х годов, по масштабам которого США были ближе к рыночно-монополистическим стра- нам. Результатом кризиса явилась последовательная де- монополизация экономики, диверсификация моноотрас- левых монопольных структур и сведение на этой основе 86 к минимуму возможностей образования структурных разрывов. Что же касается собственно государственного регули- рования экономики, то оно охватило три основные сфе- ры. Во-первых, государство начало проводить антицик- лическое регулирование, направленное на предотвраще- ние массового разрушения производительных сил вслед- ствие циклических кризисов и вызванных ими социаль- ных потрясений. Во-вторых, было начато структурное регулирование экономики. И, в-третьих, был взят курс на создание развитой социальной сферы. Антициклическое регулирование, хотя и было бес- сильно предотвратить циклические кризисы, в целом способствовало предотвращению явления перепроизвод- ства и сокращению отрыва I подразделения от II в фазе подъема. Создание развитой социальной сферы обусло- вило преодоление структурных разрывов в той области, функционирование которой в принципе невозможно на строго возмездной эквивалентной основе. И, наконец, структурное регулирование экономики позволило свести к минимуму возникновение структурных разрывов в процессе долгосрочных изменений, происходящих в про- мышленности и сельском хозяйстве под воздействием научно-технического прогресса. Структурное регулирование осуществляется путем го- сударственного финансирования разработки и внедрения новых технологий, не могущих окупаться на своем на- чальном этапе, предоставления налоговых и кредитных льгот приоритетным отраслям производства. К этой же разновидности государственного регулирования отно- сится управление госсектором в промышленности. При этом госсектор ограничивается преимущественно отрас- лями тяжелой промышленности с низкой рентабельно- стью, производящими однородную продукцию постоян- ной номенклатуры, - добывающей промышленностью, металлургией, энергетикой, водо- и теплоснабжением, транспортом. Оптимальное распределение производственных ресур- сов общества достигается при помощи безэквивалентного 87 изъятия части ресурсов из более прибыльных отраслей и направления их в менее прибыльные. Такое перераспре- деление служит в конечном счете созданию более благо- приятных условий для деятельности прибыльных отрас- лей обрабатывающей промышленности, находящихся в частном секторе, в том числе за счет поддержания более низких цен на сырье и энергию по сравнению с ситуаци- ей, когда сырьевые и энергетические отрасли находятся полностью в частном владении. Таким образом, государ- ственное предпринимательство в странах с рыночно-кон- курентной экономикой нацелено на преодоление узких мест в экономике, которое не может быть осуществлено частным капиталом с должной народнохозяйственной эффективностью. В результате диверсификации моно- отраслевых монополий и перехода к государственному регулированию экономики возможность возникновения структурных разрывов в хозяйстве рыночно-конкурент- ных стран была сведена к минимуму. А что же происходило в это время в странах с ры- ночно-монополистической экономикой? Здесь неконтро- лируемый лавинообразный рост структурных разрывов с неизбежностью приводил к превращению рыночно-моно- полистической структуры в государственно-монополи- стическую. Но прежде чем перейти к характеристике ее сущности и свойств, необходимо уточнить вопрос тер- минологии. Термин , широко использовавшийся в советской экономической литературе, не имеет ничего общего с нашим термином и употреблялся для характеристики того, что мы называем , в период после кризиса 30-х годов. Настоящая же государственно-монополистическая структура явля- ется закономерным и неизбежным результатом эволю- ции рыночно-монополистической структуры. Дело в том, что экономический рост путем использо- вания структурных разрывов имеет неизбежные гра- ницы, создаваемые предельной массой диспропорций, которую может выдержать экономика, не подвергаясь распаду. Переброска производственных ресурсов из мест 88 образования структурных разрывов и формирование за их счет новых производственных блоков вызывают цеп- ную реакцию прогрессирующего роста монопольных цен в каждом вновь создаваемом производственном блоке. Использование ресурсов приобретает все более нераци- ональный характер, что ведет к замедлению темпов эко- номического роста. Наконец наступает очередной цикли- ческий кризис. И вот тут-то выясняется, что превышена критическая масса структурных разрывов, т.е. часть малопроизводи- тельных средств производства, подлежащих техническо- му обновлению в рамках традиционной модели выхода из кризиса, не может быть ничем заменена в условиях, присущих периоду кризиса низких цен. Эта часть про- изводства, наращенная путем использования структур- ных разрывов, может функционировать лишь в условиях сверхвысоких монопольных цен, т.