<<
>>

3. Концепции международной интеграции

В настоящее время на трех континентах развивающиеся страны создали региональные и субрегиональные экономические союзы. Их появление — отражение закономерного процесса интернационализации экономической жизни, стремления развивающихся стран к наиболее эффективному использованию внешнеэкономических связей в процессе их хозяйственного развития.

Создание и развитие новых экономических комплексов не оставлено без внимания буржуазной экономической наукой: теории интеграции призваны быть средством эффективного воздействия и контроля империалистических стран над этим процессом.

Изменения в мировой экономике за последние десятилетия и годы, образование региональных сообществ среди самих развивающихся стран обусловили пересмотр и эволюцию буржуазной теории интеграции-

В 50 — первой половине 60-х годов среди многообразия концепций интеграции наиболее влиятельным было направление, трактовавшее региональную интеграцию как систему хозяйства, построенного на принципах свободной конкуренции, объединенного без торгово-полити- ческих и внешнеэкономических торговых ограничений. Представителями этого направления были Б. Беласса, Я. Винер, Я. Тинберген и др. Процесс экономической интеграции в их трактовке включает вначале отмену таможенно-тарифных ограничений в торговле стран союза, затем допускается свободная миграция товаров и капп- тала и, наконец, отменяются ограничения на передвижение всех факторов производства. В этих условиях производственная специализация стран осуществляется на основе использования относительных преимуществ в зависимости от наличия ресурсов. Считается, что между размером таможенного союза и его эффективностью существует линейная зависимость, в результате которой эффективность возрастает пропорционально расширению зоны свободной торговли. Целью вступления в таможенный союз каждого государства провозглашается ускорение экономического развития, основывающееся на более быстром приросте национального дохода в результате пребывания в союзе.

Подробно анализируя теории интеграции указанного направления, советский исследователь Б.

С. Фомин вскрывает истинный смысл этих концепций, направленных на доказательство эффективности интеграционных процессов развивающихся и развитых капиталистических стран. Доказывая, что в условиях монополистического капитализма в любом хозяйственном комплексе, от картельных соглашений до международных союзов, дележ выигрыша производится в соответствии с экономической и финансовой мощью участников, он пишет, что, «будучи допущенным в региональный союз экономически слаборазвитых стран, индустриальное монополистическое государство приобретает неограниченные возможности эксплуатации ресурсов этих стран на максимально выгодных для монополий условиях»28. Промышленная специализация в интегрированном с империалистическими странами союзе может означать для развивающихся стран лишь бесперспективную эксплуатацию, консервирующую национальную экономическую отсталость-

В большинстве эконометрических моделей интеграции политические и социальные факторы полностью игнорируются, представляют собой абстракцию, далекую от реальной действительности. Фактические данные, демонстрирующие экономическую отсталость освободившихся стран, доказывают, что перспектива развития капиталистической системы как единого целого характеризуется углублением экономической дезинтеграции, что проявляется в усилении разрыва в уровнях развития и уровнях жизни между экономически развитыми и слаборазвитыми странами.

В последние годы в буржуазных теориях интеграции наметился ряд новых направлений. Концепция таможенного союза стала менее популярной, возросло влияние франко-западногерманской концепции экономического союза, заключавшейся в стремлении создать общий рынок с единой, унифицированной для всех стран-участниц экономической политикой и с перспективой той или иной формы политического объединения. Практическое воплощение эти идеи получают в деятельности западноевропейского «Общего рынка» (ЕЭС). Больше внимания стало уделяться проблемам интеграции среди самих развивающихся стран, а также проблемам развития интеграционных связей между странами с различными политическими системами.

Вопросы так называемой трансцендентальной интеграции, то есть экономической интеграции стран, принадлежащих к различным социально-экономическим системам или находящихся на различных стадиях развития, рассматривает западногерманский экономист Б.

