<<
>>

МАЛАЙСКИЕ СИСТЕМЫ РОДСТВА В ПОЛИНЕЗИИ

Классический образец малайской системы родства Морган нашел на Гавайских островах. Эту систему он считал наиболее архаичным типом номенклатуры родства.

«Из всех открытых до сих пор систем родства,—писал Морган в 1877 г.,— самой примитивной является та, которая была найдена у полинезийцев.

Как типичной для полинезийцев, мы будем пользоваться гавайской системой. Я назвал ее малайской системой. По этой системе все, как близкие, так и отдаленные, кровные родственники подходят под одну из следующих степеней родства: родители, дети, деды, внуки, братья и сестры. Другие степени кровного родства не признаются... Не может быть никакого сомнения, что прежде эта система родства была распространена по всей Азии, так как она представляет основание господствующей в Азии еще теперь туранской системы. Она лежит также в основе китайской системы»*.

Изучая системы родства Полинезии, Морган располагал только тремя системами родства океанийских народов, а именно: гавайской, роту- манской и фиджийской. В основу своего построения Морган положил гавайскую систему. «Гавайской и ротуманской формами мы пользуемся как типичными для малайской системы. Это самая простая, а потому самая древняя форма классифицирующей системы представляет первоначально выросшую форму, которой позднее были привиты туранская и ганованская системы. Ясно, что малайская система родства не могла произойти ни от какой другой, так как она является наиболее простой, какая только мыслима»[41].

Характерные черты гавайской системы родства изложены Морганом в его работах «Системы родства и свойства» и «Первобытное общество». Ввиду этого нет необходимости описывать ее подробно. Напомню только, что все возможные родственники данного лица разделены на пять категорий: я сам, все мои братья, сестры, двоюродные братья и сестры и все мои родственники более отдаленных ступеней моего поколения составляют группу братьев (сестер); мой отец, моя мать, их братья и сестры, двоюродные братья и сестры и т. д. составляют группу отцов (матерей); мои деды и бабки обеих линий вместе с их братьями, сестрами, двоюродными братьями и сестрами составляют группу дедов (бабок); мои сыновья и дочери вместе с их двоюродными братьями и сестрами различных степеней составляют группу детей; все мои внуки со всеми их двоюродными братьями и сестрами разных степеней составляют группу внуков.

Таким образом, гавайская система родства в восходящих и нисходящих линиях сводится к следующим названиям: деды — купуна, отцы — ма- куа, сыновья — каикии, внуки — мупуна. Если необходимо обозначить пол, то прибавляют определение: капа—«мужской» и вахина — «женский»;

например, купуна кана—дед, купу на вахина—бабка. Система обозначений для лиц моего поколения гораздо сложнее. Существуют особые термины, отдельно для старших и отдельно для младших братьев, так же как и особые термины для старших и для младших сестер. Кроме того, мужчины называют лиц своего поколения иначе, чем женщины. Таким образом, в гавайской системе получается восемь различных названий для лиц моего поколения, впрочем, некоторые из них совпадают.

Гавайская система, как указывает Морган в своей второй, более поздней работе «Первобытное общество», существовала на Маркизских островах, у маори на Новой Зеландии, у самоанцев, кусайцев и на Кингсмилских островах в Микронезии.

За последние 30 лет были изучены системы о-вов Тонга, Тикопия, Онтонг-Ява, Ниуэ (или так называемые о-ва Дикости). Кроме того, появился целый ряд исследований, посвященных изучению самоанцев, гавайцев, фиджийцев, маори и тонга. Рассмотрение всех этих данных показывает нам проблему происхождения малайской системы родства в новом свете[42].

Благодаря близости всех полинезийских языков между собою мы- сразу же видим, что на всех островах существует, в сущности, одинаковая система родственных обозначений. Терминология родства на всем протяжении Полинезии одна и та же, и различия сводятся лишь к различиям в диалектах. Однако, как показало сравнительное изучение всех полинезийских систем, лишь на некоторых островах мы находим систему гавайского типа с пятью категориями родственников. Таковы, например, системы гавайская и маорийская. На многих островах Полинезии в системах родства наряду с этими основными терминами встречаются еще особые, несвойственные гавайской системе термины, как, например, особый термин для брата матери, для сына сестры и т. д. Эти термины нельзя считать новообразованиями, так как все они имеют одинаковую форму в языках весьма удаленных друг от друга островов. Из этого следует, что они должны были некогда существовать у всех полинезийцев .Очевидно, в силу особых исторических обстоятельств на некоторых островах они исчезли, на других же сохранились.

