<<
>>

КОЛЛЕКЦИИ В. В. ЮНКЕРА В МАЭ

Путешествия В. В. Юнкера, как уже говорилось выше, относятся к периоду интенсивного географического исследования Африканского материка. Прослеживалось течение притоков крупных рек, определялись водоразделы, -наносились на , карты водные системы, рельеф, гра,ницы 'природных зон и т.
п. В те времена еще не стало очевидным, что это был определенный этап освоения Африки перед ее ‘колониальным разделом, и в Европе находилось немало людей, стремившихся своим трудом обогатить 'географическую науку. Многие из них одновременно не исключается, .ибо среди вывозимых из Африки ценностей встречались и различные изделия африканцев, (находившие покупателей на европейских рынках. В отчете о путешествии 1875—1878 гг., сделанном в Русском географическом обществе, путешественник сообщал: «В течение мая и июня 1876 г. я в Хартуме занимался домашними работами. В это время я положил основание моей этнологической 1 коллекции». Подробно описывая свое пребывание в Хартуме в ожидании разрешения на поездку в Дарфур, он писал: «Устройство и при случае пополнение этнологического и зоологического собрания требовало времени и работы. Мой препаратор и охотник Копп должен был по целым неделям заниматься оборами в окрестностях города, на берегах Голубого и Белого Нила, и, когда приобретенные там вещи ожидали упаковки на полках и в шкафах, он отправился по моему распоряжению на юг, где выбрал себе для мн ого недельного местопребывания Тур’а эль-Хадра на Белом Ниле — исходный пункт караванной дороги «а Кордофая. Я пользовался возможностью собирать оружие, изделия ремесла, украшения и образцы одежды местных жителей. И вербовал себе агентов европейской и греческой колоний, которые помогали увеличить iMOH коллекции. Чистка этих предметов, нумерация, внесение в список, определение занимали м,ного часов» [58, т. 1, с. 225]. В дальнейшем, путешествуя по «собственно негрским странам», В.
В. Юнкер использовал уже любой случай, чтобы пополнить свои этнографические собрания, где путем обмена, где покупкой, иногда через посредство торговцев (например, предметы шиллуков были куплены у итальянского торговца в Фашоде). Неоднократно В. В. Юнкер упоминает о «приведении в порядок и чистке» своих коллекций. Вот как он описывает подготовку собранногго в провинциях Бахр-эль-Газаль и Экваториальная к отправке из Кабаенди в Хартум (в конце февраля 1878 г.): «Я сам несколько недель укладывал свои коллекции... Последовала чистка, проветривание и упаковка моих богатых коллекций. Несколько жестяных ящиков спасли собранные покойным препаратором Каппом чучела птиц и птичьи яйца, равно как и мелких млекопитающих. Заспиртованные и прочие препараты всех видов нуждались в еще одной проверке. Для многих объемистых предметов у меня не было подходящих ящиков, и я воспользовался большими корзинами местных жителей, которые обернул коровьей шкурой. Рога антилопы, буйвола и прочие были завернуты в траву, затем в циновки и перевязаны сыромятными ремнями. То же было сделано с копьями, щитами, большими деревянными изделиями негров и с большим количеством шкур... Этнологическое собрание с течением времени значительно увеличилось, так как в нем были представлены [вещи] не только из мною самим посещенных стран, но и [из местности] маигбету и западных. занде, а также сюда была 'Присоединена коллекция типичных черепов различных негрских племен» [58, т. 1, с. 539—540]. О том, что коллекции 'пополнялись покупкой, путешественник упоминает не раз. «Нежелательно долгое пребывание в Ладо (на обратном пути в Европу.—3. Л.) я употребил для того, чтобы увеличить каждый раздел моей достаточно обширной коллекции. Много прекрасных вещей (из страны южных мади, шули, латука я получил либо от чиновников, либо от солдат, которые возвращались после газве. Благодаря личному знакомству с несколькими драгоманами-бари я сумел купить предметы их соплеменников, которых мне до сих пор недоставало». «На следующий день после моего прибытия в Хартум (конец июня 1878 г.— 3.
П.)... я приступил к приведению в порядок моих коллекций... Кроме множества предметов, привезенных мною из Макарака :и Ладо, прибавилось собрание вещей, которые я перекупил у разных людей» [58, т. 1, с. 559, 577]. Часть предметов была подарена Юнкеру европейцами, состоявшими на службе египетского правительства. В мае 1878 г. в Ладо, по пути в Хартум для дальнейшего следования в Каир, а затем в Европу, Юнкер встретился с Эмином- пашой. «Эмин привез очень интересные предметы из южных округов провинции, а также из Уииоро и Уганды. Он 'был настолько любезен, что отдал 'большое количество дублетов мне для пополнения моей коллекции» [58, т. 1, с. 559]. А в Хартуме в июле 1878 г. собранные В. В. Юнкером коллекции осмотрел Ч. Гордон, и они произвели на него настолько сильное впечатление, что через несколько дней он сделал путешественнику «поразительный, ценный подарок, обогативший меня прекрасно отобранными предметами из Дарфура». Вначале Ч. Гордон пригласил В. В. Юнкера осмотреть еще не распакованное собрание этнографических предметов, полученное из Шакки, пункта на юге Дарфура. Наблюдая за тем, с каким восхищением В. Юнкер рассматривал вещь за вещью, Гордон предложил ему взять что-нибудь для себя. Но так как путешественник затруднялся в выборе, Гордон сказал, что он может взять все, тем 'более что у самого Гордона в тот момент не было возможности отправить коллекцию в Европу. «Радостно пораженный таким бесценным подарком, я выразил Гордону мою самую теплую благодарность. Я тем более мог взять коллекцию, так как она, как и мною самим собранная, предназначена была для музеев моей родины» [58, т. 1, с. 577—578]. Все собранное в первом путешествии, как этнографические предметы, так зоологические и естественноисторические, В. В. Юнкер тщательно упаковал в тридцать ящиков и передал в Хартуме купцу Марке для перевозки в Европу. «Но только часть их смогла прибыть в Санкт-Петербург в пригодном состоянии. В Бербере ящики промокли, ш многое нужно' было перепаковывать. Истинного положения вещей и причины не счастья я юикогда не смогу узнать.