Гемпер. Он отмечает, отсутствие адекватного понятия, учитывающего изменения в формах экономической интеграции. Приведя определения экономической интеграции различных буржуазных экономистов, он пишет, что в них речь идет об интеграции между странами с одинаковым или близким экономическим строем, тогда как интеграционные связи между странами с различными экономическими системами должны иметь и имеют совершенно иной характер. Именно поэтому в настоящее время в связи с расширением экономических связей между всеми странами возникла необходимость в разработке теории трансцендентальной интеграции, или ко- интеграции (т. е. координированной интеграции). Он приводит матрицу ко-интеграции, в соответствии с которой ко-интеграция имеет несколько ступеней развития: 1. Полная, или законченная, ко-интеграции — когда два или несколько членов существующей интеграции объединяются в целях создания единого. Это, по мнению Гемпера, самый совершенный тип ко-интеграции, который на более высоком уровне приводит к объединению, аналогичному интеграции стран с одинаковым строем. 2. Частичная ко-интеграция, при которой происходит координация деятельности в отдельных отраслях экономики; в настоящее время это наиболее достижимый максимум в области ко-интеграции. 3. Ко-ассоциация, когда происходит некоторое сближение членов различных интегрированных группировок. 4. Ограниченная ко-инте- грация, то есть присоединение к существующей интеграционной группировке страны, не входящей в другие союзы и имеющей отличный от существующего в странах группировки социально-экономический строй. В отличие от ко-интеграции подобная кооперативная интеграция не предусматривает развития институциональных связей.

Достижение единой мировой интеграции, соответствующей классическим определениям интеграции, Темпер считает невозможным. Главной задачей сегодняшнего дня является, по его мнению, реорганизация мировой торговли и системы платежей с учетом рыночных и планово-экономических условий. Поскольку, в отличие от классической интеграции, которая имеет основу в виде общности социально-экономического строя в интегрируемых странах, ко-интеграция такой основы не имеет, необходимо в первую очередь, считает Гемпер, установить систему трансцендентальных связей. Такой подход, по его мнению, явился бы условием установления прочных дружественных связей между странами, был бы реальным осуществлением идеи мирного сосуществования, хотя и не исключал бы возможности возникновения конфликтных ситуаций.

Практическое осуществление идеи ко-интеграции следует начать со сферы внешней торговли, при этом страны могут столкнуться с теми же проблемами координации, которые возникают и на национальном уровне. Гемпер подчеркивает, что ко-интеграция между развитыми и развивающимися странами имеет специфические черты. Развитые страны, по его мнению, должны приспосабливаться к интересам развивающихся стран — партнеров по ко-интеграции и, помогая им развивать экономику, искупить тем самым хотя бы отчасти свои «старые колониальные грехи»29.

Тезис о возможном единстве развитых капиталистических и развивающихся стран в интеграционном союзе не нов; в основе его — стремление империалистических государств использовать процессы экономической интеграции в своих интересах, расширяя рынки сбыта и стимулируя приток частных иностранных капиталовложений в развивающиеся страны. Предоставляя развивающимся странам — членам интеграционных группировок не- которые уступки на ввоз их сырья, империалистические государства стремятся выиграть в главном — сохранить и расширить региональные объединения зависимого типа, то есть основанные на неравноправном участии сторон. Нерешенная проблема справедливого использования преимуществ экономической интеграции заставляет развивающиеся страны отказываться от зависимой интеграции и стремиться к расширению взаимного экономического сотрудничества.

Вероятно, понимая эти проблемы, Гемпер оговаривает условия этого единства: необходима особая теория интеграции для развитых и развивающихся стран. В свой анализ он вводит институциональные связи, исключавшиеся прежде многими экономистами. Однако его система схематична, не вскрывает названных специфических особенностей интеграции развитых капиталистических и развивающихся стран.

Заслуживает внимания лишь сама идея Гемпера о развитии ко-интеграции, то есть экономического сотрудничества между странами с различными социально-экономическими системами, но, естественно, совершенно на новой, равноправной основе.

В трактовке интеграции следует исходить из факта, что интеграционные процессы носят объективный характер, они вызваны потребностями развития производительных сил. Однако интеграция в рамках проимпериа- листических союзов подчинена интересам монополий, в то время как интеграция развивающихся стран направлена на изменение зависимого положения и достижение экономической самостоятельности освободившихся стран. Если вопросы первого вида интеграции в буржуазной науке были разработаны достаточно полно, то к изучению проблем интеграции среди развивающихся стран западные экономисты приступили относительно недавно.

Среди последних работ на эту тему можно выделить материалы международной конференции в Кембридже в 1972 году. Выступивший с докладом «Региональная интеграция в области торговли среди развивающихся стран» американский экономист Ф. Пэзос30 построил свое исследование на статистических данных двадцатилетнего периода. Он поставил цель осветить следующие моменты: как воздействует интеграция между развивающимися странами на их торговлю внутри группы, на торговлю каждого индивидуального члена сообщества; каково воздействие интеграции на темпы роста каждой страны индивидуально; каковы главные препятствия, мешающие объединению.

Во второй половине 50-х годов, когда Латиноамериканская ассоциация свободной торговли и Центральноамериканский общий рынок находились в стадии формирования, большинство западных экономистов,' разделяя точку зрения Киндлебергера, считали, что внутрирегиональная торговля в указанных группах стран не имеет хороших перспектив из-за ограниченных возможностей перераспределения производственной деятельности.

