Задать вопрос юристу

Критика как «движущаяся эстетика».

Поздний Белинский, называвший критику «движущейся эстетикой», дал толчок тому процессу, который в дальнейшем привел к ожесточенному соперничеству сложившихся в ней к середине века направлений. Основная борьба велась между двумя партиями — «реальной критикой» и «эстетической» (или «артистической») критикой.
«Реальная критика» была представлена в 50-60-е годы именами революционных демократов: Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова, Д.И. Писарева, М.А. Антоновича, В. А. Зайцева, затем народнической критикой и публицистикой (П. Л. Лавров, Н.К. Михайловский), а позже, начиная с Г. В. Плеханова,— марксистской. Фронт, разделявший обе партии, проходил по линии решения вопроса: что важнее в произведении — его злободневность, т.е. поднятые в нем актуальные для общественной жизни вопросы, или его художественность. Иначе говоря, в литературе сторонники безусловного примата идейного содержания над формой стремились утвердить свои позиции в противовес той части русской критики, которая полагала, что в оценке значимости произведения надо принимать во внимание его художественный уровень. Но так как содержание и форма в искусстве теперь рассматривались порознь, а художественность связывалась только с формой, то сторонники первой позиции получали в глазах общества бесспорное преимущество над второй. Последние именовались апологетами «чистого искусства», «искусства для искусства». Среди них надо выделить такие фигуры, как П. В. Анненков, В. П. Боткин, А. В. Дружинин, образовавшие, как тогда говорили, «эстетический триумвират»!. Наклеенный на них ярлык апологетов «чистого искусства» наводил на мысль, что в трактовке искусства они берут в расчет только форму, без содержания (что само по себе абсурдно) и рассматривают произведение в полном отрыве от реальности, отразившейся в его содержании (именно такая трактовка «эстетической критики» долго держалась в отечественном литературоведении). На самом деле все было гораздо сложнее. Отличие «артистической критики» от противоположного лагеря заключалось в том, что, во-первых, она требовала, чтобы при разборе литературного произведения дело не ограничивалось указанием на важность поднятых в нем проблем, но производился и эстетический анализ его художественных достоинств (или, наоборот, недостатков). Во-вторых, не отрицая важности актуальных тем, поднимаемых писа- телями-реалистами, она протестовала против подчинения искусства тенденциозности («направлению») и дидактике. В-третьих, она считала, что те произведения литературы, которые выходят за рамки служения только сегодняшнему дню, стоят выше тех, что ценятся за их «утилитарность», сиюминутную полезность. Образцами вечного искусства служила поэзия Пушкина и Гете, а также классическая античная литература и Шекспир. Философско-эстетическое обоснование позиций «реальной критики» будут даны в следующей главе, а сейчас кратко рассмотрим творческие биографии представителей «эстетического триумвирата». П. В. Анненков сблизился с Белинским в последние годы его жизни и после ухода великого критика пытался продолжить начатые им годовые обзоры русской литературы, но называл свои штудии скромнее: «Заметки о русской литературе». Именно в «Заметках о русской литературе 1848 г.» он ввел в русскую словесность такое нужное ей слово, как «реализм». Жизненным подвигом Анненкова было первое издание полного собрания сочинений А. С. Пушкина. Можно сказать, что отношение к Пушкину стало водоразделом между двумя лагерями критики. Представители «реальной критики», не отрицая значения творчества поэта для своего времени, говорили о том, что для середины и второй половины века он не современен, а Писарев вообще не видел никакого смысла в его произведениях. Для сторонников «эстетической критики», так же как для представителя третьего направления отечественной 479 эстетики — «органической критики» А. А. Григорьева1, Пушкин оставался вечен (Григорьеву принадлежат слова: «Пушкин — наше все»). Ставя на первое место художественность, Анненков подчеркивал, что ее главным условием является полнота содержания, дающая познание изображаемых явлений. В статье «О значении художественных произведений» (1856) Анненков писал, что искусство не замыкается в самом себе, оно оказывает долгосрочное действие на развитие общества, в том числе на развитие психологическое и нравственное, но его влияние заметить гораздо труднее, чем, например, влияние сочинений, написанных на социально острые темы. «Идеалист тридцатых годов» В.П. Боткин искал примирительной позиции в спорах о назначении искусства. Пытаясь избежать крайностей противоборствующих сторон, он убеждал приверженцев «самоценного» искусства и их противников «реалистов» в том, что он не поклонник «чистого искусства» или «чистой науки», ибо и то, и другое существует для общества. Боткин верил, что в поэзии, как в существенном свойстве человеческого духа, все явления совершаются по законам, действующим так же и в природе. Поскольку поэзия природы нема, человеку, как одухотворенной и сознающей себя части природы, дано высказывать эту поэзию в образе или слове. Врожденное поэтическое чувство обусловливает стремление человека воплощать его в художественных формах. Творчество не есть бессознательный акт, мысль и чувство, воплощаемые в слове или образе, сознаются поэтом, однако поэт, будучи глубоко связан с природой, подчинен внутренней потребности, которую Боткин назвал «невольностью поэтического творчества»480 481. Пожалуй, наиболее непримиримую позицию по отношению к сторонникам противоположного лагеря занимал А. В. Дружинин. Для него творчество Пушкина было абсолютным мерилом художественного уровня искусства, а также доказательством того, что подлинная красота и поэтическая свобода обладают правом на вечное существование. К современной же литературе Дружинин относился довольно критически, он именовал ее «дидактической», упрекая в служении минутным интересам, сужении тематики, нарочитой тенденциозности, но иногда соглашался с тем, что теория свободного творчества не исключает «здравого и даже современного поучения».
