<<
>>

ДРИБЕРГ (1888—1946)

Джек Дриберг родился в Ассаме в апреле 1888 г. в семье военного. Старший из трех братьев (все они были чрезвычайно талантливы), он получил образование в подготовительной школе английского графства Кроуборо, а затем в оксфордских колледжах Лансинг и Хэртфорд В 1912 г.

поступил на службу в колониальную администрацию в Уганде. В 1921 г. по ходатайству правительства Англоегипетского Судана был переведен в администрацию последнего, но вскоре, в 1925 г., вышел в отставку по состоянию здоровья. Он не всегда соглашался с колониальными властями по вопросам политики и методов управления и не скрывал своего мнения. Еще до отставки опубликовал этнографическую монографию об угандийском племени ланго и ряд статей о других народах. Публикации эти привели его к решению начать карьеру антрополога. Выйдя в отставку, он начал работать с Зелигманом и Малиновским в Лондонской школе экономических и политических наук (ЛШЭПН), где таюке получил возможность изучать социологию с Уоллесом и Гинсбергом и первобытное общество — с Чайлдом6. С 1927 по 1929 г. Дриберг читал лекции по народам Африки в ЛШЭПН и Университетском колледже, а в 1931 г. по приглашению Ходсона начал преподавать на кафедре археологии и антропологии в Кембридже, в штат которой он был зачислен в 1934 г. Кембридж он оставил по собственному желанию в 1942 г., когда получил специальное задание на Ближнем Востоке в связи с начавшейся войной. По возвращении в Англию и до его внезапной смерти в феврале 1946 г. работал в Ближневосточном отделе Министерства информации. Эта должность ему нравилась, так как благодаря ей он был постоянно связан с арабо-мусульманской культурой. Он принял ислам и был похоронен на мусульманском кладбище.

Дриберг остался бы самим собой на любом поприще. В его многогранной личности уживались ученый, боксер-тяжеловес, поэт и музыкальный критик Оксфордского университета; заслуживший доверие людей администратор, борец за социальные права и знаток языков Центральной Африки; блестящий преподаватель и вдохновенный оратор ЛШЭПН и Кембриджского университета, а таюке доброволец военного времени.

Наконец, в каждой из этих ипостасей он одинаково представал как жизнерадостный, обаятельный, всегда готовый к приключениям, разносторонний и вместе с тем цельнохарактерный персонаж времен елизаветинской Англии. Он был человеком редкого духа, и его слабости удачно сочетались с героическим в его натуре, что особенно привязывало к нему друзей. Как говорят, боги дают нам недостатки, чтобы сделать из нас людей.

В Кембридже романтическая натура Дриберга принесла ему огромный успех как преподавателю. Студенты мгновенно почувствовали, что имели дело с человеком, выходящим за рамки привычной университетской рутины. Они восхищались Дрибергом, а он обладал способностью увлекать их так, как мог только человек его характера, но не всегда могли титулованные профессора антропологии. У него была барака7. То, что кембриджская кафедра постепенно превратилась в цветущую научную школу, можно считать и заслугой Дриберга Работая сначала с Ходсоном, а затем с Хаттоном8, он приложил немало усилий к тому, чтобы повысить статус антропологии в университете, и ростом своего авторитета наша дисциплина, конечно, во многом обязана ему. Пожалуй, он стал бы гораздо более блестящим ученым, если бы финансовые трудности не заставляли его читать дополнительные лекции и постоянно писать научно-популярные статьи, В то время кембриджская кафедра не готовила студентов к сугубо исследовательской деятельности, но десятки выпускников, занявших те или иные административные посты в различных частях Британской империи, особенно в Африке, были обязаны своим интересом к иным культурам именно лекциям Дриберга. Его работа, следовательно, продолжала приносить пользу и с течением времени.

Как автор Дриберг был скорее талантливым популяризатором, чем оригинальным мыслителем, если не считать его детальных отчетов о полевой работе. Он пришел в академическую антропологию уже в возрасте и не имел ни досуга, ни, пожалуй, соответствующего умонастроения, чтобы постигать пространные теоретические материи. Его интересовали не столько общие проблемы социальной антропологии, сколько частные этнографические проблемы конкретных регионов.

Недостатки в собственных теоретических знаниях были видны ему самому лучше, чем кому-либо другому. В тех местах, где его преподавание и авторская деятельность требовали теоретического подхода, он прибегал к лекциям и статьям Малиновского. Областью, в которую Дриберг внес действительно значительный вклад, была этнография Восточной Африки — региона, в котором он разбирался с неповторимым ліастерством

Несмотря на то что научно-популярным работам Дриберга недоставало самобытности, они все-таки сослужили свою службу, распространяя знание о целях и методах антропологии. Дриберг писал легко и искусно, и вряд ли кто-то из антропологов мог выполнить данную задачу лучше его. В самом деле, его книги («Дикарь как он есть», «Дома с дикарем» и др.) восполнили давно ощущавшийся недостаток в коротких вводных курсах в социальную антропологию для студентов университетов и взрослых, посещавших вечерние общеобразовательные лекции (Дриберг читал такие лекции с большим успехом). В книге «Люди Малой стрелы» он использовал прием исторического проецирования, чтобы донести специфичность жизни африканского племени до английского читателя, а в других книгах анализировал поэзию.