Наличие в системах родства некоторых островов дополнительных терминов, лишающих гавайскую систему ее «простоты» и придающих ей турано-ганованский характер, были замечены еще Морганом. Однако он сделал из этого вывод, что гавайская система как самая простая, а потому и самая первобытная, переходила в турано-ганованскую. Против этого предположения, однако, говорит то обстоятельство, что эти «дополнительные» термины, как было сказано, имеют повсюду одинаковые формы. Невозможно допустить, чтобы вновь образованные термины родства принимали всюду единую форму. Уже одно это логическое соображение говорит против предположения Моргана.

Англо-американские исследователи общественного строя полинезийцев в общем являются типичными метафизиками. Они не выясняют историю развития общества, а сводят все изменения к механическому наложению самых различных полинезийских, меланезийсктгх и т. п. «культур», или «слоев». Некоторые из них, придерживаясь взглядов школы Эллиота Смиса, выделяют слой народов-завоевателей — солнцепоклонников, другие говорят о «слоях» раннего и позднего типов и т. п. Характерным для всех этих взглядов является представление о неизменности, расовой обособленности и замкнутости каждого из этих «типов», или «слоев». Соответственно наличие или отсутствие тех или иных терминов родства объясняется обычно наложением одного «слоя» на другой. Общий характер подобных объяснений механистичен и отличается антиисторичностью. Никаких положительных выводов подобные рассуждения дать не могут, так как они основаны на отрицании истории развития общества, и ни одно из них не может помочь нам выяснить, в каком направлении шло развитие системы родства: от малайской формы к ганованским, или, наоборот, от турано-ганованских форм к малайской.

Если мы стоим на точке зрения, что терминология родства отражает реальные отношения в обществе, то мы должны рассмотреть, где и в каких условиях существует гавайская система родства и в каких—турано-ганован- ские, и чем они обусловлены. Именно на этих позициях стоял Морган, когда он исследовал историю развития первобытного общества и форм семьи. Эту точку зрения разделяли и Маркс и Энгельс, когда они, познакомившись с исследованиями Моргана, использовали их в своих работах.

Обратимся теперь к самим материалам. Гавайская система родства в наиболее чистом, так сказать, классическом ее виде существует на Гавайских островах и у маорийцев на Новой Зеландии. Это области наиболее высокой культуры, которой достигли полинезийцы до появления европейцев[43]. На о-вах Фиджи существует система родства турано-ганованского характера. Наконец, в системах родства Онтонг-Ява и Тонга мы видим сочетание черт малайского и турано-ганованского типов.

Фиджийская система родства имеет, как мы только что «казали, тура- но-ганованский характер. Характерными ее чертами являются различение отцовской и материнской линий родства: брат матери и брат отца имеют различные названия. Сестра отца и сестра матери также различаются особыми терминами. В моем поколении все дети братьев отца и сестер матери считаются моими братьями и сестрами. Напротив, дети брата матери и дети сестер отца являются моими кузенами. Наконец, существует особое название для сына сестры. Таковы основные черты фиджийской системы родства. Это типичная турано-ганованская система, которая отражает родовой строй. И в действительности, на о-вах Фиджи родовой строй засвидетельствован многими исследователями и был описан ими довольно подробно. На Фиджи существовала родовая организация, а при ней счет родства ведется обычно по одной линии. В этом случае необходимо обособить линию отца от линии матери. Наличие особого термина для сына сестры объясняется особым положением племянника по женской линии в условиях материнского рода, так как сын сестры — васу является наследником своего дяди — брата матери. Хотя эти обычаи во многих районах уже исчезли, но о прежнем существовании их свидетельствовали особые преимущества, которыми еще в XIX ьеке пользовались васу. На о-вах Фиджи исследователи-этнографы застали еще во второй половине прошлого века дуальную организацию и предпо-

