<<
>>

Этнология и археология

Этнология как метод исследования, в основе которого лежит компаративистика, могла бы помочь археологам лучше интерпретировать результаты их раскопок. Мы можем привести не так уж много примеров.
Примечательна публикация на эту тему санкт-петербургской Императорской археологической комиссии, знаменательно озаглавленная «Древности Геродотовой Скифии» (1866-1873). Однако в конце XIX века, в эпоху нарастания националистических настроений, каждый исследователь пытался снабдить свою страну внушительной галереей престижных предков. В частности, в Швеции - Оскар Монте- лиус в работе «История Швеции в языческий период»; в Англии - Уильям Гринуэл и Джордж Рол стон в работе «Британские Барроу - рекорд по изучению могильных курганов в различных частях Англии» (British Barrows a record of the examination of sepulchral mounds in various parts of England). В Италии Гастильди и Штробель изучают озерные поселения. Барон фон Закен обнаруживает появление бронзы в Хальштадте (Австрия). В Швейцарии работают В. Гросс и Э. Вангее. Наиболее значительное событие в этой области - открытие Генриха Шлимана. Глубоко уверовав, что в текстах, автором которых считается Гомер, описаны реальные факты, он, проявив чудеса настойчивости и целеустремленности, совершил раскопки в месте, где, по его убеждению, находилась легендарная Троя. Шлиман добился успеха, хотя (а возможно, именно по этой причине) и не был дипломированным специалистом в данной области. От поиска престижных предков к претензиям на превосходство Слияние соматической антропологии, эволюционистской первобытной истории и попыток изучения психологии народов привело к научным (как и все предубеждения) исследованиям об этническом превосходстве. В 1890 г. Отто Аммон, измеряя черепа рекрутов в Великом герцогстве Баден, констатирует, что число долихоцефалов в городах выше, чем в деревнях. Проведя целый ряд дополнительных замеров, он пришел к заключению, что представители более высоких социальных классов - долихоцефалы, другие же, люди деревенского происхождения, - брахицефалы.
Тогда же он выдвинул безапелляционное суждение, что сила духа и жизнеспособность - наследственные качества, и задача общества - облегчение прироста лучших с одновременным стремлением к избавлению от прочих. Вопрос (уже заранее решенный) стоит теперь о наследственности приобретенных свойств. В Германии Август Вейсман следует учению Вирхова и Геккеля. Позднее, в 1896 г., К. Ллойд Морган в работе «Традиция и инстинкт» (Habit and instinct) вновь обращается к подобным аргументам. У него определяющими факторами становятся пища, наследственность и окружающая среда. Здесь мы обнаруживаем еще одну избитую мысль: влияние «климатов». Во Франции в 1896 г. Ж.-В. де Лапуж публикует работу «Социальный отбор» (Les selections sociales), в которой он разделил население Европы на три группы. «Северяне» (лучшие) - долихоцефалы, основные признаки которых: протестанты, блондины, смелые и предприимчивые. Следом идут жители Альп, брахицефалы: брюнеты, спокойные, обычно католики; они домоседы, добропорядочные граждане, но враги прогресса и любых социальных изменений. Далее следуют жители Средиземноморья: брюнеты маленького роста, мезоцефалы. Лапуж делает вывод, что в современной ему Европе все определяется борьбой низших рас с северными блондинами. Рассуждая дальше, он заявляет о необходимости создания новой аристократии путем евгенического отбора (см. также произведение того же автора «Ариец, его социальная роль» (L’Aryen, son role social) (1899). Более именитые археологи интерпретируют свои находки в зависимости от личных предубеждений. Так, Саломон Рейнах в своей работе «Восточный мираж» (Le mirage oriental), появившейся в 1893 г., утверждает, что первые средиземноморские цивилизации заимствовали свои ценности на Севере, а не на Востоке. А вот Серджи в работе «Средиземноморское племя» (La Stripe Mediterranea) 1895 г. пытается доказать, что распространение средиземноморской расы началось с Черной Африки. Мы приводим эти примеры лишь для того, чтобы проиллюстрировать субъективный характер выводов, которые делаются на основе одних и тех же фактических данных разными авторами.
