<<
>>

НАЧАЛО ПЕРЕСТРОЙКИ И АКЦЕНТИРОВАНИЕ РОЛИ БАНКОВ В ЭКОНОМИКЕ ГОСУДАРСТВА

Приход к власти в 1982 году нового Генсека КПСС Ю.В. Андропова ознаменовал переоценку прежнего подхода руководства страны к экономическим проблемам. В.А. Медведев отмечает, что Андропов «чувствовал остроту назревших экономических и социальных проблем», и его последующая деятельность «во многом резко контрастировала с последними годами брежневского руководства»59.

По сути, Андропов стал первым из постсталинских руководителей государства, который решил на деле начать коренные преобразования. Новый генсек говорил о необходимости ускорения работы по совершенствованию всей сферы экономики - управления, планирования, увеличения самостоятельности промышленных предприятий, колхозов, совхозов, призывал к решительной борьбе с многочисленными нарушениями дисциплины60.

Начало 1980-х годов А.С. Черняев характеризует следующим образом: «в экономике застой, развал и безобразия, финансовое положение аховое, повсюду дефицит, пустые полки, очереди за самым необходимым»61. Резко усилились процессы деградации и распада производства. Из-за напряженных плановых заданий, производства низкокачественной, не пользующейся спросом продукции, отсутствия стимулов для увеличения выпуска возникли целые сферы производственной псевдохозяйственной деятельности, а экономический рост во многом обеспечивался за счет увеличения выпуска сйрьевых ресурсов, приписок, «растранжиривания» ценных видов сырья и т.д. Ещё раз подчеркнем, что для советской экономики на первом месте всегда стоял рост количественных производственных показателей (тонны нефти и стали, объемы перевозок и пр.), а не эффективность самого производства. Конкуренция между предприятиями отсутствовала, их руководители не стремились к модернизации производства, внедрению новых технологий и повышению качества продукции. Соответственно, прибыль и рентабельность производства в таких условиях не могли быть сколько- нибудь существенными факторами. Выпускать некондиционные товары было дешевле, а если предприятие несло убытки, то оно все равно не закрывалось - на помощь приходило государство.

Ценовая политика правительства также не способствовала повышению заинтересованности хозяйствующих субъектов в конечном результате своей деятельности. Цены играли вспомогательную роль и мало учитывали себестоимость продукции, издержки производства, мировые рыночные цены. Замороженные политическим решением на десятки лет цены на некоторые товары скрывали инфляционные процессы в стране.

К примеру, тарифы на грузовые перевозки не изменялись в течение 20 - 30 лет, тарифы на перевозки наземным транспортом действовали в основном с конца 1940-х годов, а цены на билеты

водного и воздушного транспорта замерли в 1970-е годах .

Действовавшие к концу 1980-х годов розничные цены на хлеб, муку, крупу и другие хлебопродукты практически не изменились по сравнению с 1954 годом63. Надо иметь в виду, что эти цены сформировались в послевоенный период, когда доходы населения были невелики. Но с тех пор средняя зарплата рабочих и служащих выросла в 3,5 раза.

Очевидно, что если государство принудительно назначает цены, то информация о полезности товаров и услуг искажается и производительные силы начинают работать неэффективно. Директивные цены уничтожают свойство цены служить индикатором индивидуальных потребностей граждан и производительных, сил. Статичность системы цен не позволяет оперативно учитывать изменение баланса спроса и предложения, динамику мировых цен. Тем самым разрывается торговая денежная связь между производителем и потребителем, а деньги перестают быть инструментом, с помощью которого соизмеряются потребности граждан и предприятий.

В такой ситуации показатели прибыли и рентабельности не могут объективно характеризовать работу хозяйствующих субъектов, что приводит к ложным выводам об эффективности работы предприятий. Рассматривая данную проблему в исторической ретроспективе, можно констатировать, что до начала преобразований в этой сфере в конце 1980-х - начале 1990-х годов правильные соотношения в ценообразовании, учитывавшие в полной мере текущие производственные издержки, прибыль и стоимостные индексы, найдены не были.

Теряла свою былую динамичность даже оборонная промышленность. Увеличивались объемы незавершенного строительства. Мощные оборонные предприятия строились по десять и более лет, и к моменту запуска они имели устаревшие технологии, а на тех- ническое перевооружение средств уже не хватало. Стратегия глобального военного противостояния слишком дорого обходилась Советскому Союзу, но просто отказаться от нее представлялось невозможным. В особенности в тот момент, когда США начинали новый виток военно-промышленного прогресса - создание систем «звездных войн». Сохранение военного паритета требовало от СССР коренной модернизации всей промышленности, внедрения космических технологий, связанных с производством новых жаропрочных, устойчивых к повышенным нагрузкам материалов, сложных электронных приборов и средств связи, сверхмощных компьютеров. Традиционная переброска ресурсов в оборонную отрасль за счет экономии на инвестициях в производство потребительских товаров, сельское хозяйство, энергетику, просвещение, фундаментальную и прикладную науку невоенного значения и многое другое уже не срабатывала. По всей видимости, Андропов и его ближайшее окружение начинали сознавать, что избежать глубоких социально-экономических преобразований не удастся.

22 ноября 1982 года только что избранный Генеральный секретарь Коммунистической партии Ю.В. Андропов, выступая с коротким сообщением, проинформировал членов ЦК о том, что Политбюро считает целесообразным создать отдел экономики при ЦК КПСС64. Секретарем ЦК партии по экономике тогда же на ноябрьском Пленуме был избран Н.И. Рыжков, занимавший на тот момент должность заместителя председателя Госплана СССР. Основной задачей отдела экономики была выработка экономической политики партии и внедрение в экономику новых принципов функционирования. Очень показательным является обсуждение год спустя, на декабрьском пленуме ЦК КПСС, плана экономического и социального развития и бюджета СССР на 1984 год. На пленуме была поставлена задача разработать комплексные мероприятия по совершенствованию народного хозяйства, четко разграничить права и ответственность управленческих структур и предприятий. Для этого предлагалось повысить хозяйственное стимулирование и эффективность экономических рычагов, скорректировать ценовую политику, реорганизовать кредитно-финансовую систему, изменить методы оценки результатов хозяйственной деятельности.

В начале 1983 года Ю.В. Андропов дал поручение группе ответственных работников ЦК КПСС, в том числе М.С. Горбачеву и Н.И. Рыжкову, начать подготовку принципиальных предложений по экономической реформе. Среди рассматриваемых вопросов бы- ли проблемы хозрасчета и самостоятельности предприятий, концессий и кооперативов, совместных предприятий и акционерных обществ. По сути, именно тогда, в недрах Старой площади, были выработаны принципы, которые легли в основу экономических преобразований несколько лет спустя.

Была образована Комиссия по экономической реформе в составе руководителей Госплана, Минфина, Госбанка, Стройбанка. К работе были привлечены ученые-экономисты. Возглавил Комиссию Председатель союзного Совмина Н.А. Тихонов. Направление реформы Комиссия видела в отходе от жесткого централизованного управления экономикой. Центральные ведомства должны были определять общую стратегию развития и создавать условия предприятиям для повышения производительности труда и увеличения заработной платы.

В определенной мере можно согласиться с Н.И. Рыжковым, который усматривал начало глобальной трансформации советского государства в 1983 году65. Но, безусловно, само понятие «перестройки» все же неотделимо от имени М.С. Горбачева, который первым открыто признал наличие в СССР системного кризиса и вопреки ожиданиям и прогнозам западных аналитиков предложил модернизационную программу.

С 1 января 1984 года заводы и фабрики министерства СССР тяжелого и транспортного машиностроения, министерства СССР электротехнической промышленности и еще ряда министерств Белоруссии, Украины и Литвы были переведены в порядке эксперимента на хозрасчетные отношения. Эти предприятия теперь должны были самостоятельно формировать планы, фонды развития производства и заработной платы.

