<<
>>

Положение и функции высшего военачальника

Должность, которую занимал Монтецума, согласно лучшим из доступных нам источников, называлась просто teuctli, что значит военный вождь. Как член совета вождей он назывался иногда tlatoani, что значит оратор.

Эта должность верховного военачальника была высшей из известных ацтекам. Это была та же должность, облеченная теми же правами, как и должность высшего военачальника конфедерации ирокезов. Лицо, занимавшее ее, становилось ex officio членом совета вождей, как можно заключить из того, что у некоторых племен высший военный вождь имел в совете первенство как во время дебатов, так и при высказывании своего мнения \ Ни один из испанских писателей не употребляет этого титула по отношению к Монтецуме или его преемникам. Он был заменен совершенно неподходящим титулом короля. Икстлильхохитль, метис тецкуко-испанской крови, дает верховным вождям Мексико, Тецкуко и Тлз- копа просто титул военного вождя, прибавляя к нему название племени. Рассказав о разделении власти между этими тремя вождями при возникновении конфедерации и о собрании по этому поводу всех apex племен, он, продолжает: «Король Тецкуко величался титулом aculhua teuctli, а также chichimecatl teuctli, который носили его предки и который был знаком власти. Итцкоатцин, его дядя* получил титул culchua teuctli, так как он управлял тольтеками-кулхуа, а Тотоки- хуатцин — титул tecpanuatl teuctli, бывший титулом Ацкапутцалько. С тех пор их преемники получали те же самые титулы» [107]. Упомянутый здесь Итцкоатцин (Итцкоатль) был военным вождем ацтеков в то время, когда образовалась конфедерация. Так как титул военного вождя носили тогда еще многие другие, то прибавление к нему названия племени было выражением особого уважения. На индейском языке название должности, занимаемой Монтецумой, было равнозначно выражению «высший военный вождь» и соответствовало английскому «генерал».

Клавигеро находит эту должность у ряда племен нахуатль, но ни разу не приравнивает ее к должности ацтекского военного веждя. «Высшим рангом,дворянина в Тласкала, Хуексотцинко и Чолула было teuctli. Для достижения этого ранга было необходимо: быть благородного происхождения, в нескольких сражениях проявить выдающуюся храбрость, достигнуть определенного возраста и располагать большим богатством для покрытия громадных расходов, которые должен был нести обладатель такого звания» После того как Монтецума был вознесен до звания абсолютного самодержца, обладающего военными и гражданскими функциями, вопрос о сущности и полномочиях его должности бь^л оставлен на заднем плане, — фактически неисследованным. Как высший военачальник он имел возможность приобрести популярность и внушить народу уважение. Это была опасная, но необходимая для племени и конфедерации должность. Как показывает опыт человечества, начиная с низшей ступени варварства и до настоящего времени, должность эта всегда была опасной. Конституции и законы гарантируют цивилизованным нациям, посколько они обладают ими, безопасность. Целая масса порядков и обычаев возникла, по всей вероятности, у более развитых индейских племен и у племен долины Мексики, регулирующих полномочия и обязанности этой должности. Существуют основательные данные для предположения, что ацтекский совет вождей имел верховную власть не только в гражданских, но и в военных делах, равно как над личностью и действиями военного вождя. С увеличением населения и материальным развитием строй управления ацтеков, несомненно, становился сложнее; тем поучительнее было бы знакомство с ним. Если бы была возможность точно установить все подробности организации их управления, то они оказались бы достаточно примечательными и без прикрас.

Испанские писатели сходятся обычно в показании, что занимаемая Монте* думой должность была выборной, при чем выбор был ограничен членами одной определенной семьи. Они нашли, что эта должность переходила от брата к брату или от дяди к племяннику.

