<<
>>

Глава 7 МАК-ЛЕННАН (1827-1881)

Мак-Леннан входил в состав Шотландской коллегии адвокатов и наряду с Робертсоном Смитом был учредителем «Клуба эдинбургских вечеров». В последние годы жизни он поселился в Лондоне.

Его главные работы: «Первобытный брак» (Mclennan (далее — ML] 1865) и «Патриархальная теория» (ML 1885). В 1876 г. «Первобытный брак» был переиздан вместе с несколькими другими очерками в книге под названием «Исследования по древней истории», и я пользуюсь вторым изданием этой книги (ML 1896). «Патриархальная теория», представлявшая собой критику теорий Мэна, была опубликована посмертно. Как критик Мак-Леннан был очень строг — особенно сурово он относился к Моргану, о книге которого «Системы родства и свойства» (Morgan 1871) он сказал: «Страшный сон, если не кошмар». Он обвинил Моргана в плагиате идей Лафито. Он также подверг осмеянию книгу сэра Джона Лёббока «Происхождение цивилизации»1 (Lubbock 1870). Но все же его самая острая критика была, пожалуй, направлена против «Древнего права» Мэна (Maine 1861). Мак-Леннан заявил, что ни потесгарносгь, ни агнат- ность в том смысле, какой этим терминам придавал Мэн и специалисты по римскому праву, не встречались нигде и никогда, за исключением исторического Рима; следовательно, у нас нет никаких доказательств того, что патриархальная семья была первичной и универсальной. Мак-Леннан утверждал, что агнатность не может происходить из потестарности и ее легко объяснить на основании патрили- нейности и экзогамии. Более того, добавлял он, если бы Мэн был прав в данном вопросе, то сам факт, что в Риме потесгарносгь пережила агнатность, выглядел бы крайне нелепым Наконец, самый уязвимый аргумент Мэна он усматривал в утверждении, что структура, которую мы сегодня называем линиджем с матрилинейным счетом происхождения, должна полностью совпадать со структурой линиджа с патрилинейным счетом происхождения, за вычетом отсутствующих в первом линидже потестарных ячеек.
Различие во взглядах этих двух людей шло гораздо дальше, чем данный частный аспект: они по-разному трактовали вопрос происхождения общества Согласно Мэну, причиной этого явилась разрастающаяся семья. Согласно Мак-Леннану, социальные отношения начались не с семьи, а с кровнородственных тотемических групп, из которых при известных обстоятельствах семья возникла как отдельная социальная группа.

Мак-Аеннан глубоко верил в социологические законы. Сравнение простейших и древних обществ привело его к выводу, что «-.история человеческого общества — это история развития, следующего одному общему закону, а разнообразие форм жизни, т.е. разнообразие семейных и гражданских институтов, главным образом объясняется исключительным характером развития отдельных подразделений человеческого сообщества» (M.L. 1896, 9 ff.). Это развитие происходит благодаря действиям внутренних сил общества Поскольку развитие однолинейно, то классификация простейших обществ выстраивается в хронологической последовательности, т.е. по стадиям. Хронология, однако, имеет логический, а не просто исторический характер. Допустив, что все общества прошли через одни и те же стадии, можно осуществить историческую реконструкцию. Мак-Аеннан прекрасно понимал, что его реконструкции будут обречены на неудачу, если доказательства, которыми он оперирует, не окажутся надежными (в особенности если какой-либо обобщающий вывод окажется основанным на косвенных свидетельствах, т.е. на ряде логических предположений). Он был вынужден признать, что описания простейших обществ были неполными и испорчены предубеждениями и невежеством людей. Мак-Аеннан также сознавал, что его выводы будут в некоторой мере гипотетическими, а стало быть, малоубедительными до тех пор, пока не появятся реальные доказательства, подтверждающие существование выдвинутой им цепи стадий развития и показывающие, как именно каждая стадия подготавливает дорогу для следующей. Поэтому он употребил метод, который позволил ему продемонстрировать, что цепь стадий, воссозданная на логических критериях, могла вполне рассматриваться в качестве цепи действительно существовавших исторических стадий.