Перемены в народном хозяйстве неминуемо поднимали вопрос перестройки банковской системы, поскольку функционирование предприятий в условиях хозрасчета требовало нового подхода к кредитованию и инвестированию. Экономическому отделу ЦК было поручено начать подготовку реформирования государственных банков, но работа затягивалась, и до прихода к власти Горбачева так ничего не было сделано в этом направлении.

11 марта 1985 года М.С. Горбачев был избран Генеральным секретарем ЦК КПСС. Горбачев унаследовал страну с огромным комплексом внутриполитических и внешнеполитических проблем: экономика буксовала, рычаги управления отказывали, расточительство народного хозяйства СССР превышало все разумные пределы;

долгострой съедал огромные ресурсы и труд, вложенный в капитальное строительство. Сельское хозяйство окончательно потеряло способность накормить людей: гибло до 40 % произведенной сельскохозяйственной продукции, треть хлеба импортировалась, истощая золотой запас и поглощая большую часть нефтедолларов66. Начался спад в советской торговле с западными странами. Все эти трудности тяжелым грузом ложились на советский бюджет.

По уровню жизни советские граждане намного отставали от развитых стран. Советский экономист И.Я. Бирман, в 1974 году эмигрировавший в США, в своих воспоминаниях рассказывает, что когда ЦРУ решило сравнить уровни потребления советских и американских граждан, основываясь на научной методике, получилось, что в среднем объем товаров и услуг в расчете на одного человека в СССР был в три раза меньше, чем в Америке (сам Бирман полагает, что разрыв был намного больше) .

Продолжалась изнурительная война в Афганистане. Соревнования с Соединенными Штатами в военной сфере отъедали почти 40 % всех ресурсов страны. По данным Андерса Ослунда, расходы СССР на оборону вплоть до 1988 года ежегодно увеличивались и достигли около Уа ВВП, в то время как США никогда не выделяли на оборону более 6 % ВВП68.

В своей автобиографической книге известный ученый- экономист В.Д. Белкин, ссылаясь на расчеты члена-корреспондента РАН А.В. Яблокова, сообщает, что на производство вооружения расходовалось более 40 % электроэнергии и тканей, около половины моторного топлива и машинных масел, металла и других ресурсов69. Однако в отличие от США и стран Запада, которые к этому времени благополучно вышли из экономического кризиса 1980 - 1982 годов и быстро развивались, экономика СССР с конца 1970-х годов продолжала топтаться на месте и поддерживалась только за счет больших объемов экспорта сырьевых ресурсов.

Нараставшая стагнация в народном хозяйстве, грозившая перерасти в затяжной кризис, требовала от первых лиц государства действенных политических шагов.

В этой ситуации решающее значение новый руководитель государства отводил проблеме темпов экономического роста. Собственно с этого момента начался новый этап реформирования советской экономической модели. Стоит отметить, что не только в СССР, но и в большинстве других коммунистических стран эконо- мические реформы начинались именно под давлением снижающихся темпов экономического роста70.

Вскоре вокруг нового генсека сформировалась группа единомышленников. В их числе были Л.И. Абалкин, А.Г. Аганбегян, Г.А. Арбатова, О.Т. Богомолов, Т.И. Заславская, Р.А. Белоусов, Н.Я. Петраков, С.А. Ситарян. По словам Н.И. Рыжкова, эти люди обладали нестандартными наработками и даже крамольными мыс-

71

лями, которые в этот период оказались как раз востребованы .

Горбачев сразу дал недвусмысленно понять о своем намерении провести широкомасштабные политические и экономические реформы, о чем свидетельствовали его призывы к «глубоким преобразованиям в экономике и всей системе общественных отношений», «ускорению социально-экономического прогресса», «перестройке управления экономикой», «хозяйственной самостоятельности», «демократизации». Главной причиной, по которой было необходимо проведение экономических реформ, Горбачев назвал гонку вооружений: «Лишь интенсивная и высокоразвитая экономика может обеспечить усиление положения (нашей) страны на международной арене и позволить ей с достоинством вступить в новое тысячелетие, как подобает великой и процветающей державе».

Однако Горбачев отнюдь не собирался зачислять себя в противники социалистической модели государства. При выдвижении на пост Генсека ЦК КПСС он заявлял, что политика правительства «верная, правильная, подлинно ленинская. Нам надо набирать темпы, двигаться вперед, выявлять недостатки и преодолевать их, видеть наше светлое будущее». Горбачев называл ленинские труды, в особенности последних лет, идейным источником перестройки , несмотря на то что эти работы были написаны более чем за 60 лет до этого, в совершенно иных исторических условиях, и вряд ли могли служить надежной теоретической базой для определения перспективных целей политической стратегии в конце XX века. Лидер партии верил в «чистоту и нравственную силу идей ленинизма, в притягательность и авторитет иконизированного образа Ленина»73. Отчетливо осознавая застойные явления в экономике, новый генсек не сомневался в возможности реформирования коммунистической системы. Тогда Горбачев еще вряд ли мог представить, что все его дальнейшие шаги, направленные на преодоление идеологического консерватизма, демократизацию общественной и политической жизни, реформирование органов государст- венной власти, признание свободы предпринимательской деятельности и пр., окажутся несовместимыми с коммунистической системой и в конечном счете приведут к ее развалу.

На внеочередном Пленуме ЦК КПСС 11 марта 1985 года Горбачев заявлял, что стратегическая «линия на ускорение социально-экономического развития страны, на совершенствование всех сторон жизни общества», выработанная на XXVI съезде, должна оставаться неизменной74. Приоритетными направлениями объявлялись преобразование материально-технической базы и совершенствование системы общественных отношений (прежде всего экономических).

Основные задачи Горбачев сформулировал следующим образом: «Нам предстоит добиться решающего поворота в переводе народного хозяйства на рельсы интенсивного развития. Мы должны, обязаны в короткие сроки выйти на самые передовые научно- технические позиции, на высший мировой уровень производительности общественного труда. Чтобы успешнее и быстрее решить эту задачу, необходимо и далее настойчиво совершенствовать хозяйственный механизм и всю систему управления». При этом Горбачев подчеркивал свою приверженность социализму: «Идя по этому пути, выбирая оптимальные решения, важно творчески применять основополагающие принципы социалистического хозяйствования. Это значит неуклонно осуществлять плановое развитие экономики, укреплять социалистическую собственность, расширять права, повышать самостоятельность и ответственность предприятий, усиливать их заинтересованность в конечных результатах». Таковы были изначальные посылы.

На апрельском Пленуме 1985 года, на который утвердился взгляд как на точку отсчета перестройки, в докладе «О созыве очередного XXVII съезда КПСС и задачах, связанных с его подготовкой и проведением» Горбачевым была официально изложена концепция новой политики. В своем докладе лидер страны опирался на теоретические наработки экономического отдела ЦК КПСС. Как и ранее, Горбачев говорил о совершенствовании «развитого социализма», но при этом делал акцент на «выявлении и разрешении новых проблем» и «устранении всего, что мешает развитию»75. Главным движителем курса ускорения виделся научно-технический прогресс, научно-техническое обновление производства (в частности, техническое перевооружение машиностроения) и активизация «человеческого фактора»76. Одновременно с модернизацией произ- водства глубокие перемены должны были произойти в сфере труда, материальных и духовных условий жизни граждан77.