Б. Беласса, наоборот, считал, что существующие избыточные мощности в различных,отраслях группировок создают определенные предпосылки для расширения взаимной торговли. Значительные темпы увеличения внутрирегиональной торговли в зоне Центральноамериканского общего рынка и в Таможенном и экономическом союзе Центральной Африки в 60-е годы полностью подтвердили точку зрения Б. Белассы, считает Ф. Пэзос. То, что такие же результаты не были достигнуты в Латиноамериканской ассоциации свободной торговли и в Восточно-Африканском сообществе, он объясняет недостаточной степенью либерализации торговли, а не ограниченными возможностями промышленных отраслей указанных групп стран. Опыт стран Центральной Америки показывает, что освобождение от торговых ограничений среди государств-членов привело не только к росту их взаимной торговли, но и к более полному использованию их промышленных мощностей, более глубокой специализации промышленного производства и более быстрому экономическому росту в целом. Эффекту интеграции он приписывает и относительно небольшой рост стоимости жизни. Основной механизм создания этого эффекта — конкуренция, влияющая на эффективность призводства, содействующая крупномасштабному производству и снижающая производственные издержки; интеграция же способствовала замене импорта из третьих стран.

Рассматривая менее удачные, по его мнению, примеры интеграционных процессов, Ф. Пэзос отмечает причины, им препятствующие. К ним он относит разницу в уровнях развития производства, степень протекциониз- ма, уровень инфляции в странах — членах группировок. Все препятствия преодолимы путем скоординированного снижения протекционизма и принятия гибкой политики валютного курса. Политика интеграции и мировая торговая политика не находятся в противоречии, считает он, а наоборот, они усиливают процесс развития каждой из них.

С этими положениями перекликаются идеи доклада X. Р. Крамера на международном симпозиуме в г. Киле в 1974 году, проходившем под названием «Международное разделение труда: проблемы, перспективы». Он рассматривает зоны свободной торговли и таможенные союзы как предварительную стадию для создания условий свободной торговли в мировом масштабе. Метод регионализации означает шаг в направлении к «свободному обмену товарами и поэтому оптимальному использованию ресурсов всего мира»31.

Другой точки зрения придерживается Г. Саутер. Он указывает, что в литературе о теориях мировой торговли, особенно после второй мировой войны, укрепилось мнение о растущей тенденции к регионализации. Смысл этого термина в том, что в мировом торговом обмене увеличивается доля внешней торговли между странами, принадлежащими определенным регионам. Автор выступает за расширение смысла термина «регион», не ограничиваясь определениями географической или политической общности. В регион он включает группу стран, чьи торговые отношения наиболее интенсивны (помимо указанных выше факторов). В соответствии с моделью, охватывающей период с 1938 по 1970 год, на основе определяемого коэффициента регионализации автор выявляет основную тенденцию: сокращение региональных связей в торговле между развитыми и развивающимися странами. Относительно взаимной торговли развивающихся стран указывается на возрастающую регионализацию в торговле латиноамериканских стран и тенденцию ее снижения для государств Азии и Африки. Действительная тенденция роста торговой взаимозависимости, по его мнению, наблюдается лишь в странах ЕЭС и ЕАСТ32.

Таким образом, некоторые из буржуазных авторов вынуждены признать, что капиталистическая экономика находится в явном противоречии с требованиями экономического развития и прогресса: тенденции к интер- национализации хозяйственной жизни противостоят процессы дезинтеграции. Свидетельством этого может служить увеличивающийся технологический разрыв между США и странами Западной Европы, американизация западноевропейской экономики, которую ярче всего иллюстрирует экономика ФРГ — ведущей страны «Общего рынка». Капиталовложения США в ряде стран ЕЭС больше, чем капиталовложения последних в американскую экономику.

Не случайно Ф. Пэзос не обращается к обобщающему критерию определения уровня экономической интеграции — темпам роста совокупного общественного дохода на душу населения. Конкретные проявления интеграционных и дезинтеграционных процессов на примере развивающихся стран свидетельствуют о меньшей эффективности механизма взаимодополняемости для отсталых государств. При капитализме темпы экономического роста и структурные изменения зависят от стихийного действия рыночных сил. Частная собственность тормозит развитие технического прогресса, придает этому развитию неравномерный и стихийный характер, устраняет или ослабляет взаимодополняемость между партнерами в процессе экономической интеграции.