Мак-Аеннан считал, что изучение исторических стадий сродни исследованию «символов», или социальных пережитков, представляющих собой нечто вроде рудиментарных органов животных или немых букв в словах. Он считал, что, когда обычай или институт отмирает, он часто оставляет свидетельства своего существования в архаических обрядах. Когда мы наталкиваемся на обряд, совершение которого не имеет смысля в сегодняшних социальных условиях, то вправе допустить, что он является реликтом предшествующей стадии общественного развития. Он верил, что, если мы обнаруживаем у простейших народов функционирующие институты, имеющие такие же «символические» черты, какие мы находим в виде пережитков у более развитых народов, мы можем с уверенностью говорить о том, что более развитые общества некогда были похожи на более простые.

Теория однолинейного развития, или закона социального роста (закона диахронного по своей сути), предполагает существование законов функционального или синхронного типа; при этом изменение в том или ином институте всегда приводит к соответствующим изменениям в других институтах, поскольку на каждой стадии все они образуют единое целое, все части которого жестко взаимосвязаны. А стало быть, «..для исчерпывающего объяснения происхождения экзогамии необходимо признать, что там, где преобладала экзогамия, преобладал и тотемизм; там, где преобладал тотемизм, в свою очередь, преобладала кровная вражда; где преобладала кровная вражда, там господствовали религиозные обязательства мести; где господствовали религиозные обязательства мести, там господствовал инфантицид (убиение девочек); а там, где господствовало убиение девочек, преобладало родство по женской линии» (ML. 1896, 27).

В «Первобытном браке» Мак-Леннан решил выяснить происхождение и значение (эти слова имели для него почти одинаковый смысл) обычая брака умыканием — обычая, который он считал практически универсальным. Данный обычай может существовать в реальной или символической форме, причем символическая форма — пережиток формы реальной.

Какие предположения можно высказать об обществе, в котором практика умыкания женщин из другого племени была постоянной? Очевидно, такая практика могла процветать только там, где рассматриваемые группы были политически автономны. Эти группы, по мнению Мак-Леннана, были родственными — у них были общие интересы и владения, они разделяли определенную территорию и жили под руководством патриарха. Далее напрашивается предположение, что эти группы были экзогамными, потому что иначе не возникло бы необходимости в захвате жен и в обычае брака умыканием. Экзогамию Мак-Леннан определял как «закон, запрещающий брак между людьми одной крови или одного рода как кровосмесительный»; а эндогамию — как «закон, запрещающий все браки, кроме браков между людьми одной и той же крови или рода» (M.L. 1896, 46). Таким образом, существование мелких независимых племен, экзогамия и умыкание жен взаимо связаны, а раз они взаимосвязаны, то там, где мы сегодня находим один компонент — умыкание или экзогамию, мы можем предполагать, что и второй тоже некогда существовал. Однако из-за экзогамии матери в каждом из племен оказывались пришлыми, и, поскольку племена были матрилинейными, их единство распалось и стал возможным брак через помолвку или покупку.

Эти постулаты и выводы являются чисто логическими конструкциями, но в пользу Мак-Леннана можно сказать, что он все же попытался продемонстрировать, каким образом одна стадия развития могла переходить в следующую. Кроме того, он попытался подкрепить свои утверждения на основании известных в то время этнографических данных (они приведены в 3-м томе его работы). Он полагал, правда, что не требовалось множества примеров, чтобы показать, что типичные отношения между первобытными группами были отношениями войны и постоянной вражды, и ему не составило труда доказать, что экзогамия являлась наиболее распространенным принципом брака среди первобытных племен. Он также думал, что может на небольшом ряде примеров показать, что у первобытных народов экзогамия, враждебность, преобладающая в отношениях между племенами, а также умыкание жен и поныне встречаются в реальном сочетании и что на основании одного этого можно предположить, что такое сочетание некогда существовало и там, где сегодня мы находим лишь один из его трех элементов.