Литература Истогники 1. Белинский В. Г. Взгляд на русскую литературу 1847 года // Белинский В. Г. Взгляд на русскую литературу. М., 1988. 2. Белинский В. Г. Литературные мечтания // Белинский В. Г. Взгляд на русскую литературу. М., 1988. 3. Белинский В. Г. О русской повести и повестях г. Гоголя // Белинский В. Г. Взгляд на русскую литературу. М., 1982. 4. Боткин В. Я. Стихотворения А. А. Фета // Русская эстетика и критика 40-50-х годов XIX века. М., 1982. 5. Веневитинов Д. В. О состоянии просвещения в России // Русские эстетические трактаты первой трети XIX в. В 2 т. М., 1974. Т. 2. 6. Веневитинов Д. В. Стихотворения. Поэмы. Драмы. М., 1976. 7. Веневитинов Д. В. Стихотворения. Проза. М., 1980. 8. Войцеховиг И. П. Опыт начертания общей теории изящных искусств // Русские эстетические трактаты первой трети XIX в. В 2 т. М., 1974. Т. 1. 9. Галиг А. И. Опыт науки изящного // Русские эстетические трактаты первой трети XIX в. В 2 т. М., 1974. Т. 2. 10. Георгиевский Е.П. Введение в эстетику // Русские эстетические трактаты первой трети XIX в. В 2 т. М., 1974. Т. 1. 11. Мерзляков А. Ф. Замечания об эстетике // Русские эстетические трактаты первой трети XIX в. В 2 т. М., 1974. Т. 1. 12. Надеждин Н.И. Лекции по теории изящных искусств // Русские эстетические трактаты первой трети XIX в. В 2 т. М., 1974. Т. 2. 13. Надеждин Н.И. О современном направлении изящных искусств // Русские эстетические трактаты первой трети XIX в. В 2 т. М., 1974. Т. 2. 14. Хомяков А. С. О возможности русской художественной школы // Русская эстетика и критика 40-50-х годов XIX века. М., 1982. 15. Хомяков А. С. Общая цель искусств. О зодчестве // Хомяков А. С. Всемирная задача России. М., 2008. 16. Хомяков А. С. Письмо в Петербург по поводу железной дороги // Хомяков А. С. Всемирная задача России. М„ 2008. Дополнительная литература 1. Гинзбург Л. Я. Опыт философской лирики // Гйнзбург Л. Я. О старом и новом. Л., 1982. Статья 1929 г. посвящена поэтическому творчеству Д. В. Веневитинова. Известный литературовед и писательница Л. Я. Гйнзбург находит в лирике поэта единую философскую тему и рассматривает его сочинения как «поэзию мысли». 2. Егоров Б. Ф. Избранное. Эстетические идеи в России XIX века. М., 2009. Переиздание двух известных работ автора «Борьба эстетических идей в России середины XIX века» (первая публикация в 1982 г.) и «Борьба эстетических идей в России 1860-х годов» (впервые опубликована в 1991 г.). Анализируется общая ситуация в эстетике этого периода и опыт ее отдельных представителей — Н.Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, A. А. Григорьева, П.В. Анненкова, М. А. Антоновича, Д. И. Писарева, B. А. Зайцева, Н.Н. Соловьева, С. С. Дудышкина, Е.Н. Эдельсона и др. 3. Каменский З.А. Московский кружок любомудров. М., 1980. Монография посвящена исследованию философско-эстетического наследия В.Ф. Одоевского, Д.В. Веневитинова, Н.В. Станкевича. Автор рассматривает тот этап истории общества, когда в центре его интересов стояли проблемы «философии духа». 4. Манн Ю.В. В кружке Станкевича. М., 1983. В жанре историко-литературного очерка описывается деятельность философско-эстетического кружка Станкевича, личность самого Н.В. Станкевича и его ближайшего окружения. Развитие и становление взглядов молодых людей показано в свете их восприятия социально-политических событий в России 1830-х гг. 5. Манн Ю.