Якобы Нил из-за сильных дождей вышел из берегов и затопило склады Марке. Когда я спустя лолгода открыл ящини в Санкт-Петербурге, я увидел с огромным сожалением, что все шкуры и кожи сгнили, глиняная посуда и все легкое и хрупкое разбито. На сильном морозе содержимое ящиков из-за проникшей -воды превратилось в ледяной ком. К счастью, брльшая часть этнологической коллекции сохранилась. Я представил ее Императорской Академии наук в С.-Петербурге, в музее которой она выставлена. Незначительную часть я передал в Музей народоведения в Берлине» [58, т. 1, с. 578]2. Лишь через год, прибыв в Александрию в начале второго путешествия в верховья Нила, В. В. Юнкер смог выяснить, что произошло с его грузом: «От господина Марке, продолжившего дело брата, умершего в прошлом году в Хартуме, я получил более точные сведения о судьбе, постигшей мои коллекции. Многие ящики во время .наводнения в Бербере буквально плавали; позже, по дороге из Бербера в Суакин, они были оставлены без надзора погонщиками каравана в безлюдной местности. По прибытии ящиков в Суакин они были обложены пошлиной, так как их рассматривали как собственность старого Марке, который якобы лишил себя жизни за этот промежуток времени. Об отправке коллекций в Европу не могло быть и речи. Лишь когда вмешалось русское консульство, египетское- правительство назначило расследование, в результате чего я получил их зимой в С.-Петербурге» [58, т. 2, с. 4]. Многочисленные привезенные из первого путешествия вещи В. В. Юнкер весной 1879 г. выставил для обозрения широкой публики в овоем доме в Петербурге «а Васильевском острове. Выставка эта, по словам неизвестного автора заметки в издававшихся на немецком языке «Санкт-Петербургских ведомостях», заняла «три больших помещения, сплошь наполненных экспонатами». Из подробного восторженного описания явствует, что в первом помещении находились: большое количество препаратов, птичьих яиц, чучел; минералы из Ливийской пустыни; двадцать семь черепов в очень хорошем состоянии, чучела животных, насекомые; красивые кораллы, раковины.
Затем— древнеегипетская коллекция, среди экспонатов которой была великолепной сохранности неразвернутая мумия ребенка, старинные надписи на папирусах, статуэтки и скарабеи, удивительно тонкой и филигранной работы арабские украшения из золота и серебра, а также снаряжение путешественника — столы, стулья, москитные сетки, ящики для погрузки на верблюдов. В следующих двух комнатах размещались этнографические коллекции по различным африканским народам: из Дарфура — страусовые перья, вышитые бисером большие крышки, старинные металлические шлемы, три 'панцирные рубашки; из Харэра — изящные плетеные корзинки, вышивки, седло, великолепно отделанный серебром и обтянутый крас ным шелком абиссинский щит. Далее — огромное число копий и стрел, всевозможных гарпунов для охоты на бегемотов и рыб; множество щитов, среди которых — щит «людоедского племени бомбе, на обратной .стороне которого торчат опасные метательные ножи (,,пинга“)». Затем — большое число палиц, ?среди 'них «парирующая палка динка», разнообразные по форме ножи, скамеечки, «семь искусно сделанных без гвоздей и клея, но очень прочных, устойчивых, удобных, красивых и легких кушеток народа монбуту». Упоминались деревянная посуда ням-нямов, «изготовленная из слоновой кости пивная кружка бомбе», сосуды из коры. Были представлены различные предметы одежды и украшений—от передников и головных уборов до железных колец и шпилек, а также четыре куска материи из луба, искусно сшитых банановыми волокнами и «украшенных звездами и узорами разного рода», 'мантии из хорошо выделанной кожи или из сшитых шелковистых серых шкурок. А кроме того, были выставлены разные музыкальные инструменты, «куклы, которые делаются -на память об умерших», табакерки, кофейницы, изделия из слоновой кости, рог носорога, огромные рога и слоновьи бивни3. 10 апреля 1879 г. В. В. Юнкер 'брльшую часть своих кол- .лекций—-предметы, имевшие этнографическую ценность, а также зоологические коллекции — подарил Императорской Академии наук. Решением Общего собрания Академии от 13 апреля 1879 г.
коллекция была с благодарностью принята и помещена в Музей по антропологии и этнографии и в Зоологический 'музей в Петербурге. Академия наук очень 'высоко оценила дар путешественника. «Коллекция африканских этнографических и зоологических предметов, принесенная доктором Юнкером в дар Академии, составляет одно из самых важных и крупных обогащений, когда-либо полученных нашим музеем. Особенно для вновь учреждаемого при Академии Музея по антропологии и этнографии она имеет самое выдающееся значение. Чтобы вполне оценить, какой -она для него важности, надо заметить, что при довольно значительных коллекциях из Азии, Америки, Австралии в нашем музее до сих пор имелось лишь самое ничтожное число предметов из Африки, да и то лишь с довольно знакомого и часто посещаемого судами -западного берега этого материка. Это был самый чувствительный -в нем пробел, и этот пробел благодаря приношению д-ра Юнкера за раз пополняется, и пополняется так, что отныне африканский -отдел будет одною из лучших его частей... В заключение долгом считаем заметить, что д-ру Юнкеру, как нам положительно известно, делаемы были предложения относительно приобретения его коллекций для парижских музеев. Несмотря, однако, на то, что он со-вершил свои путешествия на собственный счет и намерен вскоре снова отправиться в Афри- ‘ку, он, как русский подданный, предпочел, отклонив все предложения, предоставить всю свою коллекцию безвозмездно на- ' шей Академии наук. Академия, конечно, не замедлит выразить ему свою теплую признательность за столь патриотическое приношение, в редкой степени обогатившее .