Вообще, в окружении Горбачева отношение к идее ускорения было весьма неоднозначным. В.А. Печенев, участвовавший в работе сформированной в апреле 1984 года специальной группы по подготовке отдельных разделов новой Программы КПСС (и которая ввела в оборот понятие ускорения), пишет, что направленность на ускорение научно-технического прогресса не оспаривалась, но было неясно, что можно «ускорять» в сельском хозяйстве или, к

7 R

примеру, в социальной инфраструктуре . Участники группы полагали, что на первом месте должны быть не темпы экономического роста, а изменение производственно-экономических отношений и перестройка хозяйственного механизма. Т.е. следовало начинать со структурных изменений.

Такой вариант прорабатывался еще во времена Ю.В. Андропова, которому предлагали ввести так называемую пятилетку нулевого роста, чтобы в течение этого периода решить «более важные задачи - структурные проблемы производства, вопросы подтягивания отсталых отраслей и участков, развития инфраструктуры»79. Однако генсек, по-видимому, концептуально соглашаясь с такой линией, все же не поддержал это предложение. Руководство страной К.У. Черненко также не привнесло ничего нового в этом направлении, что дало повод академику Н.Я. Петракову назвать этот короткий период «потерянным временем»80.

В 1985 году речь еще не шла о радикальной перестройке базовых социально-экономических институтов. Тем не менее на апрельском Пленуме была озвучена необходимость децентрализации управления экономикой, расширения прав предприятий, внедрения хозяйственного расчета, но в то же время доклад Генерального секретаря не содержал ни анализа текущих хозяйственных проблем, ни оценки перспективы намечаемых преобразований. Сам Горбачев это обстоятельство объяснял «печатью времени», привычкой к идеологическим клише, долгим преодолением укоренившихся догм и предрассудков81. В определенном смысле с этим можно согласиться: понятие «рынка» было табуировано, государственное планирование практически никем не оспаривалось, какие- либо нововведения наталкивались на жесткое противостояние ЦК КПСС. Характерными являются воспоминания соратника Горбачева, председателя союзного Совмина Н.И. Рыжкова, который писал,

ОЛ

как «трудно было сдерживать реформаторский зуд Генсека» .

Получалось, что Горбачев, будучи несомненно опытнейшим представителем партийного аппарата, начинал кардинальные перемены, не имея четкого плана действий. Но для того чтобы иметь возможность выработать долгосрочную стратегию преобразования, требуется точная фиксация исходного состояния объекта реформирования. Степень понимания ситуации диктует решения поставленных задач. Соответственно, правительство должно было дать объективную оценку текущего социально-экономического состояния страны и на основе этого переходить к разработке концепции стратегии целеполагания: либо кризисные явления в экономике имеют структурный характер и в этой связи требуется реформирование основ экономической модели государства, либо экономические трудности имеют временный характер и могут быть устранены в рамках существующего централизованного механизма хозяйственного управления. В СССР отсутствие ясности по данному вопросу привело впоследствии к известному расхождению между целями общественно-экономического переустройства и стратегией и методами их достижения. Власть сделала лишь общие признания, вроде того, что «с начала 70-х гг. мы все больше отстаем от развитых стран», или что «падение темпов роста серьезно осложняет ситуацию в экономике, социальной сфере, решение задач обороны

83

страны» .

В СССР крупномасштабные преобразования были начаты при отсутствии точно сформулированных целей и задач. Не было обозначено, какое общество мы собираемся строить, какими параметрами оно должно обладать, не были сформулированы критерии оценки правильности хода реформ. Все это заменили абстрактные понятия в виде социализма с человеческим лицом или современного общества западного образца.

Тем не менее заявления и намерения первого лица государства стали обретать форму конкретных политических шагов. Следуя примеру Ю.В. Андропова, Горбачев возобновил кампанию по укреплению дисциплины наряду с наступлением на коррупцию и алкоголизм.

Антиалкогольная кампания считается первым «перестроечным» мероприятием. Поступления от продажи алкогольных напитков были важной составляющей государственного бюджета. Несмотря на то что при Андропове, известном своим «закручиванием гаек», суровые наказания за злоупотребление спиртными напитками стали составной частью его кампании по усилению трудовой дисциплины, именно при нем начали производить дешевую водку, прозванную в народе «андроповкой», чтобы как-то сбалансировать бюджет. Когда при Черненко идея борьбы с «пьяными деньгами» стала активно обсуждаться, Политбюро ЦК КПСС образовало специальную комиссию для разработки мер по преодолению пьянства и алкоголизма84. Однако, реально оценив последствия этой кампании для бюджета, правительство выступило категорически против.

В 1985 году основным проводником идеи борьбы с алкоголизмом был Е.К. Лигачев, ставший в апреле того же года членом Политбюро. Здесь руководители государства исходили уже из рационалистических соображений и планировали, как говорится, на перспективу: снижение потребления алкогольных напитков позволит сократить потери рабочего времени, случаи хулиганства, т.е. кампания будет способствовать повышению производительности труда.

Антиалкогольная кампания получила также «одобрение» либерально настроенных ученых. Группа ученых Новосибирского отделения Академии наук направило письмо советскому руководству, в котором указывалось на то, что в 1980 году в СССР потребление алкоголя на душу населения было в три раза больше, чем в царской России в начале XX века, и что особенно увеличи-

ос

лось потребление алкоголя в конце 1970 - начале 1980-х годов .

Однако мероприятия по «оздоровлению» людей проводились не в соответствии с принципами «нового мышления», а привычными принудительно-административными методами: многие винно- водочные заводы были демонтированы, площадь виноградников сократилась на четверть. «Под кампанию» попали также и слабоалкогольные напитки (было сокращено производство сухих вин и пива). Как итог, бюджетный дефицит вырос еще на несколько десятков миллиардов рублей. Уже в 1985 году, впервые за послевоенные годы, консолидированный бюджет СССР был сведен с дефицитом 2,4 % ВВП86. До принятия антиалкогольных постановлений, бюджет страны должен был получить от реализации алкогольных напитков в 1986 году 60 млрд. рублей прибыли. После принятия соответствующих решений в бюджет поступило только 38 млрд. рублей, а в 1987 году - 35 млрд.87 Произошло резкое сокращение реализации алкогольных напитков, не увязанное ни с планом, ни с возможностями хозяйства по замещению выпадающей от реализации алкогольных напитков выручки.

Если в 1986 году выпавшая от реализации алкоголя выручка частично - на 2,2 млрд. рублей - была компенсирована увеличением продажи других товаров (за счет снижения запасов товаров в торговле), то в 1987 году она не была компенсирована. Более того, план продажи продовольственных товаров за этот год не был выполнен на 5,6 млрд. рублей. Позднее, в июне 1991 года, выступая на заседании Верховного Совета СССР, премьер-министр B.C. Павлов озвучил общий размер ущерба от антиалкогольной

оо

кампании для народного хозяйства - 200 млрд. рублей .

Помимо этого, форсированная антиалкогольная кампания дестабилизировала ситуацию на потребительском рынке: резко повысился спрос на сахар (объемы самогоноварения к осени 1988 года выросли в 6 раз по сравнению с 1984 годом) и спиртосодержащие препараты. Здесь надо также иметь в виду, что сокращение реализации алкогольных напитков означало «высвобождение» определенной денежной массы, которая должна была быть потреблена возросшим объемом производства товаров народного потребления89. Но как неоднократно писалось выше, потребительская сфера развивалась непозволительно медленными темпами, и запасов товаров в торговых сетях едва хватило на 1986 год, так что денежный «навес» вырос еще больше. Такие итоги дали основания М.С. Горбачеву написать в своих мемуарах, что «негативные последствия антиалкогольной кампании намного превзошли ее плюсы»90. По выражению А.Н. Яковлева, «первый практический сигнал обществу от новой власти оказался разочаровывающим»91.

