<<
>>

Некоторые аспекты формирования американской наци

«С некоторого времени Северо-Американские Штаты обращают на себя в Европе внимание людей наиболее мыслящих. Не политические происшествия тому виною: Америка спокойно совершает свое поприще, доныне безопасная и цветущая, сильная миром, упроченным ей географическим ее положением, гордая своими учреждениями.

Но несколько глубоких умов в недавнее время занялись исследованием нравов и постановлений американских, и их наблюдения возбудили снова вопросы, которые полагали давно уже решенными. Уважение к сему новому народу и к его уложению, плоду новейшего просвещения, сильно поколебалось С изумлением увидели демократию в ее отвратительном цинизме, в ее жестоких предрассудках, в ее нестерпимом тиранстве. Все благородное, бескорыстное, все возвышающее душу человеческую - подавленное неумолимым эгоизмом и страстью к довольству (comfort); большинство, нагло притесняющее общество; рабство негров посреди образованности и свободы; родословные гонения в народе, не имеющем дворянства; со стороны избирателей алчность и зависть; со стороны управляющих робость и подобострастие; талант, из уважения к равенству, принужденный к добровольному остракизму; богач, надевающий оборванный кафтан, дабы на улице не оскорбить надменной нищеты, им втайне презираемой: такова картина Американских Штатов, недавно выставленная перед нами.»

А.С. Пушкин

Системно-комплексный подход к изучению специфики развития американской нации помогает установить как общие закономерности, характерные для всех народов, населяющих США, так и особенности конкретных этносов и субэтносов. Исходя из формулы Вернадского о живом веществе во времени и пространстве, можно выявить, что три пласта (коренные жители, евроамериканцы и афроамериканцы) стоят у истоков американской нации, формирующейся в Северной Америке на протяжении последних трех-четырех столетий. Действие историко-природного фактора, обусловленное своеобразием ландшафта и климата, а также контактами-конфликтами разных этносов, связанных своим прошлым с разными континентами и цивилизациями, привело к тому, что американский национальный характер оказался многослойным и многогранным.

До второй половины XX века под американцами обычно подразумевали выходцев из разных европейских “стран. Народы-аборигены и афроамериканцы практически оказались вне так называемого «плавильного котла», который стал символом формирования американской нации, наряду с «фронтиром», сыгравшим решающую роль в превращении бывших европейцев в американцев. Историческая вертикаль и географическая горизонталь определили сочетание в американском национальном характере как генетических черт, присущих первым поселенцам, так и приобретенных в ходе освоения новых территорий.

На ранних этапах колонизации преобладали иммигранты из Англии, затем из Голландии и Скандинавии, позднее из Южной и Восточной Европы. Пуританская этика, источником которой были англичане, покинувшие родину по религиозным соображениям, пронизывает почти все сферы современной американской жизни. Влияние местных условий сказалось в специфике характеров американцев: жителя восточного побережья не спутаешь с

потомками поселенцев, осваивавшими западное, а техасец отличается как от них обоих, так и от обитателей других частей страны.

«Плавильный котел» действовал среди белого населения, формировавшего свою культуру, отличную от европейской, хотя и связанную с ней генетически. Коренное население американского континента истреблялось, вытеснялось со своих территорий, подвергалось всяким гонениям, тем не менее оно сохранило свою национальную культуру, в том числе и традиционный для своих народов образ жизни (как правило, в резервациях).

Афроамериканцы до середины XX века занимали в американской системе положение рабов. Привезенные с другого континента, они исторически быстро адаптировались на новом месте, усвоили чужой язык, религиозные взгляды, новую систему отношений, норм труда, создали свою сегментарную культуру внутри общеамериканской.

Культурно-лингвистический фактор, ориентированный на три основных компонента, определяющих духовную жизнь народа, - язык, религию, искусство, помогает установить, по каким направлениям шло формирование единой культуры складывающейся нации.

Преобладающей оказалась англо-саксонская традиция, и английский язык стал единым на всей территории Соединенных Штатов. Со временем американский вариант английского, обогащенный творчеством всего народа, живущего в Новом Свете, превратился в самостоятельный язык, сохранив генетическую близость с британским.

Результатом творчества народа является религия американцев. Религии корневой культуры иммигрантов сыграли роль, если воспользоваться образным выражением Трубецкого, «закваски», «фермента», воздействующего на религиозно-нравственное мировоззрение народа. На американской почве традиционные конфессии приобрели новую окраску, кроме того, на их основе возникли новые религиозные течения, чисто американские.

В настоящее время в США насчитывается более двухсот различных церквей.