е. в условиях крайне нерационального использования общественных ресурсов. Таким образом, очередной циклический кризис требует полного вывода из производства части производственных блоков, наращенных за счет использования структурных разрывов, без всякой их замены. Этот процесс можно назвать структурной адаптацией. Структурная адапта- ция - необходимая ступень на пути превращения ры- ночно-монополистической модели в рыночно-конкурент- ную. В процессе структурной адаптации осуществляется заполнение основной части структурных разрывов, но происходит это за счет того, что подлежит обрушению и ликвидации огромная часть экономической структуры, наращенная за счет использования структурных разры- вов. Тем самым экономика возвращается к исходному сбалансированному состоянию, существовавшему до воз- никновения структурных разрывов. Структурная адаптация неизбежно приводит к огром- ной безработице и значительному снижению жизненного уровня населения. Поэтому правительства прибегают к данной мере весьма неохотно, когда уже исчерпаны и не принесли успеха все остальные варианты. Несомненно, в странах второго эшелона существовала объективная воз- 89 можность мирного перехода от рыночно-монополисти- ческой к рыночно-конкурентной модели путем струк- турной адаптации. Ее неизбежные издержки в условиях этих стран население вполне могло перенести. Однако помимо массовой безработицы и значительного сниже- ния жизненного уровня в ходе структурной адаптации наносился мощный удар по интересам монополий, по- следние были вынуждены перемещать свою деятельность из наращенных за счет структурных разрывов производ- ственных блоков в нижестоящие блоки для заполнения образовавшихся разрывов. При этом соответственно зна- чительно сокращалась и даже сводилась на нет возмож- ность получения ими сверхприбыли за счет завышения цен. Столкнувшись с необходимостью структурной адап- тации, рыночно-монополистические страны отвергли ее и предпочли государственно-монополистическую модель. В создавшихся условиях происходит смена полити- ческой надстройки, ликвидация демократических инсти- тутов, свойственных рыночно-монополистической моде- ли, и установление государственно-монополистической диктатуры фашистского типа. Таким образом, фашист- ский режим в странах второго эшелона совершенно пра- вильно определяется в традиционной марксистской лите- ратуре как террористическая диктатура наиболее реак- ционных кругов монополистического капитала, при ко- торой государство прямо выступает в качестве орудия, обеспечивающего приоритет интересов монополий. Оши- баются марксисты лишь тогда, когда считают сам факт существования монополий необходимым и достаточным объективным условием возникновения фашизма, сводя остальные условия к действию субъективных факторов. На самом деле необходимым и достаточным объектив- ным условием возникновения фашизма в странах вто- рого эшелона является существование не просто монопо- лий, а рыночно-монополистической структуры эконо- мики, пронизанной структурными разрывами и неудер- жимо тяготеющей к превращению в государственно-мо- нополистическую. Никакие монополии не могли в прин- ципе привести к победе фашизма в Англии, США, 90 Франции, Канаде, Швеции, Голландии и т.д. - вез- де, где не сложилась рыночно-монополистическая структура. Итак, какие же изменения в экономике повлекла за собой смена рыночно-монополистической модели госу- дарственно-монополистической? Прежде всего, переход к государственно-монополистической структуре экономики означал отказ от поддержания традиционного рыночно- го равновесия между спросом и предложением посред- ством цен, формируемых в конечном счете рынком, хотя и с неизбежными деформациями, вызываемыми моно- польным ценообразованием. Вместо характерного для рыночно-монополистической структуры ценообразова- ния, обеспечивающего сохранение рыночного равновесия между спросом и предложением, вводится государствен- ный контроль над ценами, означающий фактически ди- рективное установление цен государством. Введение го- сударственного контроля над ценами явилось мерой, на- правленной на предотвращение спонтанного обвала на- ращенной за счет структурных разрывов части экономи- ческой структуры в период кризиса. Директивное установление цен означало, что распре- деление ресурсов в экономике отныне уже не может производиться рынком, а должно производиться государ- ством. При этом ни о каком преодолении причин воз- никшего кризиса - структурных разрывов, - разумеет- ся, не могло быть и речи. Наоборот, директивно уста- новленные цены способствовали дальнейшему расшире- нию и углублению структурных разрывов, так как не отражали реальных затрат и вели к нерациональному использованию ресурсов. Однако установлением дирек- тивных цен была достигнута главная цель, поставлен- ная государственно-монополистическим руководством, - предотвращение обвала экономической структуры и обеспечение приоритета интересов монополий. Невозможность преодоления структурных разрывов в рамках государственно-монополистической модели объ- ясняется тем, что при характерных для данной модели деформациях цен происходит искажение