<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

К середине XX века старый колониализм распался под ударами национально-освободительных революций, но сохранилось мировое капиталистическое хозяйство. Это создало для империалистических государств возможность приспособления к новой обстановке, сохранения и даже усиления экономической зависимости бывших колоний.

Политика, направленная на закрепление хозяйственной зависимости этих стран, то есть политика неоколониализма, осуществляемая под флагом помощи, говорит скорее об ослаблении, чем об усилении империализма, хотя и свидетельствует одновременно о наличии у него еще серьезных политических, экономических, военных и идеологических возможностей воздействия на развивающийся мир К

Вынужденное приспособление империализма в области неоколониальной стратегии выражается в современных условиях в том, что он больше открыто не демонстрирует своих притязаний на господство по отношению к освободившимся национальным государствам, а тщательно маскирует неоколониальные акции, идя в определенных вопросах на уступки.

Во все большей степени, чем раньше, империализм вынужден принимать во внимание всестороннюю поддержку странами мирового социалистического содружества стремления освободившихся государств к экономической независимости.

Вынужденный компромисс заставляет их пытаться поставить неоколониальное партнерство на новую основу, распространить его, в частности, и на экономическую сферу.

Высокий уровень производительных сил, достигнутый в промышленно развитых капиталистических государствах, в сочетании с новыми формами международного разделения труда, его постоянным углублением и расширением делает объективно необходимым подтягивание капиталистической «периферии», находящейся на гораздо более низкой ступени экономического и технического раз-

Вития, к мировому уровню. Поэтому современный государственно-монополистический капитализм вынужден в определенной степени содействовать развитию производительных сил освободившихся государств, хотя это развитие вместо подъема всей национальной экономики скорее означает рост таких отраслей, которые связаны с мировым рынком и процессом воспроизводства в развитых капиталистических странах.

Экономическая стратегия современного неоколониализма направлена на «трансформацию», «модернизацию» хозяйственной структуры развивающихся государств, ведущих, однако, к «росту без развития», или развитию в рамках зависимости.

Признавая необходимость хозяйственного развития освободившихся стран, империализм пытается придать ему неоколониальное направление и укрепить свои позиции в их экономике. Важным средством достижения этих целей являются буржуазные теории развития освободившихся государств, в том числе концепции их международных экономических отношений.

Система внешнеэкономических связей в капиталиста* ческом секторе всемирного хозяйства в основе своей остается прежней, то есть основывается на эксплуатации экономически слабых государств сильными. Поэтому общими чертами для современных буржуазных теорий внешнеэкономических овязей развивающихся стран является стремление уйти от постановки острейших социально-экономических проблем, сосредоточив внимание на отдельных важных, но не решающих моментах: структурных сдвигах в торговле, «технологическом разрыве», инвестиционном и бюджетном «дефиците» и т. п. Смысл этого явления в том, что мировое капиталистическое хозяйство с его эксплуататорской сущностью мирохозяйственных отношений буржуазные исследователи определяют как совокупность национальных рынков и внешнеторговых связей, затушевывая противоречия, присущие мировому капиталистическому хозяйству2.

Абстрагируясь от анализа производственных отношений, господствующих в национальных хозяйствах и перенесенных на международную арену через разделение труда, мировой рынок, экспорт капитала и другие внешнеэкономические рычаги, буржуазные экономисты и социологи не только искажают реальную действительность, но, пытаясь оправдать существующий порядок, вырабатывают рекомендации, направленные на развитие освободив- шихся государств в рамках системы капитализма, то есть предлагают исторически бесперспективный, связанный с продолжением эксплуатации путь развития. Не в состоянии вскрыть за простыми отношениями торгового обмена и движения капитала производственные взаимоотношения между людьми, буржуазные экономисты не менее последовательно (исключают из анализа и политические факторы, без учета которых немыслима реальная картина международных отношений.

Разумеется, не все буржуазные теории внешнеэкономических отношений развивающихся стран однородны: они представлены как концепциями откровенных апологетов «большого бизнеса», так и либеральными и радикально реформистскими течениями, содержащими критический анализ проблем развития мирохозяйственных отношений с позиций буржуазного объективизма.

Первое направление как не имеющее значительного влияния на развивающиеся страны и не содержащее позитивных моментов, а являющееся «пропагандистским» в настоящей книге почти не рассматривалось. Внимание было сосредоточено на работах ведущих западных ученых, таких как Г. Мюрдаль, Я. Тинберген, X. Мьинт и др. Не всегда достаточно очевидным представлялось отнести ту или иную концепцию буржуазного исследователя к либерально- реформистскому, радикально-реформистскому, мелкобуржуазному и прочим подобным направлениям, поскольку этим исследованиям зачастую присуща противоречивость и непоследовательность, в них нередко сочетаются элементы вышеназванных течений. Поэтому целью данной работы было выявить главные направления развития буржуазных теорий внешнеэкономических отношений развивающихся стран на современном этапе, подчеркивая буржуазно-объективистскую ограниченную сущность критических положений их концепций и несостоятельность их рекомендаций, обусловленную классовой методологической ограниченностью.