Но они не были, однако, в состоянии объяснить, почему в известных случаях не наследовал сын после отца. Такой порядок наследования представлялся испанцам необычайным, и этим самым умень-. шается возможность ошибки с их стороны по этому основному вопросу. К тому же непосредственно на глазах завоевателей должность эта два раза переходила по наследству. Монтецуме наследовал Киутлахуа. В этом случае должность перешла от брата к брату, хотя мы, не зная ацтекской системы родства, не можем сказать, были ли это родные или коллатеральные братья. После смерти Куктлахуа его преемником был избран Гуатемоцин. Здесь должность перешла от дяди к племяннику, но мы не знаем, был ли это родной или коллатеральный племянник (см. часть третью, гл. 3). В предыдущих случаях должность переходила также от брата к брату или от дяди к племяннику[108]. Выборная должность предполагает избирающую корпорацию, но кто же в этом случае были избиратели? В -виде ответа на этот вопрос упомянутые Дураном (см. выше) четыре вождя выставляются в качестве избирателей, к которым прибавляют по одному избирателю от Тецкуко и Тлакопа, всего, стало быть, шесть, при чем они наделяются правом выбирать верховного военного вождя из определенной семьи. Но это не соответствует типу индейской выборкой должности и может быть отброшено как невероятное. Саахун говорит о гораздо большей группе избирателей. «Когда король или господин умирал, — говорит он, — собирались все сенаторы, называвшиеся tecutlatoques, и старики племени, называвшиеся achcacauhti, далее — капитаны и старые воины, называвшиеся yautequioaques, и другие выдающиеся воины и, наконец, жрецы, tlenamacaques или papasaques, — все они собирались в королевских домах. Затем они совещались и решали, кто должен быть господином, и избирали в колене прежнего господина одного из самых благородных мужей, который должен был быть храбрым, опытным в военном деле, неустрашимым и сильным... Когда они все соглашались на одном, то тотчас же объявляли его господином, но выборы эти не происходили посредством баллотировки или голосования, а все вместе совещались до тех пор, пока единодушно не останавливались на одном лице.
Избрав господина, они выбирали еще четырех, которые были чем-то вроде сенаторов и должны были всегда находиться пр« господине и быть осведомленными обо всех делах королевства»2. Эта схема выбора большим собранием, хотя и обнаруживает народный элемент организации управления, несомненно существовавший, все же не соответствует сущности индейских учреждений. Для того чтобы понять положение этой должности и порядок выборов, необходимо установить, были ли ацтеки организованы в роды или нет и считалось ли происхождение по мужской линии или по женской, а равно что- нибудь знать об их системе родства. Если у них была та же система, как и у многих других племен ганованской семьи, что представляется вероятным, то мужчина называл сына своего брата своим сыном, а сына своей сестры — своим племянником; он называл брата своего отца своим отцом, "а брата своей матери своим дядей; детей брата своего отца — своими братьями и сестрами, а детей брата своей матери — своими двоюродными братьями и сестрами и так далее. Если ацТеки были организованы в роды со счетом происхождения по женской линии, то мужчина имел братьев, дядей и племянников, коллатеральных дедов и внуков в своем роде, но не мог иметь ни родного отца, ни родного сына? ни внука по прямой линии. Его родные сыновья и сыновья его братьев принадлежали к другим родам. Пока еще нельзя утверждать, что ацтеки были организованы в роды, но порядок наследования должности высшего военного вождя служит сам по себе веским доказательством этого, ибо только род может объяснить этот порядок полностью. Таким образом при счете происхождения по женской- линии эта должность была бы наследственной в определенном роде, но выборной из числа его членов. В таком случае эта должность при избрании в пределах рода должна была переходить от брата к брату или от дяди к племяннику, как это именно и было у ацтеков, но никогда — от отца к сыну. У ирокезов в ту же эпоху должности сахема и высшего военного вождя переходили от брата к брату или от дяди к племяннику, смотря по тому, на кого падал выбор, и никогда — к сыну.
Только в роде со счетом происхождения по женской линии мог создаться такой порядок наследования, который не мог возникнуть никаким другим путем. Уже пред лицом только этих фактов трудно устоять перед выводом, что ацтеки были организованы в роды и что происхождение считалось у них по женской линии, по крайней мере, применительно к наследованию этой должности.

Поэтому в виде вероятного объяснения мы должны допустить, что занимаемая Монтецумой должность была наследственной в одном роде (на доме, в котором жил Монтецума, был герб или тотем в виде орла), члены которого производили выбор из собственной среды и результат его представляли затем для принятия или отклонения каждому из четырех колен или подразделений ацтеков (как можно предполагать -— фратрий), а также тецкукам и тлакопа, которые были непосредственно заинтересованы в выборе главнокомандующего. Каждое подразделение, обсудив выбор и утвердив его, назначало доверенное лицо для объявления о своем согласии; отсюда-то эти неправильно названные шесть избирателей. Возможно, что четверо высших вождей ацтеков, именуемых рядом авторов избирателями, были на самом деле военными вождями четырех подразделений ацтеков, подобно четырем военным вождям четырех колен тласкалз. Функции этих лиц состояли не в том, чтобы избирать, но в том, чтобы на совместном собрании установить, считать ли выбор, сделанный родом, одобренным и в положительном случае объявить о результате. Изложенное объяснение порядка наследования должности ацтекского Еысшего военного вождя, основанное аа имеющихся отрывочных показаниях, надо считать предположительным. Оно, как видим, согласуется с индейскими обычаями и общим представлением о должности выборного индейского вождя.