экономической 91 информации о тех направлениях, в которых необходимо осуществлять капиталовложения для заполнения струк- турных разрывов. Выделяемые для этой цели ресурсы направляются не по назначению, а на наращивание не- эффективных и непрерывно усугубляющих свою неэф- фективность частей экономической структуры, так как ни государство, ни кто-либо другой не знают и не могут знать с достаточной точностью, где же находятся эти структурные разрывы, куда в первую очередь необходи- мо направлять капиталовложения. Это выясняет только рынок - экономический механизм свободного формиро- вания цен на основе спроса и предложения. Единствен- ная возможность выявить структурные разрывы заклю- чается в том, чтобы отпустить цены. Однако рост сво- бодных цен, вызванный дефицитом продукции, приведет к восстановлению ситуации, существовавшей непосред- ственно перед превращением рыночно-монополисти- ческой структуры в государственно-монополистическую. Какой же выход из создавшегося положения находит государственно-монополистическая система? Как уже отмечалось, установление государственного контроля над ценами позволяет осуществлять дальнейшее наращива- ние экономической структуры, пронизанной структурны- ми разрывами. Однако цена, которую приходится за это платить - отказ от рыночного равновесия между спро- сом и предложением. Распределение производственных и потребительских ресурсов общества начинает осущест- вляться самим государством. Валюта страны окончатель- но утрачивает конвертируемость. Вводится директивное долгосрочное государственное планирование. Необходи- мость изыскивать все новые и новые ресурсы для поддержания роста экономической структуры побуждает государство принудительно насаждать структурные разрывы в тех отраслях, которые до этого еще не были монополизированы: осуществляется принудитель- ная монополизация (картелирование) мелких и средних предприятий. Государственно-монополистический капитализм весь- ма напоминает , особенно в облас- 92 ти надстройки, однако их базисные структуры качест- венно разнятся, что обусловливает, в свою очередь, раз- личие путей их дальнейшей эволюции. В отличие от , детальное рассмотрение кото- рого дается в последней главе, государственно-монополи- стическая модель капитализма развивается в условиях господства частномонополистической собственности на средства производства. Разумеется, в условиях государ- ственного контроля над ценами возможность монополий распоряжаться своей продукцией становится достаточно фиктивной, движение ресурсных потоков определяется государством в интересах системы в целом. Однако со- хранение частных монополий в качестве основы государ- ственно-монополистической структуры, отказ от прямой передачи средств производства в собственность государ- ства имеет глубинные причины, коренящиеся в эконо- мическом базисе. Суть заключается в том, что смена форм собственно- сти всегда является отражением изменений в базисе, пе- ремен в материальной структуре экономики. В случае с , например, огосударствление средств производства осуществляется в целях обеспече- ния тотального контроля со стороны государства за дви- жением ресурсных потоков. Такой контроль в форме ди- рективного планирования требует наличия в огромных размерах недоиспользовавшегося ранее ресурса - рабо- чей силы, перекачиваемой из сельского хозяйства в про- мышленность. Только в этом случае передача средств производства в собственность государства имеет эконо- мический смысл. В случае с государственно-монополистической мо- делью капитализма положение было обратным. В стра- нах оси в 30-е годы перекачка рабочей силы из сель- ского хозяйства в промышленность практически прекра- тилась, а вместе с ней прекратился и экономический рост (не считая производства вооружения). Поэтому в огосударствлении средств производства не было нужды, и монополии продолжали оставаться частными. Тем са- мым в странах государственно-монополистической мо- 93 дели в 30-е годы XX в. имело место директивное пла- нирование формально частной экономики. При этом для наращивания неэффективной экономической структуры широко использовались заменители перекачки рабочей силы из сельского хозяйства - высвобождение рабочей силы из самой промышленности вследствие принуди- тельной монополизации ее прежде немонополизирован- ных отраслей, а также использование иностранной раб- ской рабочей силы. Потенциал первого из этих заменителей был невелик и оказался быстро исчерпанным. Что касается рабской рабочей силы, то ее роль в экономике стран государ- ственно-монополистической модели развития непре- рывно возрастала. По сути дела, в основе всех агрессий стран оси лежала потребность в захвате иностранной рабской рабочей силы. Однако этот фактор экономиче- ского роста не мог привести экономику на путь нормаль- ного сбалансированного развития. Кроме того, рабскую рабочую силу, как и перекачиваемую из сельского хо- зяйства, необходимо было содержать, хотя и по более низким нормам, на что у государственно-монополисти- ческих структур