Неоколониализм в современном мире — это стратегия вынужденного приспособления империализма к новым историческим условиям, она отражает новые черты капиталистического развития и изменения, происходящие в международном разделении труда. Именно с этой точки зрения рассматриваются в настоящей работе буржуазные теории оптимального международного разделения труда; их появление уже не связано, как ранее, с оправданием системы, сложившейся в колониальную эпоху, а скорее служит задачам вовлечь развивающиеся страны в новое, видоизмененное разделение труда. Их рекомендации в области основных направлений развития (с упором на рост промышленного экспорта, оказанием приоритета решению проблемы занятости и т. п.) предусматривают приспособление экономического развития освободившихся стран к сдвигам в мирохозяйственных связях, удержание империалистическими державами доминирующих позиций в их экономических отношениях.

Важнейшим инструментом неоколониализма по-прежнему остается экспорт капитала.

Изменив, однако, свои формы, методы и направление экспансии, он выступает теперь под він дом «помощи» и «содействия развитию». До недавнего времени; в разгар «холодной войны», преобладали военные мотивы предоставления так называемой «помощи» (военно-политическое укрепление реакционных режимов, сколачивание военных блоков и т. д.). Однако по мере усиления мирного наступления социализма реалистически мыслящие круги монополистической буржуазии пришли к выводу о необходимости политической переориентации так называемой «помощи», усилив акцент на экономико-политические и социальные мотивы экспорта капитала. Это не означает, конечно, отказа и от воен- но-политических целей: политика США, например, в Латинской Америке обнаруживает стремление империализма к комбинированию указанных мотивов предоставления «помощи».

Оказываясь вынужденным идти на уступки развивающимся странам в области предоставления государственных кредитов, монополистический капитал стремится использовать затруднительное финансовое положение этих стран для оказания давления на них и создания благоприятных условий для увеличения экспорта частного капитала. В этой связи, обращаясь к современным буржуазным теориям вывоза капитала, представляется правомерным подчеркнуть, что он приобретает не только экономическое, но и идеологическое значение как никогда ранее, возрастает его социальная нагрузка — обеспечение расширенного воспроизводства капиталистических производственных отношений. Рассматривая сходные черты колониализма и неоколониализма, следует отметить, что сущность обеих систем определяется международным капиталистическим разделением труда и реализация его осуществляется через экспорт капитала. Однако при неоколониализме методы эксплуатации и связи зависимости, в которых реализуются экономические отношения развивающихся и развитых капиталистических стран, выступают в модифицированной форме. Новизна все шире пропагандируемой буржуазными учеными концепции «партнерства в развитии» — в трактовке зависимости как «взаимозависимости» со всеми вытекающими отсюда последствиями: единство целей, гармония интересов двух миров — развитого и развивающегося.

В конечном счете — отрицание системы зависимости и угнетения развивающихся стран развитыми, системы неоколониализма.

Среди новых форм эксплуатации развивающихся стран следует отметить расширение экспансии международных корпораций. Анализируя и даже критикуя определенные стороны их деятельности, буржуаузные экономисты сходятся в главном — в оценке значимости и перспективности международных корпораций, в их положительном влиянии на экономический прогресс в развивающихся странах. Они не вскрывают главного, что система капитализма обеспечивает корпорациям частное присвоение результатов общественного труда їв масштабах ©сего капиталистического мира.

За два последних десятилетия финансовый долг раз- в и ва ю щи хс я стран и м п е р и а ли стій ч ее кмм гос уд а рств а м (в текущих ценах) увеличился примерно в 9 раз. Параллельно с ростом долговых обязательств увеличивается и фактический вывоз прибылей на капитал, вложенный в развивающиеся страны. Эксперты расходятся в оценке общей суммы прибылей, выкачиваемых иностранными инвесторами из этих стран. Но отрицательные последствия этого систематического финансового ограбления признают все, в том числе и представители монополистического капитала. Так, по оценке международной комиссии, работавшей под председательством Л. Пирсона, при сохранении новых финансовых поступлений в развивающиеся страны на уровне, достигнутом в конце ^60-х годов, погашение задолженности ими или, говоря проще, отток капитала из этих стран, превысит его приток к 1977 году: в Африке — на 21, в Восточной .Азии — на 34, в Латинской Америке — на 30%. Можно •оспаривать точность приведенного расчета буржуазных экономистов, но трудно заподозрить их в том, что они хотят изобразить капитализм хуже, чем он есть на самом деле, пишет советский экономист Г. Скоров. Во всяком случае, эти цифры могут служить прекрасной иллюстрацией к известному ленинскому положению об экспорте капитала как о паразитизме їв квадрате3.