При этом нередко сама база источников подвергается трансформациям, не имеющим ничего общего с научным подходом, набор фактов оказывается урезанным, отобранным субъективным образом и представлен вне своего контекста. Было бы абсурдно называть расхожим термином «расисты» западных ученых, пронизанных духом своего времени. Стоит ли добавлять сюда таких вульгаризаторов, как Жволь Верн, «удивительные» рассказы которого переполнены абсурдными суждениями о самых разных этнических группах! Западная научная мысль отражает расколотый исторический климат. Превосходство белой расы утверждается во всех областях. Оно представлено во всех «великих изложениях темы». Колониализм - это институциональная форма иерархии рас и гуманитарной мысли (в то время с доминированием социалистической составляющей), утверждающей «долг Запада» перед «низшими» цивилизациями. Однако после завершения эпохи «третьего мира» в конце XX века оснований для этого больше не существует. Поиск истоков человечества долгое время оставался целью подавляющего большинства гуманитарных исследований. Запад, отягощенный всеми страхами материалистического XIX века, неосознанно вопрошал сам себя о причинах своей единичности среди остального человечества. И вновь возникла эволюционистская теория как единственно верная во всех областях. Однако ее хрупкость и наивность ее этноцентризма все еще нуждались в подпитке доказательствами. Энгельс, чтобы выстроить свою теорию «Происхождения семьи, частной собственности и государства», пользовался примерами из работы Льюиса Генри Моргана 1877 г. «Древнее общество, или Исследования по линии человеческого прогресса от Дикости через Варварство к цивилизации» (Ancient society or researches in the line of human progress from Savagery through Barbarism to civilization). Одно название этой работы уже манифест; она основана на фактах, «собранных» в период 40-х - 70-х гг. XIX в. Это нисколько не мешает философам нашего времени (по крайней мере в части времени публикации их работ) считать себя продолжателями трудов Энгельса, опираясь на его авторитет.
Забавно отметить, что книга Моргана рассматривалась как «наиболее значительная для материалистического анализа первобытного коммунизма». Академия наук СССР опубликовала ее перевод в серии «Классики научной мысли». Морган был убежден в существовании единой линии, по которой идет человечество в своем созидании по пути прогресса. По его мнению, «опыт человечества совершил везде почти одинаковый путь». Основываясь на данном постулате, просто выстроить социалистическую антропологию, идя от «примитивного» состояния (не доказанного, а сразу пред положенного таковым), через варварство, наступающее с возникновением животноводства и земледелия; затем приходит феодализм, сменяемый торговым капитализмом (часто рабовладельческим). И все для того, чтобы торжественно завершить это триумфальное шествие неизвестно чем, рассматриваемым как конец истории - то ли просвещенной монархией милостью божией, то ли диктатурой пролетариата. Тут уже о научном исследовании разговор вообще не идет, скорее, имеет место процесс становлег ния новой религии, то есть определенной концепции человека и его мировосприятия. Вышедшая в 1871 г. работа Моргана «Система близости и сходства» (System of consanguinity and affinity) (Доклады «Смитсоновского института», т. 17. Smithsonian Reports - Вашингтонское ученое общество) - попытка сделать полное описание родства и свойств племен и народностей, принадлежащих к трем подразделениям человечества. В сущности, автор смог представить и проанализировать здесь 139 систем. Он резонно утверждает, что в основе этих систем (что может показаться тавтологией) лежат социальные причины. В поисках иерархии родственных форм Морган йдет путем абсолютного эволюциониста, начиная с агамии и нерегламентированного тесного соседства групп, близких семей, где союз ограничен членами одного возрастного класса. Затем идут кровосмесительные браки двоюродных братьев и сестер до- патриархальной эпохи. Их сменяет моногамия, порожденная возникновением частной собственности. Работа Эдварда Вестермарка «История человеческого брака» (The history of human marriage), опубликованная в 1891 г., существует в той же перспективе.