не было достаточных ресурсов. В конце концов выход из государственно-монополи- стического тупика принесло поражение стран оси во второй мировой войне. В результате военных действий была обрушена большая часть экономической структу- ры, что, естественно, повлекло за собой значительное снижение жизненного уровня населения стран оси. Однако столь большое снижение жизненного уровня, которое было немыслимо в мирный период из-за опасно- сти социального взрыва, во время войны было принято населением как само собой разумеющееся и не вызвало особых возмущений. При этом масштабы разрушений были далеко не такими катастрофическими, как может показаться на первый взгляд. Военными действиями бы- ли весьма мало затронуты такие жизненно важные сфе- ры, как сельская инфраструктура и вообще сельское хо- зяйство, добывающая промышленность, энергетика; не- сколько больше пострадали обрабатывающая (особенно 94 военная) промышленность, городские коммунальные службы и городской жилой фонд. Обрушение экономиче- ской структуры названных стран, пронизанной разрыва- ми, явилось решающей предпосылкой перехода к сба- лансированной экономике рыночно-конкурентного типа. Другой предпосылкой стала проводимая правительства- ми этих стран после окончания войны политика демоно- полизации производства. На этой проблеме необходимо остановиться подробнее. Дело в том, что довольно распространенным является взгляд на демонополизацию как на простое раздробле- ние, разукрупнение монополий как хозяйственных еди- ниц. При этом подразумевается, что источником моно- полизма является сосредоточение производственного по- тенциала какой-либо отрасли в руках небольшого числа хозяйственных субъектов. Такой подход, однако, позво- ляет уяснить только часть проблемы, притом далеко не главную. В действительности, как уже было отмечено в начале данной главы, источником монополизма является не само сосредоточение в руках небольшого числа круп- ных компаний огромных производственных ресурсов, а возможность занижать производство и завышать цены на свою продукцию в сравнении с положением, существу- ющим при совершенной конкуренции, и получать таким образом монопольную сверхприбыль. Поэтому в данном случае простое изменение числа предприятий, находя- щихся в пораженной монополизмом отрасли, ничего принципиально не меняет. Например, можно разукруп- нить несколько существующих в отрасли монополий и создать на их основе несколько сотен мелких предпри- ятий. Однако если при этом производственные мощности совокупности новых предприятий не увеличатся в срав- нении со старыми и предложение товаров в данной отрасли останется на уровне ниже оптимального, то эти новые сотни предприятий будут такими же монополи- стами, как и прежние крупные монополии. Для преодоления монополизма нужно в первую оче- редь довести уровень производства на каждом этаже экономической структуры до оптимального, т.е. ликви- 95 дировать структурные разрывы. Короче говоря, демоно- полизировать - значит увеличить производство и за- крыть структурные разрывы новыми элементами эконо- мической структуры. А так как подавляющая часть структурных разрывов в экономике стран оси была упразднена обрушением государственно-монополисти- ческой структуры в ходе войны, то закрыть предстояло совсем небольшую их часть. В этом процессе ключевую роль сыграл внешний фактор - большая помощь США своим бывшим противникам. Результатом такой струк- турной адаптации стал переход Германии, Италии и Японии в послевоенный период от государственно-моно- полистической к рыночно-конкурентной модели эконо- мического развития. Рассмотрим, наконец, основные черты послевоенной эволюции рыночно-конкурентной модели развития эко- номики. В этот период возможность возникновения структурных разрывов была сведена к минимуму в силу действия ряда причин. Во-первых, широкая интеграция развитых стран в различные экономические сообщества и утверждение свободы торговли весьма затруднили воз- никновение структурных разрывов, ибо способствовали острой конкуренции иностранных компаний на внутрен- них рынках развитых стран, препятствуя их монополи- зации. Во-вторых, бурное развитие малых предприятий на основе новых наукоемких технологий поставило под вопрос эффективность производства крупных монополий. И, в-третьих, абсолютное сокращение рабочей силы, за- нятой в промышленности, и ее перекачка в сферу услуг, гораздо менее подверженную монополизации, чем инду- стрия. 96
<< | >>
Источник: Онищук.С.В. Исторические типы общественного воспроизводства : Политэкономия мирового ист. процесса. 1999

Еще по теме Глава III СИНХРОННЫЙ тип КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ВОСПРОИЗВОДСТВА: СТРУКТУРНЫЕ РАЗРЫВЫ И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ:

  1. Глава III СИНХРОННЫЙ тип КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ВОСПРОИЗВОДСТВА: СТРУКТУРНЫЕ РАЗРЫВЫ И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ
  2. 4.2. Дополнительность и эмерджентность как фундаментальные принципы социальной динамики