<<
>>

Концептуальные изменения структурализма: структура — текст — письмо.

Главные представители «второй волны» структурализма Жак Деррида (1930-2004), Жиль Делез (1925-1995), Феликс Пваттари (1930-1992), Жан Бодрийяр (р. 1929), Поль де Ман (1919-1983), Хэролд Блум (р.
1930), Юлия Кристева (р. 1941), Жан- Франсуа Лиотар (р. 1924). К постструктуралисткой традиции также относят работы позднего Барта о «политической семиологии» и «власти языка», и работы Фуко об «археологии знания» и «эстетиках существования». Общим для постструктуралистской ориентации является интерес ко всему «неструктурному» в структуре — именно выявление и описание эффектов, которые возникают на границах структуры и неструктурируемого мира. Парадоксальные позиции и представления контекстуального пространства соответствующим образом влияют на возникновение и осуществление текста. В центр внимания полагается не логика структурности, а онтология желания как исходного начала индивидуальной и социальной жизни. Желание — предельная плотность и интенсивность реальности, которая ни к чему не сводима. «Человек структурный» уступает место «человеку вожделеющему» — теоретические исследования этого нового субъекта предполагают критику предшествующей традиции метафизики, выражением которой является, с точки зрения Деррида, логоцентризм. При этом именно в концепции литературности русских формалистов Деррида увидел их особые заслуги для практики деконструкции: «Решающий прогресс последнего полувека состоял, по-моему, именно в эксплицитной формулировке вопроса о литературности, особенно начиная с русских формалистов... Возникновение этого вопроса о литературности позволило избежать определенного числа редукций и недопониманий, которые всегда будут иметь тенденцию к рецидивам (тематизм, социологизм, историцизм, психологизм под самыми замаскированными формами). Отсюда необходимость формальной и синтаксической проработки»*. Введенное формалистами различие языков оказалось весьма значимым в последующем философском истолковании: идея разнесения или разлигения может быть поставлена в соответствие с различением коммуникативного и поэтигеского.
Различение или разнесение, соотносимое Деррида с позициями Ницше, Фрейда и Хайдеггера, основывается на том, что differance как разность-оттяжка именно про-изводит различия и продуцирует эти различия, поэтому differance — не просто один из концептов, а концепт, продуцирующий концепты. Это своеобразный концепт-генератор, который задает самую возможность продуцирующей деятельности. Речь идет об исходном продуцировании различий — в таком контексте дифференциация поэтического и практического сразу же выходит за границы поэтики и приобретает философско-эстетический характер. Можно сказать, что в различенности поэтического и практического специфически было сформулировано принципиальное противо(со)поставление бытия и сущего — онтически-онтологическая разница. 925 Структура в постструктурализме как бы размыкается и теряет определенности контура и логической действенности — значения и смыслы оказываются принципиально открытыми, ибо они ориентированы в бесконечность возникающих соотношений. Внешнее и внутреннее теряют определенность, вместо них появляются соответствующие понятия, преодолевающие однозначную концептуальность. В результате создается представление о субъекте как о существе непрерывного ускользания, ухода, смещения. Если структуралистский субъект выступал как точка пересечения функциональных отношений, то в постструктурализме субъект определяется с помощью понятий, обозначающих интенсивность существования: «безумец, колдун, дьявол, шизофреник, ребенок, путник, номад, революционер». Это существо стихии, преодолевающей структурный запрет, его цель состоит в том, чтобы подорвать существование порядка и дать возможность осуществиться собственной тактике самосозидания. Очевидно присутствие трансформированных позиций неовитализма, философии жизни, психоанализа — установок и понятий, противостоящих знанию как выражению структурности. Жак Деррида открыл путь за пределы субстанциональности знака и структуралистской оппозиции «означающее/означаемое». Как будто бы продолжаются идеи структуралистов — дается критика традиционного метафизического понимания субъекта как самодостаточного («центрированного на себе самом»), прозрачного и внутренне целостного существа.