ее музеи»4. По ходатайству Академии наук В. В. Юнкер 'был представлен к награждению: «Академия, с благодарностью приняв это пожертвование, признала, что продолжительное и опасное путешествие, совершенное г. Юнкером в страны, «уда доселе не проникала еще нога вообще ’европейца, а тем менее русского,, составляет, с его стороны, бескорыстный и важный подвиг на пользу науки, а равно что пожертвование им собранных в этом путешествии драгоценных коллекций важнейшему из публичных отечественных музеев представляется 'поступком редкостного бескорыстия 'и (патриотизма. Вследствие сего Конференция Академии полагает, что г. Юнкер вполне заслуживал бы изъявления ему признательности правительства и, подобно другим путешественникам, исполнявшим дальние и трудные экспедиции по поручению Академии и Императорского Русского географического общества, как, например, гг. Миддендорфу, Шренку, Северцоеу и др., был [бы] удостоен 'награждения орденом Св. Владимира 4-й степени»5. О той части коллекции В. В. Юнкера, которая осталась у самого собирателя или у его родственников, сведений очень мало. Известно только, что в 1904 г. А. А. Кистер передала в дар Зоологическому музею одиннадцать чучел птиц, «остав- | шихся после д-ра Юнкера»6. А в 1926 г. Б. А. Кистер продал ^ в МАЭ тридцать (предметов—в основном стрелы — из собрания 'первого путешествия В. В. Юнкера7. Из жизнеописания j путешественника, составленного Л. Хевеши, известно, что ! квартира В. В. Юнкера IB Вене, где он работал с 1887 .по конец i 1891 г. над подготовкой к изданию своего трехтамного труда, была украшена многочисленными африканскими предметами. Некоторые из этих предметов после кончины В. В. Юнкера попали в венский Королевский музей [55, с. 225—227]. Коллекция В. В. Юнкера из первого путешествия поступила в Этнографический музей, как тогда назывался МАЭ, в апреле 1879 г. .В книге поступлений МАЭ за 1879—1880 гг. сказано: «Апреля 13. От д-ра Юнкера, известного путешественника по Центральной Африке, получена в дар, три каталоге, составленном под его диктовку: 1. Коллекция черепов обитателей верховьев Нила и принадлежностей их быта. 2. Коллекция предметов арабских племен Судана и негров сев.-вост. и центр. Африки. 3. Мумия египетская из Фив. 4. Фотографические изображения разных типов африканских народов. Прот. общ. собр. от 13 апр. 1879 г. № 343, предм. 1042»8. Упоминаемый в записи «каталог» написан по-немецки и озаглавлен так: «Слисок подаренных д-ром В. Юнкером 10-го- апреля 1879 Императорской Академии наук в Ст.-'Петербурге антропологическо-этнографических предметов из Африки (Ука- ; затель .на стр. 26)». Описок занимает 26 страниц и имеет сле- ’ дующие разделы: I. Мумия из Фив. f II. Предметы различных арабских племен. Различные глиняные изделия из Эенэ (№ 1). Судан (№ 2—41). Из Сенаара (№ 42—48). Из Дарфора (№ 49—61). Из Ладо- (№ 62). III. Различных негрских племен. Шиллук (№ 63—68). Ниуак и фалланг у р. Собат (№ 69—74). Динка, или джанге (№ 75—79). Бор (№ 80—81). . Бари (№ 82—97). Мади (№ 98—125). Уганда, Усога и Уньоро (№ 126—171). Ниам-ниам (макарака и бомбе, восточные ветви) (№ 172—224). Калика (№ 225—243). Абукайя (№ 244—255). Монбутту (№ 256—268). Митту и абака (№ 269—280). Бонго (№ 281—287). Единичные предметы различных племен (№ 288—293). Карликового народа акка, арабское тики-тики (№ 294— 295). Из области Бахр-эль-Газаль (№ 296). Предметы, употребляемые различными негрскими племенами (№ 297—303). Разное (№ 304—306). Неизвестных негрских племен (№ 307—310). Стрелы различных негрских племен: ниамбара, бари, муру (№ 311—313); мунду, митту, абака, агар (№ 314); калика (№ 315); нимбара (№ 316—317). Ниамбара (№ 318—323). Копья из области Бахр-эль-Газаль (№ 324—327). 26 черепов (№ 328). Кроме того, предметы, поврежденные при 'транспортировке, частью починенные, и обломки (№ 329—342) 9. Коллекции В. Юнкера из-за тесноты в музее долгое время лежали неразобранными. В 1889 г.‘ была подготовлена первая экспозиция созданного в конце 1879 г. Музея по антропологии и этнографии на втором этаже здания по Таможенному переулку. В «первом зале», после Австралии, размещался отдел Африки, который был в основном представлен коллекциями В. В. Юнкера, экспонировавшимися полностью. Его коллекции были выставлены 'в семи шкафах (и на них), в шести витринах, на этажерках и на стене и делились «а два раздела: «Негры ! Восточной и Центральной Африки» и «Принадлежности араб-; ских племен». Предметы располагались по тематическому j принципу. Например, в шкафу 28 размещались струнные музы- i кальные инструменты и погремушки, на нем—большой деревянный гонг с .колотушкой, в шкафу 32 — мужские головные уборы, пояса, женские и мужские передники, амулеты, гадательный прибор и пр., а в шкафах 23—24—оружие: секиры,, ножи, кинжалы, мечи, метательные ножи, сверху на шкафах размещались щиты и палицы и т. д. [14, с. 32—41]. Принадлежность предметов определенному народу не указывалась, за исключением некоторых изделий «ниам-ниам» и «монбутту». Зарегистрирована коллекция В. В. Юнкера была лишь в 1899 г., о чем есть соответствующая приписка к упоминавшейся выше записи в книге поступлений МАЭ за 1879— 1880 гг.: «Регистрировала в 1899 г. Е. Петри. Всего: номеров — 430, предметов — 1042. Черепа выделены в особый список». Все собрание получило один коллекционный номер —104. Опись коллекции 104, сделанная Е. Л. Петри, была очень, краткой и в основном повторяла первоначальный немецкий список-перечень. Кроме того, она обрывалась на 131-м номере,, т. е. включала примерно треть номеров немецкого списка. Позднее к этой описи прибавился список: «Вещи, найденные при коллекции Юнкера, не вошедшие в оригинальный список и без обозначения», без даты и подписи, написанный, судя по почерку, Е. Л. Петри. Этот список состоял из номеров 343— 368. Про номер 368 сказано, что щит «прислан Дервиеном в коллекц. Юнкера в 1902 г.», так что, по-»идимому, составлялся список после 1902 г. Можно предположить, что эти предметы были обнаружены после демонтирования первой экспозиции музея (для подготовки навой экспозиции, созданной в 1903 г. к двухсотлетию Петербурга). Помимо краткости регистрация коллекции 104 имела еще и тот недостаток, что она сохраняла нумерацию первоначального списка. Например, под номером 95 значилось пять браслетов, и поэтому каждый из них получил дробный номер: 104—? 