В последние годы западные экономисты пытаются шире, чем прежде, охватить проблемы развития освободившихся стран, о чем говорит появление многочисленных исследований относительно не только односторонней связи — развитые капиталистические и развивающиеся страны, но и ранее почти не затрагиваемых аспектов, например концепции взаимной интеграции развивающихся стран.

Однако их рекомендации, отражающие формы зависимости, сложившиеся ранее, и обновленные, модернизированные неоколониалистские концепции, не соответствуют стремлениям развивающихся государств к экономической независимости и поэтому становятся для них все м^нее приемлемыми.

Безусловно, было бы неверно отрицать определенные позтчтв'ные стороны, имеющиеся в ряде представленных выше буржуазных исследований. К ним можно, отнести критический анализ колониализма и современной системы мирохозяйственных связей, отражающих неравноправное положение освободившихся государств; не следует совершенно отрицать накопленный опыт в области моделирования внешнеэкономических связей развивающихся стран и отдельных процессов международного обмена. Но в целом необходимо учитывать их основной порок: они подменяют социально-экономический анализ изучением экономических, технологических факторов, подменяют его чисто математическими методами исследования. Их концепции в той или иной форме противоречат марксистско-ленинской теории мировой торговли и международного разделения труда. Положениям этой теории об экономическом разделе мирового капиталистического рынка в соответствии с хозяйственной мощью капиталистических государств и крупнейших монополий противопоставляются теории, в основу которых положен принцип сравнительных издержек (доктрина, скомпрометировавшая себя еще в 30-е годы, по словам американского экономиста П. Самуэльсона). Этот принцип применяется в сочетании с вульгарно-апологетической теорией факто ров производства (в которой капитал и земля считаются такими же факторами увеличения стоимости, как и труд). Те буржуазные экономисты, которые опровергают кон- цепцию сравнительных издержек как направленную на сохранение неравноправного разделения труда между империалистическими и развивающимися странами (например, Р. Пребиш), не идут дальше альтернативы ради- кально-реформистских преобразований в рамках системы капитализма.

Марксистско-ленинскому определению вывоза капитала как основного признака империализма, важнейшего орудия экономического и политического закабаления отсталых стран, осуществляемого монополиями и буржуазными государствами для производства и присвоения монопольных прибылей, противопоставляются различные варианты «помощи» и «партнерства», замалчивающие, что размеры прибылей и дивидендов империалистических монополий от инвестиций 'в экономику развивающихся стран значительно превосходят величину нового притока капитала.

В современной обстановке роста могущества стран социалистического содружества и усиления борьбы развивающихся государств за экономическую независимость историческая неизбежность изменения неравноправных экономических отношений, созданных капитализмом, становится все явственнее.

Указывая на необходимость изменить существующий международный экономический порядок, Генеральный секретарь ЮНКТАД подчеркнул, выступая на IV сессии Конференции, что он не отвечал потребностям развития и раньше, а теперь сам переживает глубокий кризис, который характеризуют: неустойчивость валютных курсов, разрушительные движения капитала, чрезвычайно большие колебания в состоянии платежных балансов, крупные изменения в размерах золотовалютных резервов и ликвидности, а также огромные изменения в соотношении цен, наконец, экономический спад, масштабы которого являются самыми значительными после кризиса начала 30-х годов.

Новый качественный этап борьбы развивающихся стран за коренное изменение их положения в мировом капиталистическом хозяйстве получил отражение в новых теоретических концепциях, прежде всего в положениях об установлении нового международного экономического порядка. Появление документов, утверждающих принципы этого порядка, свидетельствует о новом соотношении сил на международной арене. Как говорил Л. И. Брежнев на XXV съезде КПСС, при нынешнем соотношении мировых классовых сил освободившиеся страны вполне могут противостоять империалистическому диктату, добиваться справедливых, то есть равноправных, экономических отношений. Он подчеркнул, что «Советский Союз полностью поддерживает законные устремления молодых государств, их решимость полностью избавиться от империалистической эксплуатации, самим распоряжаться своими национальными богатствами»4.

<< | >>
Источник: Н. М. ХРЯЩЕВА. Новая стратегия неоколониализма. 1976

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 5.14. Заключение эксперта
  2. 15.4. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением 15.4.1.
  3. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. Примечание [Обычный взгляд на умозаключение]
  5. В. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ РЕФЛЕКСИИ
  6. а) Умозаключение общности
  7. Ь) Индуктивное умозаключение
  8. с) Умозаключение аналогии 1.
  9. а) Категорическое умозаключение 1.
  10. Ь) Гипотетическое умозаключение
  11. с) Дизъюнктивное умозаключение
  12. III. Умозаключение