Право смещения с должности вытекает как необходимое следствие из права избрания там, где избрание было пожизненным. Занятие должности становилось таким образом в зависимость от хорошего поведения. Оба эти принципа, избрания и смещения с должности, универсально присущие общественной системе американских туземцев, дают достаточное доказательство того, что верховная власть фактически оставалась в руках народа.

Это право смещения с должности, хотя и редко применялось, было вполне действенным в родозой организации. Монтецума не составил исключения в этом отношении. В силу особых обстоятельств понадобилось некоторое время для его смещения, посколько для этого была необходима основательная причина. Когда Монтецума, уступив угрозам, позволил увести себя из своей резиденции в стоянку Кортеса, где он был задержан в качестве пленного, ацтеки, лишенные главнокомандующего, были на некоторое время парализованы. Испанцы захватили одновременно и лицо и должность \ Они

•ожидали несколько недель, надеясь, что испанцы уйдут; но когда они убедились, что последние намерены остаться, они покорились, имея на то достаточные основания, неизбежному, сместили Монтецуму за отсутствие мужества и выбрали на *его место его брата. Непосредственно вслед за этим они со всей яростью напали на стоянку испанцев, при чем им удалось в конце концов выгнать их из своего яуэбло.

Наше предположение относительно низложения Монтецумы полностью подтверждается рассказом об этом событии Эрреры. Когда началась осада, Кортес, заметив, что ацтеки повинуются новому предводителю, сразу понял, в чем дело, и «послал Марину стросить Монтецуму, не думает ли он, что они передали власть в его руки»*, т. е. в руки нового предводителя. Монтецума будто бы ответил, что «они не осмелятся избрать короля Мексики, пока он в живых»[109]. Затем lt;он поднялся на крышу дома и, обратившись к своим соплеменникам, сказал между прочим, что «ему сообщили об избрании другого короля, так как он в плену и любит испанцев»; на это он получил от одного ацтекского воина следующий неприятный ответ: «Молчи, негодяй, баба, рожденная чтобы ткать и прясть; эти собаки держат тебя в плену, ты — трус»а. Затем они стали лускать в Монтецуму стрелы и бросать камни, вследствие чего, а равно перенесенного глубокого унижения, он вскоре умер. Военный вождь, предводительствовавший ацтеками во время этого нападения, был Куитлахуа, брат и наследник Монтецумы *.

Что касается функций этой должности, то испанские писатели дают нам очень скудные сведения на этот счет. Нет основания допустить, что Монтецума зшел какое-нибудь влияние на гражданские дела ацтеков. Более того, наши указания говорят против этого. В военных делах, во время военных действий, он обладал властью главнокомандующего, но военные операции, по всей вероятности, зависели от решений совета. Интересно отметить, что должности высшего военного вождя были приданы жреческие и, как утверждают, также судебные функции[110]. К вопросу о раннем возникновении этих функций в ходе естественного развития должности военачальника мы вернемся в связи с должностью ба- силевса. Хотя у ацтеков существовало правление двух властей, однако вероятно, «что в случае их конфликта совет был высшей инстанцией в гражданских и воен- «ых делах. Следует помнить, что совет вождей был наиболее древним учреждением, при чем прочной базой его власти были потребности общества и представительный характер должности вождя.