95/1—5, а под номером 324 — сто копий, которые были пронумерованы, например: 104—32415/1—7, 104—32417/1—8 и т. д. Такая нумерация коллекционных предметов затрудняла пользование ими. В 1934—1937 гг. Отделом Африки МАЭ под руководством Д. А. Ольдерогге была проведена большая работа по перерегистрации коллекции 104. Все этнографические предметы были распределены на тринадцать коллекций по этнической принадлежности. Антропологическая часть — черепа — передана в отдел антропологии и получила коллекционный номер 5101 10. Имевшиеся на предметах этикетки, сделанные В. В. Юнкером,. были сняты с предметов и наклеены «а четырнадцать листов. Всего сохранилось 237 этикеток. 104-й номер был оставлен за коллекцией, включавшей керамические изделия из Египта. Остальные, вновь образованные коллекции получили следующие номера: № 5223 — арабоязычяые народы Судана, № 5224 — шил лук, ануак, ‘бор, № 5225 — динка, № 5226 — мади, авукайя, митту, бака, № 5227 —бари, ньянгбара, № 5228 —бонго, № 5229 — келико и все стрелы коллекции 104, № 5230 — занде, № 5231 — мангбету, № 5232 — акка, № 5233 — ганда, ньоро, сога и др., № 5234 — область Бахр-эль-Газаль, различные народы. Предметы были заново пронумерованы, и сотрудница отдела Т. В. Проскурякова сделала описи новых коллекций. Из-за огромного объема работы по перерегистрации не удалось избежать некоторых упущений. Так, в коллекциях, составленных из предметов 'материальной культуры нескольких народов, «ет деления на труппы по принадлежности: например, в коллекции 5224 предметы шиллуков получили номера с 1 по 7, 10, 13, 15, 17, 18, аиуаков — номера 11, 12, 14, 16, 19—21, бор — 8, 9, с 23 по 28. Некоторые предметы оказались зарегистрированы дважды (например, в коллекции 5223 пара сандалий— номера 65 и 120), в некоторых случаях есть новый коллекционный номер, но нет предмета (например, в коллекции 5226 номер 52). Не все предметы, обозначенные в первоначальном немецком списке коллекции 104 и записанные в инвентарную книгу отдела имеют новые номера и. Описи вновь созданных коллекций получились формальными и краткими. Впервые обзор коллекций В. В. Юнкера с иллюстрациями был опубликован А. И. Собченко в Сборнике МАЭ в 1953 г. [17], а в 1955 г. увидела свет статья того же автора о коллекции предметов пигмеев [16]. Обе статьи давали общее представление о собрании В. В. Юнкера. Работа над коллекциями Юнкера в Отделе Африки была продолжена в 1970—1975 гг. Далее кратко излагаются ее результаты. Коллекция 104 Коллекция состоит из 62 предметов — кувшины, вазы, чашечки, рюмки, чернильные приборы, курительные трубки и прочее из красной .и черной глины. Приобретены собирателем в Египте, в г. Иена 12. Коллекция 5223 В коллекцию вошли 137 предметов {128 коллекционных номеров) материальной культуры арабоязычных народов, населяющих центральные провинции 'современной Республики Судан 13. Предметы самые разнообразные: плетеные изделия разного назначения — прекрасные, тонкой работы полихромные покрышки для еды, 'великолепная корзинка с крышкой, укра шенная раковинами каури, корзинки, блюда, тросточки; образцы тканей и вышивок, мужские головные уборы, -глиняные со: суды, (изделия из кожи — сосуд в форме кофейника, мехи для воды, вьючные мешки; оружие — различной формы ножи и мечи, метательные ножи «кульбеда», копья, щиты, палицы; воинские доспехи — две кольчужные рубахи и металлический шлем с кольчужной 'сеткой, к которому прикреплены две ложки и вилка; детали украшения конской сбруи и т. п. Сведений о приобретении предметов данной коллекции очень мало. Возможно, что предметы шукурие и хадендоа Юнкер получил непосредственно на' месте, так как он проезжал через территорию расселения этих народов ©о время геодезического исследования р. Барака и поездки в Гедареф в 1876 г., а представители обоих этих народов были проводниками его караванов. В первом томе своего труда В. В. Юнкер описывает прием, оказанный ему шейхам шукурие Аудом аль- Керимом, и сообщает, что шейх подарил ему пару красивых плетеных покрышек для еды [58, т. 1, с. 80]. Может быть, они в числе тех, которые вошли в коллекцию под номерами 10—12, •66, 71, 77, 123. Основная же часть предметов была, очевидно, куплена (возможно, в окрестностях Хартума препаратором Коппом). Что касается предметов из Дарфура, то, как уже говорилось выше, они были подарены Ч. Гордоном. В первоначальном списке за подписью собирателя, где предметы, составившие коллекцию 5223, числились под номерами со 2 по 62, этническая принадлежность их, за некоторым исключением, не была определена. А именно: два глиняных горшка (5223—69, 119, прежний номер 10416/2) принадлежат народу баггара; пять -ножей (5223—26, 30—33, 120, прежде — 10422/5) и щит (5223—63, прежде— 10428)—народу шукурие, два ножа (5223—34, 94, прежде — 10423/2) и щит (5223—64, прежде— 10427) —народу хадендоа. Следует отметить, что имеется некоторое несоответствие между рубрикацией списка и сохранившимися этикетками. Например, 10451 (5223—60) в списке — из Харэра, на этикетке — Дарфур, 10461 (5223—76) в списке — из Ладо, на этикетке — Харэр и т. п. Имеющиеся в коллекции 5223 предметы не полностью соответствуют первоначальному списку: отсутствует предмет за номерам 104 13 «Пояс негритянки (рахат) из кожаных ремешков»; сухари и хлеб (10430 и 10432) истлели и были уничтожены в 1898 г., о чем есть приписка Е. Л. Петри; под номером 10437 значатся две калебасы, в данной коллекции только одна (5223—3); под номером 104 33 значатся три меха для воды, тут их два (5223—113, 114); комплект украшения на голову лошади (10455) в настоящей коллекции зарегистрирован под тремя номерами (5223—35, 50, 92); номер 104 й (сандалии) был зарегистрирован дважды (5223—65 и 120). При исправлении описи -коллекции 5223 в 1975 г. под номером 120 в нее был включен нож из числа безномерных, на котором с.