чтительнуюформуперекрестно-кузенного брака. Все это отражено в фиджийских терминологиях родства, которая различает братьев (сестер) — луве-ку от кузенов — таеале-ку. Однако во многих системах родства Фиджи особых терминов, различающих старших и младших братьев, не существует. На ранних этапах развития первобытно-общинного строя это различие не имеет значения, так как для него еще не появились основания. При материнском роде наследование шло по женской линии: имущество и общественное положение умершего переходило к сыну сестры, или, точнее, к группе сыновей сестры, но не к его собственным детям. На ранних этапах развития общества наследование сводилось к праву использования возделанного участка земли, наследованию хижины, орудий труда и т. п. Наконец, не последнее место занимало наследование положения в родовом обществе: наследование звания вождя и связанных с ним преимуществ, обладания реликвиями, родовыми святынями и т. п.

Деление на младших и старших братьев, которое мы наблюдаем на Гавайских островах, повидимому, является результатом позднего развития и возникло, вероятно, в силу особых обстоятельств — важности наследования земельных участков в условиях малоземелья (см. об этом ниже). В фиджийской системе родства это деление почти не проведено.

На о-ве Онтонг-Ява уже к концу XIX века началось распадение родовой организации. Из общей массы сородичей выделились богатые семьи, причем богачи практикуют патрилокальный брак, тогда как остальная часть населения по старому обычаю держится матрилокаль- ного брака. Основную общественную единицу составляет группа совместно живущих родственников — мангава кангака. Эта мангава кангака объединяет родственников по мужской линии, что стоит, несомненно, в противоречии с матрилокальным браком. Экзогамия рода уже исчезла. Вместо нее появилась экзогамия билатерального характера: обычай запрещает брать жену в пределах групп родственников отца и родственников матери. Вторую жену полагается брать обязательно вне пределов групп родителей первой жены, т. е. не из группы отца первой жены или матери первой жены.

Терминология родства Онтонг-Ява в общем имеет малайский характер, но для брата матери и сына сестры существует особый термин ламо-ку. Это название является реликтом материнского рода, о чем свидетельствует также наличие матрилокального брака. Повидимому, общество Онтонг-Ява пережило переход от материнского к отцовскому счету родства. Это видно из того, что группа родственников по мужской линии мангава кангака все больше укрупняется. По сообщениям исследователей, раньше общее число этих групп достигало 50, в последнее время их насчитывалось всего лишь около 15—20. По всей вероятности, шел процесс укрепления отцовского рода, который был прерван в XX веке в результате изменений, происшедших после захвата островов Океании империалистическими державами и закабаления коренного населения.

Для большей части Полинезии весьма характерной общественной организацией в прошлом являлась группа совместно живущих родственников, которая отличается от родовой группы тем, что экзогамии — характерного признака рода — у нее нет. Типичным примером в этом отношении является маорийская ванау (’№Ьапаи), что означает семейную Группу, или, в сущности говоря, большую патриархальную семью. Эта группа совместно живущих родственников ведет счет родства по мужской линии. Она объединяет родственников обычно в пределах трех-четырех поколений. Исследователь маори Эльсдон Бест описывает ванау, состоящую из совместно живущих двух братьев, сестры, их детей, внуков и правнуков,

общей численностью 99 человек. Такая группа не представляет собою экзогамной единицы. Несколько родственных ванау составляет хапу, что английские исследователи переводят словом «клан». Это название неприложимо к хапу, так как хапу является не родовой экзогамной группой, а в сущности лишь группой родственных больших семей. Каждый член ее может брать жену как в пределах своей хапу, так и вне ее, лишь бы супруги были отдалены от общего предка на три поколения.

Нечто сходное мы видим в тама-тане — билатеральной семье на о-вах Самоа. Это тоже группа совместно живущих родственников, число которых достигает иногда 50 человек. Счет родства ведется по мужской линии. Тама-тане, так же как и хапу, не экзогамна. На о-вах Тонга такая группа называется каинга. Такие же семьи существовали и на Гавайских островах. Эти билатеральные семьи типичны для Полинезии. Они появились после того, как родовая организация исчезла. Дать характеристику полинезийского общества очень трудно, так как сообщения путешественников отрывочны и не дают полной картины. Многие путешественники, посетившие Полинезию в середине XIX века, сообщают о господствовавших там, как они называли, «феодальных» порядках. Так, например, Александер, описавший в 1888 г. систему землевладения в Полинезии, сообщает: «Мы не нашли на островах Тонга ни деревенских общин, ни родов, владеющих совместно землями, но лишь весьма развитую феодальную систему и строго централизованное правительство. Патриархальный глава клана стал помещиком, а его сородичи, родственные ему по крови, стали его арендаторами и подданными». Примерно то же сообщает Томас Вест в 1865 г.: на о-вах Тонга, пишет он, существует землевладение, «основанное на пожаловании». К сожалению, он не описал ни системы землевладения в целом, ни характера этих держаний.