Но почему экзогамия была так широко распространена? Она возникла из практики убиения девочек, которая, по мнению Мак- Леннана, была обычной повсюду среди «дикарей» и была связана с тяжелыми условиями существования. Поэтому возникала необходимость умыкать женщин извне, а также обычай полиандрии (многомужество) внутри племени. Убиение девочек тем самым прибавляется к пучку основных характеристик экзогамии. Логически также следует, что родство прослеживается только через женщин. Идея экзогамии не может быть отделена от идеи родства, и человек всегда в первую очередь замечает, что он одной крови со своей матерью. Таким путем мы получаем оправданное предположение, что когда общества начинают развиваться от стадии промискуитета (которая весьма гипотетична, но логически необходима), они вступают на стадию родства через женщин и только через женщин. Действительно, матрилинейность должна была предшествовать экзогамии, так как родство, по идее, зависит от единства крови. Без признания родства просто не было бы самих социальных групп, необходимых для существования экзогамии. Мак-Леннан был удовлетворен, что нашел факты, поддерживающие эту часть его теории (он верил, что родство через женщин существовало повсюду среди австралийских аборигенов, среди большинства индейцев Америки, как и среди островитян Южных морей). Все эти предположения были, конечно же, правомерны. Правило любой науки — делать выводы из постулатов при условии, что случаи исключений всегда принимаются в расчет и что основных данных хватает для подтверждения гипотезы.

Но теперь к этому пучку логически взаимозависимых (а по его представлению, и практически взаимозависимых) институтов, т.е. к не* большим кровнородственным племенам, экзогамии, браку умыканием, убиению девочек и родству через женщин, Мак-Аеннан, которому уж никак нельзя отказать в последовательности, решил прибавить и полиандрию. Он полагал, что полиандрия была некогда широко распространенной практикой и что следы ее можно найти везде, где есть следы родства через женщин, т.е.

почти повсюду. Он видел в полиандрии следующую ступень после промискуитета и различал две ее формы: более грубую, всегда встречающуюся вместе с матрилиней- ностью и матрилокальностью, типичным примером которой могла служить система наяров\ и менее грубую, которая развилась из последней, патрилинейную и патрилокальную — типично представленную на примере тибетской системы. В системе наяров мужья не являются братьями, в то время как в тибетской они, наоборот, являются таковыми. Когда «братская» полиандрия сочетается с патри- локальностью, возникает патрилинейность. Левират2 явился реликтом тибетской формы. Когда левират начал отмирать, а семья медленно приобретать привычную нам форму, то в ходе этих процессов была разрушена практика экзогамии. «Порядок общественного развития, с нашей точки зрения, таков: сначала возникает племя, затем род или клан и только в последнюю очередь — семья» (M.L. 1896, 154).

Ббльшая часть поздних работ Мак-Леннана содержит дальнейшее развитие тем, уже разобранных в «Первобытном браке», за исключением оригинального вклада в обсуждение проблемы тотемизма, который вместе с кровной враждой он включил в свой пучок признаков. Теперь ему показалось недостаточным объяснять обычай умыкания жен из другого племени одним лишь убиением девочек. Он дополнил его следующими предположениями. Первобытные кровнородственные группы были объединены общей культовой заботой о своих тотемах и обязательствами кровной мести. Когда вследствие убивания девочек брак умыканием начал становиться обычаем, единство кровнородственных тотемических групп было разрушено, и они рассеялись в виде отдельных родов или кланов по локальным пле менным группам типа тех, какие мы находим сегодня в Австралии. Стало быть, внутри каждого племени должен был появиться запрет на умыкание женщин, происходящих из той же кровнородственной тотемической группы, что и похититель, поскольку умыкание едва ли могло совершаться без кровопролития и вело бы к нарушению обязательства кровной мести, существующего среди родственников. Другого способа добыть жену, кроме как умыканием, не было, а раз мужчины не могли похищать женщин-родственниц, они не могли на них и жениться. Жениться они могли только на женщинах, не связанных с ними отношениями родства. Это стало причиной возникновения экзогамии.