Отдан приоритет письму: философия и критика оказываются проявлениями игры письма. Следовательно, нужно понять систему трансформации знания, не отнеся ее к какому-либо принципу или предпосылке: «“игра различений” не имеет причины и конечной цели» и не может оказываться в настоящем, резюмироваться в какой бы то ни было абсолютной одновременности или мгновенности. К философским текстам (Руссо, Гегель, Ницше, Гуссерль, Фрейд, Леви-Строс и др.). Деррида относится в известном смысле как к художественным, стараясь выявить текстуальность, обнаружить историческое состояние письма. Процесс написания может рассматриваться как лингвистическая схема романтического приема иронии. Соответственно анализ может быть определен как «деконструктивная герменевтика». Можно говорить о наследовании сократовско-кьеркегорианской манеры мышления: в развертывании опыта деконструкции рассеивается субъект — эстетический опыт авангарда как бы перелился в философствование («игра различений экзистенциально наполнена»). Для деконструкции вопрос заключен в том, как взаимодействуют между собой стратегии артикуляции во всей их множественности, причем каждая из стратегий вписана в свое собственное пространство. Деконструкция тематизирует не диалог («сопричастность»), а именно другое: «искусство колебания», движение от одной позиции к другой, борьбу между инверсией и реверсией, изменение иерархии ценностей. Философия становится особого рода эстетическим опытом — она неотделима от «смеха» и от «карнавала», от перманентного артисти- чески-эстетического саморазоблачения926. Деконструкция оказалась особым энергийно-рефлексивным событием, предельно сблизившим интеллектуальные построения и эстетический опыт. Особенностью является то, что опыт и рефлексия — эстезис и логос — предстают не как взаимоотражения («свое иное»), а как бы сливаются в одной событийности — жест деконструкции сближается с экзистенциальным переживанием мира в его противоречивой и утратившей цельность наличности. Культура предстает как своеобразный палимпсест, перекличка голосов, взаимодействие и игра смыслов и откликов.
Литература Истогники 1. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М., 1994. 2. Барт Р. Лингвистика текста // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. VIII / Ред. Т. М. Николаева. М., 1978. 3. Барт Р. Мифологии / Пер. с фр.С. Зенкина. М., 1996. 4. Барт Р. Текстовой анализ // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. IX. Лингвостилистика / Сост. И.Р. Гальперин. М., 1980. 5. Борхес X.Л. Проза разных лет. М., 1984. 6. Винокур Г. Хлебников // Русский современник. 1934. № 4. 7. ДелезЖ. Ницше / Пер. с фр., послесл. и коммент. С. Л. Фокина. СПб., 1997. 8. Деррида Ж. Позиции. Беседа с Жаном-Луи Удбином и Ги Скарпе- той // Деррида Ж. Позиции / Пер. В. В. Бибихина. Киев, 1996. 9. Куюнджиг Д. Смех как «другой» у Бахтина и Деррида // Бахтинский сборник. Вып. 1. М., 1990. 10. Леви-Строс К. Из книги «Мифологичные». 1. Сырое и вареное //Семиотика и искусствометрия / Под ред. Ю.М. Лотмана. М., 1972. 11. Леви-Строс К. Структурная антропология. М., 1983. 12. Мукаржовский Я. Преднамеренное и непреднамеренное в искусстве // Структурализм: «за» и «против» / Под ред.Е. Басина и Я. Полякова. М., 1975. 13. Шкловский В. Б. О теории прозы. М., 1983. 14. Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию / Пер. с ит. А. Г. Погоняйло и В. Г. Резник. СПб., 1998. 15. Якобсон Р., Леви-Строс К. «Кошки» Шарля Бодлера // Структурализм: «за» и «против» / Под ред. Е. Басина и Я. Полякова. М., 1975. Дополнительная литература 1. Грякалов А. А. Структурализм в эстетике. Л., 1989. В книге дается история и анализ структуралистских концепций, включая формализм в эстетике XIX века, русскую формальную школу, Пражский лингвистический кружок (ПЛК), французский структурализм. 2. Грякалов А. А. Письмо и событие. СПб., 2004. В этой книге автор продолжает свой анализ структурализма и постструктурализма на материале художественных и философских текстов. 3. Структурализм «за» и «против». М., 1975. Книга представляет собой антологию текстов представителей структуралистской поэтики и эстетики, снабженную комментариями и вступительной статьей В.