С точки зрения экономической интеграции в капиталистических странах наибольшая взаимодополняемость характерна для промышленно развитых стран, среди которых выделяются три группы — Северная Америка (Канада и США), Япония и страны Западной Европы. Однако и здесь проявляются дезинтеграционные процессы. Так, разрыв в национальном доходе на душу населения в странах ЕЭС в 60-е годы составлял 2:1, а в странах ЕАСТ — даже 6:1. Эти и другие факты показывают несостоятельность империалистической теории и практики внутренней логики интеграции, согласно которой создание таможенного союза силой внутреннего давления приведет к экономической и политической интеграции стран «Общего рынка».

В буржуазных концепциях интеграции выделяются два направления трактовки эффекта функционирования таможенного союза. Первое считает, что свободная беспошлинная торговля создает максимально благоприятные условия для наилучшего использования мировых ресурсов; образование таможенных союзов ведет к росту мирового благосостояния. Сторонники другого на- правления считают, что образование интеграционного объединения в рамках таможенного союза ведет к расширению торговли внутри стран-членов и сокращению торговли с другими государствами. Концепции первого направления уже были затронуты, концепции второго— представлены, например, в исследованиях Б. Белассы. В одной из своих последних работ «Региональная интеграция торговли: политика развивающихся стран»33 он подчеркивает, что региональную интеграцию следует рассматривать как неотъемлемую часть стратегии развития производства развивающихся стран. Для осуществления региональной интеграции он предлагает провести следующие мероприятия. Во-первых, необходимо соглашение об устранении таможенно-тарифных барьеров во внутрирегиональной торговле. Во-вторых, правительствам стран-участниц следовало бы отказаться от таких мер, как освобождение от налогов и предоставление преференций, которые косвенно влияют на внутрирегиональную торговлю. В-третьих, внешнее таможенно-тарифное регулирование и валютная политика должны быть хрошо скоординированы, чтобы не допустить возможных искажений механизма конкуренции.

Создание гармоничной интеграционной системы, по его мнению, включает в себя принятие таможенно-тарифных ограничений на импорт из третьих стран, выработку согласованных мер в области экспортных ограничений и субсидий, установление свободных валютных курсов. В случае значительных различий в темпах роста инфляции в странах сообщества следует принять курс на последовательную девальвацию и достигнуть полной стабильности в обменных валютных курсах среди членов союза- Проведение предложенной политики позволит создать в объединении такие для механизма конкуренции условия, которые будут стимулировать повышение производительности промышленности и приведут к созданию экономически эффективных и высокотехнологичных предприятий. Свободная конкуренция должна заменить неэффективный протекционизм.

Таким образом, Б. Беласса переносит принципы формирования интеграционных союзов, пропагандируемые представителями крупных капиталистических государств, на региональные сообщества развивающихся стран. Он и сам чувствует несовершенство предлагаемого механизма, указывая, что данный комплекс мер будет спо- собствовать равному распределению выгод от интеграции при том условии, что страны находятся на примерно одинаковом уровне развития индустриализации.

Он считает напрасными опасения некоторых экономистов относительно возможности неблагоприятного воздействия процесса экономической интеграции на внут- рипромышленную структуру развивающихся стран, при котором у каждого государства одни отрасли будут расширяться, а другие сокращаться или даже исчезать. Опыт Европейского и Центральноамериканского общих рынков показал, считает Б. Беласса, что уничтожение барьеров во внутрирегиональной торговле вызвало не межотраслевую, а внутриотраслевую специализацию, характеризующуюся увеличением обмена продукцией внутри каждой отрасли. Интеграция вызвала изменения в структуре производства подобно тому, как расширение внутрирегиональной торговли привело к обмену сходной продукцией — машинами, текстильными изделиями, обувью.

Таким образом, Б. Беласса косвенно выступает против доводов, построенных на теории сравнительных издержек; необходимость интеграции он обосновывает преимуществами крупного хозяйства, придавая большое значение увеличению и обострению конкуренции, стимулирующей экономический рост.

Производственная специализация приносит экономические выгоды, позволяя использовать методы крупномасштабного производства, пишет он. Дальнейшие преимущества создает увеличение конкуренции в интегрированной зоне. Конкуренция совершенствует производство и ведет к технологическим усовершенствованиям-

Эти потенциальные выгоды указывают на необходимость включения существующих отраслей производства в региональную схему интеграции. Что же касается новых отраслей промышленности, то странам союза следовало бы согласовать их размещение и учредить конкурирующие фирмы. Правда, здесь могут быть возражения: создание промышленных отраслей по политической договоренности может нанести ущерб экономической, эффективности.