Последнее утверждение Мак-Леннана сводилось к следующему. Самые первые общества были гомогенными родственными группами с тотемными связями и обычаем кровной мести. Брак в начале был неизвестен. Затем близость детей к матерям привела к разделению групп на простые семейные ячейки наярского типа и к древнейшей социальной системе, в которой воплотилась идея кровного родства, причем родства исключительно через женщин. В таких обстоятельствах, вследствие инфантицида возник обычай умыкания женщин, а вслед за ним — закон экзогамии. Благодаря совместному воздействию системы брака умыканием, экзогамии и родства через женщин была разрушена первоначальная гомогенность группы. Кровнородственные группы утратили свои характерные черты и превратились в отдельные племена, каждое из которых содержало в себе ряд родов, оставшихся от разных групп. В дальнейшем наярская форма полиандрии уступила место тибетской форме, а систему родства исключительно через женщин сменила система, признающая родство также и через мужчин, а последняя, в свою очередь, стала в большинстве случаев переходить в систему родства исключительно через мужчин. (В своих ранних работах Мак-Леннан считал, что агнатность непосредственно вытекает из установления родства через мужчин; позже он пришел к заключению, что в этом была исключительная особенность римского общества.) Брак в полном смысле слова появился только с возникновением тибетской полиандрии и счета происхождения через мужчин. Наярская система стала изменяться уже с началом обычая брака умыканием Пленники становились рабами своих захватчиков, и жена стала попросту отождествляться с подчиненной — с этого, собственно, и начался брак Мак-Леннан со временем дополнил свою общую схему понятиями касты и эндогамии, предположив, что отдельное племя, достигнув стадии патрилиней- носги и возгордившись военными успехами, могло отказаться от браков с женщинами из других племен и постепенно стать эндогамной кастой, приняв на веру вымысел (по всеобщей склонности неразвитых народов к эпонимии), что все члены касты якобы произошли от общего предка.

Сегодня все это читается как неправдоподобная история. Но нам следует отдать должное Мак-Леннану. Он первым всесторонне проанализировал все, что было известно о первобытных народах. Он не просто копался в книгах путешественников — он на самом деле первым применил сравнительный метод в глобальном масштабе. Более того, его толкования были строго социологичны по характеру — например, брак умыканием и экзогамия были объяснены путем сопоставления с другими институтами, встречающимися вместе с ними, или же с институтами, из которых они могли развиться. Он старался воздерживаться от априорных рассуждений: начал он несомненно с предвзятых мнений, но в отличие от шотландских фило- софов-моралистов не стал так явно опираться на постулаты и аксиомы и делать из них дедуктивные выводы. Насколько бы ложными ни были его факты и интерпретации, он все-таки начинал с фактов (или с того, во что верил как в факты), и если не всегда строил свои теории в соответствии с последними, то по крайней мере старался не допустить, чтобы теории противоречили фактам Помимо этого сравнительный метод, который он взял на вооружение, позволил ему в процессе тщательного отсеивания общего от частного прийти к важным классификационным концепциям: экзогамия, матрили- нейностъ, тотемизм и брак умыканием.

Но Мак-Леннана, конечно, можно критиковать за факты, методы и выводы. Я остановлюсь только на нескольких примерах. Как указывает Лоуи3, факты на самом деле не подтверждают выводов Мак-Леннана о том, что нормальным состоянием первобытных народов является постоянная вражда, что практика убиения девочек была широко распространена, что полиандрия представляет собой институт всеобщий, что экзогамия постоянно сопровождается похищением невест, что во всех обществах родство признается только по одному предку и что, наконец, тотемизм подразумевает культовое поклонение и является единственным содержанием первобытной религии (Lowie 1936, 43 ff.). К этому я могу добавить, что родство не обязательно осмысливается с точки зрения «крови» (австралийские патрилинейные общества, например, обнаруживают безразличие к физическому отцовству). Неверен и тот вывод, что система родства через женщин «..преобладает у подавляющего большинства существующих ныне примитивных народов» (M.L 1896, 198). Мак-

Леннан в особенности ошибался, предполагая, что все австралийские аборигены матрилинейны. Далее, весьма вероятно, что обычай брака умыканием вряд ли представляет собой «нормальный» способ добывания жен. Многие другие утверждения Мак-Леннана также не подтверждаются известными нам фактами — к примеру, то, что «...женщины в диких племенах всегда порочны и с самого детства приучены к сценам разврата» (Ml. 1896, ii). Ни одна логическая конструкция не имеет смысла, если она опровергается фактами по такому количеству важных аспектов.