Положение должности высшего военного вождя и наличие совета, имеющего право смещать с должности, показывают, что учреждения ацтеков были по своему существу демократическими. Избирательное начало, действовавшее в отношении военного вождя и, надо думать, существовавшее н в отношении сахема и вождя, а равно наличие совета вождей являются здесь определяющими моментами. Чистая демократия афинского типа была неизвестна на низшей, средней и даже высшей ступенях варварства; но если мы желаем понять учреждение какого-либо народа, то крайне важно установить, являются ли они по своему существу демократическими или монархическими. Учреждения первого рода отличаются от последних так же глубоко, как демократия от монархии. Не установив единицы их социальной системы, если она была основана на родах, что, вероятно, и было на самом деле, и не изучив эту систему, испанские писатели смело изобрели для ацтеков абсолютную монархию с чертами высоко развитого феодализма, при чем им удалось ввести это ложное представление в историю. Благодаря небрежности американцев это ошибочное мнение удерживалось гораздо дольше, чем оно того заслуживало. В ацтекской организации испанць® встретили просто союз или конфедерацию племен. Только путем грубейшего искажения очевидных фактов испанские писатели могли сфабриковать из демократической организации ацтекскую монархию.

Теоретически ацтеки, тецкуки и тлакопа должны были иметь главных сахемов, представлявших каждое из этих племен в гражданских делах,’ когда не заседал совет вождей, и проявлявших инициативу в подготовке соответствующих, дел. Следы этой должности встречаются у ацтеков в лице ziahuacatl, который иногда называется вторым вождем, а военачальник — первым. Но доступные нам сведения об этой должности слишком скудны и не позволяют исследовать- этот вопрос.

Как мы видели, у ирокезов воины могли выступать перед советом вождей' и высказывать свои мнения по общественным вопросам. То же самое могли делать женщины через избранных ими ораторов. Это участие народа в управлении привело с течением времени к возникновению народного собрания, обладающего- правом принимать или отвергать предложенные ему советом общественные мероприятия. У оседлых индейцев, насколько известно автору, не встречается признаков существования народного собрания, облеченного властью решать общественные вопросы. Четыре колена собирались, по всей вероятности, со специальными' целями, но это еще резко отличалось от общего собрания по общественным делам. По демократическому характеру сеоих учреждений и высоте их развития! ацтеки очень близко подошли к тому моменту, когда можно ожидать возникновения народного собрания.

Развитие идеи управления началось у туземцев Америки, как было уже указано, с рода и окончилось конфедерацией племен. Их организации были общественными, но не политическими. Пока идея собственности не развилась значительно выше того уровня, которого они достигли, смена родового общества политическим была невозможна. Нет ни одного факта, из которого бы можнф было заключить, что какая-нибудь часть туземцев, по крайней мере в Северной* Америке, усвоила идею второго великого плана управления, основанного на территории и собственности. Дух управления и состояние народа гармонируют с учреждениями, при которых он живет. Где господствует военный дух, как это было у ацтеков, там естественным путем при родовых учреждениях возникает военная демократия. Такой строй не подрывает свободного духа родов и не ослабляет демократических принципов, но гармонически с ним сочетается.

<< | >>
Источник: ЛЬЮИС Г. МОРГАН. Древнее ОБЩЕСТВО. 1935

Еще по теме Положение и функции высшего военачальника:

  1. § 1. Высшие органы власти
  2. Глава 17 Государственный совет — Риксрод и высшие должности в Шведском королевстве в эпоху Кальмарской унии
  3. Глава четвертая ИРОКЕЗСКОЕ ПЛЕМЯ
  4. Глава пятая ИРОКЕЗСКАЯ КОНФЕДЕРАЦИЯ
  5. Глава седьмая АЦТЕКСКАЯ КОНФЕДЕРАЦИЯ
  6. Положение и функции высшего военачальника
  7. Глава девятая ФРАТРИЯ, ПЛЕМЯ И НАЦИЯ ГРЕКОВ
  8. Глава десятая УЧРЕЖДЕНИЕ ГРЕЧЕСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА
  9. Глава одиннадцатая РИМСКИЙ РОД
  10. Глава двенадцатая КУРИЯ, ПЛЕМЯ И НАРОД РИМЛЯН
  11. Глава тринадцатая УЧРЕЖДЕНИЕ РИМСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА
  12. Изменения внешнеполитических ориентиров
  13. ГЛАВА I ГОЛ 1917-й. Интервенция. Приморье. Приамурье. Забайкалье
  14. КОММЕНТАРИЙ
  15. 2. РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ В КОНЦЕ XVIII – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIXв.
  16. ГЛАВА 6 Новгород
  17. Глава шестая Иосиф и гражданская война в Галилее
  18. Глава восьмая Покровительство Флавиев и еврейский патриотизм