Наиболее подходящим средством защиты новых отраслей промышленности он считает временное освобождение от налогов; таким путем промышленный сектор стран с низким уровнем индустриализации достигнет вре- мениых выгод, не оказывая специального протекционизма отдельным отраслям.

Таким образом, схема интеграции, предложенная Б. Белассой, базируется на следующих основных моментах. Рассматривая интеграцию как часть стратегии развития экономики освободившихся стран, он считает, что она позволяет определять и направлять их промышленное развитие и хозяйственную специализацию. Основными методами достижения этого он считает торговую либерализацию, снижающую уровень протекционизма и равным образом воздействующую как на развитие им- портзамещающих, так и экспортных отраслей. Тем самым достигается стимулирование экспорта, сокращается неэффективное іимпортзамещающее производство и предотвращается установление монополистических позиций в новых отраслях 34.

Следовательно, вопросы формирования хозяйственной структуры, национальной специализации Б. Беласса ставит в зависимость от действия стихийных рыночных сил конкуренции. Более того, условия совершенной конкуренции должны быть созданы путем принятия лишь торгово-валютных імер, что еще больше сужает возможности активного воздействия на хозяйственное развитие освободившихся государств. Б. Беласса, как и многие другие буржуазные экономисты, связывает возможности ускорения экономического развития молодых государств со сферой обращения, ставит их в зависимость от развития внешней торговли. Сколь неправомерен такой подход, говорит тот факт, что внешняя торговля отражает состояние производства, определяется производством, а не наоборот. Повисает в воздухе и никак не аргументируется положение об исчезновении монополистических прибылей. Но главное, Б. Белласа ограничивается практически лишь экономическими аспектами интеграции, оставляя в стороне ее социально-политические моменты, которые являются важными, если не сказать главными, при формировании интеграционных союзов. Особо следует подчеркнуть, что, указывая на превосходство рыночных методо®, он 'извращает реальное положение, субъективно оценивая интеграционные процессы в странах западноевропейского «Общего рынка» и Совета Экономической Взаимопомощи.

Влияние стран социализма на ход развития мировой экономики становится «все сильнее и глубже. В отличие от неопределенности экономического положения в капиталистическом мире страны СЭВ, развивая социалистическую экономическую интеграцию, наметили и осуществляют согласованные планы дальнейшего развития их экономики на 1976—1980 годы. Одновременно идет разработка перспектив до 1990 года.

В этих планах и перспективах все полнее учитываются требования всемирного разделения труда, в том числе особые проблемы и потребности развивающихся стран. В частности, товарооборот стран — членов СЭВ с развивающимися странами растет опережающими темпами по сравнению с общим объемом их торговли, и его удельный вес во внешнеторговом обороте стран социализма последовательно увеличивается. Все это, безусловно, способствовало стабилизации обстановки на многих товарных рынках, смягчению ущерба развивающихся стран от внешнеэкономических последствий кризиса в экономике Запада. Более того, в 1973—1975 годах отмечалась тенденция к ускорению роста товарооборота с развивающимися странами. С каждой пятилеткой возрастает объем технико-экономического содействия и кредитов, предоставляемых социалистическими странами, а также число объектов, которые развивающиеся страны вводят в строй в сотрудничестве со странами СЭВ.

«Страны социализма играют все более значительную роль в мировой экономике», — говорится в Отчете ЦК КПСС XXV съезду. Социалистическое содружество стало теперь самой динамичной экономической силой в мире. За прошедшее пятилетие индустрия входящих в него стран развивалась в четыре раза быстрее, чем промышленность развитых • капиталистических государств. В 1975 году страны СЭВ выпустили промышленной продукции в два с лишним раза больше, чем страны «Общего рынка». Л. И. Брежнев подчеркнул, что долговременная программа социалистической экономической интеграции «поднимает сотрудничество соцстран на гораздо более высокую ступень, чем просто развитие торговли. Она означает, например, совместное освоение природных ресурсов для общей пользы, совместное строительство крупных промышленных комплексов, рассчитанных на удовлетворение нужд всех его участников, спланированную на многие годы вперед кооперацию между предприятиями и целыми отраслями промышленности наших стран» 35,

Предлагая развивающимся странам программы осуществления интеграции капиталистическими методами, западные экономисты игнорируют тот факт, что социалистическая интеграция происходит на качественно иной социально-политической основе, руководствуясь иными критериями и законами, чем страны капитализма. Братское сотрудничество стран СЭВ позволяет успешно решить важную социально-экономическую задачу — постепенное выравнивание уровней развития стран содружества во всех его аспектах.