Система земельных отношений на Гавайских островах описана Джоном Уайзом. При Камеамеа I, т. е. в самом начале XIX века, все земли делились на три части. В распоряжении народа находилась лишь треть всех земель, две трети принадлежали царю и его вождям. Вожди пользовались особыми правами и были освобождены от уплаты податей. Весь народ был обложен податями, размер которых зависел от размера участка. Вплоть до 1840 г., кроме того, все население было обязано каждый пятый день работать на полях вождей и царя.

Уже в самом начале XIX века на Гавайских островах и на о-вах Тонга существовало строгое, освященное обычаями и религией деление на классы. Свободные общинники-крестьяне работали на полях вождей и уплачивали подати отработкой и натурой. Над ними стояли вожди, которых окружали боевые дружины. Особый класс составляло жречество. Над всеми стоял царь и его ближайшее окружение. Низший класс общества составляли рабы — долговые и военнопленные. Классовое деление было закреплено религией. Существовали бесчисленные религиозные запреты — табу; никто не имел права видеть царя, при встрече с вождем крестьяне должны были падать наземь, при одном только упоминании имени вождя полагалось склонять голову и т. д. Существовали особые освященные религией права на ношение одежды: общинник не имел права носить одежду вождя и т. д. Жрецы учили, что судьба знати и простых после смерти различна. Простые смертные после смерти исчезают; духами отуа становятся только знатные. Если кто-либо наденет неподобающие его рангу одежды или украшения или даже станет есть пищу человека, старшего по положению, его немедленно накажут духи отуа.

Все эти сообщения дают достаточное представление об общественном строе на Гавайских островах. Перед нами, очевидно,, уже классовое общество, период становления государства. В этой обстановке родовая организация и родовая экзогамия исчезли. Их место заняли группы совместно живущих родственников, среди которых также возникали имущественные различия, и права старших и младших регулировались обычаями. Счет родства велся по обеим линиям. Появилась экзогамия иного типа — типа древнеиндийскойсапинда, основанная на признании близости кровного родства. В этих условиях не было никакой необходимости выделять линию родственников отца отдельно от родственников по линии матери. Зато появилась настоятельная необходимость различать старшинство в среде братьев и сестер. Всё это и создало предпосылки для возникновения малайской системы родства. Эта система различает только пять поколений, выделяя в поколении говорящего старших братьев и сестер, и отражает структуру большой семьи. Аналогичного типа системы родства мы находим в Африке — у эве в Дагомее, у йоруба и их соседей, у ибо в южной Нигерии. Там также мы видим малайскую систему при наличии больших семей в условиях существования классового общества, на этапе образования государства.

 

<< | >>
Источник: Толстов С.П. (ред). РОДОВОЕ ОБЩЕСТВО. 1951

Еще по теме МАЛАЙСКИЕ СИСТЕМЫ РОДСТВА В ПОЛИНЕЗИИ:

  1. Д. А. О Л Ь ДЕ РОГ Г Е МАЛАЙСКАЯ СИСТЕМА РОДСТВА
  2. МАЛАЙСКАЯ СИСТЕМА РОДСТВА В АФРИКЕ
  3. МАЛАЙСКИЕ ЧЕРТЫ СИСТЕМ РОДСТВА НАРОДОВ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
  4. Система родства Эр-я
  5. Современная система родства
  6. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ КИТАЙСКОЙ СИСТЕМЫ РОДСТВА
  7. Изучение китайской системы родства
  8. Туранская или ганованская система родства.
  9. Близнечество в системе родства и в жизни: некоторые африканские примеры
  10. Льюис Г. Морган и «структуры родства»
  11. § 43. Агнатическое и когнатическое родство 133.