Лоуи, впрочем, придерживался мнения, что схема Мак-Леннана как чисто логическая вызывает уважение. Действительно, будучи адвокатом, Мак-Леннан хорошо аргументирует свои построения, но все же, внимательно изучив его доказательства, мы видим в них существенные пробелы. В самом деле, как можно согласовать убиение девочек с браком умыканием? Если существовали реципрокальные набеги племен с целью захвата жен, то как можно соотнести их с матрили- нейностью и кровной местью? Безусловно, гомогенные родственные группы, матрилинейность и экзогамия несовместимы! Если причиной убиения девочек были тяжелые условия существования, то почему не предположить, что инфантицид должен был существовать на самой ранней из рассматриваемых стадий? В рассуждениях Мак- Леннана можно найти множество других противоречий.

Одна из основных причин путаницы в сочинениях Мак-Леннана и его современников — это слепота по отношению к социальному приоритету семьи. У любых, даже самых примитивных народов институты брака и семьи встречаются вне зависимости от развитости других институтов, с которыми они могут быть связаны. Утверждение же Мак-Леннана безоговорочно опирается на тот догмат, что в раннем обществе не существовало никаких институтов. В его время это считалось аксиомой (Мэн был примечательным исключением, но в общем данное заблуждение не рассеивалось вплоть до Вест ер- марка и Малиновского). Другой причиной путаницы являлась нередкая и по сей день ошибка, а именно отнесение принадлежности к линиджу и родственных связей к явлениям одного порядка Мак- Леннан, в частности, рассуждал так: раз в первобытных обществах по каким-то причинам было принято прослеживать происхождение только по одному из родителей, то, следовательно, все родство по другой линии не имело значения ни в каких социальных контекстах. Из этих же убеждений он критиковал Мэна за утверждение, что правовые отношения между мужчиной и его родней по матери, такие, как запрет на инцест и тд., свидетельствуют против существования агнатности. Мак-Леннан считал, что матрилинейносгь и патрилинейность абсолютно противоположны. Его дальнейшей и катастрофической ошибкой было то, что он путал десцентные группы с политическими, локальными или общинными группами, а кланы смешивал с теми образованиями, которые он называл племенами. За это его сурово осудил Морган (который, в свою очередь, пострадал от мстительности Мак-Леннана). Экзогамные племена занимали основное место в теории Мак-Леннана Морган же считал, что племенной экзогамии не существует. Морган был несомненно прав — все неясные и противоречивые случаи на самом деле должны были объясняться частностями родственных отношений между членами небольших локальных общин. В типичной локальной общине даже у самых примитивных народов всегда есть женщины, которым разрешено выходить замуж внутри своей группы. Здесь Мак-Леннан проявил максимум путаницы — главным образом за счет в высшей степени туманного употребления терминов.

Мак-Леннана можно критиковать за многие общие недостатки, которые были свойственны большинству, если не всем его современникам. Все они активно спорили друг с другом по поводу толкований и интерпретаций, но тем не менее их аналитические методы и характер выводов оставались одними и теми же. Гипотезы в основном надстраивались над фактами, а не вытекали из них. Действительных данных, подтверждавших теории о стадиях социального развития, как таковых не было. Мак-Леннан был реалистом, который размышлял о тотемизме, экзогамии, матрилинейности и тд. как о неких явлениях везде и всюду одинаковых — явлениях, которые можно сосчитать, как предметы. Его стадии являются по сути конгломератами таких «явлений». Ему пришлось принять идею этих стадий, неудовлетворительную и лишенную исторических доказательств, так же как ее пришлось принять всем, кто пытался свести социальное развитие к научным законам Это все можно, конечно, понять, если представить Мак-Леннана и его современников-антропологов в общей атмосфере социальных взглядов того времени. На «примитивные» народы смотрели сквозь призму викторианского самодовольства- материализм, рационализм, пуританство, либеральное капиталистическое попустительство и глубокое чувство привязанности к классовым основам. Считалось само собой разумеющимся, что антиподом викторианской культуры был самый низкий из всех возможных уровней культуры, а пренебрежение викторианцев историей и обществами, отличными от их собственного, было беспредельным

<< | >>
Источник: Эванс-Причард Э.. История антропологической мысли / Пер. с англ. АЛ. Елфимова ; Ст. А А. Никишенкова. — М.: Вост. лит. — 358 с. 2003

Еще по теме Глава 7 МАК-ЛЕННАН (1827-1881):

  1. Глава 7 МАК-ЛЕННАН (1827-1881)