Оказавшись перед угрозой еще большей разбалансировки бюджета, руководство страны поспешило свернуть кампанию по борьбе с пьянством и алкоголизмом, выручив в результате этого уже в 1988 году 40 млрд. рублей от продажи спиртных напитков. Но время было упущено - итогом просчетов явился тот факт, что представленный на рассмотрение Совмина СССР и Верховного Совета СССР государственный бюджет на 1989 год был сформирован

09

с дефицитом в 92 млрд. рублей , достигнув 10 % валового национального продукта, что заметно усилило давление на кредит, как источник удовлетворения финансовых ресурсов страны и предприятий. На покрытие бюджетного дефицита были привлечены кредиты Госбанка СССР, Сбербанка СССР и Госстраха СССР, причем без определения сроков их погашения93.

Показательно, что антиалкогольная кампания изначально имела ряд оппонентов. В частности, Рыжков еще весной 1985 года заявлял, что предложенный Лигачевым путь был тупиковым, и что одним сворачиванием производства спиртных напитков дело не ограничится - начнется массовое уничтожение виноградников94.

Кроме того, в 1986 году на мировом рынке произошло снижение цен на нефть и газ, традиционно имевших большой удельный вес в российском экспорте. Изменить в короткое время структуру экспорта СССР не мог, поскольку наши промышленные товары на международном рынке были неконкурентоспособными. Из- за падения цен на энергоносители наша страна только за 1986 год потеряла 5 млрд. рублей. Так, если экспорт нефти в 1983 году (когда он достиг максимума) в стоимостном выражении равнялся 91,4 млрд. долл. США, то к концу 1985 года - 86,7 млрд. долл.95

В то же время СССР продолжал оказывать безвозмездную помощь зарубежным странам, размер которой хотя и уменьшался, однако за 1986 - 1989 годы составил 60 млрд. рублей96.

В сфере промышленности М.С. Горбачев перенес акцент на развитие машиностроения. На Всесоюзном совещании по проблемам научно-технического прогресса, прошедшем в июне 1985 года, задачу стимулирования отечественного машиностроения Горбачев назвал «магистральным направлением нашего развития». В данном случае Горбачев не был новатором. Сама идея была сформулирована в 1979 году в докладе заместителя Председателя Совмина СССР академика В.А. Кириллина о состоянии и перспективах советской экономики. Доклад содержал реалистическую картину тяжелого положения советской экономики: страна начинает безнадежно отставать в использовании передовых технологий, а нарастающие проблемы нельзя решить без радикального, структурного реформирования экономики. Роль ключевого звена в реконструкции народного хозяйства отводилась машиностроению. Тогда доклад вызвал лишь раздражение и недовольство большинства членов Политбюро, однако при Горбачеве идея поддержки машиностроения была взята на вооружение.

Горбачев полагал, что путь к передовой, изобильной экономике лежит через машиностроение. Темпы развития машиностроения в советской экономике были недостаточны, из-за чего имел место перерасход ручного труда, людям приходилось работать в относительно тяжелых условиях, а результативность была меньше, чем в странах с более развитым машиностроением. Позицию генерального секретаря поддержала группа экономических советников, возглавляемых А.Г. Аганбегяном97.

Вместе с тем упор на развитие машиностроительной отрасли имел немало критиков, которые были обеспокоены расточительностью в использовании ресурсов. Эти опасения были небезосновательны. В то время господствовало убеждение, что корень проблем в экономике кроется в неправильной, нерациональной политике капиталовложений, попросту - в разбазаривании средств. А для подъема машиностроения как раз предстояло вдвое увеличить капиталовложения в эту отрасль. Однако Горбачев, призывая переключиться на интенсификацию и ускорение, был уверен, что нашел верное решение.

Не будем забывать и то, что отечественное машиностроение в большой степени было связано с нуждами обороны. Что касается банковской системы, то от нее требовались новые финансовые вливания в машиностроительную отрасль, а в рамках прежних экстенсивных форм работы это означало рост кредитной задолженности и напряженности в финансовой сфере.

Горбачев все же попытался совершить некоторый отход от «экстенсивных» методов: руководители промышленных предприятий должны были более эффективно использовать сырье, вводить дополнительные рабочие места и обеспечивать более тщательный уход за оборудованием. Управляющему звену предоставлялась большая самостоятельность в принятии решений. Первые эксперименты были проведены уже в мае 1985 года на Волжском автомобильном заводе в Тольятти и на научно-производственном объединении им. Фрунзе в Сумах, где директорам разрешили увольнять часть рабочих и перераспределять зарплату среди остальных членов трудовых коллективов98. Однако такие эксперименты были редким явлением. На большинстве предприятий сохранялись прежние формы организации и оплаты труда, так что упование на «человеческий фактор» и призывы к общественной инициативе на производстве практически не дали никаких результатов.

В сфере внимания советского руководителя оказались также методы управления народным хозяйством. От Горбачева ждали продолжения курса Андропова, и в принципе он оправдывал эти ожидания. Как и его предшественник, Горбачев рассматривал использование административных мер как средство для ускорения развития экономики. За образец предлагалось взять методы управления, применявшиеся в военно-промышленном комплексе СССР, и перенести их на гражданский сектор экономики. По аналогии с Государственной комиссией по военно-промышленному комплек- су, которая объединяла все министерства и ведомства этого профиля, были образованы специальные органы в Совете Министров - Бюро Совета Министров по машиностроению, а вскоре - по топливно-энергетическому комплексу, химическому, социальному развитию, агропромышленному комплексу. Таким образом, вместо нескольких министерств и ведомств возникло небольшое число «суперминистерств», которые должны были заниматься общими направлениями политики, концентрируя основное внимание на вопросах технического прогресса, и не вмешиваться в текущую деятельность предприятий.

Следующей в числе административных мер команды Горбачева стало введение системы государственной приемки продукции на промышленных предприятиях. Эта мера хорошо зарекомендовала себя на военно-промышленных предприятиях, где военные офицеры, будучи независимыми от администрации этих предприятий, имели возможность осуществлять строгий контроль за качеством производимого оружия, оборудования и снаряжения. Теперь же система госприемки распространялась на всю промышленную отрасль.

В обязанность Государственного комитета по приемке качества входило обеспечение радикального улучшения качества продукции. В 1985 году инспекторы по качеству были назначены московскими властями на 19 предприятий с правом принимать или браковать продукцию. К 1 октября 1986 года заводы, выпускавшие 20 - 30 % всей советской продукции, уже имели в своем штате инспекторов Госприемки, а на 1 января 1987 года представители Госприемки начали инспектировать продукцию большинства ведущих отраслей советской промышленности.

Подводя итоги первому году пребывания Горбачева у власти, писатель и журналист Жорес Медведев видел лишь «революции без реформ» и «баталию против бутылки» в экономике". Известный советолог, профессор Принстонского университета С. Коэн, выражая сомнения западного сообщества, в тот момент был уверен, что новый генсек не осмелится пойти дальше ограниченных, с его точки зрения, реформ «оттепели» Хрущева100.

Понятия «перестройки» и «гласности» пока еще не стали символом начатого процесса реформирования. Если не считать антиалкогольную кампанию, которая в очередной раз продемонстрировала, как благое намерение государства может оказаться роковой ошибкой, каких-либо кардинальных преобразований, затрагивающих жизненные сферы, не произошло.

Ничего нового не было привнесено в денежно-кредитный сектор. Политика ускорения требовала крупных денежных вложений, но ее осуществление в условиях разбалансированности финансового состояния и сокращения кредитных ресурсов было нелегкой задачей.

Более четко «стратегия ускорения» прозвучала в начале 1986 года - на февральском Пленуме ЦК. Суть перестройки заключалась не только в решении экономических задач, она предполагала серьезные социальные перемены, преодоление застоя и консерватизма. Что касается реорганизации хозяйственного механизма, то здесь, по мнению Горбачева, следовало уделить внимание созданию условий, при которых предприятие находилось бы в прямой зависимости от эффективности своей работы.