В. Русская философская эстетика. М., 1969. Под общим названием «русская философская эстетика» рассматриваются взгляды Д. В. Веневитинова, В. Н. Майкова, Н. И. Надеждина, И. В. Киреевского, В.Ф. Одоевского, Н.В. Станкевича, С.П. Шевырева. Каждый из них, по мнению автора, символизирует определенное течение или фазу развития эстетической мысли в период со второй половины 20-х по 40-е гг. XIX в. 6. Милюков П. Н. Из истории русской интеллигенции. СПб., 1903. В сборнике статей известного историка и публициста на основании переписки В. Г. Белинского с друзьями показана эволюция философско-эстетических взглядов критика («Любовь у “идеалистов тридцатых годов”»), исследуется влияние Н.И. Надеждина на формирование позиции Белинского в ранний период творчества («Надеждин и первые критические статьи Белинского»). В сборник также вошли статьи о Н.В. Станкевиче, А.И. Герцене, В.С. Соловьеве и др. Темы семинарских занятий 1. Влияние идей А. Баумгартена и поэтики классицизма на русскую эстетическую мысль в начале XIX века. 2. Преподавание эстетики в университетах и лицеях России начала XIX века: курсы А. Ф. Мерзлякова, Л. Якоба, П. Е. Георгиевского. 3. Эстетика А. И. Галича. Понятие изящного. Эстетические категории: вкус, гений, чувство изящного. 4. Эстетика Н. И. Надеждина. 5. Эстетические представления В. Г. Белинского в ранний период творчества. Темы курсовых работ 1. Первые шаги эстетики как академической дисциплины. Преподавание в университетах и лицеях России начала XIX века: курсы А.Ф. Мерзлякова, Л. Якоба, П.Е. Георгиевского. 2. Основные положения эстетики А. И. Галича. Зарождение «философской эстетики». 3. Эстетические представления в кружке «любомудров». Д. В. Веневитинов, В.Ф. Одоевский. 4. Эстетика Н.И. Надеждина. 5. Идея народности в эстетике конца XVIII — первой трети XIX вв.: общие черты и отличия в европейской и русской традициях. 6. Развитие эстетической мысли в кружке Станкевича. 7. Влияние Н; И. Надеждина на формирование эстетических представлений В. Г. Белинского в ранний период творчества. 8. Идея народности в эстетических трактовках западников и славянофилов. 9. Эстетическая эволюция В. Г. Белинского, его роль в формировании «реальной критики». 10. Понимание искусства и творчества в «реальной» и «эстетической» критике.
<< | >>
Источник: Отв. ред. В. В. Прозерский, Н. В. Голик. История эстетики: Учебное пособие. 2011

Еще по теме Критика как «движущаяся эстетика».:

  1. Экономическая выгода как движущий момент в развитии географического разделения труда
  2. 2. Два лейтмотиви критики лібералізму комунітаризмом — критика гоббсівського атомізму-інструменталізму і критика кантівського деонтологізму у світлі дискурсивної етики
  3. § 5. Движущие силы развития и возрастная периодизация Движущие силы психического развития
  4. Руссо и критика науки как отчужденного знания
  5. Правила конструктивной критики и принципы восприятия критики
  6. «КРИТИКА ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗУМА» КАК МЕТОДОЛОГИЯ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ НЕМЕЦКОГО ИСТОРИЦИЗМА Яхно В.Н.
  7. Движущаяся реклама
  8. Занятие 9.8 РЕАКЦИЯ НА ДВИЖУЩИЙСЯ ОБЪЕКТ
  9. § 1. Движущие факторы и модели развития науки
  10. Критика теории познания как «теории репрезентации»
  11. ГЛАВА III О ТОМ, ЧТО СЛЕДУЕТ УЧИТЫВАТЬ В ДВИЖУЩЕМСЯ ТЕЛЕ
  12. Вопрос 2. Движущие силы истории. Влияние идеологии на историческую науку