Однако в истории антропологии Дриберга будут вспоминать не за эти книги, являвшиеся слишком очевидной данью времени, и не за его лекции, не оставившие следа на конкретных исследованиях, а за его полевую монографию «Ланго» (Driberg 1923). Для своего времени «Ланго» по праву можно считать выдающимся исследованием

Эта работа навсегда останется одним из немногих классических повествований о людях Африки и их жизни до наступления европейского владычества и эры коммерции. Такую прекрасную работу Дрибергу удалось создать благодаря не только своему острому дару наблюдателя, но и способности к любви и сочувствию к народу, о котором он писал.

ШТЕЙНЕР

(1909-1952)

Франц Штейнер родился на территории Чехословакии в 1909 г. и умер в Оксфорде в 1952 г. Он окончил Пражский университет, где изучал семитские языки и этнологию, со степенью доктора философии.

Затем, незадолго до начала Второй мировой войны, он переехал в Оксфорд, чтобы начать занятия антропологией в Магдален- колледже (кафедрой антропологии в Оксфордском университете в то время заведовал Рэдклифф-Браун). Вскоре Чехословакия была занята фашистами, расстрелявшими не только семью, но и практически всех родственников Штейнера. На это несчастье, которое уже одно должно было переполнить человека, наложилась еще и бедность. Вдобавок у Штейнера пропала рукопись ею многолетних исследований: почти закончив оксфордскую диссертацию, он потерял ее в поезде вместе со всеми конспектами и материалами, которые было уже невозможно восстановить. Диссертацию пришлось начинать с самого начала. Именно в тот момент, сменив Рэдклифф-Брауна на посту заведующего кафедрой антропологии, я и столкнулся с Францем Штейнером Штейнер был болен, но с большим усердием принялся переделывать диссертацию и успешно защитил ее в 1950 г. В том же году он был назначен лектором на кафедре, что очень благосклонно восприняли все его коллеги, всегда восхищавшиеся замечательными способностями и научными знаниями Штейнера Его любили как коллеги, так и студенты, поскольку Штейнер был преподавателем редкого таланта Личные несчастья, которые могли бы согнуть другого человека, казалось, делали Штейнера лишь еще более мягким и терпимым Однако его здоровье ухудшалось, несмотря на то что выглядел он лучше (по крайней мере счастливее и спокойнее). Осенью 1952 г. неожиданно для всех он умер. Его похоронили на еврейском кладбище Оксфорда В последние годы жизни его все больше и больше занимали вопросы вероисповедания.

Несмотря на свои обширные знания, а может быть, именно благодаря им он не мог опубликовать ни одной статьи, не подвергнув предварительно критическому анализу каждый задействованный источник. Вследствие этою при жизни он не успел напечатать практически ничего. Некоторые из его статей были отредактированы и опубликованы посмертно его оксфордскими коллегами, в частности «Порабощение и система линиджей у древних евреев», «Заметки по сравнительной экономике» и «Концепция истины у чагга» (Steiner 1954а; 1954b; 1954с).

Результаты его полевых исследований на Украине так и не увидели свет. Одновременно с антропологической работой он занимался философией, семантикой и экзегетикой Ветхого Завета и поэзией. Говорят, что он был незаурядным поэтом и еще при жизни опубликовал ряд стихотворений в немецких журналах. А недавно вышел сборник его стихов с предисловием его друга и литературного редактора Г Адлера9.

В последний год жизни Штейнер готовил для печати несколько антропологических работ, социологическое исследование трудов Аристотеля (от этого исследования не осталось ничего, кроме разрозненных заметок), книгу по социологии труда (представлявшую собой доработку его диссертации) и критическое исследование теорий табу. Явление табу Штейнер изучил так детально, что посвятил ему отдельный курс лекций в Оксфорде. Они впоследствии были даже опубликованы, но я не сомневаюсь, что сам Штейнер существенно переработал и дополнил бы их перед тем, как сдавать в печать10.

Вопрос о табу был объектом антропологического интереса с тех пор, как капитан Кук пустил это слово в оборот в своих отчетах о путешествиях в Полинезии. Ему уделяли внимание Робертсон Смит, Фрэзер, Фрейд, Леви-Брюль, ван Геннеп, Рэдклифф-Браун и многие другие. Штейнер критически разобрал теории, высказанные упомянутыми авторами, подвергнув тщательнейшей проверке источники, на которые они опирались. Он показал, насколько не соответствующими фактам были большинство из этих теорий. Даже несмотря на то что сам он не пришел к решению проблемы, его труд все равно представляет собой огромный интерес для тех, чье внимание привлекает феномен табу, и для тех, кто изучает те или иные косвенно связанные с ним вопросы.

<< | >>
Источник: Эванс-Причард Э.. История антропологической мысли / Пер. с англ. АЛ. Елфимова ; Ст. А А. Никишенкова. — М.: Вост. лит. — 358 с. 2003

Еще по теме ДРИБЕРГ (1888—1946):

  1. ДРИБЕРГ (1888—1946)