Показательными являются выступления, прозвучавшие на XXVII съезде КПСС101. На съезде было обращено внимание на негативные процессы в социально-экономическом развитии, которые проявились в 1970-е - начале 1980-х годов. В частности, говорилось о снижении темпов роста экономики, производительности труда, об ухудшении показателей эффективности, замедлении технического прогресса и усилении диспропорций в экономике. В Резолюции XXVII съезда по Политическому докладу ЦК КПСС подчеркивалось, что главной причиной отставания являлось то, что «своевременно не была дана политическая оценка изменению экономической ситуации, не была осознана вся острота и неотложность перевода экономики на интенсивные методы развития, не проявлялось настойчивости и последовательности в решении назревших вопросов перестройки экономической политики, хозяйственного механизма, самой психологии хозяйственной деятельно- 102

сти» .

Тогда же стали появляться и очертания будущей банковской реформы. При обсуждении ситуации в кредитной сфере, на съезде было отмечено, что в конце 70-х - начале 80-х годов банки «недостаточно активно выполняли роль стимуляторов развития общественного производства, ослабили свое воздействие на эффективность экономики, укрепление хозрасчета, соблюдение режима ресурсосбережения». И далее: «низкая эффективность воздействия кредитно-денежных отношений на решение экономических и социальных задач во многом явилась следствием крупных недостатков и упущений в работе Госбанка СССР и Стройбанка СССР, финансово-кредитной системы в целом»103. Кредит во многих отраслях народного хозяйства и отдельных сферах экономического оборота потерял свое подлинное значение.

Н.И. Рыжков заявлял на том же XXVII съезде КПСС, что «в ряде случаев финансово-кредитный механизм тормозит прогрессивные изменения. Здесь нужны существенные перемены с тем, чтобы нацелить его на усиление антизатратного характера развития производства»104. По мысли Рыжкова, требовалось создание таких условий, «которые побуждали бы предприятия и организации... рационально использовать кредиты, повышать рентабельность, своевременно и полностью рассчитываться с государством»105.

Решение продовольственной проблемы было определено на съезде в качестве первоочередной задачи. Выполнение этой задачи опять-таки было тесно связано с работой банковской системы, поскольку вопросы кредитования и финансирования отраслей агропромышленного комплекса занимали важное место в деятельности Госбанка СССР. Важность этой работы вытекала из того, что кредитные вложения в эти отрасли составляли свыше 55 % всех краткосрочных вложений в народное хозяйство, а по долгосрочным кредитам на долю АПК приходилось более девяти десятых всех долгосрочных кредитных вложений106. Однако эти показатели говорили не столько об эффективности сельского хозяйства, сколько об опережающих темпах роста кредитных вложений над темпами роста объема производства. К этому следует добавить наличие крупной суммы неплатежей по колхозам, совхозам и другим предприятиям АПК, а также заметное ослабление контроля со стороны Госбанка за целевым использованием хозяйствами заемных средств.

Таким образом, на XXVII съезде КПСС прозвучала суровая критика в адрес банковской системы, но она была справедливой и своевременной. Высказанные упреки говорили о реалистической оценке по крайней мере части руководителей государства текущего положения в экономике и финансах страны. Вопрос, тем не менее, заключался в том, насколько понимали эти руководители, в каком направлении надо перестраивать работу банков. В скором времени реформирование банковской системы действительно началось, но как будет показано далее, это был крайне сложный и неоднозначный процесс.

На XXVII съезде партии был выработан новый стратегический курс, суть которого составляли концепция социально- экономического развития страны, всемерная интенсификация производства на основе научно-технического прогресса, структурной перестройки экономики, эффективных форм управления, организации и стимулирования труда. Съездом были приняты «Основные направления экономического и социального развития СССР на 1986 - 1990 годы и на период до 2000 года». За этот период предполагалось удвоить объем национального дохода и промышленной продукции. В планах значилось создание экономического потенциала, примерно равного накопленному за все предшествующие годы советской власти107.

В системе мер успешного решения выдвинутых съездом задач, важное место отводилось перестройке, радикальной реформе хозяйственного механизма, созданию целостной, эффективной и гибкой системы управления, позволяющей полнее реализовать возможности социализма. Смысл этой перестройки заключался в том, чтобы на деле подчинить все производство общественным потребностям, удовлетворению нужд людей, нацелить управление на повышение эффективности и качества, ускорение научно- технического прогресса, развитие заинтересованности работников в результатах труда, инициативы и социалистической предприимчивости в каждом звене народного хозяйства, и прежде всего в трудовых коллективах.

Первым и весьма ответственным этапом практической реализации долговременной экономической стратегии партии являлась двенадцатая пятилетка, главная задача которой состояла «в повышении темпов и эффективности развития экономики на базе ускорения научно-технического прогресса, технического перевооружения и реконструкции производства, интенсивного использования созданного производственного потенциала, совершенствования системы управления, хозяйственного механизма и в достижении на этой основе дальнейшего подъема благосостояния советского на- рода» .

В связи с этим на июньском Пленуме ЦК партии 1986 года М.С. Горбачев говорил, что «переходя на новые методы хозяйствования, мы должны повышать роль банка как важнейшего органа управления»109.

Таким образом, реформирование банковской системы становилось неотъемлемой частью политики перестройки. На банков- скую систему возлагались надежды по содействию в исправлении негативных тенденций в социально-экономической сфере. Банки были призваны обеспечивать реализацию проводимого курса реформ.

К рассматриваемому периоду в стране существовала одноуровневая банковская система, которая включала в себя 4,5 тыс. подразделений (контор, отделений и агентств) Госбанка СССР (здесь было сосредоточено более 88 % всех кредитов, выданных народному хозяйству и населению, в том числе, свыше 91 % всех краткосрочных ссуд), 1,7 тыс. подразделений Стройбанка СССР и 17 подразделений Внешторгбанка СССР. В состав Госбанка СССР входили Государственные трудовые сберегательные кассы, имевшие к началу 1986 года весьма разветвленную сеть - 78 500 сберкасс, которые, главным образом, осуществляли хранение денежных средств населения и обслуживание граждан по операциям с государственными займами.

Такая банковская структура возникла в 1959 году в результате реорганизации системы банков долгосрочных вложений и упразднения Сельхозбанка (его функции были переданы Госбанку), Банка финансирования коммунального и жилищного строительства (Цекомбанка) и коммунальных банков. Промбанку были переданы операции, выполнявшиеся ранее Цекомбанком, а сам он был переименован во Всесоюзный банк финансирования капитальных вложений - Стройбанк СССР. Разветвленная сеть сберегательных касс, находившаяся в ведении министерства финансов СССР, в начале 60-х годов была присоединена к союзному Госбанку.

Критические замечания, прозвучавшие с трибуны XXVII съезда партии в адрес финансово-кредитной системы, значительно стимулировали активность Государственного банка, особенно в отношении отрасли машиностроения, которой теперь отводилась ведущая роль в промышленном производстве.

Исходя из установок XXVII съезда Госбанком СССР была усилена требовательность к министерствам и предприятиям за эффективное использование кредита, проводились мероприятия по совершенствованию руководства учреждениями Госбанка, повышению ответственности аппарата за правильную организацию кредитных отношений с предприятиями машиностроения, сокращению переписки и отчетности. Осуществлялся пересмотр инструкций, с тем чтобы они в полной мере отвечали современным требованиям.

В 1986 году был ужесточен подход к кредитованию излишних запасов материальных ценностей, вызванных нарушениями нормального производственного процесса. Было прекращено кредитование запасов ценностей, накопленных из-за невыполнения планов по объемам производства, номенклатуре и использовавшихся для выпуска недоброкачественной продукции. Дело в том, что вследствие неритмичности производства, недостаточной обеспеченности предприятий нарядами на сбыт и как следствие частого невыполнения договоров, а также в связи с выпуском продукции, пользовавшейся ограниченным спросом, в машиностроении возникли значительные сверхнормативные запасы готовой продукции. Теперь Госбанк не принимал их к кредитованию, требуя скорейшей реализации и выпуска только нужной продукции.