Духовное своеобразие американской нации нашло отражение и в фольклоре, возникшем в пору ее становления и воплотившем в себе в той или иной степени влияние корневой культуры всех трех основных национальных пластов: бывших европейцев, индейцев и афроамериканцев. В то же время его герои были наделены типичными качествами новых обитателей континента: культ здоровья, ловкости, смелости сочетался у них с плутовством и вероломством, которые не рассматривались как отрицательные свойства, дружелюбие соседствовало с ханжеством, широта с аскетизмом. Как уже не раз отмечалось, наличие в национальном характере противостоящих друг другу черт является типичным для всех народов.

Социально-этический фактор, главный на духовно-материальном уровне принятой нами модели, оказал, основополагающее влияние на процессы самопознания и правосознания формирующейся нации. Самопознание жителей США связано с «американской мечтой», ставшей платформой национальной мифологии. Она основывалась на просветительских идеалах, стремлении построить заново «град человеческий». Величайший социальный эксперимент проходил под знаком противопоставления Нового Света всему остальному миру, что нашло отражение в двух мифах: о равных возможностях и об американской исключительности.

Миф о равных возможностях представил как идеал «человека, который сделал себя сам» («selfmade man»), добившись успеха в той или другой области, связанной, как правило, с материальными интересами, что вполне естественно в молодой стране. Этот миф со временем трансформировался в культ успеха, сопряженного с достижением богатства, которое приобрело характер нравственной категории.

Миф об американской исключительности стал основой американизма, зародившегося в XVIII веке и отразившего в себе особенности становления США как государства и нации как единой. Он вобрал в себя как положительные устремления, давшие начало патриотизму американцев, так и отрицательные компоненты, созвучные явлению, определяемому Н.С. Трубецким как «ложный национализм», проявляющийся в двух формах: эгоцентризм и эксцентризм. Эгоцентризм, как составная часть американизма, стал основой отношений белого большинства и «отсталых» национальных меньшинств США. Парадоксально, но нередко в роли «отсталых» выступали не только афроамериканцы и индейцы, но и вновь прибывшие эмигранты из Европы. Процессы, связанные с эксцентризмом, до недавнего времени проявлялись в США в слабой форме, поскольку небелое меньшинство составляло единый пласт угнетенной части населения. В последние десятилетия проблемы, обусловленные эксцентризмом, приобретают все большую остроту.

Самопознание, как явление многослойное, отражающее специфику и противоречия эволюции народа, формировалось параллельно с правосознанием, прошедшим в США несколько этапов. Война за независимость дала американцам ощущение самостоятельности, осознание своей собственной судьбы, отличной от Европы. После войны Севера и Юга в конституции были закреплены права только белого населения страны. Хотя рабство было отменено, афроамериканцы на деле еще долго оставались рабами. Не были полноправными гражданами на американской земле и бывшие ее владельцы, многочисленные индейские племена. Перелом произошел только после революции гражданских прав 60-х годов XX века, когда было принято законодательство, уравнивающее в правах все слои населения.

Прошло еще не одно десятилетие, прежде чем оно стало воплощаться в жизнь.

Изменения в самопознании и правосознании народа способствовали тому, что в последние десятилетия XX века самосознание американцев вступило в новую фазу: «плавильный котел» был потеснен «салатницей», символизировавшей самобытность народов, населяющих Соединенные Штаты. Оказалось, что «переплавка» евроамериканцев была неполной (большинство из них имело четкое представление о своих европейских корнях), что народы, считавшиеся «отсталыми», сформировали свою уникальную и богатую культуру и что не только культура белых повлияла на культуру национальных меньшинств, но и она сама испытала их влияние.

По переписи 1990 года, в стране было зафиксировано 215 этнических групп, и только 5% назвали себя «американцами», остальные предпочли формулу «американец (ирландского, голландского и х д.) происхождения»1.

Последние десятилетия XX века были отмечены замедлением ассимиляции, ослаблением англоязычного доминирования. Среди иммигрантов подавляющее большинство составляли выходцы из Латинской Америки и в меньшем количестве из Юго-

Восточной Азии. Появились и новые явления: иммигрантов стали принимать родственные группы, сохраняющие родной язык и свою субкультуру. Национальная политика США была направлена на повышение образовательного и культурного уровня этнических меньшинств, с тем чтобы облегчить им включение в жизнь страны, не теряя связей с корневой культурой.

Проекция трехуровневой модели на исторический опыт национального строительства США показывает, что параллельно с формированием многоэтнической системы на духовном и материально-духовном уровнях создавалась многокультурная структура, в функционировании которой воплотились две взаимосвязанные, но противоположные по своей сути, тенденции, отмеченные Н.С. Трубецким: одновременное стремление народов к единству и к сохранению национальной самобытности[§§].