Развитию интеграционных процессов в освободившихся государствах на демократической основе способствуют их растущие экономические связи со странами социалистического содружества. Эти связи содействуют освобождению экономики развивающихся стран от диктата монополий, расширяя тем самым :и укрепляя основу их взаимной интеграции.

В последнее время в свете принятия Генеральной Ассамблеей ООН в 1974 году Декларации об установлении нового международного экономического порядка концепция экономического сотрудничества, разрабатываемая в рамках ЮНКТАД, получила новое и более глубокое значение. «Неспособность традиционного экономического порядка решить проблемы нищеты и экономической отсталости заставила почувствовать, насколько настоятельной для развивающихся стран является потребность уменьшить свою зависимость от промышленно развитых центров и обеспечить свое взаимосвязанное и гармоничное развитие», — говорится в докладе «Экономическое сотрудничество между развивающимися странами» на IV сессии Конференции ООН по торговле и развитию, проходившей в Кении в мае 1976 года36. В докладе отмечается, что современное содержание концепции сотрудничества вышло за пределы, ограниченные торговлей и соглашениями об интеграции между соседними странами, как это было в недалеком прошлом. В новых рекомендациях придается особое значение коллективным действиям в целях создания механизмов, обеспечивающих справедливые и выгодные цены и устойчивые рынки для основных экспортных товаров; предоставлению преференциального режима в торговых отношениях между развивающимися странами; поощрению платежных соглашений; совместным действиям в области промышленности, науки, техники, транспорта; сотрудничеству в ис- пользовании финансовых ресурсов для целей развития.

Развитие интегрированной глобальной системы экономического сотрудничества между развивающимися странами предусматривает усиление экономической интеграции. Следует решительно переместить центр внимания с вопросов торговли на совместные проекты в области освоения региональных промышленных и сельскохозяйственных ресурсов и развития общей транспортной инфраструктуры. Попытка найти опору в механизмах рынка путем либерализации торговли и создания систем внешнего протекционизма оказала лишь ограниченное влияние на рост и практически никак не повлияла на структурное развитие, но в результате нарушения равновесия, вызываемого этими механизмами, создала политические препятствия для сотрудничества еще до того, как у сотрудничающих стран появилась возможность получить существенные экономические выгоды. Хотя значение сотрудничества в области производства признается и предусматривается в некоторых договорах об экономической интеграции, на практике этой форме сотрудничества отводится второстепенное место среди первоочередных задач в большинстве интеграционных группировок. Новое предложение о том, чтобы сконцентрировать внимание на производстве, должно включать также выработку общих подходов к передаче технологии и освоению местного технологического потенциала, а также к иностранному капиталу и транснациональным корпорациям.

Наряду с мерами по укреплению и расширению региональной и субрегиональной экономической интеграции для создания глобальной системы экономического сотрудничества между развивающимися странами следует создать механизмы, необходимые для новых видов совместных действий вне интеграционных группировок. Существуют три области, в которых такое сотрудничество наиболее необходимо: торговля, производство, финансовые ресурсы для развития. Расширению торговли можно содействовать с помощью системы преференций среди развивающихся стран, созданием многонациональных экспортных и импортных предприятий, платежной системы, включая клиринговые соглашения.

В докладе отмечается, что сотрудничество в области производства между развивающимися странами все еще находится в начальной стадии развития и все еще не вызвало существенного расширения систем взаимодополня- ющего производства. Оно, как правило, не связано с разработкой широких программ многонационального характера. Реальный путь такого сотрудничества — совместные предприятия во многих развивающихся странах. Наличие взаимодополняемых факторов производства даст возможность более рационально использовать ресурсы, осуществлять диверсификацию производства, экономию за счет масштаба и специализацию, улучшить конъюнктуру на рынках третьих стран или использовать комбинацию всех или нескольких этих результатов. Взаимодополняемость ресурсов в глобальном масштабе расширит экономические альтернативы за пределы географических сфер и увеличит возможности интегрированных промышленных структур как отдельных стран, так и региональных экономических группировок 37.

Глобальная система экономического сотрудничества является концепцией, несомненно отражающей интересы развивающихся стран. Она представляет собой попытку выработать более эффективный инструмент сотрудничества между освободившимися государствами, реакцию на неадекватные теории западных экономистов. Концепция глобальной системы интеграции содержит ряд новых и прогрессивных моментов: она призвана способствовать коренной перестройке зависимых мирохозяйственных связей, отражает потребность расширения международного хозяйственного сотрудничества для развивающихся стран на качественно новой основе, а главное, она связывает воедино интеграционные процессы с необходимостью индустриализации их хозяйств, с совместным решением проблем в области развития инфраструктуры и в сфере финансов.