Ужесточение кредитной политики обеспечило в 1986 году больший прирост машиностроительной продукции при меньшем приросте кредитных вложений. Это свидетельствовало о повышении эффективности машиностроительного производства, ускорении оборота средств и более рациональном их использовании. Если в предыдущую пятилетку темпы роста кредитных вложений составляли в машиностроении 37,5 % и опережали развитие производства почти на 9,4 пункта, что было явным признаком экстенсивного развития кредитных отношений, то на 1 октября 1986 года краткосрочные кредиты по сравнению с соответствующей датой прошлого года увеличились на 1,2 % при значительно большем росте объема производства110.

Несмотря на некоторые успехи в кредитной политике банков, общие бюджетные отчисления на капиталовложения в строительную индустрию и машиностроение продолжали неуклонно расти, и пик этого роста пришелся как раз на 1986 год. Техническое и технологическое перевооружение предприятий заставило увеличить валютные инвестиции на закупку оборудования. К 1988 году, невзирая на падение мировых цен на сырую нефть и сокращение притока нефтедолларов в советский бюджет, СССР увеличил годовой импорт машин и оборудования по сравнению с 1984 годом примерно на 2,5 млрд. рублей. Но несмотря на закупки оборудования поточные линии простаивали - не хватало запчастей, сырья, ощущался дефицит квалифицированного обслуживающего персонала. Да и сами министерства и предприятия не спешили использовать импортируемое из-за рубежа оборудование. К декабрю 1989 года на складах баз снабжения и производственных предпри- ятий, зачастую без надлежащих условий хранения, накопилось неустановленного импортного оборудования на сумму 5,8 млрд. рублей, что составляло почти 1/3 от всего неустановленного оборудования111.

За 1986 - 1988 годы потери страны, связанные с падением мировых цен на нефтепродукты и природный газ, составили около 25 млрд. рублей112. Столь существенные валютные потери могли бы быть компенсированы как раз увеличением экспорта готовых изделий и прежде всего продукции машиностроения. Однако в целом же можно констатировать, что каких-то кардинальных изменений в машиностроительной отрасли не произошло. Отечественный машиностроительный комплекс еще не был готов к выходу на капиталистический рынок с конкурентоспособной продукцией. Более того, отечественное машиностроение не могло в полной мере удовлетворять потребности народного хозяйства. С.Ю. Глазьев, С.Г. Кара-Мурза и С.А. Батчиков в своей монографии приводят такой пример: максимум, которого удалось достичь в РСФСР в насыщении сельского хозяйства тракторами, составил в 1988 году всего 12 машин на 1000 га пашни при среднеевропейской норме 100 - 120 машин на 1000 га113.

К тому же основной упор на рост машиностроения делался в рамках решения общего вопроса ускорения научно-технического развития. Но финансовых средств на намеченные мероприятия не хватало, особенно на фоне сокращения притока нефтедолларов в советский бюджет и дополнительных расходов на ликвидацию последствий чернобыльской катастрофы. Так что «прогресс от этого не пошёл быстрее»114.

Для характеристики общей инвестиционной деятельности Госбанка СССР в этот период показательными будут следующие данные: краткосрочные кредитные вложения в отрасли легкой промышленности, бытового обслуживания, коммунального хозяйства, местного хозяйства, транспорта составили на 1 июля 1986 года 30,5 млрд. рублей, в сферу торговли было направлено кредитов на сумму 69,1 млрд. рублей, для развития производства легковых автомобилей были выделены кредиты в размере 644 млн. рублей115. Кроме того, были предоставлены кредиты системе агропромышленного комплекса в размере 160,4 млрд. рублей116.

Вводились новые формы кредитования, в большей мере отвечавшие задачам укрепления хозяйственного расчета, были расширены права местных учреждений Госбанка по планированию и ре- гулированию кредита, активизировалось взаимодействие банковских учреждений с местными органами власти, направленное на разработку и осуществление мер по увеличению товарных ресурсов и удовлетворению бытовых нужд населения. При выдаче кредитов или предоставлении отсрочки погашения ссуд заемщики должны были подтверждать свои обязательства по погашению кредита в установленные сроки и доказывать, что часть средств идет на повышение эффективности производства и ликвидацию узких мест хозяйствования.

С целью обеспечения своевременного возврата выдаваемых ссуд учреждения банков при рассмотрении вопросов о выдаче кредита или предоставлении отсрочки его погашения стали требовать обязательного проведения ссудозаемщиком конкретных мероприятий, обеспечивающих повышение эффективности производства и высвобождение из кругооборота заемных средств. Это способствовало соблюдению принципов кредитования и предотвращению вовлечения кредита в несвойственные ему сферы.

Госбанк стал разрабатывать и внедрять более действенные формы и методы кредитования легкой промышленности. Так, в отдельных случаях осуществлялось кредитование предприятий по укрупненному объекту. Результаты этого опыта были использованы при разработке постановления об улучшении планирования, экономического стимулирования и совершенствовании управления производством товаров народного потребления в легкой промышленности117. Реализованные на предприятиях легкой промышленности мероприятия дали в 1985 году прибыль в размере 22 млн. рублей.

Для создания и совершенствования производственно- технической базы предприятий, цехов и участков, производящих товары и оказывающих услуги для населения, на развитие торговли, связи и кино, а также на проведение мероприятий по повышению качества выпускаемых изделий Госбанк предоставил в 1985

году 1,5 млрд. рублей долгосрочных кредитов, в 1986 году - 1,8 млрд. рублей118. По сравнению с 1981 годом предоставление долгосрочных кредитов на перечисленные цели увеличилось в 1986

году в 1,5 раза119.

В процессе кредитования Госбанк стал больше внимания уделять контролю за недопущением выпуска продукции, не пользующейся потребительским спросом. Перестали кредитоваться остатки готовой продукции, не имеющей сбыта, а также сырье и ма- териалы, шедшие на выпуск этой нерентабельной продукции. Уже в 1985 году Госбанк не принял к кредитованию таких ценностей на

19П

сумму около 700 млн. рублей .

Новые подходы в работе Госбанка позволили добиться некоторого сокращения просроченной задолженности. Так, задолженность по краткосрочным ссудам на 1 июля 1987 года снизилась в сопоставимых условиях на 2,4 %, при том что рост национального дохода составил 2,4 %, а объема промышленного производства - 35 %.

В 1985 году кредитные вложения в легкую промышленность возросли на 486 млн. рублей, или на 2,7 %, при росте производства на 1,7 %. Тем не менее кредиты в легкой промышленности потреблялись недостаточно эффективно и не приносили должной отдачи. В 1986 году темпы роста кредитных вложений составили 5,5 % при росте объема производства всего на 2,6 %121.

Кредитные рычаги были задействованы Госбанком также для развития сферы торговли. С помощью этих кредитов в государственной торговле формировалось почти 60 % товарных запасов, в системе потребительской кооперации - около 80 % .

Госбанком были ужесточены требования по обеспечению экономически обоснованного использования кредита в торговле. В результате в первом полугодии 1986 года при росте розничного товарооборота на 2,9 % кредитные вложения под товары в рознице сократились на 4,6 %123.

Госбанк прекратил предоставление кредитов под сверхнормативные остатки ковров и ковровых изделий, изделий из хрусталя, ювелирных изделий и некоторых других товаров124. Прекращалась выдача кредитов на оплату товаров, не пользовавшихся спросом покупателей. Недоброкачественные товары после их выявления исключались из обеспечения кредита. Учреждения Госбанка переводили поставщиков на расчеты после приемки товаров по качеству.