В силу специфических условий США эти две тенденции проявились двояко. С одной стороны, внутри общенациональной культуры сформировались сегментарные, отражающие пеструю мозаику расово-этнических объединений, нацеленные одновременно на национальное единство и сохранение своей генетической культуры. С другой - на американской почве возникла специфическая культурная ветвь, которая, как и «американская мечта», пережила собственную эволюцию и трансформацию.

С самого начала она была ориентирована на «единство», но в ходе развития произошли подмены: единство приобрело форму единообразия, которое, в свою очередь, через «схемы» и «шаблоны», получившие распространение в журналистике и

журнальной беллетристике США последней трети XIX века, преобразовалось в стандартизацию, охватившую все сферы жизни. В XX веке эта линия развития завершилась созданием так называемой «массовой культуры», влияние которой распространилось далеко за пределы США, как феномена первоначально чисто американского, но впоследствии изменившего культурную картину мира.

Отличительная черта массовой культуры - упрощение. Именно в упрощении до однородности, задолго до возникновения теории систем, видел Трубецкой главную опасность для культуры. Угроза превращения массовой культуры в «однородную» (термин Трубецкого) была вполне возможной, поскольку упрощение в той ее части, которая ориентировалась на низкие вкусы и возбуждала низменные инстинкты, приблизилось к энтропийному. Массовая культура в целом оказалась жизнеспособной благодаря ярко выраженной национальной окраске и наметившейся внутри нее тенденции к улучшению качества (правда, небольшой ее части, приближающейся по профессионализму к «высокой» культуре).

Опыт формирования многоэтнической культуры США показывает, что при единстве хозяйственно-экономической деятельности сохраняются сегментарные культуры, сформировавшиеся в ходе создания нации; они питают общеамериканскую культуру, не теряя своего национального своеобразия.

Культурная модель США, подтверждающая теоретические разработки Н.С. Трубецкого, может служить ориентиром в создании механизма взаимодействия различных культур в эпоху глобализации, которая должна быть ограничена только хозяйственно-экономической деятельностью и не затрагивать духовной сферы, поскольку это может привести к потере национальной самобытности, и, в конечном итоге, к гибели культуры как таковой. В настоящее время эта опасность не учитывается. Гло

бализация приобретает все большие масштабы, и в ее распространении в мире США играют лидирующую роль. Они стремятся навязать так называемые «американские ценности» другим народам, не задумываясь о национальной специфике, утрата которой таит в себе угрозу культуре каждой страны, в том числе и самим США.

<< | >>
Источник: Л.C. Кустова. Тайна национального характера. 2003

Еще по теме Некоторые аспекты формирования американской наци:

  1. VI. Индексы физического объема национального имущества и его отдельных элементов
  2. 2. Воспитание культуры межнационального общении
  3. § 1. Пограничная безопасность: проблема формирования концептуальных основ
  4. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ УКРАИНСКОГО ОБЩЕСТВА М.Б. Канапацкий
  5. КОЛЛЕКТИВНАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ И ГЕНЕЗИС ГОСУДАРСТВЕННОСТИ: АСПЕКТЫ ВЗАИМОВЛИЯНИЯ Б.М. Лепешко
  6. БЕЛОРУССКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ И РУССКАЯ ИДЕЯ: КОНЦЕПТЫ И ПРАКТИКА В.А. Мельник
  7. МОЖЕТ ЛИ ФИЛОСОФИЯ БЫТЬ НАЦИОНАЛЬНОЙ? О.Ф. Оришева
  8. Национальный характер — форма антропологической этнопсихологии
  9. 6 Буш, неоконсерваторы и американское возрождение
  10. Глава 21 НАЦИИ И НАЦИЕСТРОИТЕЛЬСТВО
  11. ГЛАВА IV Системно-комплексный подход в формировании концепции развития народов й их национальных характеров
  12. Некоторые аспекты формирования американской наци
  13. Американская телемонополия.
  14. Семейные отношения и формирование сознания
  15. 13.2. Сущность профессионализма в регулировании межнациональных отношений
  16. 4. Реформы образования — важный аспект социальной политики современных государств
  17. ГЛАВА 4. Согласование национальных и интернациональных интересов в процессе правовой интеграции и адаптации
  18. § 1. Роль образования в формировании человеческого капитала.
  19. Этническая идентичность. Истоки формирования национального характера
  20. Японская национальная культура потребления и производства после революции Мэйдзи (со второй половины XIX в.)