Вместе с тем нельзя не отметить определенную практическую ограниченность рекомендаций, содержащихся в концепции. Прежде всего следует указать на то, что развивающиеся страны в большинстве своем остаются в системе мирового капиталистического хозяйства и империалистические государства стремятся использовать интеграционные процессы, связанные с объективными сдвигами в развитии производительных сил, в своих интересах. Примером неоколониалистской политики в этом направлении служит деятельность западноевропейского «Общего рынка».

Так, американский экономист Г. Шахтер вынужден признать, что развивающиеся страны, ассоциированные в ЕЭС, находятся в особенно сложном положении. Считается, что преференциальныё торговые соглашения с ЕЭС дают ассоциированным странам преимущества по сравнению с прочими развивающимися странами, однако эти преимущества весьма сомнительны, так как объем внешней торговли этих стран незначителен. Экспорт ассоциированных стран ограничен сельскохозяйственными продуктами (арахис, кофе, хлопок), а в добывающей промышленности — фосфатом и железной рудой. Процесс индустриализации в этих странах протекает крайне неравномерно и невысокими темпами; более того, мощность существующих предприятий используется лишь на 50%. Открытая экономика для этих стран содержит в себе угрозу структурной стагнации.

Преференциальные условия, ~ предоставляемые ЕЭС ассоциированным странам с момента Яундского соглашения, не повлияли существенным образом на их внешнюю торговлю. С 1958 по 1969 год импорт ЕЭС из всех развивающихся стран увеличился на 108%, а из ассоциированных и североафриканских стран — только на 88%. За этот же период среднегодовой рост общего внешнеторгового оборота ЕЭС с неассоциированными развивающимися странами составлял 6,8%, а с ассоциированными — 5,6%.

Односторонние торговые преференции могут быть выгодны лишь для развивающихся стран в целом, но не для отдельных стран; так как потребность в продуктах экспорта этих стран в общем ограничена, то обострение конкуренции между ними вызовет снижение цен на их экспорт. Кроме того, развитые страны не легко соглашаются на принятие односторонних преференциальных условий; там, где упраздняются тарифы, они стремятся ввести такие барьеры, как специальные лицензии и прежде всего квоты.

Г. Шахтер считает, что единственный путь к достижению структурных изменений в странах, ассоциированных с ЕЭС, состоит в упразднении импортных квот и з изменении структуры импорта стран ЕЭС (увеличение доли готовых изделий и полуфабрикатов). Определенную роль в создании новых отношений между высокоразвитыми и развивающимися странами может сыграть осуществление перехода от двусторонней помощи к многосторонней 38.

Подписанная в феврале 1975 года в Того Конвенция \ об экономических, торговых и финансовых отношениях между ЕЭС и АКТ (страны Африки, бассейна Карибского моря и Тихого океана) заменила собой прежние соглашения с ЕЭС и выявила ряд новых черт в политике неоколониализма. Конвенцией, действие которой рассчитано до 1980 года, охвачено 46 развивающихся стран. Западные державы пошли на определенные уступки, показывающие возросшую заинтересованность империалистических держав в стабильных рынках сырья (они согласились на практически беспошлинный ввоз товаров из стран — членов конвенции, получив взамен не преференции, а лишь режим наибольшего благоприятствования); создан также механизм стабилизации цен на 12 видов сырья (хлопок, чай, какао, кофе и т. п.). Гарантируя странам — членам конвенции определенный минимум доходов от продажи необходимых западным странам сырьевых товаров, империализм в то же время получает дополнительные возможности в ориентировании их экономического строительства на запросы западной экономики, а также сохраняет относительную свободу действий в этих странах для западноевропейских монополий. Как отмечает английский журнал «Экономист», «создание особых отношений со странами АКТ обещает ЕЭС большие дивиденды в недалеком будущем» 39.

Международные монополии контролируют в развивающихся странах 30% внешнеторговых операций и более 40% всего внешнеторгового оборота, и пока их влияние в развивающихся странах значительно, сохраняется угроза подчинения интеграционных процессов интересам этих монополий.