Повышение внимания к проблеме качества производимой продукции представляла собой одну из существенных сторон перестройки. Несмотря на то что в банковской сфере активизировалась работа в этом направлении, проблема качества в хозяйстве - постоянный бич советской экономики - оставалась нерешенной. К при- меру, удельный вес продукции высшей категории качества в общем объёме производства по-прежнему был крайне не высоким.

Не лучшим образом характеризует ситуацию динамика показателя изменения качества продукции по числу принятых претензий потребителей. С 1980 по 1986 год количество таких претензий возросло по радиоприемным устройствам в 6,6 раза, по телевизорам - в 5,1 раза, по магнитофонам - в 3,6 раза, по стиральным машинам - в 2,2 раза, по электропылесосам - в 2,5 раза, по швейным изделиям - в 1,6 раза, по трикотажным изделиям - в 1,9 раза, по обуви-в 1,2 раза .

На заседании Политбюро 24 апреля 1986 года Горбачев говорил, что основной упор надо делать на производство товаров народного потребления, поскольку это наиболее эффективный путь к

1

экономическому выздоровлению . Но на деле в обозначенный период происходило снижение запасов пользующихся спросом товаров в рознице, опте и промышленности: за два года запасы снизились на 13,5 млрд. рублей, в том числе за 1987 год - на 6,1 млрд. рублей. По состоянию на 1 января 1988 года остатки товаров в розничной сети были ниже норматива на 7,9 млрд. рублей, что соответствовало 10 дням торговли.

Поставка товаров в торговую сеть в 1987 году оказалась ниже плана на 17 млрд. рублей, в том числе продовольственных и непродовольственных товаров - на 10 млрд. рублей. Торговля получила меньше плана: картофеля и плодоовощей - на 3,4 млрд. рублей, товаров легкой промышленности - на 2,3 млрд. рублей, товаров культурно-бытового и производственно-технического назначения - на 4,6 млрд. рублей127.

Кроме того, советское правительство с 1986 года стало уменьшать импорт потребительских товаров. В связи с уменьшением импорта изделий легкой промышленности, поступление этих товаров в торговые сети в 1987 году сократилось против 1986 года

1ЛО

на 3 млрд. рублей . Дефицит этих товаров резко обострился. К 1988 году импорт потребительских товаров составлял почти на 500 млн. рублей меньше, чем в 1985 году129.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что самые большие отклонения в выполнении государственных планов были допущены в сфере производства товаров народного потребления, поставки их в торговую сеть и в выполнении заданий по розничному товарообороту. Проблема заключалась в том, что Горбачев, также как и его предшественники, делая основной акцент на тяжелой промышленности в купе с усиленным печатанием денег, по сути, игнорировал потребительский сектор экономики. Кредитные вливания в торговлю не меняли общей картины. Советский экономист В. Селюнин в конце 1988 года отмечал, что «мы имеем товаров меньше, чем планировалось, и два раза больше дополнительных денег... За вторую половину последнего года (1988 год -Р.К) торговля буквально на наших глазах начала разваливаться на кус-

130

ки» .

Кроме того, такое положение в экономике говорило и о явной недооценке и невнимании руководства страны к банковской системе, по-прежнему занятой закачкой финансов в сферу производства средств производства и латанием бюджетных дыр.

Еще одним объектом кредитования являлась сфера услуг. Кредиты предоставлялись на создание фонда предметов проката, ассортимента материалов, запасных частей и других материально- технических ценностей, необходимых для удовлетворения спроса населения на бытовые услуги. Краткосрочные вложения в эту отрасль народного хозяйства составили в середине 1986 года 1,4 млрд. рублей. На сумму свыше 200 млн. рублей было предоставлено кредитов организациям автосервиса131.

Совет Министров СССР постановлением от 17 мая 1985 года № 488 «О мерах по дальнейшему развитию сети и укреплению материально-технической базы парков культуры и отдыха» разрешил Госбанку СССР предоставлять организациям системы Министерства культуры СССР в пределах плана по долгосрочному кредитованию, сверх предусмотренных в плане лимитов государственных капитальных вложений, под гарантию республиканских и местных бюджетов долгосрочные кредиты на приобретение и установку в парках культуры и отдыха аттракционов с погашением этих кредитов в течение 5 лет со дня выдачи первой ссуды, а также долгосрочные кредиты в размере до 1 млн. рублей на реконструкцию, строительство и оборудование парковых объектов культурно- спортивного назначения с погашением этих кредитов в течение

о ___132

О лет .

В постановлении союзного Совмина от 16 сентября 1985 года № 876 «О мерах по развитию в 1986 - 2000 годах и в период до 2000 года производства оборудования и аттракционной техники

133

для парков культуры и других мест отдыха населения» разрешалось Госбанку в пределах планов долгосрочного кредитования предоставлять организациям республиканских министерств культуры кредиты на приобретение, монтаж и наладку аттракционной техники сверх лимитов государственных капитальных вложении, с погашением этих кредитов в пятилетний срок.

Совет Министров СССР постановлением от 31 июля 1985 года № 716 «О мерах по расширению платных услуг населению, предоставляемых предприятиям и организациям, для которых оказание этих услуг не является основной деятельностью»134 разрешил Госбанку СССР и Стройбанку СССР предоставлять обозначенным предприятиям и организациям кредиты на строительство, расширение, реконструкцию техническое перевооружение объектов по оказанию платных услуг населению (сверх лимитов государственных капитальных вложений) в пределах сумм, предусмотренных в планах Госбанка и Стройбанка по долгосрочному кредитованию. Погашение этих кредитов было разрешено осуществлять в течение 6 лет со дня выдачи первой ссуды за счет прибыли, полученной предприятиями от реализации услуг населению.

Но несмотря на принимавшиеся меры, планы реализации платных услуг населению не выполнялись: в 1987 году план не был выполнен на 2,7 млрд. рублей135.

План реализации платных услуг населению на 1988 год был установлен в размере 63,1 млрд. рублей, с ростом против фактического уровня на 1987 год на 9,5 млрд. рублей, или на 17,8 %136. Потребности населения в услугах были действительно значительны, но такой большой прирост объема платных услуг требовал соответствующей материальной базы, чего в плане на 1988 года заложено не было.

Госбанк СССР способствовал кредитом укреплению материально-технической базы организаций потребительской кооперации и государственной торговли. Кредиты направлялись в основном на строительство, реконструкцию и расширение производства холодильников, складов, баз, предприятий розничной торговли, общественного питания и других. В 1985 году организациям потребительской кооперации было выдано таких кредитов на сумму 209 млн. рублей и организациям государственной торговли - 114 млн. рублей137.

Значимое место кредит занимал в осуществлении мероприятий по развитию сети предприятий службы быта, строительству новых и расширению действующих бытовых предприятий. Только в 1985 году на эти цели было выдано более 200 млн. рублей долго-

138

срочных кредитов .

В 1985 году на индивидуальное жилищное строительство, капитальный ремонт и благоустройство садовых участков было выделено 494 млн. рублей, выдача ссуд за 1986 год составила прибли-

110

зительно 545 млн. рублей . Однако применительно к сельской местности план по кредитованию жилищно-строительных кооперативов не выполнялся. Кроме того, строительство кооперативных жилых домов в сельской местности осуществлялось не во всех союзных республиках. Наибольшее развитие оно получило в Узбекской ССР, Литовской ССР, Белорусской ССР и Московской области, на долю которых в 1985 году приходилось 91,3 % всех выданных ссуд140. По-прежнему не были созданы ЖСК в Казахской ССР, Грузинской ССР и ряде других союзных республик.

Выходило, что по целому ряду направлений не только не получилось движения вперед, но даже обозначился явный отход назад, были допущены просчеты в процессе хозяйствования. Официально это объяснялось сложностью и новизной задач, которые ставило руководство страны, не полностью отработанным «механизмом ускорения». В связи с этим на июньском Пленуме ЦК КПСС (1987 год) серьезной критике были подвергнуты министерства черной металлургии и химической промышленности, легкой промышленности и машиностроения.

Госбанк СССР в своей деятельности отмечал неполное использование возможности воздействия кредитом на выполнение объединениями, предприятиями плановых заданий, в том числе по качеству и ассортименту товаров народного потребления141.

Что касается сельского хозяйства, то 1986 - 1987 годы оказались весьма успешными. Но причиной здесь были не политика правительства или кредитная деятельность банков, а то, что эти годы оказались очень урожайными. Два хороших урожая позволили сократить импорт зерна, однако 1988 и 1989 годы принесли плохие урожаи и заставили СССР повысить ввоз зерна на 50 %, что снова увеличило расходы на импорт142. Добавим сюда традиционные потери продовольствия в процессе уборки, транспортировки, переработки и хранения. По данным Госкомстата СССР (по состоянию на 1989 год), ежегодно пропадало около 29 млн. тонн выращенного зерна, около 1 млн. тонн мяса, 1/4 урожая картофеля и

«143

овощей .

В то же время можно выделить ряд вопросов, которые Госбанку удавалось результативно решать. Так, Госбанк СССР активно участвовал кредитом в развитии телефонной и почтовой связи в стране. Перечень кредитуемых мероприятий ежегодно расширялся, основными из которых к рассматриваемому моменту были затраты по прокладке внутрирайонных и внутриобластных кабельных линий связи, строительству междугородних телефонных станций, монтажу и вводу в действие новых АТС, замене оборудования на кабельных и радиорелейных линиях связи, переоборудованию предприятий почтовой связи, строительству АТС в сельской местности, замене устаревшего оборудования на действующих телевизионных станциях и другие144. В 1985 году на затраты по развитию средств связи было выдано 450 млн. рублей долгосрочных ссуд, что позволило ввести в эксплуатацию 1,1 млн. номеров телефонных станций, увеличить протяженность каналов междугородной телефонной связи, переоборудовать более 60 почтовых пунктов145. В 1986 году на указанные цели было выделено 563 млн. рублей, в 1987 году - 630 млн. рублей146.

ЦК КПСС и Совет Министров СССР постановлением от 23 января 1985 года № 76 «О мерах по укреплению материально- технической базы и развитию услуг телефонной связи, предоставляемых населению, в 1986 - 1990 годах и в период до 2000 года»147 разрешили Госбанку СССР предоставлять начиная с 1 января 1986 года предприятиям связи по ходатайствам Министерства связи СССР и министерств связи союзных республик и под их гарантию в пределах плана долгосрочного кредитования кредиты на проведение плановых мероприятий и мероприятий, осуществляемых сверх лимитов государственных капитальных вложений: на затраты по расширению, реконструкции и монтажу городских автоматических телефонных станций и сетей к ним на срок до 8 лет; на затраты по приобретению и установке оборудования автоматических междугородних телефонных станций на срок до 5 лет и пр. Кроме того, этим постановлением союзным Госбанку и Стройбанку было разрешено предоставлять в 1986 - 2000 годах предприятиям Минсвязи кредиты на оплату импортного оборудования, поступающего для объектов связи148.

Применительно к денежному обращению говорить о каких-то положительных сдвигах не приходилось. За первые два года руководства страной Горбачевым разрыв между денежными доходами и расходами населения увеличился. Поскольку удовлетворение спроса на многие непродовольственные товары по-прежнему продолжало ухудшаться, накопление денежных средств у населения сохраняло тенденцию к росту.

Эмиссионная деятельность Государственного банка не претерпела изменений. В 1986 году выпуск денег в обращение составил 3,9 млрд. рублей, в следующем году - 5,9 млрд. рублей. Количество денег в обращении на 1 января 1988 года увеличилось против 1 января 1986 года на 13,8 % при росте денежных доходов населения в 1987 году по сравнению с 1985 годом на 7,5 %, розничного товарооборота - на 5,2 % (в фактических ценах)149.

Анализ купюрного состава находившейся в обращении денежной массы показывает, что постоянно увеличивалась доля банковских билетов крупного достоинства - 50 - 100 рублей - при снижении доли казначейских билетов и билетов достоинством в 10 и 25 рублей150.

Суммируя, получаем, что за 1986 - 1987 годы денежная масса в обращении увеличилась на 9,8 млрд. рублей. Из них на банковские билеты достоинством 50 и 100 рублей приходится 5,3 млрд. рублей или 54 %151. Следовательно, что на руках у населения задерживались крупные купюры, предназначенные в основном на приобретение непродовольственных товаров, а не для обслуживания текущих потребностей. Это, в свою очередь, уже воочию говорило о накоплении излишних денег в обращении и о продолжении игнорирования руководством страны сферы потребительских товаров и услуг.

Аналогичные тенденции наблюдались и с банковскими сбережениями граждан. Остаток вкладов населения в сберегательных кассах за 1986 - 1987 годы вырос на 45,9 млрд. рублей152.

В целом, за 1986 - 1987 годы у населения в форме наличных денег, на вкладах, в облигациях внутреннего вьшгрышного займа отложилось 6,7 % суммы денежных доходов против 4,4 % за 1981 — 1985 годы.

Для наглядности скажем, что остаток денежных средств населения на конец 1987 года соответствовал расходам населения на покупку товаров и оплату услуг в течение 11,7 месяца153.

Увеличение общей денежной массы вело к снижению покупательной способности рубля. Индекс цен государственной и кооперативной торговли в 1987 году составил к 1985 году 103,5 %. В частности, продолжался рост цен на сельскохозяйственные продукты на колхозных рынках: в 1987 году они повысились против 1985 года на9%154.

<< | >>
Источник: Кирсанов Р.Г.. Перестройка. «Новое мышление» в банковской системе СССР / Р.Г. Кирсанов. - М.: Издательство «ИП «Каши- рин В.В.».-200 с.. 2011

Еще по теме НАЧАЛО ПЕРЕСТРОЙКИ И АКЦЕНТИРОВАНИЕ РОЛИ БАНКОВ В ЭКОНОМИКЕ ГОСУДАРСТВА:

  1. Государство и культура в период между двумя перестройками (середина 60-х — середина 80-х гг.) и в годы перестройки (1985—1991 гг.)
  2. 6.9. Структурная перестройка и экологизация экономики
  3. Глава 21 Структурная перестройка ЯПОНСКОЙ экономики. Поиски политического равновесия (1974—1987)
  4. Л.В. Тамилина ИССЛЕДОВАНИЕ РОЛИ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ДЕТЕРМИНАНТОВ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА В СТРАНАХ С ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКОЙ
  5. УСИЛЕНИЕ РОЛИ ГОСУДАРСТВА В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ
  6. Изменение экономической роли государства вследствие первой мировой войны
  7. 4. ГОСУДАРСТВО И ЭКОНОМИКА
  8. Тема 33. Государство, право и экономика
  9. Внедрение инноваций в экономику государств.
  10. 2. ЭКОНОМИКА ЭТРУССКИХ ГОРОДОВ-ГОСУДАРСТВ
  11. Экономика этрусских городов-государств.
  12. Фишер В.. Европа: экономика, общество и государство. 1914—1980, 1999
  13. РАЗДЕЛ 5. Из ранней истории банков
  14. Акцентирование внимания на выгоде, удобствах, даваемых товаром, а не на его свойствах
  15. Возвращение к нормальной жизни? Государство и экономика в Европе 1919—1929 гг.
  16. Государство и национальная экономика накануне и в годы второй мировой войны