Крутоуса. 4. Ильин И.П. Постструктурализм. Деконструтивизм. Постмодернизм. М., 1996. Наиболее полное изложение и анализ концепций структурализма и постструктурализма. 5. Французская семиотика. От структурализму к постструктурализму. М., 2000. Подборка работ французских структуралистов с подробными комментариями и вступительной статьей Г. К. Косикова. 6. Эстетика и теория искусства XX века. М., 2005. Учебное пособие, в котором излагаются основные эстетические концепции XX века и дается их анализ. Темы семинарских занятий 1. Эстетика структурализма: историческая тенденция и концепция. 2. Переход от формализма к структурализму и от формы к структуре. Понятие «славянский структурализм». 3. Эстетический опыт и рефлексия. Понятие структуры в эстетике структурализма. Основные категории структурализма. 4. Семиология искусства и проблема эстетического. Концепции семиологии искусства. 5. Семиотическая проблематика в эстетике 60-х годов XX века и тема структурации. Искусство и семиосфера. 6. Структурализм и интерпретации. 7. Переход от структурализма к постструктурализму. Темы курсовых работ 1. Идейно-теоретические источники формирования эстетики структурализма. 2. Западнославянский и восточнославянский структурализм. Понятие «славянского структуралима» В. Эрлиха. 3. Понятие структуры по Я. Мукаржовскому. Категории функции, нормы, ценности в эстетике структурализма. , 4. Семиология в контексте эстетической проблематики. Художественное произведение как совокупность знаков и значений. 5. Текст как категория структурализма. 6. Текстовой анализ по Р. Барту. Идея «пристального чтения». Роль и участие автора в произведении. 7. Интертекстуальность как эстетическая методология. 8. Критика «романтической герменевтики» в структурализме. 9. Теории интерпретации и проблемное поле структурализма. 10. Эстетика поструктурализма: представители, общие положения и главное отличие от эстетики структурализма. 11. Практика деконструкции Ж. Деррида.
<< | >>
Источник: Отв. ред. В. В. Прозерский, Н. В. Голик. История эстетики: Учебное пособие. 2011

Еще по теме Концептуальные изменения структурализма: структура — текст — письмо.:

  1. СЛОВАРЬ
  2. Введение
  3. § 4. Поздний Фуко 0 человеке И этике
  4. § 3. Языковые обнаружения философии
  5. § 1. Открытость к западной мысли
  6. § 1. Рефлексия и перевод: исторический опыт и современные проблемы этом разделе будут рассмотрены три группы вопросов — о классической и современных формах рефлексии, о переводе как рефлексивной процедуре и, наконец, о формировании в культуре рефлексивной установки, связанной с выработкой концептуального языка. В Рефлексия «классическая» и «неклассическая»
  7. К ПОНИМАНИЮ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ ЧЕРЕЗ ТИПЫ МЫШЛЕНИЯ. (К СЕМИОТИКЕ ПОНИМАНИЯ ТИПОВ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ)
  8. § 3. Деконструкция: между феноменологией и структурализмом
  9. § 5. Деконструкция и ее траектории
  10. § 3. Интерпретация терминов
  11. Концептуальные изменения структурализма: структура — текст — письмо.
  12. Деконструкция и основные понятия постструтурализма.
  13. Лингвосемиотика как межнаучное направление
  14. ОТКРЫТАЯ ДИАЛЕКТИКА ФРЕДРИКА ДЖЕЙМИСОНА
  15. ВООБРАЖАЕМОЕ И СИМВОЛИЧЕСКОЕ УЛАКАНА
  16. ПО ТУ СТОРОНУ ПЕЩЕРЫ: ДЕМИСТИФИКАЦИЯ ИДЕОЛОГИИ МОДЕРНИЗМА
  17. ВВЕДЕНИЕ [К КНИГЕ ЖАКА-ФРАНСУА ЛИОТАРА «ПОСТМОДЕРНИСТСКОЕ СОСТОЯНИЕ: ДОКЛАД О ЗНАНИИ»]
  18. Библиографический список использованной литературы
  19. 3.3. Категории и принципы синергетического подхода в социогуманитарном знании