Вестермарк оттолкнулся от исследований групп обезьян, управляемых вожаками, чтобы приблизиться к экзогамии и запрету инцеста. Взяв примеры у Робертсона Смита (Родство и брак в Древней Аравии. Kinship and marriage in Early Arabia), он делает вывод о постепенном возникновении моральных норм считать неприличным заключение брака среди членов одной живущей вместе родственной ячейки. Вестермарк добавляет биологический штрих, утверждая, что родственные браки наносят ущерб виду, а следственно, неприятие инцеста является врожденным чувством, выработанным человечеством и связанным с инстинктом сохранения рода. Данная теория примыкает к дарвиновской с его идеей естественного отбора. Лишь в 1962 г. (написана в 1949 г.) появилась публикация диссертации Клода Леви-Стросса «Элементарные структуры родства» (Les structures elementaires), где вновь рассматривается эта проблема. Автор предлагает как решение соединить брак и обмен материальными объектами: «Итак, всегда в основе брачных правил лежит система обмена, даже в тех, где внешняя особенность, кажется, может быть оправдана интерпретацией одновременно особой и спорной» (ук. соч., гл. 29: Принципы родства. Les principes de la parente, с. 548). Разумеется, следует отметить, что этот труд посвящен «Памяти Льюиса Г. Моргана».
<< | >>
Источник: Сервье, Жан. Этнология / Пер. с фр. И. Нагле. - М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ»,. - 158. 2004

Еще по теме Этнология и археология:

  1. Принципы исторической гносеологии
  2. СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР МЕЖКУЛЬТУРНЫХ КОММУНИКАЦИЙ
  3. Тема 3 АНТРОПОГЕНЕЗ: ОСНОВНЫЕ ТЕОРИИ
  4. Современная социокультурная антропология
  5. СКАНДИНАВИЯ И ГИПОТЕЗА ГЕРМАНИСТОВ
  6. Глава 4. Очерк развития этнологии в России
  7. Раздел 2. ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ ЭТНОЛОГИИ (ЭТНОГРАФИИ)
  8. Археология и ее место среди других наук.
  9. Рождение этнологии
  10. Этнология и археология
  11. Литература
  12. Е.М.данченко Омский государственный педагогический университет, Г. Омск, Россия. ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ
  13. В.М. Ветров Иркутский государственный педагогический университет, г. Иркутск, Россия ЛОЖЕЧКОВИДНАЯ ПОДВЕСКА ИЗ ИРКУТСКА. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВОЗРАСТА И КУЛЬТУРНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ПРЕДМЕТОВ И АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ
  14. Д.Е. Кичигин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ШНУРОВАЯ КЕРАМИКА ПЕРИОДА ПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО — РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ ОЗЕРА БАЙКАЛ
  15. П.В. Мандрыка, Е.В. Князева, П.О. Сенотрусова Сибирский федеральныйуниверситет, г. Красноярск, Россия ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЧНЫХ ГАЛЕК ДРЕВНИМ НАСЕЛЕНИЕМ КРАСНОЯРСКОЙ ЛЕСОСТЕПИ (ПО МАТЕРИАЛАМ ГОРОДИЩА ПАКУЛЬ)
  16. Н. Я. Дараган ПРЕДМЕТ И МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ В «СТРУКТУРНОЙ АНТРОПОЛОГИИ» К. ЛЕВИ-СТРОССА
  17. Э. Г. Александревков ОЧЕРК ИСТОРИИ ЭТНОГРАФИИ В ВЕНЕСУЭЛЕ1
  18. Г. Гереро АНТРОПОЛОГИЯ (НАУКА О ЧЕЛОВЕКЕ) В АРГЕНТИНЕ
  19. Типология как стержень археологии.
  20. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК