<<

Очерк четырнадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В МИРЕ СОЦИАЛИЗМА*

На фоне межнациональных конфликтов в капиталистическом мире особенно очевидны достижения в области национальных отношений в нашей стране и других странах социалистического содружества, убедительно подтверждающие известный тезис основоположников марксизма, что с исчезновением антагонизма классов «падут и враждебные отношения наций между собой» х.
Первопроходцем в этом, как и во многом другом, оказалась наша страна. Именно здесь впервые в истории человечества был решен один из самых острых и трудных вопросов — национальный вопрос в том виде, в котором он достался нам от царской России. Его успешное решение — великое достижение реального социализма, свидетельство торжества ленинской национальной политики КПСС. Это достижение, как отмечал JI. И. Брежнев, «по праву можно поставить в один ряд с такими победами в строительстве нового общества в СССР, как индустриализация, коллективизация, культурная революция» 1068. Значение данного достижения тем более велико, что речь идет об одной из самых многонациональных, полиэтничных стран мира, притом стране, народы которой в канун социалистической революции находились на самых различных уровнях развития. Если у большинства крупных народов европейской России (русских, украинцев, белорусов, прибалтийских народов, народов'Закавказья и др.) уже значительно~развился~капитализм, а сами они уже сложились в нации, то народы Средней Азии находились по существу лишь на стадии феодализма, а народы Севера (эвенки, чукчи, ненцы и др.) — на уровне патриархально-родового строя. Они жили мелкими родо-племенными группами, занимались охотой, рыболовством и оленеводством. Неравномерным было и культурное развитие народов России, что, в частности, отражалось в историко-региональном делении, сложившемся в ходе предшествующего исторического развития. Более или менее целостный восточноевропейский регион с преобладающим православным населением соседствовал на юго-востоке с областями распространения мусульманской культуры, а на западе и северо-западе с областями католической или лютеранской ориентации; каждый из~этих регионов имел свои преобладающие языковые системы, системы'пись- менности, культурно-бытовые традиции и т.
д. В Сибири восточнославянская культура соприкасалась'с архаическими культурами народов, для которых были характерны буддийские (ламаистские) традиции со свойственными им чертами. Огромные различия имелись в культурном уровне. Так, если, например, в Грузии в канун "Октябрьской революции 22% населения было^неграмот- ным, то в Туркестанском крае среди представителей~коренных национальностей неграмотных было около 98% 1069. В целом же по стране неграмотные составляли свыше 75% взрослого населения. Более 50 народов не имели даже своей письменности. Нельзя не напомнить и о том, что в канун образования Союза ССР страна переживала страшную экономическую разруху, порожденную почти восьмилетним военным периодом: в начале в результате участия в империалистической войне, а затем и гражданской. Вместе с тем именно окончание гражданской войны и разгром иностранной военной интервенции и позволили поставить вопрос о создании Союза ССР с тем, чтобы объединить ‘материальные ресурсы страны для восстановления народного хозяйства, а главное — обеспечить защиту молодых советских республик. К этому моменту наряду с РСФСР существовали еще пять независимых советских республик: Украинская, Белорусская, Азербайджанская, Армянская, Грузинская, причем последние три республики в конце 1922 г. объединились в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику (ЗСФСР). Кроме того, в Средней Азии существовали возникшие в 1920 г. Бухарская и Хорезмская народные республики, которые не являлись социалистическими. Создание всех этих республик на развалинах бывшей Российской империи явилось реальным претворением в жизнь тезиса о праве народов на самоопределение, принятого в качестве важнейшего пункта программы большевистской партии еще задолго до Октябрьской революции. «Мы тем более обязаны признать свободу отделения, — писал В. И. Ленин, — что царизм и великорусская буржуазия своим угнетением оставила в соседних нациях тьму озлобления и недоверия к великорусам вообще, и это недоверие надо рассеять делами, а не словами» 4.
Однако, утверждая право народов на самоопределение вплоть до политического отделения, большевики вовсе не призывали к такому отделению. Напротив, В. И. Ленин указывал, что в экономическом и других отношениях крупное государство гораздо предпочтительнее мелких. «Мы хотим, — писал в связи с этим В. И. Ленин, — как можно более крупного государства, как можно более тесного союза, как можно большего числа наций, живущих по соседству с великорусами; мы хотим этого в интересах демократии и социализма, в интересах привлечения к борьбе пролетариата как можно большего числа трудящихся разных наций» 5. Эта идея и получила свое воплощение в образовании Союза ССР. Решение об этом, как известно, было принято на Первом съезде Советов СССР 30 декабря 1922 г. В Декларации съезда подчеркивалось, что Союз ССР является добровольным объединением равноправных народов, что доступ в него открыт для всех советских социалистических республик как существующих, так и тех, которые могут во?никнуть в будущем. Национально-государственное строительство продолжалось и после образования СССР. Наиболее значительным событием последующих лет было образование республик в Средней Азии. В октябре 1923 г. Хорезмская Народная Советская Республика преобразуется в социалистическую и заявляет о своем желании войти в СССР; в сентябре 1924 г. то же самое осуществляет Бухарская ЗДародная Советская Республика. В 1936 г. Казахская и Киргизская АССР были преобразованы в союзные республики, а Закавказская федерация была упразднепа — в результате Грузинская, Армянская и Азербайджанская Советские Социалистические Республики стали непосредственно входить в состав СССР. Конституция СССР 1936 г. зафиксировала 11 союзных и 20 автономных республик. Впоследствии к ним прибавилось еще четыре союзные республики (три прибалтийские и Молдавская ССР) в. В Конституции СССР 1977 г. значатся 15 союзных и 20 автономных республик; кроме того, имеются 8 автономных областей и 10 автономных (прежде — национальных) округов. Итого 53 национально-административные единицы. Рассматривая в целом результаты образования СССР, как и всей ленинской национальной политики КПСС, необходимо непременно иметь в виду диалектику взаимодействия национального и интернационального, в частности наличие двух взаимосвязанных тенденций в национальных процессах, происходящих в нашей стране. Значимость учета диалектического единства этих тенденций становится особенно наглядной при обращении к зарубежной буржуазной литературе по национальной проблематике. Для этой литературы характерны две крайности: абсолютизация либо тенденции национального развития, либо — тенденции интернационализации. В первом случае расцвет суверенных советских республик, подъем национального достоинства советского человека, рост национального самосознания рисуется как предвестник «сепаратистских тенденций». На Западе создана целая система доводов, призванных во что бы то ни стало «обосновать» неизбежность обострения национальных отношений в нашей стране. В то же время процесс сближения наций характеризуется как их ликвидация путем создания «единой советской нации» 1070. Несостоятельность всех построений такого рода становится совершенно очевидной, если принять во внимание коренное отличие взаимоотношения национального и интернационального в социалистическом обществе по сравнению с капиталистическим. И в этой связи следует особо подчеркнуть, что открытые В. И. Лениным две тенденции в национальных процессах, происходящих в условиях капитализма, в социалистическом обществе претерпевают кардинальные изменения. На это в нашей печати уже неоднократно обращалось внимание. При этом справедливо отмечалась ошибочность механического перенесения закономерностей, действующих при капитализме, на социалистическое общество и подчеркивалось, что «нация — категория социальноисторическая. Ее экономическая основа. . . ее классовая структура и социально-исторические устремления, духовный облик, то есть все то, что характеризует данный исторический тип нации, коренным образом изменяются в результате перехода от капитализма к социализму». Что же касается этнических признаков, то они «сохраняются и развиваются в прообразованном виде и в условиях социализма» 1071. И правы, на наш взгляд, те авторы, которые в данной связи пишут, что если «чисто классовые характеристики нации при смене формаций изменяются коренным образом, то присущие ей этнические свойства в значительной мере сохраняются» 1072. Ведь русские остаются русскими, грузины грузинами, узбеки узбеками. И все же между действующими при капитализме и социализме тенденциями динамики общего и единичного (включая особенное) в этносоциальных явлениях имеется не столько сходство, сколько качественные различия. Правда, и при социализме такая динамика в собственно этнической сфере не только предполагает расширение межэтнического, но и не исключает появление новых этнически (национально-специфических черт), т. е. включает как интеграцию, так и дифференциацию 1073. Не исключено также накопление некоторых специфических черт в ходе хозяйственного развития народов. «Ведь различны условия жизни народов, характер экономического развития, зависящие от климатических условий и природных ресурсов, связанные с удаленностью от промышленных и культурных центров, и т. д.» 1074. Однако в целом в неэтнических сферах национальных процессов в условиях социализма развитие наций как единичного не только означает одновременное усиление в них общего, межнационального, но и не влечет за собой расширение специфического, их обособление. Такое взаимодействие указанных тенденций становится возможным прежде всего благодаря потере ими антагонистического характера в результате уничтожения классовых антагонизмов. Тем самым единичное и общее в национальных, этносоциальных процессах «становятся взаимообусловленными, дополняющими и ускоряющими друг друга» 1075. Именно поэтому конкретным воплощением динамики единичного и общего в социалистическом обществе высту пают развитие и сближение наций 1076. Программа КПСС, констатируя, что в «условиях социализма происходит расцвет наций», подчеркивает в то же время, что «развитие наций осуществляется не на путях усиления национальной розни, национальной ограниченности, как это происходит при капитализме, а на путях их сближения, братской взаимопомощи и дружбы. . .» 1077. Эти две тенденции органически взаимосвязаны. Нарушение такой взаимосвязи чревато усилением дивергентного начала. Отсюда очевидна вся значимость того, чтобы развитие этносоциальных общностей в условиях социализма непременно сочеталось с их сближением, углублением сотрудничества и взаимным обогащением, дальнейшей интернационализацией, интеграцией 1078. В свою очередь и само такое сближение должно происходить на основе развития, расцвета социалистических наций 1G. Разумеется, этот процесс не лишен своих противоречий. Ведь по своей сущности социализм «интернационален, однако это интернациональное содержание воплощается сначала в национальной форме, в виде социалистически организованных наций» 1079. Но в отличие от капитализма такого рода противоречия, как уже говорилось, свободны от антагонизмов, так как в обществе реального социализма взаимодействуют равноправные нации, ведомые рабочим классом и марксистско-ленинскими партиями, интернационалистскими по своей сути. В результате в условиях развитого социализма происходит небывалое сужение действия дифференцирующего начала в национальных, этносоциальных процессах, ограничение его главным образом собственно этническими аспектами этих процессов, где, однако, также ведущая роль принадлежит интегрирующему началу. Одно -из кардинальных отличий в проявлении рассматриваемых тенденций связано с тем, что на протяжении многих тысячелетий истории человеческого общества преобладание интегрирующей тенденции его развития не имело адекватного отражеция в общественном сознании. Подобное осознание этой закономерности НОЙвляё'гся лишь с возникновением марксизма, получив свое выражение в идеях пролетарского интернационализма. В условиях капиталистического строя эти идеи, имея огромное значение для сплочения пролетариата разных наций, не могли, однако, оказывать всеобъемлющего воздействия на отношения между нациями. Только в условиях социализма интернационализм как осознанная закономерность исторического процесса получил возможность всесторонне воздействовать на процессы интернационализации общественной жизни, которые прежде протекали стихийно. Социализм тем самым придает динамике двух тенденций в сфере национальных отношений характер познанной закономерности. Момент, с которого развитие указанных тенденций приобретает именно такой характер, общеизвестен. Это — Великий Октябрь. Место действия тоже хорошо известно. Это — наша страна, где впервые в истории человечества взаимоотношения между нациями стали базироваться на принципах социалистического интернационализма. Вскоре, с образованием Монгольской Народной Республики, это явление выходит за рамки одной страны. А после второй мировой войны, с возникновением содружества социалистических стран, распространение принципов интернацио нализма на межгосударственные отношения приобретает характер широкой системы, шагнувшей вслед за социалистической революцией на Кубе из восточного полушария в западное. Идеи, как известно, претворяются в жизнь не сами по себе, а через сознательные действия людей. Это полностью относится и к воплощению идей пролетарского интернационализма в практике социалистического строительства на протяжении шести с лишним десятилетий, отделяющих нас от Великого Октября. Поскольку идеи интернационализма отражают коренные [интересы рабочего класса, основным носителем таковых, главным проводником их в жизнь с самого начала возникновения стал именно этот класс. Особая роль в данном отношении, естественно, принадлежит его сознательному авангарду — марксистским партиям. Партии большевиков первой выпала великая миссия реализации принципов интернационализма в практике социалистического строительства. Социально-экономическая отсталость царской России, острота национальной ситуации во многих ее районах наряду с пестротой национального состава и многоукладностью хозяйства народов придавали особую значимость национальному вопросу и вместе с тем осложняли его решение. Не случайно поэтому проблемы интернационального сплочения народов страны заняли столь важное место в многогранной деятельности В. И. Ленина и большевистской партии. Опираясь при этом на выдвинутые основоположниками марксизма принципы пролетарского интернационализма! В. И. Ленин, партия большевиков обогатили и развили их 1080. Занимая важнейшее место в марксизме-ленинизме, пролетарский, социалистический интернационализм представляет собой многогранную и вместе с тем целостную систему взглядов. Не ставя перед собой задачи всесторонней характеристики этой системы, мы считаем, однако, в связи с рассматриваемой проблемой существенным подчеркнуть, что социалистический интернационализм отнюдь не равнозначен национальному нигилизму. Уже сам термин «интернационализм» (inter — между, natio — народ, нация) свидетельствует, что интернациональное немыслимо без национального 1081. Единство национального и интернационального не означает, однако, их тождество. И было бы, в частности, ошибочно полагать, что национальное и интернациональное взаимодействуют без всяких внутренних противоречий 1082. Вместе с тем в диалектическом единстве национального и интернационального есть ведущая сторона1083, и ее в соответствии со всем ходом всемирно-исторического процесса представляет тенденция интернационализации. Это особенно относится к социализму, при котором в реализации данной тенденции огромную роль играет, как уже говорилось, осознание ее закономерного характера. В разных сферах общественной жизни взаимодействие национального и интернационального проявляются далеко не одинаково, но их взаимосвязь обнаруживается повсюду. Весьма наглядно она, в частности, проступает в сфере государственно-правового регламентирования межнациональных отношений. Демократизация этих отношений, будучи важнейшей предпосылкой гармоничного развития интернационального и национального, является первейшей задачей победившего пролетариата. Еще в канун победы Октябрьской социалистической революции В. И. Ленин говорил, что чем демократичнее будет национально-государственное устройство страны, «. . . тем более могуча будет сила добровольного притяжения к такой республике трудящихся масс всех наций» 1084. Эти идеи получили, как уже говорилось, свое последовательное воплощение в практике национально-государственного строительства первых лет Советской власти, завершившейся созданием в 1922 г. Союза ССР. «Залогом прочности этого союза Ленин считал полное взаимное доверие, добровольное согласие, исключение любой формы неравенства в отношениях между нациями» 1085. Федеративное устройство Союза обеспечивает государственно-правовое равенство каждой из образующих его республик и вместе с тем его единый межнациональный характер, т. е. диалектическое сочетание отдельного (национального) и общего (интернационального). «Опыт показал, что основные черты федеративного устройства СССР полностью оправдали себя. Поэтому нет нужды вносить какие- либо принципиальные изменения в формы советской социалистической федерации», — подчеркнул JI. И. Брежнев в докладе о проекте Конституции СССР 1977 г.1086 Как известно, практика национально-государственного строительства в СССР явилась важнейшим ориентиром в осуществлении национальной политики в других социалистических странах. Показательно, что в конституционных документах, принятых в этих странах после победы народно-демократических революций, воспроизводятся многие заимствованные из первых советских конституционных актов положения, касающиеся национального равноправия 1087. Подобно СССР такая многонациональная страна, как Югославия, с самого момента ее провозглашения в 1945 г. республикой избрала федерацию в качестве формы государственного устройства. В 1969 г. в федеративное государство была преобразована и Чехословакия, состоящая ныне из двух национальногосударственных образований — Чешской и Словацкой Социалистических Республик 2в. Диалектическая взаимосвязь развития и сближения наций при социализме весьма отчетливо проступает также в сфере экономики. Как известно, сразу же после победы Октября в нашей стране началась борьба за ликвидацию такого тяжелейшего наследия царской России, как огромное неравенство в экономическом развитии народов. «С первых лет Советской власти, — особо подчеркивалось на XXVI съезде КПСС, — наша экономическая и социальная политика строилась так, чтобы как можно быстрее поднять бывшие национальные окраины России до уровня развития ее центра» 1088. В ходе индустриализации и коллективизации, построения основ социализма в стране уже в канун войны это неравенство было фактически ликвидировано. Огромная роль в данном отношении принадлежала братской помощи отставшим в своем развитии народам со стороны более развитых. В результате этого в предвоенные годы темпы прироста промышленной продукции в республиках, прежде представлявших отсталые в своем развитии национальные окраины страны, превышали соответствующие средние общесоюзные показатели в три—четыре раза. Совершенно очевидно* что перед нами проявление в сфере экономики тенденции развития, расцвета наций. Тенденция же к сближению в этой сфере проявилась особенно отчетливо в развитии единого народнохозяйственного комплекса страны, единого хозяйственного организма, сложившегося на основе общих экономических целей и интересов всех наций и народностей. В условиях зрелого социализма, когда задача выравнивания экономического уровня республик уже в основном решена* открываются особенно широкие возможности для того, чтобы, как отметил JI. И. Брежнев, «подходить к экономическим вопросам прежде всего с точки зрения интересов государства в целом, повышения эффективности всего народного хозяйства СССР — разумеется, с учетом специфических интересов союзных и автономных республик» 1089. На практике это означает прежде всего такое перераспределение сообща произведенного богатства, при котором соблюдаются интересы подъема народного хозяйства Союза ССР и каждой республики. Показательно, например, что в 1979 г. в промышленности уже действовало около 4000 объединений, в состав которых вошло свыше 17 тыс. предприятий; на их долю приходилось 40% реализуемой продукции 2у. Рациональное размещение производительных сил страны, освоение природных богатств в ее восточных районах, создание крупных территориально-производственных комплексов, реализация Продовольственной программы— все это способствует дальнейшему усилению экономического единства нашей страны. Разумеется, это единство отнюдь не значит полной хозяйственной унификации всех ее регионов. Еще Ф. Энгельс подчеркивал, что «между отдельными странами, областями и даже местностями всегда будет существовать известное неравенство в жизненных условиях, которое можно будет свести до минимума, но никогда не удастся устранить полностью» 1090. Уже по одной этой причине успешное экономическое развитие каждой нации в нашей стране невозможно без ее самого активного участия в общесоюзном разделении труда, а соответственно без расширения межреспубликанских экономических связей. Углубление специализации и кооперирования в качестве одной из характерных черт экономического сотрудничества между народами в условиях социализма весьма отчетливо проявляется в масштабах мировой социалистической системы. Наличие многообразных специфических черт, присущих каждой социалистической стране, объективно требует увязки частных национальных интересов с общими, интернациональными. Именно благодаря братской взаимопомощи в ряде государств переходный к социализму период занял меньше времени, чем в СССР. Существование мировой системы социализма позволяет приступить к социалистическому строительству даже тем странам, в которых осуществление революционных преобразований начинается в условиях господства докапиталистических производственных отношений. История показала, что строить социализм в содружестве братских стран значительно легче, чем это приходилось делать Советскому Союзу, который был первой и в свое время единственной социалистической страной. Это объективно подтверждает и опыт тех стран мировой социалистической системы, которые в силу тех или иных субъективных причин вступили на путь самоизоляции от социалистического содружества 1091. Наиболее ярким проявлением процесса интернационализации социалистического хозяйства в международном масштабе является осуществление социалистической экономической интеграции в рамках содружества стран, объединенных в Совете Экономической Взаимопомощи. В этом содружестве все возрастающую роль играют устойчивые международные хозяйственные пропорции, все большее число производств начинает развиваться по общему согласованному плану, усиливается роль межгосударственных хозяйственных объединений. В результате развитие международных производственных отношений приобретает все более важное значение как для экономического прогресса отдельных стран СЭВ и выравнивания уровня их экономического развития, так и для ускорения темпов развития всего социалистического содружества. Показательно, например, что в странах СЭВ за 28 лет (с 1950 по 1978 г.) национальный доход возрос более чем в 7,6 раза (в странах Европейского Экономического Сообщества соответственно в 3,1 раза) 1092. Особое значение для усиления экономических связей, входящих в СЭВ стран имеют принятые ими комплексная программа дальнейшего углубления и совершенствования сотрудничества и развития социалистической экономической интеграции, а также долгосрочные целевые программы сотрудничества 1093. В условиях социализма тенденции развития и сближения наций чрезвычайно ярко проявляются в сфере социально-классовых отношений. Здесь на первое место, несомненно, следует поставить уничтожение характерного для буржуазного общества раскола faa- цнй на антагонистические классы в результате ликвидации эксплуататорских классов. Октябрьская революция положила начало этому процессу в нашей стране, революционные преобразования в других социалистических странах продолжили его. Вместе с тем ряд народов нашей страны и некоторых зарубежных стран за короткий в историческом плане срок проделали гигантский социальный скачок из докапиталистических обществ прямо в социализм* минуя одну* а иногда и несколько социально-экономических формаций. Переходный период от капитализма к социализму был в то же время периодом преобразования капиталистических наций и феодальных народностей в социалистические нации и народности* периодом консолидации многих народов, находившихся в прошлом на донациональной стадии развития* в социалистические нации м. В результате в ходе строительства основ социализма все этносоциальные общности страны становятся социалистическими. При этом их социально-экономические параметры приходят в соответствие с той государственно-политической надстройкой* в условиях которой они развиваются с первых лет Советской власти. Важнейшее значение в данном отношении имело создание однотипной социальной структуры социалистических наций. В частности* огромное значение для сближения социальной структуры народов нашей страны имело создание национального рабочего класса во всех республиках. За годы Советской власти во всех республиках сложилась также своя национальная интеллигенция* притом, если первоначально это была главным образом творческая* адми- нистративно-управлеченская интеллигенция и интеллигенция массовых профессий (врачи* учителя)* то в послевоенные годы наблюдается интенсивный рост производственной* научной и прежде всего научно-технической интеллигенции. Если в конце 30-х годов рабочие и служащие преобладали по численности только у русских* то в 1959 г. — уже у пяти наций союзных республик (русских* латышей* армян* эстонцев* казахов)* в 1970 г. — у всех, кроме туркмен и молдаван* а в 1979 г. у всех наций союзных республик без исключения1094. Усиление социальной однородности наций проявилось и в сближении их образовательного уровня. К середине 70-х годов достигнута практически равная среди школьников всех национальностей доля старшеклассников* в то время как еще в 1950 г. наибольшая их доля (у грузин) и наименьшая (у молдаван) различались в шесть раз. На современном этапе развития нашего общества в основе совершенствования его социальной структуры лежат три взаимосвязанных процесса. Это дальнейшая урбанизаций, индустриализация, соответствующая требованиям научно-технической революции, и рост культуры населения 1095. Об интенсивности происходящих в наше время социальных изменений наглядно свидетельствует сравнение поколений отцов и детей, о чем можно судить по данным, полученным в последние годы в ходе межреспубликанского этно- социологического исследования. В частности, в этом отношении весьма показательны материалы, относящиеся к Эстонии. Так, поколение «дедов» (которые имели лишь начальное образование) в большинстве своем — 63% в деревне и 56% в городе — занималось неквалифицированным трудом. В более молодом поколении таким трудом занято в городе лишь 19%, в деревне 30%, а если выделить их работающих детей, то они (третье поколение) практически уже целиком перешли на труд квалифицированный — неквалифицированным трудом среди них в городе занято до 2%, в деревне — до 10% О нарастании в условиях развитого социализма общности социальных черт советского народа свидетельствует и дальнейшее сближение уровня социального развития союзных республик. Так, в 1959 г. еще менее половины населения союзных республик проживало в городах и имело высшее и среднее (полное и неполное) образование (кроме четырех республик по городскому населению и двух по образованию). В 1970 г. уже в 8 республиках половина и более населения проживала в городах, а в 1979 г. число таких республик увеличилось до 10. В 1970 г. в 14 республиках более половины занятого населения имело высшее и среднее образование, при этом в 12 эта часть населения составляла более 60%. В 1979 г. во всех республиках более 70% занятого населения имели такой уровень образования, а в 9 республиках этот показатель достигал более 80% 1096. В общей форме процесс усиления социальной однородности в условиях развитого социализма получил наглядное выражение в зафиксированном Конституцией СССР 1977 г. факте превращения Советского государства в общенародное 1097. В настоящее время продолжается сближение всех классов и социальных групп советского общества, ведущее к становлению в главном и основном бесклассовой структуры общества в исторических рамках зрелого социализма 1098. Важное значение в этом плане имеет, в частности, поставленная XXVI съездом КПСС задача преодоления сопиаль- ных различий, так сказать, в территориальном плане 41. С развитием социализма усиливается общность социальноклассовой структуры во всех странах социалистического содружества. Разумеется, в каждом конкретном государстве изменение социально-классовых отношений имеет свою специфику, обусловленную экономической структурой, природнЬ-географическими и историческими особенностями развития. В настоящее время в подавляющем большинстве стран социалистического содружества практически все население непосредственно связано с социалистическими формами хозяйства. Так, занятые в социалистическом секторе народного хозяйства вместе с членами их семей (включая пенсионеров) составляют в МНР, НРБ, ВНР, ГДР, КНДР, СРР и ЧССР 96—100% всего населения 42. Показательно также, что для большинства стран — членов СЭВ ныне характерна примерно одинаковая доля рабочих и служащих — около 80—90% всего населения. Только в Польше и Румынии этот показатель ниже: 70—75% в первом случае, 50—55% во втором 43. Существующие еще различия в социально-классовой структуре населения социалистических стран обусловлены главным образом тем, что в некоторых из них еще сохраняется довольно значительный частный сектор, особенно в сельском хозяйстве. В Польше, например, в середине 70-х годов крестьяне-единоличники составляли 26,4% занятого населения. В СФРЮ, по данным переписи 1971 г., на долю крестьян-единоличников приходилось 41,4% экономически активного населения44. Совершенно очевидно, что ослабление частного сектора ведет к усилению социальной однородности в каждой социалистической стране и социальной однотипности в этих странах в целом 1099. Подобно тому как это было в середине 30-х годов в СССР, победа социалистических производственных отношений и в других странах социализма имела кардинальные последствия для национальных процессов. И в них нации и народности превращаются в социалистические не только по своей политической надстройке, но и по своему социально-экономическому базису. Такого рода трансформация имела место как в полиэтничных, так и в моноэт- иичных государствах. Особенно очевидна эта трансформация на примере ГДР, поскольку здесь, как уже нами отмечалось выше, на базе того же этникоса (немецкого), что и в ФРГ, сложился самостоятельный этносоциальный организм — немецкая социалистическая нация. «В противоположность ФРГ, — говорил Генераль- 41 Материалы XXVI съезда КПСС. М., 1981, с. 54. 42 См.: Шкулъский К. И. Классовая структура общества в странах социализма. М., 1970, с.. 30; Нацпопальнос и интернациональное в современном миро. Кишинев, 1981, с. 335. 43 См.: Гордон JI. А. Единство многообразия: социальное развитие рабочего класса в странах социализма. М., 1981, с. 9. 44 См.: Микульский К. И. Классовая структура. . с. 87, 89. *5~Рм.: Национальное и интернациональное в современном миро, с. 336, т ный секретарь ЦК СЕПГ Э. Хонеккер, — где продолжает существовать буржуазная нация и где национальный вопрос определяется непримиримым классовым противоречием между буржуазией и трудовыми массами. . . у нас в ГДР, в социалистическом немецком государстве, развивается социалистическая нация» 4в. В цёлом же процессы, происходящие при социализме в социальной сфере, наглядно свидетельствуют о проявлении и в ней тех же двух тенденций, ибо развитие социальной структуры каждой нации одновременно означает рост однородности социальной структуры как в масштабах всей нашей страны, так и всего содружества социалистических стран. И это проявляется нз только в сближении образовательного, по и всего культурного уровня их населения. Впрочем, даппая сторона, т. е. культура как один из показателей сближения социальной структуры социалистических наций, достаточно хорошо известна. Однако вопрос 0 диалектике интернационального и национального в сфере культуры не сводится лишь к рассмотрению ее в качестве одного из социальных параметров наций. Следует также иметь в виду и само соотношение в культуре национально-особенного и интернационально-общего, этнически-специфического и межэтнического. Это соотношение также не остается пеизменным, что особенно рельефно проявляется в различных видах собственно этнических процессов, в основе которых лежат происходящие в условиях социализма коренные перемены социально-экономического характера. 1 ’ Наиболее разнообразны и интенсивны такого рода процессы в тех социалистических странах, которые отличаются своеи~зна- чительной полиэтничностью. Прежде всего это относится к Советскому Союзу, где за 60 лет его существования произошли заметные гзремены в этнической структуре. При этом в стране сохраняется очень большие различия в численности отдельных народов, унаследованные от прошлого. Резко выделяются по своей численности русские (137,3 млн. человек) и украинцы (42,3 млн. человек), составившие в 1979 г. свыше 2/3 населепияг страны; кроме них, в 1979 г. лишь 11 национальностей превышали по численности 2 млн. человек и еще 9 пародов — 1 млн. человек (в 1926 г. всего 13 народов насчитывали свыше 1 млн. человек). Подавляющее же большинство народов имеет зпачительпо меньшую численность, в том числе свыше 50 национальностей — менее 100 тыс. человек каждая, а некоторые народы (юкагиры, пгапасапы, пегидальцы) — даже менее 1 тыс. человек 1100. Происходящие в этнической структуре СССР перемены в значительной мере обусловлены как внутринациональными, так и межнациональными этническими процессами. К внутринациональным этническим процессам, имеющим кон- солидационный характер, принято относить, как уже говорилось, процессы слияния нескольких родственных по культуре этнических единиц типа субэтносов (или этнографических групп) в рамках основного этнического подразделения. В ходе этих процессов за годы Советской власти стали более монолитными многие главно сложившиеся нации. Если в первые годы после Октябрьской революции поморы, кержаки, отдельные группы казаков и камчадалы иногда даже не считали себя частями русского народа, так как отличались от основной его части по диалекту, культуре и быту, то теперь их трудно выделить в качестве так называемых этнографических групп русского народа. Постепенно сливаются с остальными эстопцами субэтническая группа сету, с латышами — латгальцы, быстро стираются различия между этнографическими группами белорусского, грузинского, узбекского и других народов. О том, какую роль в процессах этнической консолидации играют социокультурные факторы, в частности образование, свидетельствует пример западпоукраинских земель после их вхождения в УССР. Напомним, что на этих землях (среди таких этнографических групп украинцев, как гуцулы, лемки и бойки) в прошлом школа являлась способом их денационализации. После же воссоединения местное украинское население получило право на свою национальную школу и развитие культуры на украинском языке; при этом консолидационный процесс наглядно выразился в постепенном сужении действия территориальных диалектов и распространении литературного языка в устно-разговорной практике 1101. Г"1 Вместе с тем уже с первых лет Советской власти социально- экономические преобразования создали в нашей стране благоприятные условия для бурного развития процессов межэтнической консолидации. В прежде отстававших в своем развитии окраинных областях страны такие процессы выражались в объединении этнических общностей, близких по языку и культуре, в крупные народности и нации. Так завершилось, например, образование многих среднеазиатских наций, в частности туркмен, сложившихся из племенных групп иомудов, теке, гекленов и др. В результате консолидационпых процессов сформировались многие народы Сибири, в том числе алтайцы, в состав которых вошли алтай-кижи, теленгиты, телеуты и другие малочисленные племена и народности 1102. В итоге значительно уменьшилась этническая мозаичность нашей страны. Это нашло свое отражение, в частности, в различиях числа этнонимов: по данным всесоюзных переписей 1926 и 1959 гг. — в~первом случае их фигурирует 185, во втором — 109 б0. Правда, частично это сокращение, видимо, обусловлено изменением в подходе статистических работников к задачам определения национальной (этнической) принадлежности 51. Однако многие из указанных изменений, например отсутствие в переписи 1959 г. (как и 1939 г.) таких фиксированных переписью 1926 г. этнонимов, как мишари, кряшены, нагайбаки, непосредственно связаны с результатами этнических процессов (в данном случае консолидацией этих этнических групп в татарской нации)б2. Вместе с тем следует подчеркнуть, что пора наибольшей активности межнациональных и внутринациональных консолидацион- ных процессов уже миновала. Показательно, что перечень этнонимов, учтенных переписью 1979 г., почти не отличается от соответствующих показателей предыдущей переписи 1970 г. (101). Однако, на наш взгляд, на данном основании было бы несколько поспешным утверждать, что процессы внутренней этнической консолидации уже полностью завершены. Обычно они уже не столь интенсивны, как шежде, но все же — пусть на своей завершающей стадии —- представляют реальность. И, стало быть, нуждаются в изучении. Следует также иметь в виду, что внутренняя культурная консолидация этнических общностей не ограничивается слиянием этнографических групп. Немалое значение для современной этнической консолидации наций, в частности, имеет усиление их культурной однородности в условиях развитого социализма в результате дальнейшего стирания классовых различий, сближения умственного и физического труда, условий жизни в городе и деревне. Нельзя не учитывать в данной связи и изменения в компактности расселения отдельных национальностей, обусловленные главным образом миграцией. Среди основных “народов союзных республик с 1926 по 1979 г. такая компактность сильнее всего снизилась у русских: в 1926 г. в пределах РСФСР жило 93,4% всего русского населения страпы, а в 1979 г. — 82,6%. Это обусловлено значительной миграцией русских за пределы своей республики: на Украину, в Казахстан, Узбекистан и другие республики страны. Несколько снизилась этническая компактность у белорусов и грузин, однако последние среди народов союзных респуб- 5t) См.: Брик С. И., Козлов В. И. Этнографическая наука и перепись населения. — СЭ, 1967, № 6, с. 6—8. 61 Грдзелидзе Р. К. Межнациональное общение в развитом социалистическом обществе. Тбилиси, 19S0, с. 109—111. 62 Хотя, таким образом, в ходе этноконсолидационных процессов за годы Советской власти многие этнические общности стали более гомогенными, а часть их слилась с родственными этносами, однако было бы явным нигилизмом полагать, будто «в результате консолидационных nponeccqp^B национальной структуре советского общества исчезли все старые этнические общности» (ТТеМерян И. П. Нации и национальные отношения в развитом социалистическом обществе. М., 1979, с. 110). Ведь в таком случае придется признать, что современные армяне, грузины, башкиры, русские, латыши, украинцы и т. д. в этническом отношении не являются преемниками одноименных этнических общностей, существовавщих в дореволюционное время. m лик в 19^9 все еще имели наибольшую компактность: за пре делами Грузии жило около 4% всех грузин страны (в 1926 г, — 1^%). У украинцев^ молдаван, латышей,^азерЬайджаицев компактность расселения с 1У26 Г, постепенно возрастала до 1970 г.х после чего она несколько уменьшилась. У армянА литовцев1 эстонцев такая компактность возрастала непрерывно; однако армяне еще до сих нор отличаются наименьшей компактностью расселения среди народов союзных республик. Среди народов, имеющих свои автономные республики, территориальная компактность по сравнению с 1926 г. снизилась сильнее всего у башкир и татар (на 14—15%), что свидетельствует о переселении части их за пределы республик в другие районы страны 1103. Определенные изменения в этнической структуре страны связаны также с ассимиляционными процессами, завершающимися в конечном счете сменой этнической принадлежности и представляющими собой как бы растворение отдельных групп или отдельных представителей одного народа в среде другого, обычно более многочисленного. 11ри этом, как уже говорилось, необходимо различать насильственную и естественную ассимиляцию. Негативный характер первой общепризнан; причем наличие или отсутствие насильственной ассимиляции целиком зависит от субъек-) тивдых факторов (идеологии, политики и т. п.). MJ естественном характере ассимиляционных этнических процессов в СССР наглядно свидетельствует тот факт, что в качестве их главного канала выступают межэтнические браки, дети от которых обычно выбирают этническую принадлежность одного из родителей, прерывая тем самым этническую линию другого. Происшедшее за годы Советской власти развитие дружественных межэтнических отношений и падение религиозных барьеров наряду с усилением территориального смешения этносов, особенно в быстро растущих городах, привели к значительному увеличению таких браков. Если в 1925 г. в целом по стране этнически смешанным был лишь каждый сороковой брак, то в конце 50-х годов таковым являлся уже каждый десятый, а в ряде городов даже каждый четвертый (особенно часты этнически смешанные браки в городах Молдавии, Украины, Белоруссии и т. д.). Увеличение удельного веса семей с супругами разной этнической принадлежности продолжается. Если в 1959 г. такие семьи по всей стране составляли 10,2% от общего числа семей, то в 1970 г. их число возросло уже почти до 13,5%. Примерно такую же цифру дает перепись 1979 г. Самая высокая доля национально смешанных браков в Латвийской, Киргизской и Украинской республиках: 18—20% в 1970 г. (в 1959 г. — 14—15%). Меньше их доля в более однородной по своему национальному составу Армении — 3,7% В 1970 г. (3,2% в 1959 г.)1104. Межнациональные браки особенно часто заключаются в трех зонах этноконтактов. Первая зона — это периферия расселения народа, зона этнических границ. Ко второй зоне относятся крупные города, новостройку целииные земли. Третья зоиа охватывает районы инонациональных вкраплений^ щюрывающнх компактность расселения определенного этноса 0>?J (От этнических последствий такого рода национально смешанных браков во многом зависит направленность ассимиляционных процессов. При этом имеются существенные региональные различия в определении своей этнической принадлежности подростками, выросшими в смешанных семьях. Так, в Прибалтике, в семьях, состоящих из супругов, один из которых принадлежит к коренному этносу (эстонскому, латышскому, литовскому), а другой — является русским, примерно половина подростков определяет себя русскими, половина относит себя к местному этносу. В то же самое время в Чувашии почти 98% подростков из чувашско-русских семей именуют себя русскими. Иную ситуацию мы имеем в Туркмении. Здесь в туркмено-русских семьях большинство подростков определяет сеоя туркменами. В последнем случае это в определенной мере связано с тем, что у туркмен этническая принадлежность традиционно определяется по отцу; между тем почти во всех смешанных семьях в рассматриваемом случае отец — туркмен. К тому же социализация подростков происходит в среде, где в целом преобладают туркмены, вообще, очевидно, этническая структура среды, в которой происходит социализация подростка, имеех определяющее значение для его этнического само- определения^ Необходимо подчеркнуть, однако, что в СССР (как, впрочем* в большинстве других стран) ассимиляция оказывает сравнительно заметное влияние лишь на численность территориально рассредоточенных народов (евреев, мордву, карел и др.), а также этнических груцп, находящихся на территории, в основном занимаемой другим этносом. Гораздо большее влияние на соотношение численности народов, чем консолидация и ассимиляция, оказывают этнодемографиче- ские процессы, прежде всего расхождения в темпах естественного прироста различных народов страны. Так, за период 1959— 1979 гг. численность восточнославянских народов — русских, украинцев, белорусов — выросла на 18,8%, т. е. увеличивалась темпами более низкими, чем в среднем по СССР (25,5%). Одновременно численность тюркских народов выросла почти на 72% 1105. Следует вместе с тем особо отметить, что магистральная линия собственно этнических изменений у народов нашей страны связана не с ассимиляцией и не с этнодемографическими процессами, а с их межэтнической интеграцией (в узком значении данного слова), проявляющейся прежде всего в сближении их культур, в создании единого по содержанию, хотя и многообразного по форме, «культурного слоя», единых черт в образе жизни. Базу этого рода процессов составляет социально-экономическая и идейно-политическая общность наций и народностей в рамках единого социалистического государства. Важнейшим фактором интеграции духовной жизни национальностей нашей страны является единая марксистско-ленинская идеология, интернациональное сплочение трудящихся вокруг КПСС. Понимание глубокой общности интересов трудящихся всех национальностей, необходимости объединения их сил в борьбе за построение нового общества способствовали утверждению у народов Советского Союза идей интернационализма. Интернациональное единство советского народа с особой силой проявилось в общем патриотическом подъеме в годы Великой Отечественной войны. Советский многонациональный народ, единодушно поднявшийся на защиту своего отечества и нового общественного строя, в героических подвигах на фронтах и в самоотверженном труде в тылу выразил преданность своей социалистической Родине 1106. Практика межнационального сотрудничества, широкий обмен кадрами создают социально-нравственную атмосферу, способствующую быстрому и глубокому усвоению идей интернационализма. Существенное значение для межэтнического сближения имеют крупные перемещения населения, ведущие к постепенному возрастанию полиэтничности во многих регионах страны. Так, если в 1959 г. число людей, которые по своей национальности принадлежат к народам, создавшим свои союзные и автономные республики, а проживают за их пределами, составляло около 36,5 млн. человек, т. е. 17,5% населения страны, то в 1979 г. их было уже около 49 млн. человек, т. е. 18,7% всех жителей СССР б8. За эти два десятилетия, например (по подсчетам М. И. Куличенко), число национальностей, проживающих в Узбекской ССР, выросло с 112 до 123, в Грузинской ССР — с 70 до 100, в Молдавской ССР — с 62 до ИЗ, в Киргизской ССР — с 80 до 100, в Та- тарской АССР — с 70 до 109 1107. Особенно сложным по своем} национальному составу является население большинства городов. Крупные города превратились в центры интенсивных межэтнических контактов 60. Этнические перемещения идут очень активно в пределах историко-культурных областей, между территориально близкими, издавна связанными общностью культурных традиций народамй. Однако процесс этнического рассредоточения, т. е. расселения за пределами своих исконных ареалов большинства крупных на- родовА не ограничивается рамками этих культурно-исторических областей, а охватывает в той или иной мере и другие области Советского Союза. Межэтническая интеграция в узком значении слова теснейшим образом сопряжена с процессом возникновения и развития новой исторической общности — советского народа 1108, представляющего собой первое в истории человечества межэтническое (межнациональное) образование, сложившееся на базе социализма Лежащее в основе формирования этой интернациональной общности сближение нации в экономической, социальной и политикоидеологической областях сопровождалось ростом их общности в культурной сфере, составлявшим основное содержание процессов собственно межэтнической интеграции. При этом тенденция сближения диалектически сочетается с тенденцией развития национальных культур. Правда, в разных компонентах культуры данные тенденции проявляются далеко не одинаково. Для материальной культуры, как известно, особенно характерны интеграционные процессы. Наиболее яркой чертой такого рода изменений является отход от архаических, примитивных элементов материальной культуры, широко бытовавших до Октябрьской революции. Устаревшие предметы традиционной материальной культуры заменяются современными промышленными изделиями. В ходе урбанизации все более широкое распространение получают общесоветские «городские» виды материальной культуры, отражающие возросшие требования советских людей. Что касается этнической специфики, то она явно дольше удерживается в интерьере жилища, чем в самом жилище, в украшениях одежды, чем в самой одежде, и очень устойчива в пище 1109, т. е. эта специфика сказывается в большей мере не в утилитарных свойствах вещей, а в связи с их чувственным восприятием. Притом чрезвычайно важна как прямая, так и обратная связь опредмеченной культуры и этнического самосознания. Последнее подчас придает этническую значимость предметам материальной культуры, которые ее прежде, если и имели, то в очень ограниченных размерах (т. е. сколько-нибудь четко их этническое своеобразие не осознавалось). Таковы, например, многие изделия народных промыслов. Вместе с тем следует учитывать, что, как известно, отдельные традиционные элементы культуры, выработанные тем или иным народом или несколькими народами какой-либо географической области, получают широкое распространение по всему Советскому Союзу (таковы среднеазиатские ковры, украинские мужские рубашки, прибалтийские украшения из металла и янтаря, отдельные блюда кавказской, украинской, русской кухни и т. п.) в4. Хорошо известно, что этническая специфика с давних пор особенно наглядно проявляется в такой сфере духовной культуры, как народное искусство. В этой сфере в наше время исчезновение, вытеснение некото* рых элементов (главным образом связанных с религией) сочетается с возрождением ряда традиций, прежде угасавших или распространенных лишь среди той или иной этнической группы. Огромную роль в данном отношении играет творческая переработка традиционных компонентов народной культуры и возникновение ее «вторичных» форм вб. РИ в современных условиях, когда возрастает интерес к более интернациональным по форме эстрадной и симфонической музыке, все же довольно часто в часы отдыха, на праздниках люди обращаются к народным песням. В ходе недавних этносоциоло- гических опросов среди узбеков, например, не только свыше 90% сельских жителей, но и более 70% горожан (80% среди лиц в возрасте 60 лет и старше, 71% в группе 30—39 лет и 52% среди тех, кому по 20—24 года) ответили, что предпочитают национальную музыку. Среди молдаван предпочтение национальным танцам и музыке отдало более 60% не только из числа рабочих и служащих, но и среди интеллигенции; у эстонцев — около 10% в городах и около 20% в селах — среди^молодежи и людей среднего возраста и свыше 30% в городах и~ 70% в селах — среди лиц старших возрастоввв. Но исполнение народных песен, естественно, еще шире, чем предпочтение. Ведь можно больше любить симфоническую музыку, но в кругу семьи и друзей чаще петь народные песни. Даже среди тех, кто прежде предпочитал эстраду, в конце 70-х годов возрос интерес к фольклорной музыке. Весьма показательно в рассматриваемой связи также развитие в советское время художественных промыслов. Изделия этих промыслов, как правило, сохраняют этническую специфику, связанную с передачей традиций художественного мастерства, сложившегося в рамках соответствующего этноса. Подчас такие изделия (например, русские матрешки) превращаются даже в своеобразные этнические символы, правда, не столько внутри своей этнической общности, сколько в глазах представителей других этносов в7. Вместе с тем, проникая в повседневный быт других народов, они способствуют его гомогенизации. В результате в современной семье любой национальности (особенно в городах) смотрят не только теле- или радиопередачи из других республик или читают книги, переведенные с другого языка, но и своеобразно сочетаются детали интерьера: украинская или прибалтийская керамика, грузинская чеканка, узбекские или туркменские ковры, русская вышивка и т. д.; они могут использоваться утилитарно или только декоративно в8. Национальное своеобразие художественной культуры народов ПССР не сводится, однако, к наследию прошлого и народному искусству, а в значительной мере является результатом нового, профессионального творчества. Превращение за годы Советской власти художественной литературы и искусства в достояние широких масс привело к небывалому возрастанию объема художественных культур отдельных этносов. В результате у всех народов СССР произоигло как увеличение общего фонда художественных произведений, так и рост масштабов потребления произведений искусства, расширение диапазона духовных запросов трудящихся. При этом следует подчеркнуть, что распространение профессиональной художественной культуры среди народов нашей страны могло быть достигнуто только благодаря преимущественному ее развитию в национальных формах. Необходимо учитывать и то, что деятели профессиональной культуры каждой этнической общности в той или иной мере формируют новые черты самобытного облика этой культуры, способствуют возникновению в ней новых специфических традиций. Несмотря на активный межнациональный обмен, многие из компонентов культуры, приобретающих интернациональный характер, не теряют, однако, своей способности сохранять национальную форму или воплощаться в более или менее выразительных национальных вариантах. В то же время именно в профессиональных формах культуры межнациональное взаимопроникновение происходит в целом наиболее активно и имеет большое значение для дальнейшего развития художественной культуры народов СССР. Это особенно важно иметь в виду, так как в общем культурном фонде советских людей основное место занимают профессиональные формы. Процессы интеграции отчетливо прослеживаются и в такой своеобразной сфере быта, как использование свободного времени. Этносоциологические исследования последних лет свидетельствуют, в частности, что примерно одинаковый круг людей среди эстонцев и русских, грузин, молдаван и узбеков используют свободное время на чтение газет (от 70 до 90% по разным социальным груп- нам) практически в равной мере приобщаются люди разных национальностей к радио- и телеинформации. Примерно 70—80% людей в среде вышеперечисленных наций, у которых проводились опросы, более или менее регулярно проводят время у телевизоров. Больше различий наблюдается в использовании досуга на чтение книг, посещение театра, но связаны эти различия преимущественно с возрастом и социально-профессиональной деятельностью людей, нежели с их национальностью. К примеру, если взять полярные возрастные группы, то в возрасте 60 лет и старше более или менее регулярно читают художественную литературу среди эстонцев, грузин, русских (в своих республиках) около 30%, а среди молдаван и узбеков — 7—9%. В возрасте же 18—19 лет доля относительно регулярно читающих литературу составляла у этих наций не менее 50—70%. В старшей возрастной группе бывали в театре не менее чем 1—2 раза в год — 58% эстонцев и 44% грузин, а среди русских, молдаван — 15—16%, в молодежной же возрастной группе у эстонцев, грузин — 98—99% и у русских, молдаван — 73% 1110. Но общность культуры наблюдается, конечно, не только в сходстве использования свободного времени, но и в духовных интересах. Специальные исследования показывают, что и в этом отношении национальные различия отнюдь не играют первостепенной роли, а больше зависят от социально-профессиональной деятельности и возраста 1111. Интеграционные тенденции отчетливо проявляются и в такой своеобразной сфере духовной культуры, как обряды. В наши дни обрядность бытует в двух вариантах: традиционном и новом. Новые обряды нередко включают некоторые элементы традиционной обрядности, а традиционные — сами претерпевают существенные изменения. Так, в свадебных обрядах, в обрядности детского и похорошто-поминального циклов появились новые черты как за счет новых общественных элементов культуры, так и за счет интегрированных элементов культуры других народов Советского Союза. При этом в процессе модификации традиционной обрядности наблюдается тенденция к созданию обряда, сокращенного в числе своих основных звеньев до разумного минимума 1112. Связь с этнической традицией в этих обрядах выражается в национальных песнях, музыке (которые исполняются наряду с общесоветскими), в танцах, национальных видах спорта, в национальных блюдах, а также в сохранении некоторых элементов старин- Лых обрядовых действии, совершенно утерявших спой прежний смысл и воспринимающихся как добрые пожелания или как игровой символический элемент 1113. Весьма устойчивыми, хотя, к сожалению, еще недостаточно изученными, являются этнические традиции в сфере различных обычаев повседневного поведения людей; за этими обычаями, как правило, стоят характерные для данного народа исторически сложившиеся нормы общения. Большая роль в сближении народов нашей страны принадлежит двуязычью, связанному с выполнением русским языком функций языка межнационального общения. В результате проведения переписи населения 1979 г. выявилось, что общее число свободно владеющих русским языком или считающих его своим родным в СССР составляет 214,8 млн. человек (в 1970 г. — 183 млн. человек), или 81,9% всего населения (в 1970 г. — 76,0%). При этом родным он является для 137,2 млн. русских (в 1970 г. — для 128,8 млн.) и для 16,3 млн. лиц других национальностей (в 1970 г. 13 млн.), вторым языком — для 61,3 млн. человек (в 1970 г. — 41,9 млн.). Наряду с русским в стране довольно широко распространены в качестве вторых и другие языки народов СССР. О свободном владении этими языками в 1979 г. сообщило 12,3 млн. человек — 4,7% населения страны (в 1970 г. — 6,2 млн.) 1114; наиболее распространенными среди них являются украинский, белорусский, узбекский, татарский, молдавский, азербайджанский, таджикский, грузинский и другие языки 1115. Следует отметить вместе с тем, что широкое использование языков межнационального общения сочетается в нашей стране с устойчивым сохранением представления о родном языке как языке своей национальности. За годы Советской власти соответствующий показатель почти не изменился: в 1926 г. он был равен — 94,2% населения страны, в 1959 г. - 94,3, в 1970 г. - 93,9, в 1979 г. - 93,1% 1116. Русский язык является важным средством обмена достижениями духовной культуры между всеми народами страны, а также помогает им приобщиться к лучшим ценностям мировой цивилизации. Весьма велика роль русского языка и в непосредственном общении представителей различных национальностей на производстве, во всех сферах общественно-политической и культурно- бытовой деятельности. Эти функции русского языка приобретают все большее значение по мере роста многопациональпости республик и трудовых коллективов, расширения обмена культурной информацией, обогащения общесоветского культурного фонда. Отмечая широкое распространение в нашей стране языка межнационального общения, представляется существенным обратить внимание на то, что в результате итого в культуре ее народов сложился значительный слой, функционирующий на русском языке. Разумеется, данный слой далеко не охватывает всей, так сказать, языковой сферы общесоветской культуры, ПОСКОЛЬКУ ее обслуживает не только русский язык. В значительной своей части она функционирует на других языках народов СССР, и многоязыч- ность — важная ее характерная черта. Следует иметь в виду также, что определенная часть общесоветской культуры вообще не имеет языковой формы. Иначе говоря, тот слой общесоветской культуры, что Функционирует на русском языке, значительно ^же ее в целом. Но вместе с тем было бы неверно полностью отождествлять его с русской культурой. Он значительно шире ее, ибо как бы вобрал в себя культурные достижения всех народов нашей страны. Именно поэтому совершенно несостоятельны попытки западных «советологов» представить как «русификацию» тот факт, что в процессах культурной интеграции в СССР ^огромная роль принадлежит русскому языку. Ведь хотя функционирующей на русском языке части общесоветской культуры принадлежит весьма существенная роль, однако эта часть отнюдь не тождественна русской культуре, и данное обстоятельство, на наш взгляд, заслуживает особого внимания исследователей современной культуры нашей страны. К сожалению, пока в этом направлении сделаны лишь первые шаги 7Т. Весьма своеобразна в современных этнических процессах роль такого компонента культуры в широком смысле слова, как наука. Следует сразу же отметить, что эта роль далеко не одинакова для разных ее областей. Естественные и технические науки, как правило, не выдвигают перед собой осозпанной задачи воздействовать на этническое самосознание, и потому сами по себе либо остаются в стороне от этнических процессов, либо оказывают в целом этио нивелирующее влияние. Превращение науки в непосредственную производительную силу в огромной степени усиливает ее РОЛЬ как фактора интернационализации общественной жизни. И все пельзя не учитывать определенного влияния на нациопальпое (э\ ническое) самосозпание деятельности учепых-естествоиспьттателей. Это особептто отчетливо проступает в тех случаях, когда они совершают выдающиеся открытия; слава их в той или иной степени распространяется на соответствующий этнос, повышая национальную гордость: поляки, например, гордятся тем, что дали миру Н. Коперника, англичане — И. Ньютона, русские — М. В. Ломоносова, Д. И. Менделеева и т. д. Вместе с тем следует иметь в виду и то, что «внедрение» научпых достижений в хозяйственную практику той или иной страны непосредственно воздействует на ее социально-экономическое развитие, и в этом смысле такого рода достижения являются одной из составляющих национальных процессов в широком значении этого термина. Усилению интернационализирующего влияния науки в СССР способствовала происшедшая за годы Советской власти общая ее демократизация. Если в условиях буржуазного общества достижения науки и техники объективно служили интересам правящих классов, то при социализме они стали служить интересам трудя- . ихся масс. Бурное развитие советской науки, ускорившееся в эпоху научно-технической революции, обеспечивалось притоком в нее исследовательских кадров из самых разнообразных слоев советского общества, из различных в этническом отношении групп населения. Все это наряду с общим подъемом уровня образования укрепляло связи науки с широкими массами, усиливало ее роль в формировании общественного созпания. В прежде отсталых в культурном отношении национальных районах царской России выросли крупные научные центры. Наряду с Академией наук СССР — ведущим научным учреждением страны — во всех союзных республиках были созданы академии наук, а в автономных республиках либо филиалы АН СССР, либо специальные институты. Превращение пауки в непосредственную производительную силу, являющееся одним из выражений современной научно- технической революции, в огромной степени усиливает роль производства как фактора интернационализации общественной жизни, включая процессы увеличившейся миграции населения, его этнического «перемешивания», создания многонациональных коллективов и пр., ибо научно-техническая революция ведет к повышению уровня общественного производства, стягивает все более крепкими узами различные экономические районы и отрасли хозяйства 78. Следует отметить, однако, несколько особую роль в интересующем нас отношении общественных, или гуманитарных наук. Имея объектом изучения общество, различные общественные явления и процессы, многие из которых выступают перед исследователем в своей национальной (этнической) форме, эти науки не могут не уделять внимания изучению национальных (этнических) явлений. В самом облике общественных наук больше национального, чем у технических или естественных. Отчасти это объясняется тем, что общественные пауки сильнее связаны со сферой эмо- шонального; вслед за литературой они могут отразить этнические особенности восприятия окружающего мира, особенности чувств и впечатлений, входящие в сферу этнической психологии; уместно напомнить в этой связи высказывание К. Маркса и Ф. Энгельса о том, что «французы наделили английский материализм остроумием, плотью и кровыо, красноречием» 1117. Особо подчеркнем в рассматриваемой связи роль таких наук, как история, этнография, археология, лингвистика, фольклористика, которые в той или иной степени связаны со сферой национального самим содержанием предметов их исследования 1118. Накопление исторических знаний о каждом из народов Советского Союза, изучение их исторических традиций, выяснение коренных вопросов языкового развития, выявление достижений национальной культуры, осмысление этнической специфики в сфере фольклора, народного искусства, обычаев и обрядов, а также пропаганда этих знаний через школу, литературу, прессу, радио, телевидение — все это оказывало и продолжает оказывать непосредственное воздействие на этническое самосознание, способствуя его развитию путем показа этнической самобытности, обусловленной особенностями исторического развития того или иного народа, спецификой его культуры и быта. Это сыграло немаловажную роль в процессе консолидации народов страны, в повышении степени их внутренней сплоченности и т. п. Воздействие общественных наук в данном направлении дополняется историческими и краеведческими музеями, которые обычно имеют специальные экспозиции, показывающие этническую самобытность населения тех или иных ^областей страны. Большое влияние историко-филологических наук на этническое самосознание выдвигает вместе с тем задачу неуклонной борьбы против идеализации исторического прошлого отдельпых народов, одностороннего подхода к их традициям. Подобные искусственные преувеличения национального, особенного неизбежно чреваты неправомерным противопоставлением одних народов другим, что неизбежно способствует рецидивам национализма. В социалистическом обществе именно общественные науки призваны вскрывать реальность и прогрессивность процессов развития и сближения наций, отстаивать идеи интернационализма в противовес скрытым и открытым идеям национализма и национальной исключительности. Так, историческая наука раскрывает древние традиции плодотворных связей между народами нашей страны, их общее участие в защите ее от захватчиков, в совместной революционной борьбе против царского самодержавия, за построение социализма и коммунизма. Археологическая и этнографическая науки, свидетельствуя о равной способности всех народов к культурному прогрессу, учат уважать специфические черты их культуры 1119. Особое значение в рассматриваемом отношении имеют мировоззренческие науки, в первую очередь — марксистско-ленинская АилосоЛия. Опираясь на марксистско-ленинское наследие, советские обществоведы улелягот много внимания обобщению практики национального гтлоительства в нашей стране, раскрытию руководящей роли КПСС в управлении национальными процессами. Содействуя решению управленческих задач в данной сфере, ученые- обществоведы своими трудами, посвященными анализу различных аспектов современных национальных отношений в СССР (экономических, социальных, правовых и т. д.), активно участвуют в интернациональном воспитании трудящихся. В условиях развитого социализма партия выдвигает перед всеми отраслями общественных наук задачу дальнейшего углубленного исследования различных аспектов национальных процессов в нашей стране, их тенденций и перспектив, их особенностей и темпов, факторов их оптимизации и факторов, тормозящих развитие и сближение социалистических наций и народностей. Как известно, становление и распространение материалистического марксистско-ленинского мировоззрения в стране шло в борьбе против религиозной идеологии, которая в прошлом оказывала значительное влияние на этнические процессы. В отсталой царской России религия играла очень большую роль. При почти полной неграмотности народных масс именно религия через соответствующие учреждения, прежде всего — церковь, религиозные общества и школы, была основным средством, инструментом для идеологического (в частности, нравственного) воспитания народных масс. Фиксация или легализация церковью основных вех личной жизни человека от рождения до смерти (крещение, венчание, похороны и т. д.), а также все наиболее значительные праздничные обряды, регламентация пищи и т. п. способствовали тому, что религия глубоко проникала в быт населения, во многих случаях закрепляя и усиливая культурно-бытовые различия народов. Существенным было воздействие религии и на межэтнические отношения. Она затрудняла контакты между разными по своей конфессиональной принадлежности народами. При этом подобного рода трудности возникали при различиях не только по основным вероисповеданиям (например, христианству и мусульманству), но и по их «внутренним» вариантам (например, православию, лютеранству и католицизму внутри христианства). В тех же случаях, когда конфессиональные особенности делили отдельные народы на части (например, внутри русских — православные и старообрядцы; внутри татар — мусульмане и православные — кряшены), это создавало немалые препятствия для процессов внутриэтнической консолидации. Вместе с тем некоторое сближение одноконфессиона^ь’ ых народов, например в обрядовобытовом отношении, было довольно поверхностным, не затрагивающим этнического самосозрания, а такда* ,таттггттпнных норм межэтнических отношений. К. Маркс указывал, что «религия будет исчезать в той мере, в какой будет развиваться социализм» 1120. История Советского Союза полностью подтвердила правильность этого утверждения. В условиях великих социальных преобразований в нашей стране, коренным образом изменивших все стороны жизни людей, произошел поворот и в сознании широких масс от религии к атеизму, от антинаучного идеалистического к марксистско-ленинскому мировоззрению. Уже первыми декретами Советской власти церковь была отделена от государства и школа от церкви. Был освобожден от религиозного санкционирования институт брака и другие акты гражданского состояния. Началась широкая секуляризация — процесс освобождения общественного и индивидуального сознания от влияния религиозных идей и взглядов. Экономические, социальные, политические преобразования, рост культуры и образования, развитие науки, коммунистическое, в том числе атеистическое, воспитание привели к повсеместному отходу от религии. Резко сократилась роль религии в жизни малых социальных групп (например, в семье) и на личностном уровне. Однако полный атеизм в нашей стране еще не достигнут. По имеющимся оценкам, основанным на социологических опросах населения в различных областях страны, верующие, а также колеблющиеся между религией и атеизмом составляют еще некоторую часть взрослого населения страны 1121. Это — преимущественно люди старших поколений. Среди городского населения процент верующих значительно ниже, чем в сельских местностях. Мусульманство как религия, глубоко вошедшая в быт жителей, прежде сильно отстававших в своем культурном развитии южных и восточных окраин царской России, в целом до сих пор сохраняется сильнее, чем христианство. Известно, что по сравнению со сферой мировоззрения, изменения в области быта протекают более медленно. Во многих случаях прежние, по происхождению связанные с религией, обряды и нормы поведения продолжают бытовать у людей, которые считают себя атеистами. Это, как уже говорилось, особенно относится к обрядам, знаменующим важные события индивидуальной и семейной жизни людей (рождение, вступление в брак, похороны я т. п.). При этом отдельным обрядам подчас придается значение этнической традиции 1122. В подобных случаях религиозные установки могут играть этнодифференцирующую роль и в этом своем качестве тормозить развитие этнокультурных контактов, препятствуя общему процессу сближения наций. Однако в целом произошедшие за годы Советской власти кардинальные изменения в общественном сознании народов нашей страны в результате резкого ослабления религиозности и повсеместного утверждения атеистического мировоззрения имели огромное значение для хода этнических процессов. Как уже отмечалось, это отчетливо проявилось в процессах внутриэтнической консолидации. Но особенно благотворно ликвидация прежней конфессиональной отчужденности сказалась на процессе межэтнического сближения и взаимообогащения духовной культуры народов СССР. Чрезвычайно велико значение для национальных процессов в нашей стране, в том числе для их этнических аспектов, такого важнейшего компонента общественного сознания советских людей, как идеология пролетарского интернационализма. Идеология буржуазного национализма во многом разоблачила себя как выражение классовых интересов эксплуататоров еще до Октябрьской революции. Однако смена господствующей идеологии национальных отношений, как и смена идеологии вообще, не происходит самотеком, автоматически. Она достигается в напряженной идеологической борьбе, в том числе с различными видами национализма, в результате огромной работы по воспитанию трудящихся, осуществляемой Коммунистической партией 1123. «Партия, — как отмечал JI. И. Брежнев, — добилась того, что интернационализм превратился из идеала горстки коммунистов в глубокие убеждения и норму поведения миллионов и миллионов советских людей всех наций и народностей. Это подлинно революционный переворот в общественном сознании, значение которого трудно переоценить» 8Г>. Идеология, как известно, теснейшим образом взаимосвязана с общественной психологией. В советском обществе идеология и политика пролетарского интернационализма обеспечили формирование качественно нового, интернационалистского мировоззрения и поведения людей. Чувства недоверия к другим народам, насаждаемые в антагонистическом обществе правящими классами и сохраняемые традицией, даже когда объективные причины для этого отсутствуют, постепенно уступили место чувствам доверия и братства между советскими народами. Ранее свойственные главным образом рабочему классу интернационалистские взгляды и нормы в результате победы социализма, создания идейно-политического единства советского общества распространились на весь советский народ, стали общесоветскими, т. е. присущими всем классам и социальным слоям всех наций и народностей СССР. Следует учитывать, однако, что психология более консервативна, чем идеология; прежние психологические установки продолжают существовать в виде пережитков и тогда, когда вызвавшие их фак торы ужо сошли со сцены» «Националистические предрассудки, преувеличенное или извращенное проявление национальных чувств — явление чрезвычайно живучее, цепко держащееся в психологии людей, недостаточно зрелых в политическом отношении» 8?. 13 связи с этим область национальной психологии в период становления и развития социалистических наций является ареной идейной борьбы, важной сферой воспитания. Формирование у широких масс трудящихся революционного, интернационального по своему существу марксистско-ленинского мировоззрения способствует более правильному взгляду и на национальные ценности; национальная ограниченность уступает место представлениям о прогрессивности сближения наций и народностей. Чувство любви к своему народу, к своей этнической территории сочетается у советских людей со все возрастающим, более широким чувством принадлежности к советскому народу — советским патриотизмом, опирающимся на фундамент интернационализма, на идеи равенства и нерасторжимой общности народов нашей страны. Процессы, происходящие в сфере общественного сознания под воздействием идей социалистического интернационализма, во многом определяют особый психологический климат общения между собой людей различной национальной принадлежности, играющий важную роль во взаимодействии этносов, в сближении наций. Значение такого социально-психологического фактора для общего культурного прогресса подчеркивал В. И. Ленин еще в первые годы Советской власти. Без доверия, указывал он, «ни мирные отношения между народами, ни сколько-нибудь успешное развитие всего того, что есть ценного в современной цивилизации, абсолютно невозможны» 1124. Взаимная заинтересованность в сотрудничестве на равноправных началах, общие цели в годы войны и мирного строительства все более сплачивают народы нашей страны. Сложившиеся на этой основе дружественные отношения между людьми разных национальностей проявляются как в поступках, так и в настроениях и ориентациях. Можно вспомнить немало примеров, которые отражают характерные явления в национальных взаимоотношениях: семьи, воспитавшие в трудные военные и послевоенные годы детей других национальностей, тысячи молодых русских, украинских, грузинских, армянских парней и девушек, добровольно приехавших восстанавливать разрушенный землетрясением Ташкент, строить Нурекскую ГЭС. Живыми примерами братского содружества народов служат такие гигантские стройки, как Байкало- Амурская магистраль, Саяно-Шушенская ГЭС, Атоммаш, освоение нефтяных и газовых богатств Западной Сибири. Об интернационализме советских людей наглядно свидетельствует их отношение к межнациональному общению. В городах Молдавии, например, в среднем 90% молдаван и русских активно проявляет свое положительное отношение к работе в многонациональных производственных коллективах; более 90% молдаван и русских в городе и до 80% на селе высказали благоприятное отношение к разнонациональным бракам 1125; в Латвийской ССР — более 70%; 84% латышей положительно относятся к работе в многонациональных коллективах 1126. Следует иметь в виду, что в остальной части опрошенных большинство — лица, нейтрально относящиеся к межнациональным контактам на работе. Люди, не расположенные к различным видам непосредственного межнационального общения, встречаются очень редко. В Татарии, например, число их среди горожан и сельских жителей не превышало — 2—4% (у татар PI русских) 1127, причем это, как правило, лица, не владеющие вторым языком.* , Эффективность ленинской национальной политики подтверждается, в частности, более интернациональными установками у молодежи и людей среднего возраста. При этом следует учитывать, что наблюдается тенденция широкого использования интернационального культурного фонда у людей с установками на активное межнациональное общение. Дружба народов вошла в плоть и кровь нашей общественной жизни. В этой дружбе, в прочном единстве людей всех национальностей нашей страны — живое воплощение гуманизма и интернационализма зрелого социалистического общества 1128. Для межнациональных отношений советских людей в современных условиях огромное значение имеет общность их установок и взглядов, сложившихся буквально во всех сферах общественной психологии за годы Советской власти. Кардинальные изменения, в частности, претерпели такие сферы общественного сознания народов нашей страны, как мораль, политические и правовые взгляды. В процессе развития социализма моральные качества, присущие рабочему классу, превратились в неотъемлемые черты духовного облика всего советского народа. Идейные и нравственные принципы и нормы, воля и интересы рабочего класса стали общенародными принципами и нормами, общенародной волей и общенародными интересами. Сложилось морально-политическое единство советских людей. В условиях развитого социализма духовный облик советского народа постоянно совершенствуется, общесоветские морально-правовые нормы все глубже проникают в сознание трудящихся. Духовный облик советских людей ныне невозможно представить себе без таких присущих ему черт, как со циалистический гуманизм, высокое сознание общественного долга, уважение норм социалистического общежития 1129. Нельзя не учитывать также наличия у советских людей общих знаний, представлений и впечатлений, полученных в ходе обучения в школе, из художественной и научно-популярной литературы, кинофильмов, теле- и радиопередач, журналов, газет и т. п. Сходство не только задач, но и программ сети народного просвещения и высшего образования, принципиальное сходство методов работы и содержания деятельности культурно-просветительных учреждений, как и средств массовой информации, работающих на русском и других национальных языках, интернационалистская идеология, единство метода социалистического реализма в искусстве, сочетающееся с разнообразием национальных форм и стилистических вариантов, которые сложились в ходе строительства социализма, создали не только основу, но и активно функционирующий механизм сближения культур. В ходе взаимовлияния и взаимообогащения духовных культур народов СССР и усвоения достижений мировой культуры складывается не просто межнациональная, но общесоветская культура. Она проявляется не только в сфере профессионального искусства и литературы, но и, что особенно показательно, в повседневной жизни, начиная от общесоветских революционных традиций, праздников, обрядов, обычаев и кончая правилами этикета, общей антропонимикой и т. п. Формирование общесоветской культуры, как уже говорилось, сопровождалось возникновением общесоветских форм ее организации (система всесоюзного радио и телевидения, центральной печати и книгоиздания и т. д.). Советские социалистические нации и народности сближаются также благодаря общей системе просвещения, всесоюзной системе медицинских учреждений и учреждений культуры, деятельности всесоюзных творческих союзов и др. В настоящее время в масштабах всей нашей страны постепенно сближаются условия культурной жизни. При этом жители каждой национальной республики имеют возможность пользоваться и учреждениями культуры, расположенными в любой местности Советского Союза. Музеи, библиотеки, театры, специализированные больницы, клиники, находящиеся в общесоюзных и республиканских центрах, так же, как и курорты и здравницы, используются всем населенжзм нашей страны. Общесоветская культура многогранней любой однонациональной культуры, она обогащена наиболее прогрессивными элементами культуры всех национальностей нашей страны. Поэтому попытки некоторых западных «советологов» представить процессы культурной интеграции в СССР как «русификацию» (при всем огромном вкладе русской культуры в общесоветскую культуру) совершенно несостоятельны. Общесоветская духовная культура — это общая система усвоения и передачи не только достижений отдельных советских наций* но и достижений современной мировой культуры, прежде всего* культуры дружественных социалистических государств (главным образом через посредство русского языка). Будучи интернациональной, культура советского народа обладает вместе с тем определенными характерными чертами. Социалистическое переустройство, исчезновение религиозных барьеров,, возникновение и развитие двуязычия и, наконец, формирование общесоветской системы духовной культуры в этом аспекте могут быть оценены как процесс культурной переориентации и формирования общей советской историко-культурной области, сочетающей в себе не столько, условно говоря, «западные» и «восточные» культурные традиции, сколько новые устойчивые черты, сложившиеся за годы Советской власти. Именно поэтому правы советские ученые, когда протестуют против односторонней квалификации современной перестройки и развития культуры народов нашей страны как процесса «вестернизации». Итак, в процессе построения развитого социалистического общества у народов Советского Союза выработалось много общих черт, сложился социалистический советский образ жизни. В результате «решающее значение у нас постепенно приобретают общие, не зависящие от социальных и национальных различий черты поведения, характера, мировоззрения советских людей» 1130. Социалистический образ жизни — важнейший компонент новой исторической общности — советского народа. Эта общность представляет собой динамичное явление. С утверждением зрелого социализма, в частности, изменились ее государственно-политические параметры. Новая Конституция СССР фиксирует тот факт, что государство наше, возникшее как диктатура пролетариата, переросло в общенародное государство 1131. Интернациональная социально-политическая общность — советский народ — нашла свое отражение и в самосознании. Причисление себя к какому-либо определенному этносу обычно сочетается с сознанием своей принадлежности к советскому народу. В частности, показательно, когда граждане СССР бывают за рубежом, сознание общесоветской принадлежности выступает на первый план перед национальной. Такое самосознание неразрывно связано с их общесоветской гордостью, которая, как указывал JI. И. Брежнев, «глубже и шире естественных национальных чувств каждого в отдельности из народов, составляющих нашу страну» 1132. В настоящее время, очевидно, можно считать общепризнанным, что советский народ представляет собой социальную и интернациональную общность 1133. Таким образом — это двуединая общность; решающими притом являются, несомненно, ее социальноклассовые признаки 1134. Именно они определяют наиболее характерные, типологические черты и формационную принадлежность советского народа. В нем прежде всего воплощается то общее, что присуще социально-классовой структуре советского общества как структуре однотипной у всех его национальных, этносоциальных подразделений. При этом, как отмечалось выше, неуклонно растет социальная однородность советского народа, играющая огромную роль в укреплении его внутреннего единства. Не случайно это единство, как подчеркивалось на XXVI съезде КПСС, «сегодня прочно, как никогда» ". Что касается советского народа как интернациональной общности, то такая его характеристика предполагает, по крайней мере, два непременных момента. С одной стороны, то, что это многонациональная, полиэтничная общность. С другой, — ее межнациональный, межэтнический характер. При этом советский народ обладает не только единой территорией и экономикой, но также общей культурой и общим самосознанием. Однако все это не дает достаточных оснований для характеристики советского народа как нации. Дело, в частности, в том, что в целом специфические особенности духовной жизни советского народа значительно менее гомогенны (из-за его многонациональности), чем собственно этнические, национально-специфические черты входящих в его состав наций. И уже в силу одного этого отнесение советского народа к категории наций представляется неправомерным. Для такого рода возражений есть тем большие основания, что подобная характеристика советского народа означала бы косвенное отрицание реального факта существования наций в составе советского государства 10°. Иными словами, рассматриваемая точка зрения дает основание полагать, что у нас уже произошло слияние наций 1135. Между тем, как подчеркивал JI. И. Брежнев, «говоря о новой исторической общности, мы вовсе не имеем в виду, что у нас уже исчезают национальные различия или, тем более, произошло слияние наций» 1136. «Мы встали бы, — отмечал он также, — на опасный путь, если бы начали искусственно форсировать этот объективный процесс сближения наций» 1137. Соответственно было бы неверно (применяя этническую терминологию) отнести советский народ к числу этносоциальных общностей основного уровня, т. е. к общностям, обладающим наиболее выраженными этническими свойствами во всей . иерархии этнических подразделений. В современных условиях таковыми являются прежде всего нации, о неправомерности отождествления с которыми советского народа речь шла только что. Недостаточно корректна и характеристика советского народа как вообще этнической общности 1138. Ведь обычно, когда говорят об этнической общности (без каких-либо специальных уточнений), то подразумевают основные этнические подразделения, т. е. опять-таки в первую очередь нации. Представляется недостаточно удачным и наименование советского народа «суперэтнической общностью». Данный термин дает повод полагать, что обозначаемые им образования обладают более интенсивными-этническими свойствами, чем объединяемые такого рода образованиями этнические подразделения основного уровня (т. е. прежде всего нации). А для подобного заключения, как уже говорилось, нет никаких оснований 10Б. 1 Все это, разумеется, не значит, что следует вообще сбросить со счета сам объективный факт появления у советского народа в ходе сближения наций общих характерных черт духовной жизни, зсе большее увеличение удельного веса общесоветской культуры. Притом эта культура, объединяемая общим содержание^, в то >к6 jpeMH имеет определенные общие специфические черты, отличающие ее в целом от культуры народов других стран, в том числе социалистических. Это, в частности, весьма наглядно проявляется в билингвистической форме ее функционирования — нацио нально-русском двуязычии. Единые черты сложились и в области психологии советских людей. Обладают они и общесоветским самосознанием, включающем представления о шестидесятилетней общности исторических судеб народов в рамках единого советского государства. Нетрудно заметить, что все эти общие и вместе с тем характерные черты духовной жизни 1139 советских людей, всего советского народа аналогичны собственно этническим свойствам. В то же время эти общесоветские черты сочетаются, как известно, с собственно этническими свойствами основных этнических подразделений, входящих в советский народ — наций и народностей, причем у них такого рода свойства, несомненно, интенсивнее. Последнее обстоятельство означает, что в этническом плане характерные черты духовной жизни советского народа, хотя они и пронизывают все основные этнические подразделения страны, должны быть отнесены не к таковым, а всего лишь к «верхнему» уровню иерархии этнических общностей. Иными словами, советский народ стоит в одном ряду с теми общностями, которые в последнее время предложено именовать [«метаэтническими» 1140. При этом к тому же следует напомнить, что советский народ — двуединая общность, в которой определяющими являются именно ее социальные признаки. Следовательно, с точки зрения этнической классификации точнее было бы поставить это образование в один ряд с так называемыми метаэтносоциальными общностями 1141. Такая общность не только не исключает, но, наоборо^ предполагает «сосуществование» с ней этносоциальных подраздь лений основного уровня (наций и народностей). Коммунистическая партия и Советское государство, рассматривая развитие советского народа на основе всестороннего сбли- кения наций и народностей нашей страны как важнейшую объективную закономерность строительства коммунистического обще ства, учитывает это в своей политике и способствует укреплению советской интернациональной общности. Претворение в жизнь Коммунистической Партией Советского Союза основных принципов ленинской национальной политики не снимает с повестки дня необходимости всестороннего и постоянного учета национальных факторов, тщательного регулиро- йайий отношений между народами нашей многонациональной страны, изучение этих отношений. Национальные факторы играют и в обозримом будущем будут играть видную роль в нашей жизни, и не случайно их анализу по-прежнему уделяется столь существенное внимание в программных документах КПСС. Тенденции развития и сближения наций, аналогичные тем, что присущи национальным процессам в СССР, имеют место и в других странах социалистического содружества. Правда, многие из этих стран моноэтничны, например, в ГДР немцы составляют более 99% всего населения, в Венгрии венгры — 98,6%, в Польше поляки — 98,4% 1142. Наибольшая этническая мозаичность среди социалистических стран (после СССР) характерна для СФРЮ: 40,9% ее населения составляют сербы, 21,8 — хорваты, 8,2 — словенцы, 8,2 — боснийцы («мусульмане»), 6,8 — албанцы, 5,9% — македонцы по. В основном двуэтничной является ЧССР, где чехи образуют 64,0% населения, а словаки — 30,3% ш. Весьма своеобразной этнической структурой отличается СРВ. Здесь наряду с наиболее многочисленным этносом — вьетами, или кинями, составляющими почти 87% населения страны, имеется еще 53 народа, среди которых самые крупные (тай, мыонги и кхмеры) насчитывают менее миллиона человек (соответственно 850, 700 и 680 тыс.), а самые малочисленные — всего лишь несколько сот человек (например, этнические общности брау, рмам и оду имеют примерно по 200 человек) 1143. В большинстве этих стран в силу специфической этнической структуры и относительно небольшого времени, прошедшего от начала социалистического преобразования общества, этнические процессы, протекающие на социалистической основе, проявляются не столь рельефно, как в нашей стране; к тому же они до сих пор почти не подвергались специальным исследованиям. Поэтому ограничимся лишь несколькими краткими иллюстрациями. Так, процессы внутринациональной этнической консолидации отчетливо прослеживаются в наше время у хорватской нации, у которой в ходе этих процессов происходит все большее стирание культурно-бытовых различий отдельных этнографических групп и субэтносов пз. Внутринациональный характер имеет также постепенная консолидация этнорегиональных групп в рамках словацкой нации. Подчас, впрочем, этноконсолидационные процессы, идущие в социалистических странах, трудно четко разграничить на внутри- и межнациональные. Таков, в частности, процесс растворения в польской нации кашубов, которых одни исследователи считают самостоятельным этносом, другие — этнографической группой (субэтносом) польского народа (соответственно кашубский язык — диалектом польского)1144. \ (Имеют место в зарубежных социалистических странах и процессы этнической ассимиляции. Главным их каналом выступают этнически смешанные браки. В этом отношении весьма показательны данные о такого рода браках в современной Югославии. Прежде всего характерно, что за последнюю четверть века их общее число в стране заметно возросло. Так, если в 1956 г. смешанные в национальном отношении браки составляли 9,3% всех браков, то уже в 1963 г. их удельный вес увеличился до 12,4%, а в 1974 г. до 13,5% 1145. Однако эти изменения не одинаково протекали у отдельных национальностей. Например, процент сербок, вступивших в браки с представителями других национальностей, за период с 1953 по 1974 г. возрос почти на 4%, хорваток — на 3%, македонок — на 5,2%, черногорок — на 7,2% 11Г). Имеются определенные различия в удельном весе смешанных браков в отдельных республиках. Соответствующие данные свидетельствуют, что в большинстве случаев смешанные браки более часто заключаются в тех регионах, где представители не основной национальности проживают дисперсно. Например, в собственно Сербии смешанные браки, заключенные в 1963 г. сербами-муж- чипами, составили всего 3,73% от общего числа браков, заключенных сербами; в других же республиках, где сербы составляют меньшинство, наблюдается иная картина: в Хорватии мы имеем соответственно 33,39% , в Македонии — 56, в Черногории — 57,51 и в Словении — 76,26%. Вместе с тем имеют место и явления другого характера. Так, албанцы редко заключают смешанные браки, даже находясь в инонациональной среде, что обусловлено главным образом языковыми и культурно-религиозными различиями. С другой стороны имеются народы, у которых процент смешанных браков высок и в областях с компактным однонациональным населением. Это характерно, например, для венгров (в 1963 г. из всех их браков в Воеводине, где они живут кга- цещрированными группами, 14% составляли смешанные) 1146_/ (Поскольку в Югославии (с 1963 г.) юридическая фиксация национальной принадлежности не является обязательной, весьма трудно установить конкретные масштабы ассимиляции тем или иным этносом граждан, рожденных в смешанных браках. Но все же определенная тенденция в данном отношении прослеживается. Такие граждане, как правило, принимают национальность того из родителей, который принадлежит к основной национальной группе в данной местности 1147. Имеют место в современной Югославии также отдельные случаи этнической ассимиляции, не являющейся результатом смешанных браков. Чаще всего это связано со сменой языка, а иногда и религии. Такие случаи, в частности, фиксированы в отношении проживающих в Среме и Бачке отдельных групп словаков и венгров, которые, свободно владея сербохорватским языком, стали (в зависимости от состава окружающего населения) именовать себя либо хорватами, либо сербами 1148. При этом отсутствие в стране достаточно четких критериев определения национальной принадлежности подчас приводит к раздобою в этом отношении. Встречаются даже случаи, когда члены одной семьи относят себя к разным национальностям 12*0 В зарубежных полиэтничных социалистических странах имббт место и тенденция к межэтнической интеграции. Правда, проявляется она пока не очень отчетливо. Даже в Югославии, где имеются наиболее значительные симптомы этого, видимо, можно говорить лишь о самом начале формирования в результате такого рода процессов метаэтнической общности в масштабах всей страны. Субъективное выражение это явление получило в тенденции к возникновению общеюгославского самосознания. Все чаще поднимается вопрос о том, что термин «югославеи» (югослав) может обозначать не только гражданство, но и национальную принадлежность жителей Югославии. Такой постановке вопроса немало способствует отмена обязательной фиксации национальности, а также употребление во время переписей термина «югославен» для обозначения национальной принадлежности отдельных граждан. За использование этого термина для обозначения вообще национальной принадлежности (вместо прежних этнонимов — серб, хорват, словенец и т. п.) наиболее активно выступает молодежь; широко обсуждается данный вопрос и в общественно-политической литературе страны. Однако в Югославии немало и противников этого предложения, ссылающихся на то, что введение этого термина искусственно прервало бы нормальный ход развития наций и народностей Югославии ш. Тем не менее показательно, что последняя перепись населения в СФРЮ (1981 г.) свидетельствует об увеличении числа лиц, которые, определяя свою национальную (этническую) принадлежность, именуют себя югославенами. Так, например, в Хорватии число таких лиц за период с 1971 по 1981 г. возросло с 15,5 до 379 тыс. (ок. 8%) ш. Не исключено, что тенденция к межэтнической интеграций постепенно начинает проявляться и в таких полиэтничных социалистических странах, как ЧССР и СРВ. Правда, ход этого процесса в них остается, как уже говорилось, еще почти совсем неизученным. Однако, например, в пользу указанного предположения в отношении СРВ как будто свидетельствует тот факт, что здесь большая часть народов (кроме вьетов) двуязычна и наряду со своими родными языками пользуется вьетнамским1149. Процессы этнического сближения народов в условиях социализма не ограничиваются рамками отдельных государств. В той или иной мере они охватили все содружество социалистических стран. При этом особое значение имело усиление их духовной общности. Первостепенную роль в данном отношении сыграл рост культурного уровня широких народных масс, в частности, подъем образования, выступающий важнейшим инструментом устранения унаследованного от прошлого культурного неравен ства. В процессе перестройки системы просвещения и образе v ния в зарубежных европейских странах социализма (при вс м различии исходного уровня в отдельных из них) можно выделить несколько общих этапов. Первый из них начался сразу после победы социалистических революций и протекал вплоть до середины 50-х годов, когда повсюду проводились основные реформы общеобразовательной и высшей школы. На этом этапе были ликвидированы буржуазные привилегии на образование, отменена плата за обучение; строительство общежитий и интернатов создало одинаковые условия для городских и сельских школ, уменьшив число детей, не посещавших школы, и т. д. В ходе мероприятий второго этапа (50—60-е годы) были внесены серьезные изменения в учебные программы школ и вузов, подчиненные задаче сближения обучения с народнохозяйственной практикой; на третьем этапе, начавшемся во второй половине 60-х годов и продолжающемся в наши дни, в сложившуюся систему вносятся коррективы, которые диктуются потребностями научно- технической революции 1150. Новые демократические принципы в сфере просвещения получили также выражение в развитии общеобразовательной сети школ для национальных меньшинств. Так, в Чехословакии, помимо чешских и словацких школ, были открыты школы с преподаванием на польском, венгерском и украинском языках. В Польше начали работать начальные и общеобразовательные школы и лицеи для украинского, белорусского, русского и литовского населения1151. ’ Заметные перемены в целом произошли в сфере высшего образования, что в частности, сопровождалось ростом численности студенчества. Весьма показательно, например, что в европейских странах СЭВ за период с 1960 по 1979 г. доля специалистов с высшим и средним образованием, занятых в народном хозяйстве, увеличилась с 12 до 23% 1152. Развитие народного образования в социалистических странах явилось важным фактором развертывания научных исследований, сопровождавшегося численным ростом научных кадров, увеличением государственных капиталовложений в науку, расширением количества научных публикаций. В результате во всех странах социализма научные исследования во многих областях вышли на передовые рубежи в мире, укрепилась связь науки с практикой 1153. Утверждение новой культуры, новых культурных ценностей происходит в странах социализма, однако, отнюдь не автоматически: оно сопровождается острой борьбой против старых ценностных ориентаций и установок, в том числе националистических. 13 частности, встречается еще одностороннее акцентирование национально-специфических особенностей в развитии отдельных стран социализма, рассмотрение этого развития в отрыве от интернациональных задач и потребностей социального прогресса. Иногда проявляется стремление искусственно воссоединить национальные меньшинства, исторически оказавшиеся разделенными и живущими в разных социалистических отечествах, что свидетельствует о забвении приоритета социально-классового подхода к национальным проблемам 1154. Как свидетельствует исторический опыт, для преодоления в условиях социализма подобных проявлений национальной ограниченности и эгоизма особое значение имеет неуклонное проведение правящими партиями в жизнь принципов интернационализма, прежде всего обеспечение гармоничного сочетания интересов каждой нации и всего социалистического содружества. Важна также роль в данном отношении распространения и утверждения в странах социалистического содружества марксистских знаний и убеждений. При всей специфике этого процесса р каждой из зарубежных социалистических стран все они в послевоенные годы решали в данной области общие задачи. На первом этапе социалистического строительства таковой была задача усвоения марксистской идеологии широкими народными массами. Эта задача решалась путем создания развитой системы партийного просвещения различных ступеней, введением курсов марксистско- ленинской философии в высших и средних учебных заведениях, периодической организацией специальных лекций и семинаров и т. д. На следующем этапе происходит перемещение центра тя жести от простого усвоения марксистских знаний к их непосредственному применению во всех сферах общественной жизни. Переход к этапу развитого социализма выдвинул задачу превращения марксистского мировоззрения в основу социальной и творческой активности личности 12°. Для упрочения интернациональных черт в духовной жизни стран социалистического содружества особое значение имеет их сотрудничество в этой сфере. Между ними действует свыше 70 соглашений, охватывающих комплекс вопросов, связанных с межгосударственным культурным сотрудничеством, заключено свыше 200 специальных соглашений и конвенций, регулирующих культурный обмен (поездки ученых и студентов, обмен театральными коллективами, кинофильмами и т. д.) 1155. В частности, в широких масштабах осуществляется сотрудничество социалистических стран в области просвещения и образования. Существенное место здесь занимает взаимная подготовка кадров. Только в 50—начале 70-х годов в СССР окончили высшие учебные заведения свыше 50 тыс. студентов из других социалистических стран 1156. Значительные масштабы приобрело сотрудничество стран социализма в области науки. В этом сотрудничестве условно можно выделить три периода. Первый период (1945—1957 гг.) в целом характеризуется становлением нового типа международных научных связей, началом развития двустороннего сотрудничества на новой, социалистической основе. Второй период (1958—1970 гг.) — это время активного развития двусторонних международных контактов в области науки и начало развития многостороннего сотрудничества. Третий период (с начала 70-х годов) характеризуется развернутым двусторонним и многосторонним сотрудничеством на долговременной основе 1157. Одновременно существенно расширился обмен научно-технической информацией между социалистическими странами. Специально созданная для этих целей международная информационная система по научным работам содержит сведения примерно о четверти миллиона документов 1158. Важная роль в сближении духовной жизни социалистических стран принадлежит творческим встречам писателей, художников, искусствоведов, фестивалям различных видов искусства, выставкам, дням культуры, регулярным радио- и телепередачам, совместной работе представителей творческой интеллигенции различных стран по созданию произведений искусства и т. п. Все эти растущие контакты немало способствуют как выравниванию культурного уровня, так и укреплению идейной общности в духовной жизни стран социалистического содружества. При этом усиливается роль совместного планирования и интернацись4 нального разделения труда в области науки, образования, искусства стран социализма, формируется их общее «духовное производство» 1159. В результате складывается новая, социалистическая (коммунистическая) цивилизация 1160. При этом весь опыт реального социализма уже многие годы убедительным образом демонстрирует всему миру подлинный гуманизм межнациональных отношений, основанных на принципах пролетарского, социалистического интернационализма. В антагонистических обществах ценность самого человека отступает на задний план, ее определяет причастность к привилегированному меньшинству, социальная и национальная принадлежность. В социалистическом же обществе решающее значение приобретает именно человек. И в этом — великое гуманистическое значение того нового жизненного порядка, имя которому — социализм. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ Проведенный в последней части книги анализ материалов по этнической истории человечества, на наш взгляд, не только позволяет наметить основные этапы этой истории и их важнейшие тенденции, но заслуживает внимания также в том отношении, что может рассматриваться в качестве своеобразной проверки путем анализа этноисторической практики человечества оправданности гсходных представлений об этнических общностях и их динамике, изложенных в двух первых ее частях. Вместе с тем этот анализ дает возможность сделать некоторые наблюдения, развивающие и дополняющие указанные представления. Иначе говоря, речь идет о попытке соотнесения логического и исторического при разработке этнической проблематики. Исторический подход подтвердил прежде всего правомерность представления об этнической структуре человечества как о явлении чрезвычайно сложном, имеющем иерархический характер, а также продуктивность разделения этнических общностей на собственно этнические и этносоциальные. Соответственно понятие «этническая общность» выступает в качестве «родового» для всех разновидностей этнических образований и их таксономических уровней (субэтносов, основных этнических подразделений и метаэтнических общностей). Термин же «этнос» представляется целесообразным закрепить лишь за подразделениями основного уровня в иерархии этнических общностей. При этом этнос выступает в двух главных ипостасях: в качестве собственно этнических образований (этникосов) и в виде этносоциальных организмов (эсо). В свете данных по этнической истории собственно этническая общность (этникос) предстает как результат совместной исторической практики ряда поколений людей, воплощенной в специфических материальных и духовных атрибутах этой общности и фиксированной в сознании ее членов. Именно поэтому для существования этникоса важнейшее* значение имеют межпоколенные (диахронные) информационные связи, ""V* также "'самосознание составляющих его людей, включающее гв ’той или иной !"форме представление об общности исторических^судеб их^предков. Своеобразие и в то же время" единство материальных и духов ных свойств собственно этнической общности обеспечивает ее членам необходимые культурно-психологические условия для их совместного существования. Что касается социально-потестарных (политических) условий для этого, то их создают социальные "организмы — основные ячейки всемирно-исторического процесса. Со вершенно очевидно, что в «синтезе» собственно этнических и со- циально-потестарных (политических) общностей заключены весьма благоприятные условия для групповой деятельности людей. Такой «синтез» и представляют этносоциальные организмы, которые, по свидетельству истории классовых обществ, в своей совокупности, как правило, охватывают основную массу населения мира. И все же за пределами эсо нередко остаются отдельные части этни- косов, представляющие собой этнические группы; кроме того, некоторые этникосы (например, цыгане) вообще не имеют «своих» эсо. Иными словами, в пространственном плане этносоциальные организмы включают несколько меньшую часть ойкумены, чем собственно этнические образования, распространенность которых по сути имеет глобальный характер. В типологическом отношении, как мы выше могли не раз убедиться, определяющую роль для этносоциальных организмов играют их социально-экономические параметры. Соответствующие типы этносоциальных организмов по существу и имеются в виду в нашей обществоведческой литературе, когда в ней выделяются такие основные формы исторических общностей людей, как племя (для первобытнообщинной формации), народность (для рабовладельческой и феодальной формаций), нация (для капиталистической и социалистической формаций); при этом последовательное проведение формационного принципа типологии эсо предполагает разделение народностей на рабовладельческие и феодальные, а наций — на капиталистические и социалистические1161. Существенны не только «пространственные» и «структурные», но также «временные» различия между этникосами и эсо. Первые нередко существуют на протяжении нескольких социально-экономических формаций, вторые — только в рамках одной. В силу «дуалистического» характера этносоциальных образований их внутренние связи тоже двойственны. С одной стороны, это присущие этникосу информационные связи (как диахронные, так и синхронные), а также этническое самосознание. С другой, — социально-потестарные (политические) связи. Без учета существенно различного характера этих двух разновидностей общественных связей и соответственно особенностей их роли на разных стадиях исторического процесса, на наш взгляд, невозможно устранить существующий разнобой в трактовке факторов внутриэтни- ческой интеграции. Для разных типов этносоциальных общностей основные виды собственно этнических связей в принципе остаются теми же, однако меняется их содержание. Это, в частности, наглядно проявляется в изменении роли отдельных составляющих этнического самосознания. На ранних этапах этнической истории человечества в нем первостепенное место занимают представления о родстве членов этнических общностей (этим представлениям2 принадлежит определяющая роль в их осознанном объединении) и соответственно общности их происхождения. Позднее такого рода представления становятся все более расплывчатыми, притом они нередко сводятся лишь к наличию у членов этноса отдельных стереотипов, касающихся общности исторических судеб их предков. Вместе с тем на передний план в этническом самосознании выступают автостереотипы, субъективно отражающие объективные свойства этноса (язык, обычаи, обряды и т. п.). Меняется и этническая роль сигнификативных свойств культуры. Она особенно значительна на ранних стадиях, когда этно- знаковая функция выполняется как материальными, так и духовными компонентами культуры. На поздних же стадиях, в условиях продвинутого промышленного развития и урбанизации, этническая специфика все более перемещается из сферы материальной культуры в сферу духовной. Не остается неизменным этноинтегрирую- щий характер коммуникативных функций культуры. Первоначально эта роль выполнялась почти исключительно вербально-ви- зуальными средствами, прежде всего устной речью; при этом в условиях сравнительно малочисленных этносов коммуникация имела преимущественно непосредственный характер. С возникновением письменности возрастает этноинтегрирующая роль опосредованной информации, которая приобретает особенно значительные масштабы с развитием средств массовой коммуникации. Весьма существенны стадиальные различия в осуществлении функций этнической интеграции у социально-потестарных (политических) составляющих этносоциальных общностей. На начальных стадиях этносоциальной истории (при позднем первобытнообщинном строе и в докапиталистических классовых обществах) основная роль в объединении членов таких общностей принадлежит потестарным (политическим) институтам, иначе говоря, обще- нлеменным, а позднее общегосударственным органам власти; при этом потестарные (политические) связи явно преобладают над свя- яями экономическими, которые (особенно в условиях феодализма) имеют преимущественно локальный, «земляческий» характер. С возникновением капитализма роль экономического фактора в интеграции основных этносоциальных подразделений — наций, как известно, резко усиливается, становится определяющим, однако государственно-политическое единство, включая и территориальное, не только сохраняет, но и упрочивает свою объединяющую функцию. При социализме в силу коренной особенности социально-классовой структуры общества экономические и государственно-политические факторы интеграции нации утрачивают свой антагонистический характер, и соответственно их значимость в данном отношении возрастает. В целом же в ходе этнической истории человечества центр тяжести в выполнении интегрирующих функций для этносоциальных образований все более перемещается из собственно этнической в социально-политическую сферу, а на стадии наций в первую очередь в экономическую, постепенно все более дополняемую средствами массовой информации. Приведенные в работе материалы свидетельствуют, что нет никаких оснований относить этнические общности к разряду биологических единиц-популяций. Правда, каждый этнос сопряжен с определенной популяцией. Однако такая популяция сама является «вторичной», производной не от биологических факторов, а в первую очередь от социальных свойств соответствующего этноса. Вместе с тем в силу характера этносов, в межпоколенном воспроизводстве которых основным каналом выступает семья, особое значение для существования этих общностей имеют их демографические параметры (численность, половозрастной состав и т. п.). Рассмотрение этнической проблематики в исторической перспективе позволяет констатировать наличие в истории рода человеческого безэтнического периода. Возникновение этнических общностей относится лишь к периоду развитого первобытного (бесклассового) общества. При этом первоначально такие общности имели характер этникосов и только на подступах к формированию классовых обществ появляются этносоциальные организмы. С этого момента представляется существенным разграничивать собственно этнические и этносоциальные процессы. Такое разграничение связано прежде всего с тем, что во всей совокупности общественных явлений социально-экономические отличаются наибольшей подвижностью, а этнокультурные, напротив, характеризуются устойчивостью. В силу этого скачки в собственно этнических процессах далеко не полностью совпадают с «разрывами постепенности» в социально-экономической истории, а соответственно и со скачками в развитии этносоциальных систем. Впрочем, видимо, преобладающими все же являются случаи возникновения новых этносов в периоды смены социально-экономических формаций. Так, большинство ныне существующих палеогенетических этносов сложилось в периоды становления раннеклассовых обществ (например, армяне, болгары, i вен^рьт, поляку, хорваты,, чехи, шотландцы и т. д.). Современные неогенетические этносы в основном сформировались в переходные эпохи — становления капитализма (например, англоканадцы, бразильцы, итальянцы, мексиканцы, североамериканцы, французы и т. д.) и социализма (алтайцы, хакасы и т. д.). Как и всем явлениям в природе и обществе, этническим процессам присуще диалектическое сочетание общего и особенного. Важнейшее проявление в них этой закономерности — наличие .двух взаимосвязанных тенденций, одна из которых имеет интегрирующий, другая — дифференцирующий характер. Действие их прослеживается на протяжении всей этнической :истории человечества. При этом, однако, на каждом ее этапе соотношение этих тенденций и формы их проявления не остаются неизменными. Так, в первобытнообщинной формации этническая дифференциация особенно наглядно проступает в отпочковании от шлемен отдельных частей и перемещении их на новые территории — процессе, в ходе которого была заселена основная часть ойкумены. В докапиталистических классовых обществах эта дифференциация проявлялась главным образом в расширении сфер проявления культурного несходства между основными этническими общностями той эпохи — народностями, что было обусловлено в значительной мере увеличением собственного культурного фонда каждой из этих общностей, а тем самым их различий в данной сфере. При капитализме этническая дифференциация связана прежде всего с углублением неравномерности развития народов мира, а соответственно с увеличением социально-экономических и культурных различий между ними, простирающихся в диапазоне от первобытнообщинной до капиталистической формации. При всем многообразии проявлений интегративных моментов ъъ протяжении этнической истории человечества все же, рассматривая ее в целом, представляется возможным наметить одну характерную их черту. А именно: постепенное увеличение масштабов этнических общностей. При этом проступают два основных модуса реализации данной тенденции. Один из таковых связан с трансформацией в новые этнические подразделения основного уровня мета- этнических образований. Другой представляет собой процесс превращения историко-этнографических общностей в этнические. Так, при формировании основного этнического подразделения докапиталистических классовых обществ — народности ей .обычно предшествовала метаэтническая или историко-этнографическая общность, охватывавшая несколько племен. Аналогичным *был один из путей формирования нации, при котором в ее рамках шроисходило объединение нескольких народностей, как правило, ^входивших в состав одной сложившейся еще в прошлом макро- жультурной общности (метаэтнического или историко-этнографического характера). Увеличение масштабов основных этнических подразделений имело место и в случаях «однолинейной» трансформации народности в нацию, главным образом за счет естественного прироста населения. В целом же в новое и новейшее время для ос новных этнических подразделений характерно, с одной стороны, сокращение их количества, с другой — повышение среди народов мира удельного веса крупных образований этого типа и преимущественное увеличение их численности. В наше время последняя тенденция с каждым десятилетием дает о себе знать все более отчетливо. Интегрирующая тенденция в условиях капитализма, как и в докапиталистических обществах, не ограничивается рамками основных этнических подразделений (наций и народностей), она имеет также межэтнический, межнациональный характер. Именно это имел в виду В. И. Ленин, подчеркивая, что «всемирно-историческая тенденция капитализма к ломке национальных перегородок, к стиранию национальных различий, к ассимилированию наций. . . с каждым десятилетием проявляется все могущественнее. . .» 1162. Суть этой тенденции, по его определению, все большая интернационализация всей хозяйственной, политической и духовной жизни человечества 1163. Но в условиях капитализма данный процесс имеет остро противоречивый характер. В условиях социализма тенденции интеграции и дифференциации в сфере этносоциальных процессов, как мы могли убедиться, коренным образом модифицируются. Прежде всего это вызвано тем, что они оказываются лишенными классово-антагонистического основания. В результате базисные (экономические) компоненты этносоциальных общностей все более утрачивают этнодифферен- цирующие черты, проявляющиеся главным образом в хозяйственной жизни народов. Одновременно тенденция развития этнических подразделений основного уровня оказывается неразрывно связанной с тенденцией их все большего сближения и единения. Это прежде всего проявляется в том, что в рамках многонационального советского государства экономика стала составлять «единый народнохозяйственный комплекс, охватывающий все звенья общественного производства, распределения и обмена на территории страны» 1164. Вместе с тем у всех этносов сложилась однотипная социальная структура, которая еще в рамках зрелого социализма станет в основном бесклассовой. Соответственно, «очевидно, исторически новым рубежом их развития будет становление бесклассовых социалистических наций» 1165. Несколько сложнее вопрос о диалектике соотношения при социализме общего и особенного в духовной жизни. Обращаясь к его рассмотрению на примере нашей страны, прежде всего напомним, что ныне культура советских людей по своим масштабам во много- крат превосходит объем культуры, носителями которой в капун Октября были трудящиеся массы пашей страны. Й это чрезвычайно существенно для понимания особенностей проявления в современной духовной культуре дифференцирующих и интегрирующих тенденций. В долом в ней, несомпенно, возрастает удельный вес интернационального. Но это не исключает вместе с тем и увеличения в определенных размерах специфического. В данной связи нельзя не наиомнить слова В. И. Ленина о том, что в будущем «дифференцирование» человечества в смысле богатства и разнообразия духовной жизни увеличится в миллионы раз 1166. Представляется важным при этом лишь учитывать, что на разных «структурных» уровнях советского общества культурная дифференциация и интеграция протекают не однозначно. В условиях реального социализма весьма отчетливо начинает проступать разнообразие духовной жизни, в частности, на уровне личности. Хотя и на этом уровне все более увеличивается интегрированный общесоветский слой культуры, однако в результате всестороннего развития личности при социализме растут возможности проявления ее своеобразия, ее культурная дифференцированность. И, судя по всему, в масштабах советского народа именно на этот «личностный» уровень все больше перемещается дифференцированность культуры, именно здесь заложены неограниченные перспективы роста богатства и разнообразия духовной жизни человечества. Усиление единства советского народа отнюдь не исключает, а, напротив, предполагает расцвет всех индивидуальных творческих возможностей каждой человеческой личности. Как подчеркивается в ст. 20 новой Конституции СССР, наше «государство ставит своей целыо расширение реальных возможностей для применения гражданами своих творческих сил, способностей и дарований, для всестороннего развития личности» 1167. Рассматриваемые тенденции отчетливо прослеживаются и внутри отдельных наций. С одной стороны, в их рамках за годы Советской власти культурная межклассовая гомогенность несомненно возросла прежде всего в результате уничтожения антагонистических классов, а затем выравнивания уровня культурного развития социально-классовых групп социалистического общества; повысилась культурная однородность наций, как мы видели, и в результате этнокопсолидационных процессов. С другой стороны — внутри наций наблюдается тенденция некоторого увеличения специализации культуры (по крайней мере профессиональной) у различных социально-профессиональных групп. Но в связи с интересующей нас проблемой особенно существенно следующее: хотя во всей сумме культурных достижений народов нашей страны происходит относительное увеличение удельного веса общесоюзных черт, все же во многих возрастающих по своему объему сферах культуры абсолютные размеры национально-специфического, этнического остаются значительными, подчас даже расширяясь (например, объем художественной литературы на национальных языках). Следует вместе с тем учитывать межэтническое взаимодействие культур в пределах отдельных регионов страны, таких как Прибалтика, Поволжье, Кавказ, Средняя Азия и т. д. В результате складываются некоторые общие черты культуры народов региона, которые, в свою очередь, придают ей определенный специфический колорит. Впрочем, региональное сближение народов сводится главным образом к распространению некоторых, притом существенно трансформированных традиционных компонентов культуры коренных народов региона: обычаев, одежды, жилища и т. «п.1168 Гораздо существеннее в интересующей нас связи происходящая в масштабах всей нашей страны межэтническая иитеграция. В ходе ее, как это неоднократно отмечалось выше, во всей сумме культурных достижений народов СССР все более увеличивается общесоюзный слой, удельный вес общосоветской культуры. Одновременно в собственно этнической сфере происходит значительное сужение действия дифференцирующего начала. При этом, однако, нельзя не учитывать, что уже на этапе зрелого социализма становятся заметно ощутимыми различия в степени продвинутое™ интегрирующей тенденции в собственно социальных и этнических компонентах основных этносоциальных общностей — наций. Если в их социально-экономическом основании общесоюзное все более преобладает над национально-особенным, то этни- чески-особенное (культурно-специфическое) в значительной мере сохраняется 1169. Как известно, Программа КПСС подчеркивает, что «стирание национальных различий, в особенности языковых различий, — значительно более длительный процесс, чем стирание классовых граней» п. И правы, на наш взгляд, те исследователи национальных отношений в СССР, которые считают, что в развитии нашего общества наступит этап, когда социально-классовые различия наций исчезнут, а этнические еще сохранятся 1170. Но признание всего этого в свою очередь значит, что эсо-нации начнут превращаться в этникосы-национальности. В современных этнических процессах в СССР особая роль принадлежит новой социальной и интернациональной общности — советскому народу. Один из важнейших аспектов его возникновения и развития — взаимодействие культур основных, этнических подразделений, прежде всего наций и народностей. Это взаимодействие в силу полиэтничности советского народа представляет собой не что иное как одно из проявлений межэтнической (межнациональной) интеграции. Соответственно было бы неверно характеризовать советский народ как этническое подразделение основного уровня, особенно как нацию. Эта общность, как отмечалось выше, может быть отнесена лишь к «верхнему» уровню иерархии этнических подразделений, т. е. к тем образованиям, которые, охватывая несколько основных этнических единиц, обладают значительно меньшими, чем они устойчивым культурным своеобразием. Иными словами, советский народ стоит в одном ряду с мета- этническими общностями. При этом советский народ, представляющий собой принципиально новое явление в качестве первой во всемирной истории социалистической интернациональной общности (общности, не имеющей классово-антагонистических противоречий, отличающейся морально-политическим единством, и потому особенно прочной), вместе с тем предстает как закономерное звено во всемирно-историческом процессе постепенного возрастания этнокультурной целостности человечества. Как свидетельствует анализ его этнической истории, именно метаэтническим образованиям принадлежит важнейшая роль в повышении общего уровня межэтнической интеграции народов мира. Вместе с тем, как показывает тот же анализ, для реализации этой тенденции, связанной прежде всего с превращением метаэтнических общностей в этнические подразделения основного уровня, требуется весьма и весьма длительное время. Закономерный характер возникновения в условиях многонациональных социалистических государств метаэтнических общностей нового по своим социальным параметрам типа подтверждается и тенденцией к постепенному складыванию подобных образований также в других странах социализма, например, в Югославии, Вьетнаме. Такого рода образования — важный этап на пути к тому интернациональному единству всего мира, когда будет реализовано ленинское предсказание о том, что человечество «должно прийти к позднейшему слиянию наций» 1171. Межэтническая интеграция, интернационализация в современных условиях, разумеется, не ограничивается лишь внутригосударственными процессами, она имеет и межгосударственный характер. В странах социалистического содружества важнейшими предпосылками такого рода процесса выступает единство общественного строя этих стран, принадлежащих к одной и той же социально-экономической формации, интенсивное развитие между ними различных видов связей, начиная от экономических и кончая идеологическими и политическими. В частности, в сочетании с экономической интеграцией сотрудничество стран социалистического содружества в области искусства, науки и образования, их совместная идеологическая и политическая деятельность привели к складыванию определенной культурной общности этих стран, проявляющейся прежде всего в распространении среди населения общей идеологии, общих духовных ценностей. Процессы дальнейшей интернационализации в сфере культуры протекают, правда, весьма противоречиво, и в развитых капиталистических странах, чему (наряду с усилением их экономической и политической интеграции) немало способствуют средства массовой информации. Идут такого рода процессы и в развивающихся странах Азии, Америки и Океании, где они, будучи в значительной мере связанными с так называемой вестернизацией, нередко влекут за собой обострение этнической ситуации. В целом же в результате этих процессов появляются все новые и новые историко-культурные общности, ареалы многих из которых в той или иной степени взаимо пересекаются, их планетарная сеть как бы все более уплотняется 1172. Одновременно возрастает взаимодействие всех этих общностей, что немало способствует усилению удельного веса тех элементов культуры, которые в той или иной мере распространены по всему земному шару, т. е. приобретают общепланетарный характер. Основными местами формирования таких элементов культуры стали города, а технико-экономической основой для их появления послужило промышленное развитие. Огромная роль в распространении элементов этой промышленно-городской культуры принадлежит тому факту, что общая, особенно характерная для эпохи НТР тенденция проницаемости национальных перегородок не только в рамках каждой из двух мировых систем, но и в глобальных масштабах затрагивает и культуру, хотя в разных ее компонентах и проявляется неодинаково. Особенно наглядно процессы интернационализации проступают в материальной культуре. Это получило свое выражение прежде всего в широком распространении как в сфере производства, так и быта разнообразных промышленно- стандартизированных изделий: от станков и автомашин до повседневно-бытовых аксессуаров (одежда, мебель, пища и т. п.). Все более интернациональный характер приобретают и отдельные стереотипы повседневного поведения (например, рукопожатия, правила уличного движения и т. п.). Сказались интеграционные тенденции и в сфере духовной культуры. Особое значение в этом отношении имеет развитие в условиях НТР средств массовой коммуникации, в первую очередь различных способов тиражирования: книг, кино, радио, телевидения и т. п. Тем же целям служат и переводы, международные фестивали, контакты между деятелями Культуры и т. и. Все это сделало возможным распространенно в глобальных масштабах одних и тех же элементов духовной культуры: от произведений искусства и художественной литературы до таких широко распространенных развлечений, как массовые зрелища, спорт, туризм и т. п.1173 Однако увеличение сходства между миром социализма и миром капитализма в сфере технологии, материальной культуры, отдельных компонентов духовной жизни не дает оснований для утверждения о сглаживании различий между двумя мировыми системами. Нельзя при этом игнорировать коренные социально-классовые различия этих систем, обусловливающие диаметральную противоположность их идеологии, социально-политических целей и культивируемых духовных ценностей. Иными словами, надо учитывать, что интеграционная тенденция далеко не одинаково проявляется в различных сферах социальной жизни. К тому же хотя эта тенденция в конечном счете выступает доминирующей, однако она неразрывно связана с тенденцией дифференцирующего характера. Как мы могли убедиться, последняя подобно первой, прослеживается на всем протяжении всемирной истории. При этом, в частности, каждой из рассмотренных выше этнических общностей различных таксономических уровней, а также иных историко-культурных образований присущи свои формы выражения дифференцирующей тенденции в сфере культуры. В наше время эта тенденция особенно отчетливо проступает как в виде идеологической борьбы двух мировых систем, так и в том, что внутри самого капиталистического мира во многом углубляется социально-классовая дивергенция духовной жизни. Противоборство двух основных тенденций социокультурного развития человечества наряду с другими противоречиями всемирно-исторического процесса, как известно, не раз приводило к острым катаклизмам. Однако в современных условиях такие катаклизмы отнюдь не фатальны. Именно поэтому еще и еще раз следует подчеркнуть, что различия в социальной структуре и идеологии социалистических и капиталистических стран отнюдь не являются препятствием для реализации принципов мирного сосуществования. Как известно, между странами, входящими в две различные мировые системы, могут развиваться и развиваются деловые отношения и культурный обмен, базирующиеся на принципах взаимной выгоды и невмешательства во внутренние дела. Особенности современного научно-технического прогресса делают такого рода взаимоотношения между двумя социально-экономическими системами неизбежными. А это в свою очередь требует превращения мирного сосуществования в долгосрочно действующий фактор мирового развития.
<< |
Источник: Бромлей Ю.В.. Очерки теории этноса. 1983

Еще по теме Очерк четырнадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В МИРЕ СОЦИАЛИЗМА*:

  1. Очерк двенадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ КЛАССОВЫХ ОБЩЕСТВАХ
  2. Очерк одиннадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА И ЕЕ ДИНАМИКА В ПЕРВОБЫТНООБЩИННОЙ ФОРМАЦИИ
  3. Очерк десятый К ТИПОЛОГИЗАЦИИ ЭТНИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ
  4. «ЭТО ТОЛЬКО ПЕРСОНИФИКАЦИЯ НЕ НАШЕГО ПОНИМАНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА...» (Георгий Владимирович Вернадский (1887-1973) и его «Очерки по русской историографии» )
  5. МЕСТНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ЭТНОСОЦИАЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ В РОССИИ[20]
  6. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ГЛАВНЫЕ ЭТАПЫ ЭТНОСОЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  7. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  8. ГАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ. Современная промышленность.
  9. МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ И ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЙ КОНСЕНСУС В РОССИИ
  10. В. Я. КОНЕЦКИЙ Новгородские сопки и проблема этносоциального развития Приильменья в УШ—Х вв.
  11. ЛЕКЦИЯ ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  12. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ. МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛЮДЕЙ
  13. Глава четырнадцатая О СУЖДЕНИИ 1.
  14. Глава четырнадцатая О ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ II ЕЕ ПРОСТЫХ МОДУСАХ 1.
  15. Хухлаев Олег Евгеньевич Служба социальной конфликтологии — технология профилактики и урегулирования этносоциальных конфликтов
  16. Статья 26. Дееспособность несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет
  17. Глава четырнадцатая ПЕРЕХОД СЧЕТА ПРОИСХОЖДЕНИЯ ИЗ ЖЕНСКОЙ ЛИНИИ В МУЖСКУЮ
  18. А. Л. Журавлев4, И. А. Джидарьян, В. А. Барабанщиков, В. В. Селиванов, Д. В. Ушаков. Психология человека в современном мире. Том 2. Проблема сознания в трудах С. Л. Рубинштейна, Д. Н. Узнадзе, Л. С. Выготского. Проблема деятельности в отечественной психологии. Исследование мышления и познавательных процессов. Творчество, способности, одаренность (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные
  19. глава четырнадцатая О ПРОИСХОЖДЕНИИ БАСНИ, ПРИТЧИ И ЗАГАДКИ С ПРИСОВОКУПЛЕНИЕМ НЕКОТОРЫХ ПОДРОБНОСТЕЙ ОБ УПОТРЕБЛЕНИИ СИМВОЛОВ И МЕТАФОР *