о- хранился первоначальный номер 10422/5, а также добавлены копье (6223—137, на древке старый -номер 10451/4) и -меч в ножнах (5223—138, определен по фотографии предметов в книге Юнкера). Коллекция 5224 В коллекцию -вошли 30 -предметов материальной культуры народов шиллук, ануак, бор, ныне «а-селяющих южную часть современной Республики Судан. В ее составе: курительные трубки и их детали, ложки из рога, -пл-етеные изделия (фильтр для процеживания пива, корзинки, веялка), струнный музыкальный инструмент, передник .из -бечевок для девушки, щиты из .-кожи буйвола и крокодила, различные веревки. Предметы шиллуков были приобретены В. В. Юнкером в сентябре 1876 г. в Фаш-оде через посредничество итальянского купца: «При -его -содействии составил я свое собрание шиллу-к- ской утвари, оружия, одежды (т. е. набедренных повязок), головных уборов и т. п.» [58, т. 1, с. 268]. Имеющиеся в коллекции 'предметы не 'соответствуют перечисленному. В частности, отсутствуют щабедренные повязки, оружие. Предметы народа бор были получены В. В. Юнкером -в ноябре 1876 г. по пути 'в Ладо при нападении правительственного отряда на деревню: «Женщин и детей из деревни привели на пароход. Пленные мужчины должны -были доставить сорок больших корзин с зерном. Я, со своей стороны, воспользовался случаем, чтобы приобрести всякие мелкие предметы для своей коллекции» [58, т. 1, с. 278]. В сентябре того же года при посещении деревни ануаков путешественник получил от них оружие, утварь, украшения и прочее в обмен «а какие-то товары [58, т. 1, с. 263]. По первоначальному списку 1879 г. эти предметы располагались в следующем порядке: 62—68 — шиллук, 69—74 — ануак и фалланг, 80—81—бор. При перерегистрации 1936 г. включенные в данную коллекцию предметы были распределены не по этнической принадлежности: .предметы шиллуков оказались под номерами 1—7, 10, 13, 15, 17, 18; ануаков — 11, 12, 14, 16, 19—21; бор — 8, 9, 22—28. Имеется и .несоответствие с первоначальным списком — в «ем под номером 80 значатся «различные веревки с гарпунами для рыбной ловли». Веревки получили в настоящей коллекции номера с 22 по 28, но железные наконечники гарпунов отсутствуют. Коллекция 5225 Коллекция состоит из 40 предметов материальной культуры народа динка —в ней 33 палицы, 'курительная трубка, деревянный парирующий щит, три головных убора из черных страусовых перьев, два танцевальных лука. Следует отметить, что палицы под номерами 15, 25, 29 (их номер по первоначальному •списку 104 I67)—из Уганды и попали в данную коллекцию по ошибке. Сведений о способе приобретения предметов не имеется. Коллекция 5226 Коллекция составлена из 73 предметов материальной культуры народов мади, авукайя, митту и бака, ныне населяющих в основном южные провинции современной Республики Судан. Эти «народы в лингвистическом отношении не составляют такой сравнительно -четко выделяемой языковой группы, как, например, «илоты. Лингвистические классификации относят их языки к так называемым суданским языкам. Но этот термин весьма условен, поскольку большинство включаемых в эту группу языков почти совершенно не изучены, а те сведения, которые имеются, не дают основания говорить о суданских языках как о единой лингвистической семье. Народы, языки которых условно названы суданскими, не составляют единого культур но-хозя йственн ого «омп л екса. В коллекции представлены разнообразные мужские и женские украшения (разной формы железные и из слоновой кости браслеты, губные втулки, шейные железные кольца, цепочки, «бусы» — пояса из нанизанных на нитку дисков, выточенных из речных раковин), кожаные мужские передники и пояса, украшенные раковинами каури или железными подвесками, женские передники из железных цепочек, головные мужские уборы, в том числе уборы с рогами антилоп для та-нцев, подголовник, струнный музыкальный инструмент типа лиры, наконечник мотыги — «мелот», служивший единицей обмена, несколько железных наконечников стрел, небольшой железный нож без рукояти и пр. Предметы материальной культуры мади были приобретены В. В. Юнкером в мае 1878 г. в Ладо. Непосредственно на территории расселения мади Юнкер не был. Его маршрут коснулся только ее западной границы. Как можно судить по его записям, часть коллекции составили дубликаты, подаренные Юнкеру Эмином. Другую часть он получил через египетских чиновников или солдат, возвращавшихся из карательных экспедиций в южные районы [58, т. 1, с. 559]. Предметы митту были собраны в августе 1877 г., во время путешествия .