Стремление избавиться от зависимости в рамках интеграции привело к созданию и расширению региональных и субрегиональных группировок среди развивающихся стран, этим же объясняются попытки сформулировать теорию их глобального взаимного сотрудничества. Однако следует отметить, что осуществление экономической интеграции как региональной, так и глобальной капиталистическими методами неизбежно ставит этот процесс в рамки ограниченной эффективности. Механизм свободного рынка не в состоянии обеспечить справедливое использование преимуществ экономической интеграции и проведение скоординированной политики хозяйственного развития. Это подчеркивается и в указанной работе Г. Шахтера: «Одни только рыночные си- лы не могут ликвидировать экономического неравенства в условиях открытой экономики. Необходимы целенаправленные, энергичные мероприятия, имеющие целью ускоренное развитие экономики развивающихся стран» ,э.

Альтернативой в условиях частнокапиталистических методов интеграции может быть значительное усиление экономической роли государства.

В этой связи следует отметить, что этот аспект в глобальной программе сотрудничества развивающихся стран не получил должного развития, что снижает ее теоретический вклад в разработку проблем интеграции.

Активизация за последнее время интеграционных процессов среди развивающихся стран на новой, прогрессивной основе объясняется действием ряда факторов. Во- первых, острые противоречия между монополистическим капиталом и интересами экономических группировок освободившихся стран привели к отказу последних следовать традиционному пониманию интеграции как партнерства с империалистическими корпорациями. В новом подходе развивающиеся страны пытаются защитить региональные интересы путем расширения взаимного сотрудничества, развития кооперированного производства, установления единой политики на сырье и создания местных национальных компаний. Во-вторых, развитию интеграционных процессов в освободившихся государствах на новой основе способствует успешное развитие экономических отношений со странами социалистического содружества.

Сотрудничество с развивающимися государствами за последние два десятилетия было самым динамичным направлением внешних экономических связей стран СЭВ. Это сотрудничество облегчает развивающимся странам решение таких проблем, как осуществление индустриализации, освоение природных ресурсов, развитие сельского хозяйства и других отраслей экономики. Применяемые в сотрудничестве двух групп стран принципы являются практическим вкладом в создание новых международных экономических отношений. «Крепнущие международные связи СЭВ, особенно с развивающимися странами, — говорится в докладе А. Н. Косыгина на XXX сессии Совета Экономической Взаимопомощи, — явление вполне закономерное. Наш опыт установления экономических отношений нового типа между государствами в рамках СЭВ приобретает практическое значение и в более широком международном плане». Он отметил, что на IV сессии Конференции ООН но торговле и развитию, проходившей в мае 1976 года в Найроби, «наши страны, руководствуясь детально разработанными в рамках СЭВ согласованными позициями, продемонстрировали на деле готовность поддержать законные устремления освободившихся государств, их решимость избавиться от империалистической эксплуатации и самим распоряжаться своими национальными богатствами» 41.

В Коммюнике XXX сессии Совета Экономической Взаимопомощи также подчеркивается, что «страны — члены СЭВ будут неизменно солидарны с развивающимися странами и в борьбе против неоколониализма, за преодоление навязанных империализмом отношений неравенства и угнетения одних государств другими, последовательно содействовать устранению разрыва в уровнях экономического развития различных стран мира» 42.

<< | >>
Источник: Н. М. ХРЯЩЕВА. Новая стратегия неоколониализма. 1976

Еще по теме 3. Концепции международной интеграции:

  1. Лекция 34. Международное географическое разделение труда.Международная экономическая интеграция
  2. 5.1. Концепция Кондратьева и прогнозы мир-системного подхода. Отличие концепции эволюционных циклов международной экономической и политической системы
  3. Интеграция в концепции и практику менеджмента
  4. §              6. Мировое хозяйство и его отраслевая структура. Международная экономическая интеграция
  5. Кулапова Татьяна Юрьевна. ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫЙ И МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРАВОВОЙ ОПЫТ: ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИИ И АДАПТАЦИИ, 2014
  6. ИМПЕРАТИВЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В ЕВРОПЕЙСКОМ КОНТЕКСТЕ А.Е. Дайнеко
  7. К. В. Чеглаков кандидат юридических наук, доцент ИНТЕГРАЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЫНОК ТРАНСПОРТНЫХ УСЛУГ
  8. КОНЦЕПЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ДВИЖЕНИЯ КАПИТАЛА
  9. О НЕГАТИВНЫХ ЯВЛЕНИЯХ В МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛЕ И МЕЖДУНАРОДНОМ РАЗДЕЛЕНИИ ТРУДА
  10. Особенности международных операций при международном лизинге.
  11. Лекция 65. Международный рынок услуг.Регулирование международной торговли
  12. Международные правоотношения. Субъекты международного права
  13. Концепция патологии (концепция невроза).
  14. Концепция патологии (концепция невроза).