по району расселения митту, предметы бака — в апреле 1877 г. в деревне вождя Анзеа [58, т. 1, с. 389]. В марте 1877 г. в районе горы Лофоке В. В. Юнкер купил предметы материальной культуры авукайя: «Началась утомительная и скучная торговля с абукайя, от которых я хотел получить различные этнологические предметы» [58, т. 1, с. 365]. По первоначальному списку 1879 г. предметы материальной культуры этих народов располагались в следующем порядке: номера 98—125 — мади, с 244 по 255 — авукайя, с 269 по 280 — митту и бака. При составлении коллекции 5226 в 1936 г. не была строго выдержана последовательность принадлежности предметов определенному народу, поэтому предметы народа мади получили номера с 21 по 49, 56, 57—59 и 76; аву- кайя—с 1 по 9, 20, 54, 56, 62—66; митту и бака — 8, 10—19, 50—53, 60, 61, 67—77. По сравнению с первоначальным списком есть некоторые несоответствия. Отсутствует «пояс из сплетенного шнурка» (номер 104255). Под номером 270 в описи коллекции 104 значатся «три губные вставки, женские, две из кварца, одна деревянная». В коллекции 5226 они получили четыре номера: 8, 52, 53, 61, при этом предмет под номером 5226—52 не обнаружен. Возможно, произошла ошибка. В списке на немецком языке под номером 114 значится один предмет, а ,в русском тексте описи коллекции 104 и инвентарной книге — два, они получили соответственно номера 37 и 76 данной -коллекции. Неясно с номером 5226—5. Его прежний номер 104 250, но под этим номером в первоначальном списке значится «один узкий пояс из соломенного плетения», а здесь—16 узких соломенных колец. , Четыре предмета из коллекции отсутствуют. Коллекция 5227 В состав коллекции вошли 103 предмета материальной культуры народов бари и ньянгбара: пять уникальных деревянных фигурок предков, деревянные скамеечки, мужские головные уборы, набедренники из хлопчатых нитей для девушек, женские передники из цепочек -и железных бус, различные мужские браслеты (из слоновой кости, железные с подвешенными кабаньими кльгками), украшение-амулет с черепом небольшого животного, глиняные головки курительных трубок, музыкальные рога из дерева и составленные из дерева, рога и бамбука, железные гарпуны >и различное оружие — луки, стрелы с деревянными и железными наконечниками, наконечники стрел, плетеный колчан, кожаные накулачные щиты « пр. Большая часть предметов бари была приобретена В. В. Юнкером во 'время его пребывания .в Ладо в конце января 1877 г. и в марте—'мае 1878 г. либо у солдат египетского правительства, совершавших набеги на деревни бари, либо у торговцев, либо у бари, служивших переводчиками [58, т. 1, с. 310]. В описании своих путешествий Юнкер неоднократно подчеркивал замкнутость бари, их нежелание вступать в общение и трудность приобретения у них предметов для коллекций [58, т. 1, с. 283, 310, 559]. Сведений о способе приобретения предметов народа ньянгбара не имеется. Следует отметить, что В. В. Юнкер указывает на приобретение предметов у пёджулу (одного из народов группы бари): «Остановились у шейха племени феджилу на ночлег... Я нашел хороший прием и сделал для моей коллекции несколько покупок... В мою коллекцию попали такие образ цы передников, как, например, шкура небольшого млёкопитаю'* щего, кусок кожи с железными подвесками, .кусок кожи ящерицы варана. Все эти вещи имеют сзади пальцеобразный мешо-1 чек, который засовывается под поясной шнур, являясь одновременно зацепкой и вместилищем для табака» [58, т. 1, с. 410]. Однако в списке коллекции 104 за 1879 г. предметы пёджулу не отмечены, а передник с «пальцеобразным отростком» был записан под номером 248 (новый номер 5226—6) как принадлежащий народу авукайя. В первоначальном списке предметы располагались в следующем порядке: номера с 82 по 97 и 332—334 — ба>ри, номера с 316 по 320, 322, 323 и 325 — ньянгбара. При перерегистрации 1936 г. в коллекции '5227 предметы бари получили номера с 1 по 43, 46, 74, 75, с 100 по 103, а ньянгбара — номера 44„ 45, с 47 по 73, с 76 по 99. При работе с безномер«ым!и предметами в 1973 г. были 'Обнаружены три гарпуна ньянгбара, которым даны новые номера 104, 105, 106. Часть предметов отсутствует. Так, под .номером 83 в первоначальном списке значатся две 'Корзины. Одна из них получила новый коллекционный номер 5227—9, вторая, видимо, отсутствовала при составлении описи в 1936 г. Номер 5227—9 оказался прикрепленным к веревке вместо значившейся в списке корзины. Нет предмета под номером 321—«одна связка тростника, употребляемого в качестве планки при изготовлении кожаного колчана». Имеется несоответствие в определении этнической принадлежности предметов между сохранившимися этикетками и первоначальным списком. Номера 104108 и 104109 по этикеткам — ньянгбара, а по списку — мади и поэтому 'были включены в коллекцию 5226 (номера 31 и 32). На этикетке к номеру 104 107 чернилами написано: «Бари. Передник. Железные цепочки», затем карандашом исправлено: «Железные цепочки. Мади». В списке коллекции 104 номер 107 отнесен к народу мади, и предмет'включен в коллекцию 5226 (номер 27). Коллекция 5228 Основную часть коллекции составляют предметы материальной культуры народа бонго (номера с 1 по 3 и с 5 по 14,. по первоначальному списку 1879 г.—с 281 по 287). Кроме того„ в нее включены предметы, которые в первоначальном списке были обозначены как «единичные предметы различных племен» (номера по списку с 288 по 293), и одно копье из области Бахр-эль-Газаль (прежний номер 104324/1—100), получившее новый номер 5228—22, но, вероятно, отсутствовавшее уже при перерегистрации 1936 г., так как в описи не было его описания и размеров. Это предметы (народов лори (5228—21), мунду (5228—4, 20, 23) и так 'называемых джур (5228—15„ 16). По-видимому, следует 'остановиться на некоторых неясностях, например «а термине «джур». Народа,, т. е. более или менее монолитной этнической группы, с таким названием нет. Именем «джур» динка -называли этнические группы различного Происхождения, в основном из нилотов и группы бонго-бака, ра-ссеянные на территории округа Румбек (ныне провинция : Бахр-эль-Газаль, Республика Судан) среди других народов. Мунду— небольшая группа, пограничная с бонго, но под- , вергшаяся этнической ассимиляции со стороны занде и манг- ' бету. I Лори (в списке, составленном под диктовку собирателя,— Е «лори на Альберт Нианза»), очевидно, означает алур, хотя [ название «лори» встречается в группе народов бонго, в округе | Амади. Если это так, то нож за номером 5228—21 был -пода- I рен В. В. Юнкеру в числе других предметов из районов, по- [ граничных с Угандой, Эмином, поскольку сам Юнкер во вре- - мя своего первого путешествия не посещал эту местность. | По сравнению с первоначальным списком в коллекции не- : достает: трех циновок (прежний номер 104293, новые —17, 19), одного бронзового браслета (прежний номер 10428Э/3) и носимого на пальце железного кольца с крючком (прежний но- мер 104291). ! Вся коллекция состоит из 20 предметов: деревянные рез ные скамеечки, деревянная маска, духовая деревянная труба , в виде человеческой фигуры, струнный музыкальный инструмент, бронзовые браслеты, железные ножи, топорик на деревянной рукояти и топорик цельнометаллический. Коллекция 5229 Эта коллекция самая большая по числу предметов —1036. В нее вошли предметы материальной культуры келико (номера : с 1 по 30, по первоначальному списку — с 225 по 243), 988 стрел разных народов (номера с 31 по 831 и ? с 843 по j 1030), которые по первоначальному списку шли под номерами " 311—315 и 317, десять кожаных -колчанов (номера с 833 по .> 842, по первоначальному -списку коллекции они значились под ?; номером 315 — «одиннадцать связок [стрел] в колчанах», один ! отсутствует) и чпять наконечников стрел. По сравнению с первоначальным списком 1879 г. имеются f расхождения. Так, под номером 104—233 значились три пле- | тен-ки, которые, будучи украшены перьями, употреблялась -как мужские головные уборы, а в -коллекции 5229 — одна (12). Под номером 104 234/2 значились две корзины, а в коллекции 5229 их три (13, 14, 15), -но бирочки со -старыми номерами привязаны к корзинам с номерами 13 и 15. Предметы народа келико представлены -в -коллекции скамеечками-подголовниками, мужскими танцевальными головными уборами (плетеная шапочка >с прикрепленными рогами и костяная пластинка с клыками дикой -свиньи), плетением (корзинки, циновка), женским поясом из бечевок, шейными подвесками из панциря черепахи, браслетами (слоновой кости и плетеным), барабаном с глиняным резонатором, деревянной лож- кой, сосудом из тыквы, кольцом-подставкой для сосудов, железным наконечником мотыги, служившим также единицей обмена. Коллекция 5230 В коллекцию 5230 вошли 105 предметов материальной культуры народов занде (за исключением номера 40 — арабской работы сосуда, или пороховницы, из слоновьего бивня). Здесь представлены многочисленные сигнальные рога из бивня (один из них, с раструбом из кожи, достигает 207 см длины); железные колокола; деревянный ксилофон с резонаторами из тыкв — «маримба»; резные деревянные сосуды и скамейки; коробки из коры с крышками; глиняные сосуды; струнные музыкальные инструменты типа арфы с грифами в форме головы человека; молотки для разбивания луба и образцы материи из луба; плетеные корзины; различные украшения (железные браслеты и шейные кольца, цепочки, серьга, шпильки из слоновой кости); оружие (изогнутые саблевидные мечи, метательные ножи «пинга», разнообразные железные ножи); плетеные щиты и пр. Начало коллекции было положено во .время пребывания В. В. Юнкера в Ладо в октябре — декабре 1876 г. В марте — •июне 1877 г. Юнкер находился в самом восточном районе расселения занде — области Макарака (ныне южная часть Республики Судан, на границе с Заиром), и там он в основном приобрел предметы бомбе и макарака. «Я был 'вознагражден подарком красивой шкуры леопарда, нового щита бомбе» [58, т. 1, с. 3771, у шейха макарака Фонго «я купил маленький нож и медные полукольца» [58, т. 1, с. 401]. У вождя Дали с трудом удалось получить пару метательных ножей [58, т. 1, с. 403], у него же «я наконец получил красивый нож, который мне хотелось приобрести при моем прежнем посещении» [58, т. 1, с. 415]. Определенная часть предметов материальной культуры занде попала в руки В. В. Юнкера в различных местах его маршрута. Очевидно, эти вещи были куплены. В зерибе Сурур «к различным предметам этнологической коллекции, которую я смог собрать во время пути в Бахр-эль-Газаль, прибавилась маримба, музыкальный инструмент азанде» [58, т. 1, с. 484]. «Этнологическая коллекция с течением времени значительно пополнилась, так как в ней были не только вещи из мною самим посещенных мест, но также были представлены мангбету и западные азанде» [58, т. 1, с. 539—540]. По первоначальному списку 1879 г. предметы «ниам-ниам (макарака и бомбе, восточные племена)» шли под номерами со 172 по 224, а также под номерами 329, 330, 335, 339 в разделе «Поврежденные во время транспортировки». Имеются некоторые 'Несоответствия между первоначальным списком и данной коллекцией. Так, под номером 104 224 значилось 12 кинжалов, в коллекции их 10; под номером 104 203 — четыре браслета, в коллекции их два; недостает «пояса из волос жи рафа» (прежний номер 104211), «сосуда со съедобными муравьями» (номер 104 197), одного 'метательного ножа (два ножа были при щите 104221, один из «их, вероятно, зарегистрирован под номером 5230—74, второй — отсутствует). Ефи перерегистрации коллекции 104 в 1936 г. под номером 5230—43 не оказалось предмета; под номером 5230—45 значится шпилька, «о ее нет «, очевидно, не должно быть, так как в первоначальном списке за номером 104 209 значится шесть шпилек из слоновой кости, и они соответственно получили номера с 46 по 51 в данной коллекции. Таким образом, номера 43 и 45 оказались «пустыми». Коллекция 5231 В коллекцию вошли 25 предметов материальной культуры мангбету—разнообразной формы ножи, резные деревянные скамеечки, великолепные составные ложа — «диваны», большой деревянный гонг в форме усеченного плоского овала, погремушка, образцы материи из луба, которые по первоначальному списку шли под номерами с 256 по 268. Маршрут В. В. Юнкера во время его первого путешествия не проходил через территорию расселения мангбету. Следовательно, все то, что составляет эту коллекцию, либо куплено, либо подарено собирателю. Описывая в первом томе своих «Путешествий» подготовку к отправке коллекций в Европу, Юнкер указывает, что в его собрании имеются предметы из тех районов, которые он не посещал, в том числе предметы мангбету. И только об одном предмете, подаренном ему, он упоминает в рассказе о посещении вождя бомбе Рингио: «Я был вознагражден... плащом мангбету из лыковой материи» [58, т. 1, с. 337]. Состав коллекции несколько отличается от первоначального списка. Так, отсутствует номер 104258 — «циновка из оплетенных прутьев»; под номером 104265 значится II ножей, а в данной коллекции их 10 (с 1 по 10), под номером 104266 записан «кинжал в ножнах», но ножны отсутствуют (20). Два предмета— накидка из лубяной материи (5231—22) и кусок такой же материи (5231—24), возможно, относятся к коллекции 5233. К накидке привязаны бирочка с прежним номером 104256 (тот же номер прикреплен и к накидке 5231—18) и этикетка: «Уганда». Однако под 'номером 104 256 значится одна накидка, а не две. Номеру 5231—24 нет соответствия в первоначальном списке. Два предмета — щит и палка-трость со старыми номерами 104 268 и 104 257, считавшиеся отсутствующими, обнаружены в хранилище. Коллекция 5232 В коллекции представлены образцы оружия пигмеев акка (лук, колчан, три копья и 51 стрела—с железными наконечниками и целиком деревянные). Сведений о способе приобрете- ?ния коллекции нет. По всей видимости, предметы были куплены через посредников. Одним из посредников мог быть суданский торговец — араб Юсуф эс-Шеллали, имевший контакт с акка [58, т. 1, с. 278]. Сам Юнкер в первом путешествии с пигмеями >не встречался. В регистрационном списке коллекции 104 предметы акка имели номера 295 и 294. Коллекция 5233 В коллекцию вошли те предметы, которые в регистрационном списке 1879 г. были обозначены как «Уганда, Усога и Уньоро»'14 (номера со 126 по 171). Это 63 предмета быта — ножи, блюда, сосуды, курительные трубки, браслеты, украшения, фильтр для .процеживания бананового 'Вина, плетение и т. д. — народов ганда, ньоро, сога и др. Вся коллекция была подарена В. В. Юнкеру в мае 1878 г. в Ладо Эмином, который передал ему дубликаты из своих коллекций, вывезенных в 1875—1877 гг. из Буньоро и Буганды. По сравнению с первоначальным списком недостает номеров 104 157/6 и 104157/7 — глиняных головок курительных трубок. Под номером 104 134 значилось четыре циновки, а в данной коллекции их пять (с 32 по 36).Три палицы (104 167) включены® состав коллекции 5225. Три шкуры (прежние «омера 104—128, 129, 139) в конце 90-х годов были «съедены .молью и уничтожены за негодностью», как следует из приписки к списку. Не обнаружены глиняные головки курительных трубок с номерами 53 и 55. Коллекция 5234 Коллекция составлена из 199 предметов, которые самим собирателем не были определены по принадлежности тому или иному народу. В первоначальном списке 1879 г. эти предметы группировались следующим образом: «Предметы, употребляемые различными негрскими племенами»— номера с 297 по 303 (в данной коллекции — с 1 по 12, с 15 по 21, с 51 по 56, 170, 174, 175, со 178 по 187). «Разное» — номера 304 и 306 (в данной коллекции—173 и 186). «То же — неизвестных негрских племен»—«омера 307—310 (в данной коллекции— 13, 14, 22, с 24 по 27, 49). «Копья из области Бахр-эль-Газаль»— номера 3241-100 (в коллекции 5234—23, с 46 по 48, с 81 по 154, 157, 159, 161, со 164 по 169, 171, 172, со 191 по 197), 326 (5234—177) и. 327]~20 (в коллекции 5234—с 28 по 45, 160, 190). «Кроме того, поврежденные при транспортировке, частично починенные предметы и обломки» — номера 336, 337, 341 (в данной .коллекции — 58, 59, 158). В эту коллекцию вошли предметы, не включенные в список за подписью В. В. Юнкера, но добавленные к нему отдельным черновым списком (без подписи и даты): «Вещи, найденные при коллекции Юнкера, не включенные в оригинальный список и без обозначения» под номерами с 343 по 368 (в коллекции 5234 — 57, с 60 'по 78, 80, 155, 156, 163). По сравнению с первоначальным списком недостает: 104 298 «пучок волос, который мужчины носят на руке как кисточку»; 104 353 «деревянный небольшой предмет неизвестного назначения»; 104304 (5234—173) «волосы негра в жестяной коробке»; «кусок накидки князя момбуту» (104 366), возможно, попал в коллекцию 5231 (см. номера 22 и 26). Под номером 324 в коллекции 104 были записаны 100 копий, в данной коллекции их 97. К копьям 5234—85, 86, 87, 90, 197 нет наконечников, а у 5234—23 и 48 утрачены древки. Были обнаружены в 1975 г. в числе безномерных и включены в данную коллекцию под номерами 191 —196 копья, на которых сохранился прежний коллекционный номер 104. Кроме того, по аналогии с имеющимися в данной коллекции копьями и по сохранившимся следам наконечники из числа безномерных соединены с древками коллекции 5234 (наконечники к копьям под номерами 47, 81—84, 88, 89, 103, 111, 113). Имеются некоторые неясности. Так, под номером 5234—36 оказались два предмета, одному из них — гарпуну — дан новый номер 5234—190. Под номером 297 в первоначальном списке значится «18 шейных, ножных и ручных колец», а в коллекции 5234 их оказалось 21 (прежний номер сохранился только на 11 из них). Можно предположить, что спиральные браслеты, зарегистрированные в данной коллекции под номерами 181 и 182, относятся к коллекции 5230, где недостает двух спиральных браслетов макарака (прежний номер 104203/4). Не удалось установить прежний номер у музыкального рога 5234—188. Основную часть коллекции составляют копья и наконечники, а также железные и слоновой кости браслеты, шейные кольца, ложи, амулеты, скамеечки, сосуд из тыквы, головки и чубуки от курительных трубок, корзинки, барабан, щит и пр.
<< | >>
Источник: Э.Л. ПУГАЧ. Культура народов верховьев Нила. 1985

Еще по теме КОЛЛЕКЦИИ В. В. ЮНКЕРА В МАЭ:

  1. Вместо введения
  2. КОЛЛЕКЦИИ В. В. ЮНКЕРА В МАЭ
  3. О НАРОДАХ, ПРЕДМЕТЫ КУЛЬТУРЫ КОТОРЫХ СОСТАВИЛИ КОЛЛЕКЦИИ В. В. ЮНКЕРА
  4. Динка
  5. ПРИМЕЧАНИЯ